мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
История ваучера или как продавали госсобственность-2
мера1
ss69100

КРИМИНАЛИЗАЦИЯ ПРИВАТИЗАЦИИ

image14

Рядовые акционеры почти не имели возможности управлять делами акционерного общества, даже несмотря на то, что формально собственность распределялась равномерно. Кроме того, в 1992 году была проведена переоценка капитала всех приватизируемых предприятий. Изъян был в том, что она осуществлялась без учёта инфляции.

Таким образом собственность получила заниженную оценку, что только облегчило её переход в руки «красных директоров» и других менеджеров, вовремя осознавших собственное привилегированное положение. Фактически из-за непродуманности механизма обращения и выпуска ваучеров разные группы населения оказались на неравных стартовых позициях в гонке за приватизированным имуществом.

Очень быстро это привело к криминализации экономических отношений. Например, частыми стали негласные и нелегальные передачи пакетов акций различным влиятельным чиновникам, хотя они не имели права участвовать в покупке ценных бумаг.

Ваучерная приватизация в России приобрела множество недостатков, самый весомый из которых — уязвимость к коррупции. У сотрудников предприятий были преимущественные права на выкуп акций. Как показал опыт, «красные директора» часто давили на работников, перекупая у них чеки и захватывая контроль над крупным имуществом. Также они могли добиться необходимых для себя результатов голосования во время собрания акционеров трудового коллектива.

При повальном масштабе приватизации государство почти не извлекло из неё выгоды. В 1993 году доход от коммерческого использования муниципальных предприятий составил меньше процента от всех доходов казны. Ожидаемые иностранные инвестиции так и не приходили. Зарубежные бизнесмены опасались нести деньги на рынок, где царил «дикий капитализм», царствовала преступность, а закон был бессилен.

Срок действия приватизационного чека не мог быть более двух лет, по истечении которых он считался погашенными и изымался из обращения. В этих условиях ваучеры просто продавали по дешёвке таинственным скупщикам, несли в так называемые чековые инвестиционные фонды, подавляющее большинство которых потом тихо растворилось.

Из 732 чековых инвестфондов 328 с сотнями миллионов рублей просто «пропали», а 205 ликвидированы по решению судов или собраний самих акционеров. Купленные этими фондами акции приватизированных предприятий по балансовой стоимости перемещались с баланса ЧИФов на баланс иных структур, оставляя номинальные активы в фонде для последующей фактической ликвидации. Самые «честные» 136 ЧИФов заплатили своим акционерам за каждую акцию от нескольких копеек до пары рублей.

В период приватизации применялось много хитрых (и одновременно грубых) схем.

Суть одной из схем была такова.

Стране жутко не хватает бюджетных средств. И здоровые частники решают помочь молодой республике.

Минфин размещает на счетах банков «Империал», «Инкомбанк», «Онэксимбанк»,«Столичный банк сбережений», «Менатеп» и АКБ «Международная финансовая компания» «временно свободные» валютные средства федерального бюджета(!).

В свою очередь, эти коммерческие банки прокредитовали Правительство РФ(!) примерно на эту же сумму в целях временного замещения поступлений от приватизации, получив взамен в залог/доверительное управление пакеты акций ряда крупнейших и наиболее рентабельных российских предприятий.

Красивая и одновременно примитивная схема, ничего не скажешь…

Таким образом, частники прокредитовали государство за государственный же счёт, бесплатно получив в обмен на это самые лакомые куски российской промышленности.

РЕЗУЛЬТАТЫ ВАУЧЕРИЗАЦИИ

image3


Всего за период приватизации за приватизационные чеки было продано около 16 тысяч промышленных предприятий.

К середине 1994 года в результате ваучерных сделок в частной собственности оказалось 70% промышленности страны.

Также была передана большая часть объектов малой приватизации. В эту категорию входило 85 тысяч магазинов, кафе, ресторанов и т. д. Малая приватизация в большинстве регионов России завершилась к концу 1994 года.

К тому же сроку на базе крупных и средних предприятий было создано около 20 тысяч акционерных обществ. Государство предоставляло трудовым коллективам несколько вариантов льгот.

Большая их часть (75%) предпочла выбрать контрольный пакет акций. Считалось, что эта форма собственности поможет избежать установления внешнего постороннего контроля над предприятиями. Тем не менее преимущества данного варианта очень быстро свелись на нет, из-за того, что акции скупались администрацией.

Около трети всех ваучеров было перепродано за бесценок с помощью чековых инвестиционных фондов (ЧИФ). Они заключили сделки с 22 миллионами граждан (около 15% населения России).



Телевизор пестрел рекламой фирм и ЧИФов, обещавших 500% и более процентов годовых в результате приобретения акций.

Кто вложился в ЧИФы — потерял всё. Кто-то вложился в «Альфа-капитал», «Первый ваучерный фонд», «Московская недвижимость», «Олби», «МММ-инвест», «АВВА», «Гермес», «Хопер-инвест», «Нефть-Алмаз-Инвест», «ЛУКойл-фонд»…

Правительство изначально знало о преступных целях создания ЧИФов и финансовых пирамид вроде «МММ», однако эти конторы впитывали миллиарды народных средств. Таким способом правительство боролось с гиперинфляцией, уменьшая объём денежной наличности в стране у потребителей.

