мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Государственная Дума Российской Империи — булыжник революции-2
мера1
ss69100

ПОЛИТИКА ИМПЕРАТОРА

Изменения произошли и во внутренней политике императора.

С 20 января 1916 года борьбу против революционного движения и думской оппозиции возглавил Борис Владимирович Штюрмер.

1 ноября 1916 года Павел Николаевич Милюков выступил в Думе с антиправительственной речью «Что это: глупость или измена?», которая содержала обвинения, так и оставшиеся недоказанными. Милюков обвинил премьер-министра Б. В. Штюрмера и окружение императрицы Александры Фёдоровны в государственной измене.

Клевета на царя достигла цели, расколола царское правительство, стала основой для февральского переворота, в конечном итоге — стоила жизни и всей царской семьи, и Российской империи.

Полный текст речи Милюкова «Что это: глупость или измена?» был опубликован в Париже в 1924 году А.С. Резановым в книге «Штурмовой сигнал П.Н. Милюкова». А.С. Резанов, полковник Генштаба и помощник военного прокурора Петрограда, специализировался по делам о государственной измене и шпионаже. Он стоял у истоков российской контрразведки.

Директор Департамента полиции А.Т. Васильев пишет, как Милюков оболгал Штюрмера и последствиях этой клеветы:

«Менее чем через неделю Дума спровоцировала падение председателя Совета министров Штюрмера. Я всё ещё помню, как Милюков появился на ораторской трибуне, обратился к депутатам и заявил, что у него в кармане находится документ, содержащий неопровержимые доказательства вины председателя Совета министров в предательстве и помощи Германии, но что он готов предоставить этот документ только судебным властям.

…Штюрмер умер в мучениях, в то время как Милюков по сей день жив и здоров и не страдает от угрызений совести; но Милюков никогда не представил ни одного из упомянутых доказательств по той простой причине, что их не существовало.

Позднее Временное правительство назначило следственную комиссию, и председатель этой комиссии специально сообщил жене Штюрмера, что самое тщательное расследование обвинений против бывшего председателя Совета министров не дало результата в связи с отсутствием каких-либо доказательств.

…Дума продолжила свои атаки, и каждый день какое-нибудь официальное лицо обвиняли в предательстве и шпионаже, даже Императрица не избежала бесстыдной клеветы. Таким образом, Гучков, Милюков, Поливанов и компания старательно готовили путь к катастрофе» (https://coollib.com/b/323550/read#t51).

Все обвинения, как и обвинения царской семьи в «немецкой измене», как и «дело Г. Распутина» являются сфабрикованными. Ни одного исторического доказательства, или подлинного документа, подтверждающего эти вбросы, так и не было обнаружено.

Целью Прогрессивного блока было отвлечь русскую контрразведку от деятельности «пятой колонны» в царском правительстве, но это заговорщикам не удалось. Самое большое внимание спецслужб было обращено не на большевиков, а на деятельность лидеров Государственной Думы.

Действуя как орудие в руках Милюкова, Родзянко в те дни делал всё возможное, чтобы, вступив в контакт с Объединёнными дворянскими обществами, втянуть их в тайный заговор против Царя.

Задачей Родзянко было восстановить дворянство против царя. А.Т. Васильев расценивает переговоры Председателя IV Государственной Думы Родзянко с предводителями дворянства Московской и Петербургской губернии Базилевским и Сомовым, с председателем Постоянного совета Объединённых дворянских обществ Самариным «государственной изменой».

Союзники не были заинтересованы в победе России, в восстановлении ею статуса великой державы. Русские войска должны были лишь поспособствовать победе Англии и Франции в сохранении их мирового господства.

В основу тактики «Прогрессивного блока», направленной на захват власти, Милюков заложил три цели:


  1. Обрушение авторитета царя и его окружения.

  2. Поддержка «демократической» революции союзниками по Антанте, которые вели в России двойную игру: с одной стороны, были заинтересованы в сохранении Восточного фронта, отвлекающего часть германских войск; с другой — в разрушении не только Германской, но и Российской империи, с целью расширения своих колониальных владений и военно-морского могущества;

  3. Поддержка и направление стихийного народного бунта, разложение армии.

Большевики были против войны, и эта позиция была последовательной, занятой ещё в 1914 году, однако следует учитывать тот факт, что РСДРП(б) была малочисленна и вплоть до апреля лишена руководства, находившегося в эмиграции, её позиции в армии были слабы. Это подтверждают все документы, а также и мемуарная литература.

