мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Ротшильды и Нобели захватывают российскую нефть
мера1
ss69100



«Чёрное золото» алхимиков из «IG Farben»

«Захватить нефть — захватить власть. Государству, захватившему власть над нефтью, обеспечена власть над морем с помощью тяжёлых масел, власть над небом с помощью бензина и газолина, наконец, власть над всем миром благодаря финансовому могуществу, которое даёт обладание этим продуктом, более ценным, более привлекательным, более могущественным, чем само золото».

Жорж Клемансо, премьер-министр Франции

Китайцы использовали уголь для выплавки меди ещё за тысячу лет до н. э. [291] и долгое время имели немалую долю в мировом ВВП. Собственным богатейшим запасам угля во многом обусловлен экономический рост Германии [247], по сути и обусловленный угольной химической индустрией.

Однако на 1937 год наибольшие мировые запасы угля были не у Германии, занимавшей лишь четвёртое место с показателем 345 млрд. тонн, а у США, где угля было целых 2 880 млрд. тонн.

Второе место по запасам занимали Великобритания с Канадой и Ирландией, владевшие 1838 млрд. тонн, а третье — СССР, где залегало 1654 млрд. тонн.


Заметим, что именно эти страны станут основными участниками Второй мировой войны, в немалой степени коснувшейся и Китая, занимавшего пятую по запасам позицию, составляющую 265 млрд. тонн [291].

«1900-й год, огромная Британская империя — однополярный мир, почему Британия правит всем… почему над её колониями никогда не заходит солнце, потому что она владеет главным энергоносителем эпохи… это уголь….

Но технологический прогресс, и появляется другой энергоноситель, появляется нефть, появляется электричество, и поэтому появляются новые хищники, это Германия, это США и отчасти Россия» [236].

Г.Г. Малинецкий «Проектирование будущего и реальность XXI века»

Однако уголь — не только главный энергоноситель. Коксохимическое производство ещё во время Первой мировой войны было единственным источником толуола, а в дальнейшем его стали получать разгонкой некоторых сортов нефти и путем её химической переработки действием высоких температур.

Помимо толуола из угля и нефти получают большие количества других химических соединений, из которых также можно получить взрывчатые вещества [275].

Людвиг Хаген — «самый влиятельный из директоров Динамитного Треста Нобеля» — по определению английского автора В. Ньюбольда — с рядом партнёров «забрали в свои руки всё бромное множество предприятий, в которых нуждался кайзеризм для снабжения снарядами». Пороховой завод в Германии появился у Нобелей ещё в 1872 г. Даже на территории недружественной Японии у Нобелей функционировало «Японское акционерное общество взрывчатых веществ» [36].

При этом промышленной основой Нобелей было именно нефтяное производство. Потому как нефть — это не только «война моторов»; это «война» в самом широком смысле. Как и уголь, она — это прежде всего взрывчатые вещества.

Во время Первой мировой войны благодаря изобретению Хабера — Боша ресурсы взрывчатки в первые четыре месяца исчерпала не Германия, как это, видимо, ожидалось, а Великобритания, несмотря на заверения Адмиралтейства, что «секретные» заводы произведут достаточное количество толуола.

Тогда в течение ночи на 30 января 1915 г. нефтяной завод в Роттердаме был демонтирован и вывезен кораблём секретной службы в Лондон, откуда переправлен в Сомерсет, став поставщиком нефтяного концерна «Shell», ежемесячно производившим 450 тонн готового тринитротолуола [274].

Нефть являлась ещё одним важным стратегическим ресурсом, и России с ним сильно повезло. В описываемый Г.Г. Малинецким 1900 год Россия добыла 631,1 пуд нефти, что составило 51,6 % всей мировой добычи, а вместе с США эта доля составляла уже 90 % [241].

