мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Русский дух
мера1
ss69100

Работа посвящена исследованию с общих мировоззренческих позиций проблем специфики русского народа, образующей особенности Русского Менталитета, Русской национальной Идеи, Русской культуры и Русского Универсума в целом.

СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

РУССКИЙ УНИВЕРСУМ

1. Параметры философского бескультурья

2. Сущность и параметры универсума

3. Константы русского универсума

РУССКИЙ МЕНТАЛИТЕТ

1. Понятие менталитета

2. Признаки менталитета

3. Границы меры менталитета

РУССКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ

1. Становление идеи

2. Национальные трансформации

3. Советская цивилизация

РУССКАЯ КУЛЬТУРА

1. Культурный ответ на все вопросы

2. История Октября в русском искусстве

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ЛИТЕРАТУРА

ПРЕДИСЛОВИЕ

6,5 тысяч этносов существует на планете Земля. Они рождаются, живут, умирают исторически во взаимодействии, содружестве и противоборстве друг с другом на протяжении более чем 30 тысячелетий существования Человеческой цивилизации, преодолевшей этапы дикости и варварства. Процесс сближения этносов, представленных странами и народами планеты, продолжается, и эта интеграция была в 1984 году на заседании Ассамблеи ООН названа Генеральным Секретарем Кофи Аннаном «Глобализацией».



Разумеется, глобализация как сложный социальный процесс выявила свои противоречия, обусловленные скрываемой или провозглашаемой однозначностью «вестернизации» или «американизации» (А.А. Зиновьев). Эти противоречия проявляются в движениях анти-глобализма и альтер-глобализма тех этносов, которые стремятся сохранить свою национальную специфику, национальную культуру, язык, менталитет, независимость. Эти противоречия порождают необходимость уточнения, прояснения, определения серии проблем, которые ранее или не существовали, или были интуитивно ясны. Они обсуждаются сегодня на научном, дипломатическом и обыденном уровне и предстают аморфным массивом терминов и понятий: этнос, нация, национальность, народ, патриотизм, национализм, шовинизм, нацизм, космополитизм, фашизм, геноцид, расизм, суверенитет, интернационализм.

В России число этих терминов-понятий возрастает, обрамленное не менее смутными эпитетами – «русский», «российский», «советский»: мир, менталитет, культура, цивилизация, идея и т.п. Многие аспекты данной проблематики в ретроспективном, прогностическом или презентивном плане исследовались нами и представлены в ряде недавних публикаций.

К сожалению, нередко трактовка особенностей «Русского мира», «Русской национальной идеи», «Русской культуры», «Русского духа» облекается в амбициозную, эксклюзивную, исключительную форму, отталкивающую от себя духом национализма и даже рождающую «русофобию». Нам памятна негативная зарубежная оценка «советского социализма» в интерпретации русского патриота профессора А.А. Зиновьева: «Целились в СССР, а попали в Россию!

В данной работе мы попытаемся с максимальной объективной аргументацией представить специфику «русскости», проявляющуюся в 4-х дискуссионных аспектах: «Русский универсум», «Русский менталитет», «Русская идея», «Русская культура».

РУССКИЙ УНИВЕРСУМ

Средневеково-схоластический термин «универсум» все более начинает утверждаться в литературе для обозначения необъятной всеобщности сущего, потенциальной бесконечности бытия. Этот термин используют для характеристики универсальности языка, культуры, искусства, морали, менталитета, глобализации, человечества и т.д.

Учитывая смысл бесконечной всеохватности термина «универсум» в отличие, например, от «природы», «материи», «мира», «среды» и т.п., мы понятие универсум включили в определение не только предмета философии, но и основного вопроса мировоззрения.

Понятие «русский универсум» отражает этническую специфику русского народа, представленную в его менталитете, национальной идее, культуре. Понятие «российскийуниверсум» обладает национальной спецификой и связанно с характеристикой гражданской принадлежности (Россия) универсума, образованного из многочисленных (более 150) этносов. Эта закономерная интеграция этносов, проживающих исторически в пространстве единого государства, в условиях СССР определила необходимость введения интернационального понятия «Советский народ».