Так Керенский на вопросы о роли Ленина в подготовке революции дал откровенные ответы:

«Когда Ленин вернулся в Россию в 1917 году (апрель), был ли он там широко известен, как утверждали советские историографы? — В народных массах — нет. Но Ленина хорошо знали в политических кругах».

«Ленин не был тогда опасным для меня. Никто во всей России не верил в ту пору, что глава крайне левой партии может представлять опасность для устоев страны. Когда я узнал о выступлении Ленина (апрель 1917), моим первым эмоциональным порывом было встретиться с ним, поговорить о нашем детстве в Симбирске, о родителях».

Позиции большевистского руководства относительно войны и армии посвящены в сборнике 1925 года (документы № 44, 45, 46, 53, 184, 186). Большевистское руководство, включившись в политическую борьбу, застало армию, полностью разрушенную Родзянко, Гучковым и Керенским. Императору изменили и поддержали Думу в 1916 году и царские генералы.

«Генерал-адъютант Рузский и Алексеев …вместо того чтобы железной рукой подавить революционные выступления в армии, что можно было сделать очень легко, эти два командующих под влиянием Думы не только не сделали ничего подобного, но, забыв свой долг, покинули Императора прямо перед концом в этой тяжёлой ситуации.

Показательно, что после победы революции рассказывали, что Царь заявил, что готов простить всех своих врагов, но в глубине сердца не испытывает чувства прощения по отношению к генералу Рузскому. …Революция, начавшаяся в значительной степени по их вине, приняла совершенно катастрофическую форму…» (Заварзин П.П. https://coollib.com/b/323550/read#t51).

Дальше последовал февральский переворот, события которого проанализированы в книге А.Б. Николаева «Революция и власть: IV Государственная дума 27 февраля — 3 марта 1917 года» (СПб, 2005), в которой автор поставил цель в своей работы определить место и роль Государственной думы в Февральской революции и создание наиболее полной картины думского участия в революционных событиях.

А.Б. Николаев сконцентрировал всё свое внимание на решающих днях переворота (27 февраля — 3 марта), в ходе которых IV Дума показала себя в полной мере как центр революции и штаб восстания. Последнее хочется подчеркнуть особо.

В отличие от до сих пор «гуляющих» в исторической литературе представлениях не то о «контрреволюционности», не то о «нерешительности» Думы, А.Б. Николаев с фактами в руках доказывает прямо противоположное — последняя Государственная дума вполне сознательно стала центром революции, взяв на себя с 27 февраля руководящую роль в процессе захвата власти.

По словам историка, Государственная дума стала втягиваться в революцию утром -— днём 27 февраля 1917 года (уже постановления Совета старейшин, на котором не присутствовали только крайне-правые, создавало впечатление перехода Думы на сторону бунта).

Отказавшись подчиниться царскому указу о роспуске на каникулы и приняв решение о создании Временного комитета Государственной думы, «парламентское» большинство ясно дало понять, что оно готово встать во главе революционного движения, возложить на себя функции правительственной власти (именно так и были восприняты в Петрограде действия нижней палаты парламента).

Причём действовали думцы отнюдь не либерально, а в полном смысле слова революционно (создание института комиссаров, аресты, всплеск революционного насилия и т.д.). Именно действия Думы, отмечает А.Б.Николаев, повинны в революционизации всей страны.

Существенному пересмотру подвергся в работе и взгляд на взаимоотношения между Думой и Петроградским Советом солдатских и рабочих депутатов, которые, как выясняется, не только противостояли друг другу, но и тесно сотрудничали, являя собой в эти дни совместную думско-советскую власть.

При этом, подчеркивает учёный, внося весьма важную коррективу в представление о так называемом «двоевластии», думский элемент в решающие дни февральского переворота преобладал над советским.

«Левые депутаты Государственной думы сыграли решающую роль в создании Петроградского Совета рабочих депутатов. Каких-либо попыток препятствовать организации Совета со стороны Государственной думы, её Временного комитета не выявлено — отмечает Николаев. — Создание Петроградского Совета в стенах Таврического дворца, а также, то, что ряд левых депутатов Думы занял руководящее положение в Исполкоме Петроградского Совета, говорило о следующем: во-первых, Государственная дума в лице Временного комитета была готова поделиться частью своего влияния и авторитета с Петроградским Советом; во-вторых, было положено начало взаимовыгодному думско-советскому сотрудничеству, инициатором которого выступила Государственная дума» (С. 159).