Дальнейший рассказ покажет, что попытка проведения расследования в отношении американских активов «IG Farben», как и участие американского капитала в концерне, — не случайные события, а цепь драматического противостояния в борьбе за стратегический нефтяной ресурс, развернувшегося во время и после Первой мировой войны, что ещё раз возвращает нас к вопросу о её истинных причинах.

И снова основной фронт этой борьбы не географически, но с позиции контроля пройдёт между США и Англией. Территориально самая ожесточённая битва развернётся вокруг нефтяных месторождений Ближнего Востока и Каспия.

В 1901 г. шах Персии уступил британской группе «Бирманская нефть» «право на исследование и эксплуатацию в течение 60 лет всей персидской нефти, за исключением прикаспийских провинций».Позднее это право перешло к «Anglo-Persian Oil Со.» [257].

Черчилль инициировал выделение 2,2 млн. фунтов на приобретение 51 % (по данным А. Костона, 56 %) пакета компании «Anglo-Persian Oil Со.», будущей «British Petroleum», после того как в 1910 г. в Персии официально обнаружили нефть [237], контроль над которой Англия не собиралась упускать.

Ещё за сто лет до того, как Ф. Фукуяма провозгласил Конец Истории, Берлинская конференция 1885 г., разделившая Африку, по сути провозгласила конец географии. Варианта открыть новые земли, которые могли бы стать источником ресурсов, для извлечения прибыли путём заселения их освобождающимися из-за механизации трудовыми резервами уже не было.

Можно было только переделить уже открытые области, что как нельзя более прямо скажется на судьбе Российской империи, ставшей полем конкурентного противостояния Нобелей, Ротшильдов и Рокфеллеров, владевших «Standard Oil», директор которой Тигл забудет о своём участии в «IG Chemie» во время разбирательства в Конгрессе.

«“Стандард ойл” вдруг резко снизила цены. Рокфеллер контролировал более 90 % американского рынка и мог позволить себе снижения цен, разорительные для других фирм, — уловка, к которой он в случае необходимости будет прибегать ещё не раз. “Стандард ойл” главенствовала на нефтяном рынке по всему миру — кроме России».

Б. Осбринк «Империя Нобелей. История о знаменитых шведах, бакинской нефти и революции в России»

В конце XIX века владевшие «Standard Oil» Рокфеллеры периодически позволяли себе снижение цен, что дало им возможность захватить нефтяной рынок США. Частично это можно объяснить и обстоятельством, описанным в письме Людвига Нобеля:

«В американской системе капиталовложения в перевозку, хранение и сбыт продукции делаются из общественных средств» [116], — то есть конкурентоспособность «Standard Oil» достигалась посредством лоббирования за государственный счёт, но при этом «нефтяная прибыль, похоже, находит возможность по каким-то невидимым трубопроводам стекать прямо в частные карманы» — обратил внимание на парадокс, сделавший из нефтяных компаний «государства в государстве», Ллойд-Джордж [274].

Мировая экспансия «Standard Oil» «упёрлась» в нефтяной рынок России [106], куда поставки керосина к 1890 г. сошли на нет. Более того, по разным оценкам, Россия сама поставляла на мировой рынок 45 % нефти и 25 % керосина [107].

Морской фрахт и тара составляли 50 % стоимости керосина; переложить и эти расходы на плечи налогоплательщиков возможности у Рокфеллеров не было.

Кроме того, М. Лазарев, прочитавший в феврале 1889 г. доклад Обществу содействия русской промышленности и торговли, отмечал:

«Крайняя простота заводского дела, а что самое главное — лёгкость добычи нефти при неглубоком бурении в 20–25 сажень, всё это настолько было доступно местным, туземным силам, что и стар, и млад, и русский, и армянин, и татарин, все, имевшее лишнюю копейку, бросилось тогда в нефтяное дело» [380].

Мировую монополию Рокфеллерам помешал осуществить именно встречный демпинг российских нефтепродуктов. Бакинские нефтяные пласты залегали намного ближе к поверхности земли, чем самые известные в ту пору пенсильванские месторождения в США, и это значительно удешевляло и облегчало процесс бурения [112].

