мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
О чем не успел рассказать маршал Голиков-2
мера1
ss69100

...В 2002 году вышла книга доктора юридических наук Б.Г. Соловьева «Внезапность нападения — орудие агрес­ии»[28], где автор показывает, «какую огромную роль придавала фашистская Германия достижению внезапности нападения на свои жертвы при развязывании и в ходе Второй мировой войны, в том числе и при подготовке войны против СССР»[29].

Автор проанализировал «коварные способы политической, дипломатической, идеологической, пропагандистской, оперативно-стратегической маскировки и дезинформации, позволившие Германии достигать внезапности нападения на все государства, ставшие объектом ее агрессии»[30].

В интересной работе Б.Г. Соловьева, включающей значительное количество исторических фактов и сравнений, тем не менее практически отсутствуют донесения военной разведки о подготовке Германии к нападению на Советский Союз.

Ссылки на сообщения Р. Зорге и Ш. Радо даны без анализа содержания их донесений. Отсутствие других данных разведки тем не менее не остановили Б. Г. Соловьева от вывода, что «военное командование и органы военной разведки не полностью сделали все для того, чтобы убедить Сталина и других руководителей страны в неизбежности близкого столкновения с фашистской Германией».

В оценке Б.Г. Соловьева, частично совпадающей с оценкой Г.К. Жукова[31]1, называются два субъекта, которые не смогли «убедить Сталина» в том, что Германия готовится к нападению на Советский Союз. Эти субъекты — «военное командование и органы военной разведки».


Военная разведка в 1941 году имела ограниченные возможности влияния на решения, которые принимал И.В. Сталин. Данные военной разведки в первую очередь направлялись наркому обороны С.К. Тимошенко и начальнику Генштаба Г.К. Жукову, которые были обязаны докладывать обобщенные предложения политическому руководству страны при формировании постановлений правительства, направленных на укрепление безопасности страны.

Данные военной разведки должны были также учитываться в Наркомате обороны и Генеральном штабе при разработке директив и приказов, непосредственно влияющих на боеготовность Вооруженных сил. Если Германия смогла внезапно напасть на СССР, то ответственность за то, что страна и ее вооруженные силы оказались не готовы к отражению агрессии, лежит, преж­е всего, на политическом и военном руководстве СССР.

22 июня 1941 года Гитлер, игнорировав советско-гер- манский договор 1939 года, напал на Советский Союз, тем самым нарушив международные законы, регулирующие отношения между государствами. Но было ли нападение фашистской Германии на СССР внезапным? Этот вопрос требует всестороннего анализа.

С. И. Ожегов в Словаре русского языка дает объяснение слову «внезапный», как «вдруг, неожиданно наступивший»[32].

Нападение фашистской Германии на СССР тоже можно было бы назвать внезапным, если бы политическое и военное руководство Советского Союза не располагало сведениями о том, что Гитлерготовится к походу на Восток. В первой половине 1941 года советское руководство в оценке состояния советско-германских отношений опиралось на многочисленные сведения, поступавшие из Наркомата иностранных дел, внешней разведки Главного управления государственной безопасности, из военной разведки и других организаций.

Какое место в этом потоке секретной разведывательной информации, формировавшей представление И.В. Сталина по германскому вопросу, занимали данные военной разведки?

Сравнительные оценки сделать пока еще невозможно. Впрочем, они не столь и важны. Важно содержание тех донесений, которые поступали в Кремль, в Наркомат обороны и в Генеральный штаб из Разведуправления Красной Армии.

Таким образом, вопрос о внезапности нападения фашистской Германии на СССР правильнее было бы свести к поиску аргументированных ответов на два вопроса. Первый — было ли внезапным германское вторжение на территорию СССР для советского политического руководства (срок нападения, политические и военные цели войны, союзники агрессора). Второй —было ли для советского военного руководства и военной разведки (срок нападения, направление главного удара, силы, выделенные для начала войны) внезапным нападение Германии на СССР?