Любопытен и взгляд А.Б.Николаева на специфику российского либерализма.

«Особенность российского либерализма, — отмечает он, — заключается в том, что при определенных условиях — стихийно начавшейся революции и возможности взятия буржуазией власти в свои руки — российский либерализм становится на позиции буржуазного революционаризма» (С. 8).

Как убедительно доказал А.Б.Николаев, именно благодаря депутатам Государственной думы (прежде всего — «штабу Керенского») в Петрограде были сформированы первые революционные отряды, имевшие своей задачей захват правительственных учреждений и стратегически важных пунктов.

При этом Совет рабочих депутатов был 27 февраля далёк от того, чтобы взять на себя руководство восстанием.

Временному же комитету Государственной думы напротив довольно оперативно удалось решить в городе военный вопрос в свою пользу. Именно думские органы сумели организовать и провести переход запасных воинских частей Петрограда на сторону революции и наладить её охрану. Как удалось установить историку,

«…ещё до принятия решения о взятии власти в свои руки, Временный комитет в лице его видных членов (Родзянко, Некрасова и Керенского) предпринял шаги к свержению царского правительства» (С. 507).

Подводя итог, А.Б.Николаев констатирует:

«Государственная дума играла руководящую роль в Февральской революции, начиная с 27 февраля 1917 года, пройдя путь от попытки реализовать идею о создании ответственного министерства (правительства) до проведения мероприятий, направленных на захват власти, создания Временного правительства и свержения самодержавия.

Весь комплекс мероприятий, проведённый Государственной думой и её органами, характеризует превращение думских либералов из оппозиционеров в буржуазных революционеров» (С. 592).

Чьи же замыслы исполняла Государственная Дума, кто руководил их действиями?

АНГЛИЙСКОЕ ПОСОЛЬСТВО — ЦЕНТР ПОДГОТОВКИ ФЕВРАЛЬСКОГО ПЕРЕВОРОТА

Посольство Великобритании в Петрограде. Угол Дворцовой набережной, 4 и улицы Миллионной, 3.

Первая мировая война, как и предсказывали русские деятели правого толка, стала катализатором для разрушения Российской империи. Собственно, эта война и была организована, чтобы уничтожить монархические империи, где власть принадлежала аристократии, которая хоть и постепенно подвергалась эрозии, но всё же была барьером на пути победы торгашей, живущих по принципу «всё продается и покупается».

Российская, Германская, Австро-венгерская и Османская империя должны были стать жертвами хищных дельцов из «финансового интернационала», который в основном концентрировался во Франции, Великобритании и США.

Особенно эти хищники, или, вернее, паразиты, мечтали дорваться до богатств России. Российская империя была главным призом большой войны. На обломках старых империи планировали построить Новый мировой порядок. Первая мировая война была для России смертельным капканом.

Уже в 1916 году в Лондоне и Париже встал вопрос, что делать с Россией. Считалось, что Германия из-за нехватки ресурсов и продовольствия, роста протестных настроений в обществе, уже вскоре капитулирует.

Россия же показывала в войне хорошие результаты: её экономика продолжила рост даже в условиях военного времени, хотя у всех остальных воюющих держав наблюдался спад производства (не считая США, которые вступили в войну в самом её конце, а до этого пользовались ресурсами воюющих стран); русская армия и флот к 1917 году стали сильнее, чем в 1914 году. Ситуация стала опасной.

В случае победы над Германией, пришлось бы делиться с Россией, отдать ей часть польских земель Германии, Галицию, принадлежавшую Австро-Венгрии, проливы Босфор и Дарданеллы, Константинополь. Кроме того, Россия получила бы Западную Армению, укрепив позиции в Анатолии.

Всё это серьёзно укрепляло стратегическое положение России в Восточной и Юго-Восточной Европе, в Средиземноморье. Россия превращала Чёрное море в «русское озеро», полностью обезопасив свои рубежи на черноморском направлении.

Всё это усиливало мировую роль Российской империи. Поэтому политики Англии и Франции, и стоящий за ними «финансовый интернационал», решили, что оптимальный для них вариант — это ликвидация самодержавия в России и установление «демократической» республики. Благо российский монарх не казался человеком способным «железом и кровью» сохранить абсолютную монархию и империю. Все условия для реализации такого замысла уже были.

Российское общество было недовольно войной, его разрывали сильные, коренные противоречия. Существовала мощная «пятая колонна» — от высокопоставленных масонов, включая представителей дома Романовых, аристократических семей, министров и политиков до националистов, сепаратистов и социалистов-революционеров. Центральная власть показывала слабость и нерешительность.