Так исторически сложилось, что специфические аспекты общности стали выражать названными тремя понятиями: «русский», «российский», «советский». В них отражается этническая, межнациональная и социальная специфика наших содержательно необъятных менталитетов, культур, языков, идей: «Русские сезоны» Дягилева, «Российское государство», «Советская цивилизация». Понятийные дискуссии продолжаются, но при этом важна философская культура специалистов.

1. Параметры философского бескультурья

Эта философская культура выражается многообразно, констатируя серьезное мировоззренческое и методологическое отношение к пониманию любой проблемы:

а) понятийная строгость,

б) методологическая определенность,

в) теоретическая системность,

г) типологическая обоснованность…

Нам это позволило непротиворечиво, без плюрализма, без «дурной бесконечности» перечня, системно рассмотреть множество сегодня запутанных, аморфных проблем: роды деятельности, компоненты деятельности, сферы общества, родовые качества человека, принципы дизайна, аспекты социализации, функции сфер общества, разделы метатеории / метанауки, состав социального опыта человечества… Все это представлено в сотнях опубликованных монографий членов Философского клуба в издательствах Москвы, Ленинграда – Петербурга, Томска, Тюмени, Горького – Н.Новгорода, Ст. Загоры, Софии, Владимира, Саранска, Красноярска, Тамбова, Донецка, Костромы, Новосибирска, Обнинска, Ростова-на-Дону, в материалах 45 Академических симпозиумов клуба с 1969 по 2017 гг.

Оценивая сквозь призму данных философских исследований современные работы по философии, социологии, эстетике, антропологии, экономике, политологии и т.д., не устаешь удивляться беспечности, безответственности, аморфности многих «учений»:

– об экономической и социальной сферах общества,

– о «жизненных силах человека» в виде дурной бесконечности его способностей,

– о материальной и духовной культурах,

– о «рыночной» и «командной» экономике,

– о бесконечных видах собственности,

– о 3-х видах потребностей: социальных, духовных, биологических,

– о 3-х ветвях власти,

– о «среднем классе»,

– о признаках «качества» продукции,

– о множестве функций управления,

– о включении воспитания в образование или наоборот,

– о синергетике, включающей в себя диалектику,

– о плюрализме истин,

– о «вкусах не спорят» при явной конфронтации вкусов,

– о толерантности как всеобщем согласии и терпимости,

– о существовании материальной, духовной и социальной деятельности,

– о существовании множества сфер общества: экономической, духовной, политической, бытовой, семейной, культурной, досуговой, художественной, информационной, технической, научной, военной, семиотической… «и так далее»,

– о «системе» бессистемного образования в стране,

– о «системе борьбы» с «системной коррупцией»…

Конечно, специально забыты системный Гегель, системный Маркс, системная диалектика, ибо они мешают бесконтрольной аморфной «мыследеятельности», а для «наукообразия» готовы ссылки на аморфных Попперов, Шпенглеров, Франклов, Бартов, Бодрияров, Хайдеггеров, Ясперсов, Лупманов, Хейзингов, Кейсов, Саксов, хотя можно было бы вспомнить таких же аморфных Сёлли, Тарда, Тэна, Сурио, Джемса, Дьюи, Гармса, Кона, Липпса, Хука, Пирса…

Из учебников и учебных пособий изгоняется системный научно-обоснованный подход, а тестирование с «удобным» ЕГЭ оказывается очень кстати для аморфной педагогики. Мы далеки от мыслей о юмористическом высмеивании временной «научной терминологии» подобно распространенным шоу-выступлениям М. Задорнова. Попробуем систематизировать в первом приближении основные параметры «философского бескультурья», которые, прежде всего, бросаются в глаза в поле научно-образовательного общения.