Как пишет шведская исследовательница Брита Осбринк, «американцы стали прибегать к саботажу, распространению слухов и подкупу» [116]. Дело в том, что в России они столкнулись с союзом Нобелей и Ротшильдов.

Союзом изначально непрочным: объявляя о начале торговли нефтью в 1886 г., Ротшильды подчёркивали, что их «Caspian and Black Sea Petroleum Co.», известная ещё как «Bnito», будет использовать ценовой демпинг против Нобелей и независимых российских производителей [274], которые стали первыми жертвами крупных «акул» бизнеса. Ведь, согласно Лазареву, «с развитием деятельности Товарищества братьев Нобель промышленники в Баку, как крупные, так и мелкие, находились в течение слишком шести лет в непрерывной взаимной борьбе»[380].

«Характерной особенностью российского, в частности, бакинского, нефтяного производства, являлось то, что в основе его высокой концентрации и дальнейшей монополизации было неравное соотношение сил, при котором крупнейшие фирмы (Нобеля и Ротшильда), владевшие всеми отраслями нефтепроизводства, противостояли мелким и средним фирмам с их примитивным способом добычи нефти и производства нефтепродуктов.

Монополистические тенденции крупных фирм выявлялись уже с начала 80-х годов прошлого столетия в виде различных соглашений или картельных объединений, целью которых была монополизация производства» [259].

М. Ф. Мир-Бабаев «Бакинская нефть и Ротшильды»

Российская нефтедобыча увеличивалась весь XIX век, поднявшись с 750 тыс. галлонов в 1832 г. до 3,5 млн. в 1870 г. [264]. В преддверии 1890 г. 78,9 % вывоза российского керосина контролировали Ротшильды, кредиты которых поощряли бакинских нефтепроизводителей расширять производство, что вызвало падение цен на керосин с 30 коп. за пуд в 1888 г. до 7 коп. в 1892 г. [108].

В 1880 г. Альфонс Ротшильд получил право льготного владения бакинскими нефтепромыслами, где создал нефтяную компанию «Русский стандарт» [381]. В 1886 г. младший представитель семейства приобрёл у промышленника Палашковского, испытывавшего трудности с оборотным капиталом, «Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество» (Societe commerciale et industrielle de naphte Caspienne de Bacou) с уставным капиталом в 25 млн. франков.

Далее, в период финансового кризиса, кредитуя нефтепромышленников, банкиры продолжили скупку их активов. Важные для общества вопросы решались в Париже, петербургское управление под руководством представителя Ротшильдов князя Эристова в промысловые дела фирмы не вмешивалось.

Также управление обществом осуществляли председатель Совета съезда бакинских нефтепромышленников австрийский подданный Арнольд Фейгель [108; 380], зять А. Ротшильда Морис Ефрауси и князь А. Грузинский [113].

Газета «Киевское слово» в 1899 г. писала, что реальное положение российской нефтедобывающей промышленности не было процветающим.

И причины такого «печального… положения» связаны с тем, что «ни бакинцы, ни батумцы никогда не были действительными экспортёрами», не имея ни собственных судов, ни складов. «В Лондоне образовались многочисленные синдикаты и акционерные компании, имеющие в России своих представителей из русских подданных… на имя которых и происходят продажи, в обход запрета на прямую продажу горнодобывающих предприятий иностранцам» [264].

Главным инженером нефтепромыслового хозяйства Ротшильдов в Баку трудился Давид Ландау, отец будущего лауреата Нобелевской премии по физике Льва Ландау [113], а контролировали рынок российской нефти Ротшильды совместно с основателем этой всемирно популярной научной премии — самим Нобелем через «Союз бакинских керосинозаводчиков».