Между прочим, практика борьбы с инфляцией способом уменьшения денежной массы из 90-х годов применяется и сейчас, в XXI веке… Отказ от индексации пенсий, зарплат — из той же самой серии. Нынешние экономисты, находящиеся у руля, не могут больше ничего придумать просто.

Внесённые в ЧИФы ваучеры практически не дали никаких дивидендов из-за того, что эти краткосрочные организации быстро прекращали своё существование. Поэтому, как правило, работники становились акционерами лишь на короткий период. Кроме того, владение одной-единственной бумагой нигде и никогда не делало человека реальным совладельцем предприятия.

image11

Главным итогом ваучерной приватизации для младореформаторов был переход от «командно-административной экономики» к «рыночной модели» (берем в кавычки поскольку в любой экономике есть крупная часть, которая занимается долгосрочным планированием — её Дж.Гелбрайт, советник двух президентов США назвал планирующей экономикой, и есть рынок дораспределяющий то, что не успела планирующая экономика), перераспределение общенародного богатства в пользу небольшой кучки олигархов.

Государство утратило монополию в большинстве сфер народного хозяйства. Широкомасштабный процесс продлился всего два года. Такая внезапность не могла обойтись без потрясений. Недаром реформы начала 90-х до сих пор называют «шоковой терапией».

Ваучеры оказались эффективным средством уничтожения прежде существовавшей экономико-социальной системы. Разрушение прежних основ не могло сопровождаться ростом экономики.

Когда ваучерный этап приватизации закончился, в стране появились частные собственники, однако почти никого из них нельзя было отнести к ответственным и эффективным предпринимателям. Новые владельцы, скупившие предприятия за бесценок, могли прийти «со стороны», не имея ни малейшего представления о реалиях отрасли. Часто предприниматели заботились только о получении прибыли, в то время как качество услуг и производства их вообще не беспокоило.

Конечно, были и исключения, но принципиально нового и весомого класса собственников в России не появилось и не могло появиться в столь короткие сроки. Летом 1994 года начался новый этап приватизации — денежный. Он должен был сгладить недостатки и исправить ошибки, которые были совершены при выпуске и продаже ваучеров.

В правительстве надеялись, что платная приватизация приведёт к управлению предприятиями эффективных и ответственных предпринимателей. Затем последовали залоговые аукционы, которые, ко всему прочему, закрепили появление новой прослойки олигархии, которую ныне приходится выгораживать нынешнему Президенту РФ Владимиру Путину, призывая не пересматривать итоги приватизации, а смотреть в будущее.

ОСОБЕННОСТИ ВАУЧЕРНОЙ ПРИВАТИЗАЦИИ 90-Х ГОДОВ

image13

Особенностью приватизации 90-х годов являлось:


  • Государственные предприятия в целях продажи оценивались по остаточной балансовой стоимости, которая в сотни и тысячи раз была ниже рыночных цен.

  • Помимо этого, разницу между балансовой и рыночной стоимостью усилила инфляция. Имущество, подлежащее приватизации, оценивалось исходя из его балансовой стоимости по состоянию на 1 января 1992 года, то есть без учёта переоценки, проведенной по состоянию на 1 июля 1992 года в связи с резким инфляционным скачком (цены тогда выросли в десятки раз).Таким образом, заявленная стоимость госимущества, подготовленного к продаже в частные руки, не соответствовала реальности, иногда — в тысячи и более раз.

  • Многие государственные предприятия были приватизированы за счёт льготных государственных кредитов, т.е. без копейки собственныхвложенных средств новыми собственниками.

  • До приватизации допускались только «свои».

  • Приватизация проводилась в условиях полной финансовой безграмотности подавляющего большинства населения страны. Люди, которые за десятилетия привыкли верить своему государству и руководству страны, оказались жестоко обманутыми.

  • В дальнейшем многих мелких держателей небольшого количества акций в дальнейшем «кинули», проведя реорганизацию юридического лица. Либо была проведена дополнительная эмиссия акций, в результате чего голоса акционеров оказались «размыты» и не влияли уже ни на что.

Как пример заниженной оценки —- «стоимость» одного рабочего места на «Автовазе» была оценена в 81 доллар США; на ГАЗе — 244 долл., на «Уралмаше» — 109 долл., на Челябинском металлургическом заводе — 105 долл.

Всё было поставлено с ног на голову — в целях приватизации производящие реальные товары предприятия с огромной машино- и энергооснащенностью имели грошовую стоимость рабочих мест, а предприятия сферы обслуживания с офисным оснащением имели стоимость рабочих мест в десятки тысяч долларов.

Из 500 крупнейших предприятий России около 80% продано на аукционах по цене менее 8 млн. долларов каждое. Из них — цена 324 заводов (из 500) составила менее 4 млн. долларов США в среднем за одно предприятие.