1. Понятийно-терминологическое бескультурье

Это, когда культуру отождествляют с искусством в виде «Министерства культуры»; когда культуру отождествляют с антикультурой, говоря о «реакционной, черносотенной, фашисткой культуре»; когда педагогическую деятельность отождествляют с образованием (Министерство образования…), вдруг вспоминая, что есть ещё воспитание и обучение; когда частную собственность отождествляют с личной и индивидуальной; когда командно-мобилизационную экономику отождествляют с плановой; когдасубъективные законы (юриспруденция) отождествляют с объективными процессами («вулканическая деятельность»); когда рекламу отождествляют с информацией о товаре; когда управление губернаторов и мэров называют «местным самоуправлением»; когда сущность модернизации видят в инновациях…

2) Типологическое бескультурье

Это когда игнорируют единое основание деления множества на таксоны, типы, роды, виды; когда выделяют материальную, духовную и социальную деятельность; когдапишут о социальных, духовных и биологических потребностях; когда искусства делят на выразительные, изобразительные и выразительно-изобразительные; когда выделяют экономическую, политическую, социальную и духовную сферы общества; когда пишут о рабочем, внерабочем и свободном времени, или необходимом, прибавочном и свободном; когда в качестве особых сфер общества выделяют военную, оборонную, космическую, семейную, информационную, культурную…; когда отождествляют субъективную цель и объективный смысл человеческой жизни; когда как рядоположенные рассматриваются познавательная, преобразовательная, коммуникативная, оценочная и художественная деятельности; когда при отрицании классовости общества выделяют «средний класс»…

3) Методологическое бескультурье

Это когда не видят противоположности диалектического и метафизического метода; когда отождествляют объективный метод и субъективные принципы, метод и методики; когда диалектическому методу противопоставляют системный, синергетический, структурный, функциональный, генетический; когда примитивно трактуется сущность диалектики в духе релятивизма (все течет, все относительно) или эклектического плюрализма (и…, и…, и…); когда к материальной культуре относят заводы, технику, шахматы, транспорт…, а к духовной культуре –архитектуру, кино, билет, науку, живопись, музыку…, не понимая единства материального и духовного; когда причину объявляют существующей до следствия, а следствие после причины; когда пишут, что художник сначала создает содержание, а потом воплощает его в форме; когда общественное бытие объявляют существующим до общественного сознания; когда за терминологической однозначностью методов не видят диалектически-полярной природы (развитие, системность, детерминизм, относительность, всесторонность, мерность, атрибутивность, константность, объективность…).

4) Культ феноменологического эмпиризма

Это выражается в принципе «дурной бесконечности» или «бесконечном эмпирическом полагании»: культура – это религия, искусство, семья, наука, мифология, быт, обряды, традиции, символы, знаки…; качества человека – это знания, умения, привычки, настроения, убеждения, мнения, навыки, вкусы, идеалы, взгляды, идеи, интересы, цели, ценностные ориентации…; в обществе существуют: техника, заводы, экономика, торговля, банки, школы, институты, армия, наука, семья, быт, язык, искусство, архитектура, дизайн, музыка, кино, театр, государство, право, налоги, управление, спорт…; качества продукции: полезность, надежность, долговечность, удобство, рентабельность, красота, гигиеничность, экологичность, конструктивность, технологичность, трудоемкость, функциональность, экономность, фирменность…; виды искусства: музыка, живопись, графика, скульптура, кино, театр, балет, цирк, фотоискусство, прикладные искусства, дизайн, архитектура, садово-парковое искусство, суперграфика, фреска, акварель, вокал, телевидение, косметика, моделирование…; экономика бывает: рыночная, меркантильная, командная, плановая, мобилизационная, монетаристская, смешанная, сырьевая, государственная, частная, директивная…; собственность бывает: личная, индивидуальная, общественная, частная, государственная, коллективная, кооперативная, муниципальная, региональная, социалистическая, капиталистическая…

5) Комплекс «модернизма»