С начала 1916 года британский посол в России Джордж Уильям Бьюкенен и французский посол Жорж Морис Палеолог наладили хорошие связи с сановниками, с российскими либеральными партиями, в частности, кадетами и октябристами.

Бьюкенен поддерживал высказываемые либералами идеи установления конституционной монархии в России. Причём иностранные послы наладили связи со всеми основными группировками будущих «февралистов» — аристократическо-великокняжеской, генеральской и либерально-масонской. Послы вели переговоры в великосветских салонах и тайных встречах. Многие заговорщики открыто посещали посольства.

В отдельных случаях наглость послов доходила до такой степени, что они открыто давили на правительство и царя.

Сэр Д. Бьюкенен

В январе 1917 года во время встречи с Николаем II английский посол уже разговаривал с императором «с позиции силы». Отбросив всякую дипломатичность, Бьюкенен заявил, что считает своим долгом предупредить Российского императора «о бездне, которая находится впереди» него.

«Вы подошли, сэр, к развилке и должны теперь сделать выбор между двумя путями. Один приведёт Вас к победе и славному миру, другой — к революции и катастрофе. Позвольте мне просить Ваше Величество выбрать первый».

Бьюкенен «рекомендовал» (https://en.wikipedia.org/wiki/George_Buchanan_(diplomat)) Николаю II ввести конституционный порядок в России.

Русские эмигранты, уехавшие из России после Февраля 1917 года, активно обсуждали роль Бьюкенена в подготовке революции. Фрейлина последней русской императрицы Александры Фёдоровны, баронесса София Карловна Буксгевден (1883 — 1956) писала:

«Его Величеству доносили, что сэр Джордж постоянно общается с Милюковым, Гучковым и подобными им либеральными деятелями — личными врагами Императора, к которым сэр Джордж, судя по его воспоминаниям, относился просто как к представителям оппозиции (с точки зрения британского парламентаризма).

…Из достоверных источников мне также стало известно, что лишь военная обстановка и связанные с нею трудности в смене дипломатических представителей союзников помешали Императору лично написать Его Величеству королю Георгу с просьбой отозвать сэра Бьюкенена назад в Англию»;

«Супруга посла леди Джорджина Бьюкенен состояла почётной председательницей Комитета по сбору пожертвований на лазарет Государственной думы, что давало повод депутатам собираться в английском посольстве у сэра Джорджа, чтобы обсуждать планы государственного переворота».
(«Life and Tragedy of Alexandra Feodorovna, Empress of Russia». London, N.Y., Toronto: Longmans, Green, 1928).

Сведения баронессы уникальны, так как она сопровождала царскую семью в ссылку в Тобольск. Была отделена от неё незадолго до убийства.

Князь Гавриил Константинович утверждал, что Бьюкенен «способствовал нашей «великой и бескровной» революции». Парижская эмигрантская пресса в 1923 году сообщала:

«Княгиня Палей (жена великого князя Павла Александровича, которая была одной из самых активных заговорщиц в великокняжеской группировке — наше прим.) продолжает печатать в «Ревю де Пари» свои мемуары, в которых обвиняет сэра Джорджа Бьюкенена в содействии подготовке русской революции».

Благодаря знакомству с великими князьями, генералами и думскими лидерами Бьюкенен и Палеолог получали секретную информацию о боевых операциях русской армии, её состоянии, планах, возможных кадровых перестановках в высших эшелонах власти, высказываниях императора и императрицы в узких кругах.

По сути, английский и французский послы выступили в качестве резидентов враждебных государств, и как организаторы государственного переворота. В их присутствии велись переговоры о сценариях переворота, а послы союзных держав, не прерывали собеседников, не заставляли их отказаться от антигосударственной деятельности, не известили императора.

Британский посол Бьюкенен больше общался с заговорщиками из думской среды, юристами и промышленниками, английское посольство постоянно посещали такие известные либеральные деятели, депутаты 4-й Государственной думы и будущие руководители Временного правительства, как князь Львов, Милюков, Родзянко, Маклаков, Гучков и другие.

Французский посол Палеолог больше предпочитал великосветские салоны, вроде салона великой княгини Марии Павловны.

Российская верховная власть имела некоторые данные о заговоре и могла жёстко пресечь деятельность заговорщиков, но не сделала этого. Николай считал такие действия «резкими», «неудобными». В целом Николая Александровича понять можно, чтобы предотвратить переворот, ему надо было «зачистить» значительную часть дома Романовых и российской «элиты». На это у него духу не хватило.