Торговым агентом союза мог стать лишь обладатель готовой сбытовой сети на заграничных рынках, поэтому большинством паёв в нём — 9 610 и 5 870 — держали сами Нобели и Ротшильды [108], по сути управляя местными производителями.

Характеризуя контракты Ротшильдов с местными производителями, М. Лазарев сравнил их с «кабалой, нисколько не отличающейся от той, которая установлена кагалом для имений юго-западного края»,потому что под видом комиссионных отношений по сути скрывалась обычная передача прав [380].

Ситуация, кстати, характерная для мировой нефтяной индустрии в целом, что видно, если ещё раз обратиться к письму Людвига Нобеля: «Говорят, что в американскую нефтяную промышленность вложено 400 миллионов долларов. Говорят, что компания “Стандард ойл” располагает 80 миллионами долларов и, тем не менее, в основном рассчитывает на спекулянтов».

В 1897 г. управляющий Нобелей Ханс Ольсен наладил контакт с Жюлем Ароном, главой коммерческого отдела банковского клана Ротшильдов [116]. С 1900 г. для контроля над экспортом керосина возникло картельное соглашение между «Товариществом бр. Нобель» и ротшильдовским объединением «Мазут» [113].

Союз был сплочён задачей противостоять мировой экспансии «Standard Oil». Главный управляющий «Товарищества бр. Нобель» Густав Тернуддк делился планами в своём письме:

«В настоящее время положение таково, что рынок Российской империи целиком зависит от нас, и мы всерьёз подумываем о вытеснении американцев не только из Европы, но и из Азии. Теперь взгляды наши устремлены в одну точку — на Батум» [116].

Об этом же пишет в своем исследовании В. Сеидов: «Конкурентом Нобеля оставался рокфеллеровский Standard Oil Co., и поэтому Нобель рассматривал “Союз…” как начальный этап раздела мировых рынков» [108]. Б. Осбринк добавляет: «французские банкиры Ротшильды… увидели для себя шанс вывести дешёвую бакинскую нефть на расширяющийся мировой рынок и конкурировать там с компанией “Стандард ойл”» [116].

Таким образом, образовавшийся картель стал картелем «против».

Такое видение подтолкнуло Нобелей к участию и в Европейском нефтяном союзе, организованном в 1906 г. «Deutsche Bank» для противостояния экспансии «Standard Oil». Нобелям в нём принадлежало 20 %, Ротшильдам 24 %, a «Deutsche Bank» 50 % [105; 116].

Структура союза была опубликована в германском финансовом журнале «BankArchiv» в июне 1910 г., и, согласно публикации, он состоял из восьми компаний, из которых только одна — «Deutsche Osterreichische Naphta Import Gesellschafit» принадлежала напрямую Нобелю, ещё две были совместными с Ротшильдами. Три другие — «Deutsche Petroleum Handel Maatschappij», «Danisch Deutsche Petroleum» и «Schweizerische Petroleum» — напрямую контролировались «Deutsche Bank».

«Anglo-Persian Oil Со.» контролировалась совместно Ротшильдами через «Consolidated Petroleum Со.» и «Deutsche Bank» — через «General Petroleum Co.», a «Deutsche Petroleum-Verkaufs-Gesellschaft(DPVG)» принадлежала смешанному составу участников, в числе которых значился Венский банковский союз [105], возглавляемый Морицем Бауэром [110].

С учётом того, что, согласно проф. В. Катасонову, «Deutsche Bank» «де-факто… находится под контролем Ротшильдов» [109], а доля банка составляла 50,4 % Европейского нефтяного союза [111], легко предположить, что и весь союз напрямую или аффилированно находился под контролем известного банковского семейства.

Определённые позиции в союзе играла и компания «Shell», отвечая за сбыт бензина [116], в то время воспринимаемого как побочный продукт перегонки нефти без значительного спроса [241]. Это важное обстоятельство, иллюстрирующее, что в первую очередь спросом пользовались фракции, пригодные для изготовления взрывчатых веществ, так как в качестве топлива нефть ещё не имела широкого применения.