Этот параметр собственной неполноценности стал проявляться с периода «оттепели» в конце 50-х годов, когда по инициативе столичных философов («психология подражания») из МГУ, Института философии, Института истории и теории естествознания АН СССР и провинциальные философы из Свердловска, Томска, Новосибирска, Ростова-на-Дону, Алма-Аты, Киева и т.д. стали усиленно, постоянно, с упоенной гордостью, самовлюбленно цитировать современных зарубежных авторов из США, Англии, Франции, Дании, Германии, Югославии, Италии, Испании: А. Лефевра, Р. Гароди, Г. Фишера, Хайдеггера, Ясперса, Сартра, Рассела, Дьюи, Хука, Пирса, Перри, Лупмана, Ортеги, Шардена, Флюеллинга, Эшби, Сурио… сотни имен. Стали исчезать имена традиционных философов: Аристотеля, Платона, Бэкона, Дидро, Декарта, Канта, Гегеля, Фихте, Спенсера, Шеллинга… А с начала «перестройки» лавина импортных имен выросла неимоверно и привела к «модернистскому» уподоблению в социологии, психологии, эстетике, этике, экономике, политологии… Отечественные «ученые» спешили компенсировать комплекс интеллектуальной неполноценности ссылками на «знание» иностранных авторов. Дело дошло до того, что государство (ВАК, Министерство образование.) ввели как обязательный индекс цитирования иностранных авторов, да ещё на их собственном языке, а не переведенных на русский! Этот идиотизм никак не связан с ценностью учения того или иного «закордонного» автора: важен сам факт ссылки как выражение почтения к импорту. Конечный эффект этого почтения очень прост: развал в философии, экономике, психологии, социологии, культурологии, эстетике, политологии…, потому что импортные авторы не несут истину, не создают мудрых учений, а спекулируют на примитивных «умственных симулякрах», которые не выдерживают критики со стороны традиционных учений Гегеля, Канта, Маркса…

Даже модный уход в отечественную философию (Хомяков, Ильин, Розанов, Бердяев, Шестов, Франк…) не спасает, потому что её несостоятельность давно обоснована в работах В.И. Ленина или Г.В. Плеханова. Даже профессиональные ученые не замечают этой импортной лавины псевдо-учений, поэтому хотя бы на примере актуальной сегодня экономики обозначим имена тех, кто в чести у наших отечественных либералов, продолжающих уничтожать Россию: У. Стафорд, Г. Скаруффи, Т. Мен, А. Серра, А. Монкретьян, Р. Штаммлер, Р. Штольцман, О. Шпанн, А. Амони, К. Диль, Ф. Петри, Й. Шумпетер, Р. Арон, Ж. Фурастье, Р. Барр, А. Маршалл, У. Ростоу, В. Рошер, Б. Гильдебранд, К. Кникс, Ф. Лист, Г. Шмоллер, К. Бюхер, Л. Брентано, В. Зомбарт, А. Курно, И. Тюнен, Т. Госсен, У. Джевонс, К. Менгер, Ф. Визер, Э. Бем-Баверк, Л. Вальрас, В. Парето, Дж. Кларк, Л. Мизес, Ф. Маклуп, Дж. Стиглер, Дж. Хендерсон, Г. Шульц, Ч. Кобо, Д. Дуглас, Дж. Мид, Р. Солоу, М. Браун, М. Фридман, П. Самуэльсон, Э. Сакс, Ф. Хайек, Н. Сениор, А. Колдингтон, Б. Ногаро, А. Алле, Л. Эйнауди, В. Ойкен, А. Рюстов, Л. Эрхард, А. Мюллер-Армак, Ф. Бём, А. Мелцер, Д. Лейдлер, А. Шварц, Р. Селден, Ф. Кейген, Дж. Гэлбрейт и т.д. Это все имена после великих А. Смита и Д. Рикардо, раскритикованных и адекватно оцененных К. Марксом; это все имена абсурдных экономических «теорий»: меркантилизма, монетаризма, социальной экономики, национальной экономики, маржинализма, предельной полезности, стадий роста, рыночной экономики, государственной макроэкономики, микроэкономики, математической экономики, субъективно-психологической экономики, воздержания, «трех факторов»… Все, что угодно, только не научная политэкономия Маркса.

Аналогичный анализ имен и «теорий» можно сделать по отношению к конфликтологии (Е. Степанов), эстетике (Г. Предвечный), этике (Ю. Федоров), социологии (А. Зворыкин), прогностике (И. Бестужев-Лада), политологии (А. Панарин), постмодернизму (В. Кутырев), дизайну (Л. Зеленов), технике (В. Щуров), ноосферизму (А. Субетто) и т.д.