Таким образом, против императора и самодержавной России сплотилась значительная часть имперской «элиты» — представители семьи Романовых, верхушка генералитета, думские деятели, представители городских и промышленных буржуазных организаций, промышленники, банкиры и юристы.

Координацию этих разнородных сил осуществляли посольства Англии и Франции, а также масонские ложи.

В январе 1917 года в Петроград прибыла союзная миссия, в лице представителей Англии, Франции и Италии.

После совещания с английским послом сэром Джорджем Бьюкененом, французским послом Палеологом, Гучковым, бывшим в то время председателем Военно-промышленного комитета, князем Львовым, председателем Думы Родзянко, Сазоновым, Милюковым, генералом Поливановым и некоторыми другими лицами эта миссия имела наглость представить нашему государю требования следующего рода:


  • Введение в Штаб Верховного Главнокомандующего союзных представителей с правом решающего голоса,

  • Обновление командного состава всех армий по указаниям держав Согласия,

  • Введение конституции с ответственным министерством.

Государь император на эти «требования» положил такие резолюции.

По первому пункту:

«Излишне введение союзных представителей, ибо Своих представителей в союзные армии, с правом решающего голоса, вводить не предполагаю».

По второму пункту:

«Тоже излишне. Мои армии сражаются с большим успехом, чем армии Моих союзников».

По третьему пункту:

«Акт внутреннего управления подлежит усмотрению Монарха и не требует указаний союзников».

В английском посольстве сейчас же после того, как сделался известным ответ государя, состоялось экстренное совещание при участии вышеупомянутых лиц.

На этом роковом и преступном совещании, имевшем для России бесповоротно гибельное значение, было решено «бросить законный путь и выступить на путь революции», причём время для переворота было назначено на первый же отъезд государя в Ставку. На полученные от союзных представителей деньги начала вестись усиленная агитация в пользу переворота.

Поэтому тезис о том, что «большевики погубили Российскую империю», ошибочен и лжив. На большевиков просто пытаются переложить ответственность за уничтожение империи. Разрушила её выродившаяся старая «элита», предавшая «старую Россию».

Естественно, что многие оправдывали свои действия благими пожеланиями. Мол, хотели построить «новую, демократическую Россию», свободную от «оков самодержавия». Мы это уже не раз слышали и в новейшее время. Хотели как лучше, а получилось — как всегда. Разрушители не могут созидать!

Февральские события 1917 года — кровавый антимонархический переворот в Российской Империи, в результате которого было свергнуто самодержавие.

Традиционно начало переворота относят к 23 февраля (8 марта по новому стилю), что навевает конспирологические мысли о «подлинных» причинах празднования двух этих дат в СССР и современной России под видом «мужского» и «женского» дней.

Февральский переворот явился прямым следствием заговора представителей либерально—масонского подполья, Государственной думы и высшего военного командования.

УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ НЕПРОФЕССИОНАЛИЗМ ЦАРЯ —КРАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

В связи с данными событиями стоит остановиться на том, что управление людьми основывается на двух способах формирования лояльного окружения:


  • или методом подкупа и удовлетворения человеческого честолюбия,

  • или методом устрашения.

В истории российской монархии разные Государи использовали или один из этих методов, или оба поочерёдно. Кнут и пряник был в руках Петра Великого, предпочитала подкуп Екатерина Великая и её внуки: Александр I и Николай I, хотя последний всегда использовал силу, если того требовали обстоятельства.

Император Павел предпочитал управлять через устрашение окружающих, но не разбирал, кто действительно ему предан, а кто только делает вид «преданного слуги»…

Александр II и Александр III создали свои команды, первый через реализацию идеи всеобшего блага и освобождения крестьян от «векового рабства», а Александр III удерживал порядок как через жёсткость в обращении с противниками, так и собственной харизмой и непреклонностью в исполнении своих решений.

Одна из проблем Николая II как управленца заключалась в том, что он не желал опускаться ни до «подкупа лояльных», но не желал и внушать страх, т.к. считал, что верноподданные обязаны сами следовать Присяге, принесённой ему как Императору.

Но во времена, когда «все умы колебались», надо было выбирать или применять репрессии, не «после победы», а «здесь и сейчас», или вести тонкую игру с награждением и поощрением преданных, и отстранением, и заточением враждебно и оппозиционно настроенных.

