?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Пожаловаться Следующий пост
Наука и лженаука
мера1
ss69100

public-nauka-uchenyij10.6.2. Наука и лженаука

Сказанное выше о концептуальной обусловленности науки вовсе не подразумевает некой «множественности научных истин», из множества которых в зависимости от потребностей человек может выбирать ту, которая более соответствует его нравам и интересам — текущим либо перспективным.

Хотя надо иметь в виду, что такого рода воззрения на «научную истину» пропагандируются некоторыми философскими школами на протяжении всей истории нынешней глобальной цивилизации.

И чтобы не подпасть под их власть, надо помнить, что принцип «практика — кри­терий истины» не знает исключений (см. разделы 5.5 и 5.7), и потому умение им пользоваться позволяет адекватно соотносить с жизнью как традиционное «научное знание», так и новые гипотезы, и тем самым разграничивать лженауку и науку, и с достаточной для практики точностью определять области безопасного применения научных теорий и области, в которых имеющиеся теории утрачивают в силу разных причин свою работоспособность и практическая деятельность требует разработки новых теорий.

Сказанное выше в разделе 10.6.1 подразумевает, что:

· Жизнь познаваема,

· Истина — многогранна,

· в разных концепциях управления могут быть востребованы раз­ные грани Истины, подчас не имеющие друг с другом ничего общего, кроме источника их происхождения — объективной реальности;

· {C}а кроме того, в концепциях толпо-«элитарного» характера неизбежно востребована и какая-то лженаука, назначение которой — обслуживать идеологическую власть, т.е. — дурить людей, чтобы они:

{C}

Øна основе целенаправленно сформированных в их психике под воздействием «науки» «само собой разумений» — вели себя соответственно концепции осуществления власти над ними, не замечая при этом своего невольничьего положения{C}[1]{C},

{C}Ø и были информационно-алгоритмически управленчески (т.е. объективно) зависимы от хозяев и заправил концепции, господствующей над их жизнью.

Соответственно роли лженауки как одного из системообразующих фак­торов в библейском проекте — один из афоризмов Козьмы Пруткова гласит: «Люби ближнего, но не давайся ему в обман».

Поэтому говорить о науке, оставив в умолчаниях вопрос о лженауке как об объективно недостоверном псевдознании и отрасли общественной деятельности, в результате которой псевдознание производится и внедряется в культуру общества под видом достоверной истины, — в социологии лженаучно.

Необходимо понимать следующее:

· Лженаука, в силу субъективизма людей, склонного к ошибкам и доходящего до принципиального нежелания переоценивать и изменять свои мнения, в обществе генерируется всегда.

· Но если наука как отрасль общественной деятельности здрава смыслом, в силу чего способна отвечать на практические вопросы людей, являющихся потребителями знаний, генерируемых наукой, то лженаука не может иметь массового распространения, а тем более — притязать на господство над умами людей.

· А вот если наука больна, то она в большей или меньшей мере пронизана лженаукой; в ней существуют темы, запрещённые как по оглашению, так и по умолчанию{C}[2] для исследований, и потому такая наука не способна давать ответы на многие практические вопросы, значимые для множества людей, а также и для действующих политиков. В таком случае люди, подталкиваемые самóй несостоятельностью господствующих школ традиционной науки, вынуждены искать ей альтернативу, которая может быть двоякой:

{C}Ø Самостоятельно производить новое знание и практические навыки по мере возникновения в их жизни потребностей в этих знаниях и навыках и делать это в темпе осуществления деятельности. Но будет ли это знание признано «научным»? — во многом обусловлено тем, насколько оно вписывается к концепцию управления, под властью которой живёт легитимная в этом обществе научная традиция (возможно, официальная), курирующая соответствующую предметную область (тематику исследований).