«Уралмаш» (34 тыс. рабочих) продан за 3,72 млн. долларов, Челябинский металлургический комбинат (35 тыс. рабочих) — за 3,73 млн. долларов, Ковровский механический завод, обеспечивающий стрелковым оружием всю армию, МВД и спецслужбы (10,6 тыс. рабочих), — за 2,7 млн. долларов, Челябинский тракторный завод (54,3 тыс. рабочих) — за 2,2 млн. долларов.

Для сравнения — средняя хлебопекарня в Европе стоит около 2 млн. долларов, средний колбасный завод швейцарского производства — 3,5 млн. долларов.

Команда Ельцина продала Челябинский тракторный завод по стоимости хлебопекарни.

ПОСЛЕДСТВИЯ ВАУЧЕРНОЙ ПРИВАТИЗАЦИИ

image6

Кратко их можно охарактеризовать так:


  • В России произошёл переход от социализма (или согласно терминологии К.Маркса государственного капитализма) к капитализму.

  • В России появилась группа так называемых «олигархов», владеющих собственностью, которая досталась им за сравнительно небольшие деньги; в ряде случаев — бесплатно за государственный же счёт.

  • Произошло сращивание организованной преступности, крупного капитала и органов власти в единый «синдикат».

  • Приватизация скомпрометировала себя в глазах многих россиян. Около 80% граждан России продолжают считать приватизацию нечестной и готовы в той или иной степени к пересмотру её итогов.

  • Приватизация способствовала деиндустриализации страны, значительному сокращению объёмов производства в лёгкой и обрабатывающей промышленностях.

Таким образом, массовая приватизация в России была проведена в фантастически короткие сроки и не в интересах подавляющей части населения страны.

Было продано порядка 80% всех государственных предприятий. В обмен на это страна получила в бюджет (по различным оценкам) сумму в районе от 1/20 до 1/100 годового бюджета страны (!).

Как более доступный для понимания пример — от продажи всех предприятий в 1993 году («основной» год приватизации) бюджет страны получил всего около 90 млн долларов США.

image5

Джеффри Сакс (один из разработчиков политики «шоковой терапии» в Боливии, Польше и России; с осени 1991 года по январь 1994-го был руководителем группы экономических советников президента России Бориса Ельцина. «Нью-Йорк Таймс» назвала его «возможно самым важным экономистом в мире», а «Тайм» — самым известным экономистом в мире) так высказался о результатах приватизации в России:

«… И, как мне кажется, российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства — служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это не шоковая терапия. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей».

Это ж как надо было перестараться, чтобы услышать такое от вдохновителя идеи… Стахановцы, одно слово . …

Люди, которые в 90-е годы были директорами заводов, за заводские же деньги скупали у рабочих акции… Сначала не платили зарплату по три месяца, по полгода, удерживая эти деньги, вынуждая рабочих приходить и за копейки продавать акции. Скупали эти акции и становились собственниками заводов.

Чему они сейчас нас могут научить, вещая из телевизора из мягких чиновничьих кресел? И из кресел Госдумы, кстати… Как развивать экономику? Как развивать человека как такового? Конечно, нет. Чему они научили своих детей?

Зато они могут сказать, как правильно в нужное время в нужном месте что-нибудь хапнуть, что-нибудь урвать. Эти люди умеют урвать, украсть, отжать — но они не умеют управлять экономикой.

А они, к сожалению, у власти.

И дело сейчас даже не в пересмотре итогов приватизации и в восстановлении социальной справедливости.

Речь о том, чтобы избежать подобного в будущем.

Возможно, эта публикация некоторым хоть немного откроет глаза на то, что было в недавнем прошлом, и на то, что происходит сейчас.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

image2

Художественным аналогом ваучеризации и её последствий может служить сеанс черной магии Воланда и его помощников Фагота — Коровьева и кота Бегемота на сцене театра «Варьете», описанный М. Булгаковым в «Мастере и Маргарите». На сцене было объявлено, что совершенно бесплатно производится обмен старых дамских платьев и обуви на парижские модели и парижскую же обувь.

В ажиотаже все зрительницы переоделись. Но сеанс окончился, люди вышли из театра на улицу, и тут раздались крики и ревущий хохот — платья и обувь, полученные у магов, исчезли, а дамы оказались в одном нижнем белье.

Точно так же чудотворцы ваучеризации, давшие каждому «билет в мир свободной экономики», оставили основную массу населения, образно говоря, в нижнем белье. В ходе приватизации Россия за гроши распродала свои лучшие предприятия, которые стали источником невероятной наживы для демократических властителей, зарубежных инвесторов и российского криминала. Состояния делались за неделю. Деньги и ценности перекачивались на Запад.

В следующей статье сравним развитие экономики в СССР и России и остановимся на последствиях приватизации, которые мы до сих пор ощущаем — самостоятельны ли мы или колониально зависимы.

ИАЦ

***



Источник.


  • 1
Вопрос один, вопрос риторический - почему вся эта сволочь во главе с рыжим ворюгой до сих пор на свободе. Те, которые сдохли - хрен с ними, а эти...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account