Примечательна та же нерасторопность, которая проявилась при изобретении красителей. Процесс крекинга, позволяющий превращать в бензин до 70 % неочищенной нефти вместо 10–20 %, которые позволяют извлекать стандартный дисцилляционный метод, запатентовал гениальный русский инженер-архитектор В. Шухов в 1891 г., однако первые отечественные установки крекинга появились в СССР только в 1934 г. [289; 290].

«Отстоять себе Румынию и объединить её с Россией против Рокфеллера» — прокомментировал создание Европейского нефтяного союза В. Ленин [108]. После начала Первой мировой «Standard Oil» собирался выкупить этот союз, но такое предложение, естественно, было отклонено [116].

Не пускали Рокфеллеров и в Россию. Как пишет В. Косторниченко: «Нельзя не обратить внимание и на то, что российское правительство одновременно стремилось не допустить к бакинским промыслам крупнейшую в мире компанию “Стандард Ойл "», и в результате участие американских инвестиций в российской нефтепромышленности составило всего 0,5 % [112].

Российское правительство — это Витте, лоббировавший намерение построить «Сибирскую железнодорожную магистраль, благодаря которой нефтепродукты братьев Нобель можно было перевозить до самого Владивостока» [116].

Несмотря на видимое совместное выступление Ротшильдов и Нобелей, Альфред Нобель вступил в переговоры с представлявшим «Standard Oil» Уильямом Либби из соображения «лучше оба кармана наполнить. Нежели оба опустошить в безнадёжном соперничестве» [116].

В результате стабильность союза Нобеля и Ротшильдов была окончательно поставлена под сомнение в 1895 г., когда Э. Нобель «от имени нефтяной промышленности России» и представитель Дж. Рокфеллера Либби «от имени нефтяной промышленности США» заключили предварительное соглашение о разделе рынков, где американской стороне предоставлялось 75 % всего мирового сбыта, российской — 25 %.

Хотя оно не вступило в силу [108; 115], так как «Standard Oil» не могла гарантировать полную монополию на ценообразование, доверия между партнёрами не было с момента, когда Ротшильды в самом начале отношений потребовали себе контрольный пакет акций в «Товариществе бр. Нобель».

После этого, по словам Густава Тернуддка, «с невероятной беззастенчивостью» была «в определённых кругах развёрнута систематическая планомерная кампания по оговору нашего предприятия» [116], теперь уже со стороны Ротшильдов.

Думаю, Нобели прекрасно отдавали себе отчёт в том, что они станут следующими после российских производителей, кто будет лишён коммерческой самостоятельности. Вопрос был только в том, под чей контроль попадут их производства и как этот контроль будет выглядеть.

В рамках нарастающей конкуренции к делу подключилась финансовая группа Дрейфусов, скупив паи товарищества «Нефть» на сумму примерно в 1 млн. рублей. Это позволяло им принять активное участие в образовании русского нефтяного треста в Лондоне, которое в 1917 г. контролировало 22 фирмы и 9 % российской добычи [108].

Ранее, в 1914 г., заручившись поддержкой большинства, компания попыталась захватить в свои руки «Товарищество бр. Нобель» [116]. Разгадав манёвр, Нобели сами стали скупать поглощающие его компании, но, как пишет В. Сеидов, «события октября 1917 года остановили эту лихорадочную гонку» [108]. Однако Дрейфусами дело не ограничилось.



Д.Ю. Перетолчин


***

Источник и ссылки.


Предыдущая часть здесь.



  • 1
Эпоха нефти заканчивается.