Тщательное изучение донесений, включенных в «Перечень...», и других многочисленных документов военной разведки 1940 — первой половины 1941 года дает ответ на второй вопрос, который позволяет приблизиться к пониманию причин июньской трагедии 1941 года.

Итак, было ли для советской военной разведки нападение Германии на СССР внезапным?

Длительное время, говоря о деятельности военной разведки накануне Великой Отечественной войны, в лучшем случае вспоминали имена Р. Зорге, Ш. Радо, И. Штёбе, К. Велкиша, Л. Треппера, Г. Кегеля и некоторых других. От них поступали сведения о подготовке Германии к нападению на СССР. Первые донесения о возможном развязывании Германией войны против СССР Разведуправление получило в августе 1938 года.

Военная разведка добыла материалы о состоявшемся в Ютерборге секретном совещании высших военных кругов Германии, где говорилось, в частности, о «переводе всего хозяйства Германии на службу военной политике и полной военизации страны», о том, что «Германии нужны колонии, но не в Африке, а на востоке Европы», что «ей нужны территории зерновой Украины», а также о том, что основная цель фюрера сформулирована как «борьба с Советами».

Сценарий войны Германии против СССР разрабатывался в Берлине в строгой тайне, медленно и скрупулезно. Военная разведка в мае 1939 года предупредила советское руководство о том, что Германия готовится к захвату Польши. В феврале 1940 года военные разведчики добыли сведения о завершении подготовки Германии к широкомасштабному наступлению против Франции и замыслах войны против СССР. 8 апреля 1940 года источник из Берлина информировал, что Гитлер «...намерен осуществить разрешение восточного вопроса путем расчленения Советского Союза на несколько отдельных национальных государств».

10 августа 1940 года один из резидентов Разведуправления доложил в Центр о мобилизации в Германии и отправлении на Восток немцев, знающих русский язык, о вербовке русских эмигрантов во Франции и отправке их со специальными заданиями в Польшу к советским границам.

Донесение из Берлина 26 июня 1940 года: «...министерство путей сообщения получило указание подготовить к концу 1940 года план перевозок с Запада на Восток».

С сентября 1940 года в Центр начинают поступать конкретные данные от резидентов военной разведки из Лондона, Стокгольма и Токио о подготовке Германии к войне против СССР.

Донесение из Бухареста 4 сентября 1940 года: «Между Венгрией и Германией заключен военный союз против СССР. Война против Англии уже не актуальна».

Донесение из Парижа 27 сентября 1940 года: «Немцы отказались от наступления на Англию и ведущаяся подготовка к нему является лишь демонстрацией, чтобы скрыть переброску основных сил на Восток. Там уже имеется 106 дивизий».

Донесение из Берлина 29 сентября 1940 года: «Источник сообщил, что налицо ухудшение советско-германских отношений, происходящее по вине немцев. Руководство Германии уверено, что СССР не нападет на нее, а Гитлер в свою очередь намерен весной следующего года разрешить все вопросы на Востоке военными действиями».

Подобные сообщения поступали не только из Парижа или Берлина. О подготовке Германии к нападению на СССР из Токио сообщал «Рамзай», из Стамбула — резидент «Зафер», из Тегерана — резидент «Аттила», из Стокгольма — разведчик «Левангер» и другие.

В частности, в марте 1941 года из Токио были получены фотопленки телеграмм Риббентропа германскому по­лу в Японии генералу Отту о том, что Гитлер планирует вторжение в Россию в мае.

Как свидетельствуют данные, имеющиеся в «Перечне...», основные сведения о военной угрозе Советскому Союзу поступали, главным образом, от кадровых военных разведчиков, добывших в 1941 году неопровержимые доказательства подготовки Германии к нападению на Советский Союз.

Исследование результатов деятельности советской военной разведки накануне нападения Германии на СССР началось только в 1998 году, когда ГРУ передало в Международный фонд «Демократия» ряд рассекреченных документов о деятельности Разведуправления Красной Армии накануне войны. Документы были опубликованы в 2-томном сборнике рассекреченных документов, который получил название «1941 год».