{C}Ø Найти «консультанта по проблеме», альтернативного профессиональным учёным «авторитетам», который может оказаться и шарлатаном или психопатом-графоманом, а может оказаться и научно успешным «дилетантом», которому не нашлось места в профессиональной среде «больших учёных» именно вследствие нравственно-этического и (как следствие) интеллектуального нездоровья самой науки как отрасли профессиональной деятельности в этом обществе и несоответствия деятельности «дилетанта» господствующей концепции управления обществом.

Иными словами:

В науке объективны только результаты наблюдений и экспериментов, объективны настолько, насколько сам наблюдатель или экспериментатор не вносит искажений в течение наблюдаемого им процесса или проводимого эксперимента. Всё остальное в науке — исключительно субъективные интерпретации наблюдений над естественным течением процессов и над проводимыми экспериментами.

Эти субъективные мнения должны оцениваться:

· как объективно научные, если на их основе можно вырабатывать решения с предсказуемыми последствиями и проводить эти решения в жизнь, получая на выходе обещанный теориями результат;

· и как объективно лженаучные, если на их основе необходимые в жизни решения либо невозможно выработать, либо осуществление выработанных решений приводит к последствиям, непредсказуемым или прямо противоположным ожидаемым.

Поскольку ошибки в науке неизбежны, то нравственно-эти­чес­кая здравость науки и её методологически-познавательная состо­ятельность (см. главу 5) характеризуется не столько статистикой генерации новых ошибок, сколько продолжительностью жизни возникших в прошлом ошибочных теорий в целом и ошибочных мнений по тем или иным конкретным частным вопросам:

· Если ошибочные теории и мнения живут долго, культивируются, а их опровержения замалчиваются, отвергаются без рассмотрения по существу и, в свою очередь, — «опровергаются» на основе целенаправленного подбора соответствующих фактов и исключения из рассмотрения фактов иного рода и прямого подлога, — то тем самым под видом науки культивируется лженаука.

· Если ошибочные мнения и теории ревизуются и выводятся из употребления в практической деятельности и из системы образования сразу же по обнаружении фактов, которые в них «не лезут», вследствие чего рождаются более общие и адекватные жизни теории, то это — нормальный естественный процесс развития науки и показатель её нравственно-этической и интеллектуальной здравости.

Иными словами, нравственно-этически здоровая и методологически-познава­тельно состоятельная наука не накапливает лженаучного псевдознания, поскольку сама систематически непрестанно очищается от лженауки в ходе своего развития в исторически короткие сроки на основе принципа «практика — критерий истины».

Так наука, включая и её лженаучную составляющую, востребованную господствующей над жизнью общества концепцией, обслуживает концептуальную власть. И в этой своей службе она является в большинстве отраслей деятельности людей доминирующим средством решения задачи о предсказуемости поведения объектов (процессов) (см. раздел 6.4), в отношении которых управление либо уже осуществляется, либо его предполагается организовать.

«Интуиция» в самом широком значении этого слова — представляет собой личностно обусловленное субъективное средство решения задачи о предсказуемости поведения, и в силу её неразвитости у большинства людей вследствие подавления психики культурой толпо-«элитарного» характера — есть отрасли деятельности, из которых она практически изгнана.

Но вопреки этому соотношению интуиции и науки в исторически сложившейся культуре — необходимо понимать, что всё научное знание и лжезнание, которое накопила цивилизация за свою историю, образно говоря, представляет собой интеграл по времени от произведения «интуиции» на «осмысление результатов интуитивного прозрения», включая и ошибки как «интуиции», так и осмысления результатов интуитивного прозрения.

В отличие от «интуиции», являющейся личностным достоянием, наука представляет собой достояние культуры общества в целом, и из этого различия «интуиции» и науки проистекают многие жизненно важные для людей персонально и обществ в целом следствия.

{C}



{C}

{C}[1] «Самое большое рабство — не обладая свободой, считать себя свободным» (И.В.Гёте).

{C}[2] На основе глубинно-психологических нравственных запретов и ограниченности мировоззрения и миропонимания.

Из учебника „Основы социологии”, т.3, стр.83