Ничего правдивого и здравого в этой писанине нет. Винзоры-Романовы согласно ей сидели сложа руки пока какие то спекулянты хозяйничали на их землях появившись из ниоткуда эксплуатируя их " трудовые резервы " и замечу наживали капиталы выражение которых бумажно печатались их казначеями и натурально принадлежали им с потрохами. Как вы себе представляете это на практике? ) Приехал дядя туда где раньше за фазана и три колоска взятого в лесу феодала отрывали головы и начал хощяйничать или "предлагать" казначею династии - давай я тебе твоих же денег отсыплю, дай мне в твоей земле пошманать? ) И это в то аремя когда евродинастии принадлежали все континенты? Автор абсолютно неадекватен. Статья для нивняка. Ближе к истине было бы поручение своим агентам со стороны Винзоров и в России и в Европе и Америке и Африке и в Индокитае и в Австралии (а это одна семья)  вести и  политически и хозяйственно оффшорную деятельность. Оставаясь в" благочестивости" А своим писчим писать вот такую подобную ерунду как автор этой статьи. Идиоты.



Edited at 2017-10-21 07:03 (UTC)

(Анонимно)
Где Это в московии нефтъ естъ? Рашка богата толъко (завоиваниями).Покажите псковско новгородские нефте запасы которые Нобели и Ротшилъды (отжали).

(Анонимно)
И что у росеянских было понятие и технологии что с нефтю делатъ? Косу вы называли литовкой а ей нефть не нужна.

Налицо инфа для бабушек на лавочке, ах нефть отобрали. Да испокон веков, когда сформировалась феодальная система ее элите принадлежало все. Поскольку и валюта и базис принадлежало ей. "Теоретики" формирующегося глобализма "опоздали до царя гороха"
Они принимают офшорные операции агентов Семьи за процесс развития реальной экспансии  "независимых" групп банкиров и промышленников. На самом деле это не так. Это члены Семьи и их менеждеры. Театр. Что за ересь? Чтобы это понять достаточно знать не только историю появления банков Венеции и Швейцарии как Семейное дело Винзоров, где на престолах европы и российского филиала сидели "братья и сестры", но и историю тн захвата америки, историю колониальной политики в Индокитае, Африке, Австралии. Еслимвы забыли то это один и тот же Дом и Двор. Ну а история помощи русского флота США? История оффшорной политической передачи Аляски в пределах одной Семьи? А история первого наркомата финансов в ссср-"новом египте", которым управлял агент Винзоров "красный" банкир работавший в швейцарскоми банке Винзоров "Лионский Кредит" ( хоть бы Вику почитали)? Мелете бабскую "цветную революционную" чушь. Учитесь девочки пока дают. Ваши ," пазлы " чистая оффшорная липа.


http://finparty.ru/upload/iblock/972/9720b70203800fdb00ab19c5a684720d.JPG


К херам большему числу людей одна "нефть"? Мазаться собрались? ) Это лишь несамостоятельная часть ресурсов имеющих отношение к появлению дейсвительных благ необходимых для жизни современного человека. Причем первичный ресурс от которого в чистом виде нет никакого толка. Воруется как раз труд и продукты переработки первичныз ресурсов и те что дейсвительно употребляется непосредсвенно человеком - пища, одежда, жилье, технологии в мелицине и быте. То что создается руками человека и облегчают его противостояние природе. Вы как попугайчики. Мелете херню. Жрите землю это тоже первичная материя, а толку? Далась вам эта нефть. Система устроена чтобы отвлечь людей от дейсвительных проблем и положения дел. Та же элита не в состоянии сожрать, напялить на себя то благосостояние что она присвоила с помощью печати денег и оффшорных операций. А это значит что ее задача лежит не в области базиса а надстройки. Когда тебя окружают идиоты никакой базис не пойдет в прок. Остается лишь устроить идиотам ту жизнь, вернее предоставить им то чего они" знают и хотят", которая им понятна и приятна. Как концептуально так и в натуре. Если вам приятно читать жж - новскую ересь ради бога. Живите как хотите.



Edited at 2017-10-21 19:34 (UTC)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account