Государь не делал ни того, ни другого… Вероятно он понимал, что ничего исправить Он уже не сможет. Может он верил в те предсказания, которые он получал во время своего правления, не считая их предостережениями, требующими деятельного изменения своих намерений и действий.

ЧТО ЗНАЮТ РОССИЯНЕ О СОБЫТИЯХ 1917 ГОДА?

В канун 100-летия с момента важного события в истории страны Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провёл исследование на тему отношения россиян к революции 1917 года.

Согласно опубликованным результатам опроса, 45% опрошенных считают, что Великая Октябрьская Социалистическая революция выразила волю большинства народов, проживавших на территории Российской империи. 43% считают наоборот. При аналогичном опросе в 1990 году мнения разделялись так: 36 и 37% соответственно.

Основной причиной революции россияне по-прежнему считают тяжёлое положение народа, так ответили 45% россиян. 42% респондентов не смогли ответить на вопрос о целях сторонников революции. Среди наиболее часто называемых ответов — «государственный переворот, изменение политического строя» (19%), «власть — народу, фабрики — рабочим, земли — крестьянам» (13%), «изменение жизни к лучшему» (10%).

Сегодняшние респонденты скорее предпочли бы не участвовать в революционных событиях: 27% предпочли бы переждать, а 16% — уехать за рубеж. 28% оказали бы поддержку большевикам. ВЦИОМ отмечает рост симпатий, с одной стороны, к таким деятелям революции, как Ленин, Дзержинский, Сталин, с другой, к Николаю II, Колчаку.

Последствия революции для страны большинство людей оценивают положительно. 38% опрошенных считают, что «она дала толчок социальному и экономическому развитию страны», а 23% — «она открыла новую эру в истории России».

Новую революцию в стране желают лишь 5% опрошенных, 92% считают это недопустимым. Вероятной её называют 30ку%, 61% респондентов с этим не согласны.

Эти данные свидетельствуют о низком уровне знаний жителей страны о нашем историческом прошлом, чем и пользуются, например, жёлтая пресса, либералы-западники, Ельцин-Центр и прочие прозападные организации.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Февральский переворот долгие годы готовили представители думской либеральной оппозиции (А.И. Гучков, П.Н. Милюков, М.В. Родзянко), представители крупного капитала (А.И. Коновалов, П.П. Рябушинский, С.И. Терещенко). Помощь заговорщикам оказали генералы верховного командования (М.В. Алексеев, Н.В. Рузский, А.А. Брусилов).

Но расторопнее всех оказались совсем иные силы — революционное крыло Думы (А.Ф. Керенский, Н.С. Чхеидзе, Н.В. Некрасов), которые использовали в своих целях и думцев, и промышленников, и генерал-адъютантов Ставки, предавших своего царя.

В свержении императора Николая II были заинтересованы представители влиятельных кругов западных стран, прежде всего, Великобритании, не желавших делиться с Россией плодами грядущей победы.

В заговоре против царя приняли деятельное участие английский посол Дж. Бьюкенен, французский посол М. Палеолог и американский посол Д.-Р. Френсис. В этом контексте обо многом говорит фраза Д. Ллойд-Джорджа, произнесённая им сразу же после получения известия из России об отречении Николая II :

«Одна из главных целей Великобритании в этой войне достигнута!»

Трагедия России заключалась в том, что на историческом переломе ни промышленники, ни думцы, ни генералы не хотели понимать, куда они толкают Россию.

И в феврале 1917-го, и в августе 1991-го Россия стала разменной картой политиканов, которые называют себя либералами. Однако настоящий либерализм вовсе не предусматривает обязательной ненависти к своей собственной стране.

Либералы бывают разные. Английские, французские, немецкие либералы двух последних столетий немедленно оставляли свой либерализм, как только их родине угрожала опасность. Так же поступали и многие русские либералы, добровольцами уходившие на войну с Турцией за освобождение Балкан, русско-японскую и Первую мировую войны.

Те же, кто стремился и стремится к захвату власти любой ценой, кто готов жертвовать судьбами Родины во имя своей собственной гордыни — должны по праву называться «февралистами».

В 1917,1991 и 1993 годах Россия была разрушена не в результате военного поражения, а в результате предательства.

И если предательская роль Горбачёва и Ельцина сегодня очевидна для большинства наших сограждан, то деяния предателей из Государственной Думы и Временного правительства до сих пор не получили заслуженной оценки в полной мере.

А сегодня их идейные наследники снова рвутся к власти.



ИАЦ


***


Источник.


?

Log in

No account? Create an account