Естественно, что в это уникальное издание не могли быть включены все докумен и имеющиеся в архивах президента Российской Федерации, Министерства иностранных дел, Службы внешней разведки и Центрального архива Министерства обороны. В издание не попал и «Перечень...».

В «Перечне...» не упоминаются разведчики Рихард Зорге, Лев Маневич, Шандор Радо. В этом документе названы псевдонимы «Арнольд» «Метеор», «Ещенко», «Савва», «Дож», «Марс», «Маро», «АВС», «X» и другие.

Значительная часть документов, зафиксированная в «Перечне...», направлялась в Москву источниками Разведуправления из Берлина, Белграда, Бухареста, Вены, Праги, Софии и других западноевропейских столиц. Всего в «Перечень...» включено 56 документов, поступивших в январе — первой половине июня 1941 года. Из этих 57 — 37 донесений, то есть более 60 процентов, были доложены И.В. Сталину, В.М. Молотову, С.К. Тимошенко, Г.К. Жукову и другим высшим политическим и военным руководителям СССР.

Судя только по «Перечню...», в первой половине 1941 года РУ Красной Армии шесть раз в месяц сообщало руководству страны о нарастании военной угрозы СССР со стороны Германии. Эти донесения направлялись в Кремль, в Наркомат обороны и в Генеральный штаб по мере их поступления в Центр.

33 донесения, включенные в «Перечень...», поступили из Берлина, Белграда, Бухареста, Парижа, Праги, Кенигсберга. Эти донесения были подготовлены военными атташе генералами В. Тупиковым, И. Суслопаровым, полковниками Г. Ереминым, Н. Ляхтеровым, А. Яковлевым, военными разведчиками В. Хлоповым, Н. Скорняковым, Н. Зайцевым, М. Шаровым и другими.

Причины, которые заставили специалистов РУ подготовить «Перечень...», можно связывать только с трагическими событиями, случившимися на рассвете 22 июня 1941 года. Эти события требовали объективной оценки, в которой, прежде всего, нуждалось советское военно-политическое руководство: И.В. Сталин, В.М. Молотов, М.И. Калинин, Г.М. Маленков и другие члены Политбюро. Они должны были объяснить советским людям, почему страна и ее армия оказались не готовы к отражению внешней агрессии, а советско-германский пакт о ненападении, подписанный в Москве 23 августа 1939 года, оказался лишь ширмой, за которой Германия смогла подготовиться к войне против СССР.

Обращаясь к советскому народу по радио 22 июня 1941 года в 12 часов заместитель Председателя Совета Народных Комис:аров СССР, народный комиссар иностранных дел В.М. Молотов сказал: «...Сегодня, в 4 часа утра, без предъяьяения каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города — Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие...

Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством. Нападение на нашу страну произведено, несмотря на то, что между СССР и Германией заключен договор о ненападении и Советское правительство со всей добросовестностью выполняло все условия этого договора...»[33]

В.М. Молотов обращался к советскому народу от имени Политбюро ЦК ВКП(б) и советского правительства. В этом обращении не было сказано ни слова о том, что же пыталось сделать советское руководство, чтобы предотвратить войну с фашистской Германией.

В выступлении И.В. Сталина, которое состоялось 3 июля 1941 года, также не получили отражения усилия советского правительства, направленные на предотвращение этой агрессии. Вероломство фашистской Германии, напавшей на СССР, было очевидным. Внезапность этого нападения тоже обозначена в выступлении В. М. Молотова, который сказал, что «без предъявления каких-либо претензий, без объявления войны германские войска напали на нашу страну».

В сентябре 1939 года Германия также без объявления войны напала на Польшу. Без объявления войны Германия захватила Бельгию, Голландию, Данию, Францию. Они имели небольшие территории, и поэтому стратегия блицкрига позволила германской армии быстро и без особых потерь захватить эти государства. Покоряя Европу, Гитлер создавал мощную материальную базу для войны против СССР.