Пора освобождаться от психологии уподобления импортному, от забвения традиционных научных теорий, от стремления «осовременить», модернизировать методологию исследований. Последнее проявляется в коленопреклонении перед синергетическим методом с его фрустрациями, точками не возврата и пр. (В. Шалаев, А. Бекарев…), системным методом, «дополняющим» диалектику (В. Садовский…), интервальным методом вне диалектики, цивилизационным как внеформационном и т.д. В конечном счете, эти тенденции «модернизации» порождают аморфную, недееспособную методологию постмодернизма: все, что угодно, только не диалектический метод, не Гераклит, не Гегель, не Маркс, не Ленин…

6) Антидиалектичность

Это уже некая обобщенная характеристика бескультурья в области методологии. Она проявляется в торжестве метафизического монизма (догматизм, релятивизм) и метафизического плюрализма (эклектика, постмодернизм).

Очень показательно и то, что в современной литературе ненависть к диалектическому методу проявляется не только в игнорировании диалектической методологии со всем эвристическим богатством её принципов (пока не всех эксплицированных), но и в специальном, сознательном использовании термина «метафизика» не для обозначения философского метода, противоположного диалектическому, а для обозначения «философствования», «спекулятивного умозрения».

Но диалектика «вещь упрямая», предупреждал Ф. Энгельс, её выгоняют в дверь, но она лезет в окно, пробивается в щели науки и практики. Например, через «принцип дополнительности» Нильса Бора; через «принцип функциональности» Норберта Винера; через «принцип единства в многообразии» Фихте или С.С. Алексеева; через «принцип единства знака и значения» Ю. Лотмана; через «принцип единства природы и общества» в ноосферизме В.И. Вернардского или Т. Шардена…

Объективная диалектика мира должна лишь быть осознана субъективной диалектикой методологических принципов деятельности, что составляет глубинный смысл исследований Нижегородского Философского клуба с 1969 года.

Догматизм. Это монистическая форма метафизики, состоящая из односторонней абсолютизации каких-то положений: движение абсолютно, покой относителен, истина относительна, эволюция абсолютна, время абсолютно, пространство абсолютно, мир познаваем, мир непознаваем, классы вечны, частная собственность священна и неприкосновенна, капитализм вечен, человек неизменен, бытие первично, а сознание вторично, «ничто не ново под Луной»…

Релятивизм. Это тоже монистическая форма метафизики, состоящая в односторонней абсолютизации противоположных догматизму положений: все относительно, все течет, все развивается, устойчивого ничего нет, все вкусы равны, покой относителен, истины относительны, все правы, свобода абсолютна…

Эклектика. Это плюралистическая форма метафизик, совмещающая несовместимое в реальности, предполагающая правоту всех, ратующая за толерантность и единство, согласие и примирение: общество зависит и от экономики, и от политики, и от религии, и от вождей, и от народа, и от техники, и от природы…; профсоюзы – это и орган управления, и школа управления, и орган хозяйствования, и орудие агитации, и орган образования…; государство – это экономический, политический, правовой, социальный, нравственный, хозяйственный, демографический, миграционный орган… Эклектик не способен выделять доминанты, делать акценты, у него все позиции равны, рядоположены, сосуществуют.

Постмодернизм. Это плюралистическая форма метафизики, провозглашающая равенство всех позиций, оценок, мнений, суждений, основанная на субъективизме, волюнтаризме, солипсизме, плюрализме, принципах, заложенных в системе прагматизма уже в начале ХХ века: У. Джемс «Вселенная с плюралистической точки зрения». Это выражается в эклектической «похлебке» аморфных экономик, архитектур, искусств, политик, образований, поведений… «Пусть расцветают все цветы!» Диалектика изгнана из научных работ, из учебных программ и учебников, из «оснований» диссертаций, из экспертиз консультантов, рецензий критиков… Господствует аморфная метафизика. А мы ещё удивляемся ошибочности постановлений, законов, реформ, действий, акций…


Л.А. Зеленов, А.С. Балакшин, А.А. Владимиров


*


Полный текст доступен в формате PDF


***


Источник.


?

Log in

No account? Create an account