Вряд ли Сталин в 1941 году не понимал этого. Многочисленные данные говорят о том, что угрозу СССР со стороны Германии советское руководство воспринимало серьезно и готовило страну и ее Красную Армию к войне против сильного, вероломного и опасного противника. Гипотетическое противоборство политических элит Советского Союза и Германии, начавшееся в 1939 году, завершилось в июне 1941 года, когда отборные силы вермахта нанесли по западным районам нашей страны сокрушительный удар. Могло ли это произойти внезапно?

На «Перечне...» нет отметок о том, что этот документ, как и «Календарь...» НКГБ, был направлен кому-либо из высших руководителей СССР. Генерал-лейтенант Ф. Голиков «Перечень...» И.В. Сталину не докладывал. Или не успел доложить. Впрочем, генерал-лейтенант П. Фитин тоже не докладывал И.В. Сталину «Календарь...» сведе­ий о подготовке Германии к нападению на СССР. В конце июня 1941 года эта информация утратила свою значимость. Вероятно, начавшаяся война отменила визит и Ф. Голикова, и П. Фитина в Кремль. Но вопрос о том, было ли нападение фашистской Германии на Советский Союз внезапным, остается дискуссионным и через шестьдесят лет после окончания войны.

В ведущихся спорах в обязательном порядке обсуждаются вопросы: располагала ли советская разведка точными данными о сроках нападения Германии на СССР и как использовались данные, добытые разведчиками, начальником разведки и военно-политическим руководством СССР?

«Перечень...» и другие документы военной разведки этого периода позволяют сделать вывод: Разведуправление располагало данными, свидетельствовавшими о том, что Германия увеличивает численность своих вооруженных сил, оснащает их лучшими по тем временам образцами оружия и военной техники, наращивает производство боеприпасов, целенаправленно создает стратеические резервы, тайно проводит оборудование театра военных действий, сосредоточивает избыточное количество своих войск и боевой техники вдоль советских государственных границ, формирует военно-политический блок государств, направленных против интересов Советского Союза, умышленно ограничивает развитие советско-германских торгово-экономических отношений, активизирует деятельность своих специальных служб, направленных на разведку состояния советских вооруженных сил, их укомплектованности, обученности и оснащенности.

Собранные вместе, эти данные должны были составить основу для принятия политическим руководством СССР серьезных мер, которые могли бы предотвратить агрессию или своевременно подготовить страну, ее армию и народ к защите от вторжения.

Почему же внезапность стала возможной? Можно предположить, что, во-первых, данные советской разведки были неубедительными. Поэтому И. В. Сталин и его окружение не доверяли им.

Во-вторых,советское руководство знало о подготовке Германии к нападению на СССР, считало, что это столкновение может произойти, но надеялось его предотвратить или выиграть больше времени для подготовки страны к отражению агрессии.

В-третьих, советское руководство не обладало необходимым опытом анализа сложной военно-политической обстановки, сложившейся накануне нападения Германии на СССР.

Какая же из этих причин наиболее близка к реальности? Или все вместе они и дают ответ на один интересующий многих вопрос?



[28] Соловьев Б. Г. Внезапность нападения — орудие агрессии. М.: Юрлитинформ, 2002.

[29] Соловьев Б. Г. Внезапность нападения — орудие агрессии. М.: Юрлитинформ, 2002. С. 2.

[30] Там же.

[31]Жуков Г. К. Воспоминания и размышления. М.: АПН, 1969. С. 267. Маршал Г. К. Жуков писал: «В период назревания опасной военной обстановки мы, военные, вероятно, не сделали всего, чтобы убедить И. В. Сталина в неизбежности войны с Германией в самое ближайшее время и доказать необходимость провести несколько раньше в жизнь срочные мероприятия, предусмотренные оперативно-мобилизационным планом».

[32]Ожегов С. И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1990. С. 91.

[33] Освободительная миссия Советских Вооруженных Сил в Европе во Второй мировой войне. М.: Воениздат, 1985. С. 18.



***

Из книги В. Лота «Секретный фронт Генерального штаба».

?

Log in

No account? Create an account