?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Пожаловаться Следующий пост
Сегодня укры мечтают о Европе. По панам соскучились
мера1
ss69100
Господа укры! Историю не выдумывать, а учить надобно.

***

На протяжении двадцати лет весь мир был свидетелем того, как польские правящие классы ввергали народы в страдания, нищету и, наконец, в злополучную войну. Теперь весь мир видит, к чему привело хозяйничанье польских магнатов.

Искусственно созданное двадцать лет тому назад многонациональное государство Польши терпит крах, потому что угнетенные национальные меньшинства и угнетенные трудящиеся массы Польши остро сознают, что у них нет никаких причин бороться за ту Польшу, которая была для них не матерью, а злой мачехой.

Во что превратили польские паны, польские магнаты Польшу? В свое время вице-премьер Квятковский публично делил Польшу на две хозяйственные территории: территорию "А" и территорию "Б". Территория "Б" - это, главным образом, Западная Украина и Западная Белоруссия. Вся угольная, металлургическая промышленность, 80 процентов текстильной, сахарной, цементной, электротехнической и прочих отраслей промышленности находятся в Польше "А".

Здесь, по авторитетному заявлению пана Квятковского, находится свыше 80 процентов газовых заводов и водопроводов. Здесь построена разветвленная железнодорожная сеть, здесь трамваи в городах, свыше 80 процентов типографий, культурных и санитарных учреждений. Польша "А" потребляет 93 процента всей электроэнергии, 80 "процентов искусственных удобрений и сельскохозяйственных машин, свыше 80 процентов железа и свыше 95 процентов кофе и чая.

Противоположную картину представляет Польша "Б", т.е. Западная Украина и Западная Белоруссия. Это в буквальном смысле слова - внутренняя колония польского финансового капитала, польского империализма. Польша "А" продает по повышенным ценам товары своих фабрик Польше "Б" и за бесценок скупает в этой внутренней колонии сырье и сельскохозяйственные продукты.

Промышленность Западной Украины и Западной Белоруссии была в значительной степени ликвидирована после оккупации поляками. И вот, несмотря на то, что Западная Белоруссия производит почти четвертую часть картофеля в Польше, польское правительство почти полностью ликвидировало в Белоруссии промышленность, перерабатывающую картофель, - винокуренные, паточные, крахмальные заводы. Льнообрабатывающие фабрики Белоруссии также ликвидированы.

Западную Белоруссию - важнейшую область льноводства - вернули к выматывающей силы прялке. Ликвидировано кожевенное производство Виленщины, которым она некогда славилась. В текстильной промышленности Белостока, крупнейшего текстильного района, такая же картина. В 1929 году численность рабочих в текстильной промышленности Белостока составляла 47 проц. довоенного уровня, в 1930г. - 40 "процентов, в 1931г. - 37 процентов, а дальше пошло еще хуже!

Хищнически истребляются леса Западной Украины и Западной Белоруссии. Почти полностью ликвидирована мебельная промышленность Западной Белоруссии. В свое время Польша предоставила спичечную монополию знаменитому эксплоататору, впоследствии прогоревшему "спичечному королю" Крейгеру. Крейгер закрыл все фабрики, кроме одной, выбросив на улицу и обрекши на голод тысячи рабочих и работниц.

Что представляет собою сельское хозяйство Польши, сельское хозяйство Западной Украины и Западной Белоруссии в частности? Каково там положение крестьянства, что получили от Польши крестьяне Западной Украины и Западной Белоруссии? Польское правительство ограбило их в пользу польских помещиков. В Польше сохранились многочисленные феодальные пережитки, - чересполосица, отработочная система и другие формы феодальной эксплоатации.

16.000 польских помещиков захватили 45 процентов всей земли; 2 тысячи самых крупных помещиков (тысяча и свыше га) сосредоточили в своих руках одну пятую всех земель Польши. Помещичьи имения занимают вдвое большую площадь, чем крестьянские хозяйства размером до 5 га 1).

Польское правительство провело грабительское "землеустройство". Оно провело хуторизацию в Западной Белоруссии и на Западной Украине, при чем в большинстве случаев лучшие земли на этих хуторах получили польские колонисты - "осадники", бывшие военные, а бедноту отодвинули на пески и болота. Крестьяне Польши знают безграничную власть таких магнатов, как Кароль Радзивилл, имеющий в одном только имении "Давидгрудок" в Полесье 170 тысяч моргенов земли, свыше 100 тысяч моргенов имеют графы Маврикий Замойский и Сапега, свыше чем по 50 тысяч - графы Скужевские, князья Чарторыйские, Любомирские, Потоцкие, Януш Радзивилл и многие другие, широко известные крестьянам как хищные эксплоататоры.

По переписи 1927 года безлошадных хозяйств в Польше было 44 процента, бескоровных - 14 процентов. Пролетарские и бедняцкие хозяйства составляли вместе 76,2 процента (8,8 плюс 67,4). За последнее десятилетие крестьянство еще более обнищало.

В сентябре 1933 года Институт социальной экономики в Варшаве после крупных крестьянских восстаний в Центральной Галиции, встревоживших всю польскую буржуазию, провел анкету среди крестьян. Очень незначительная часть ответов на эту анкету, конечно, тщательно профильтрованная, была напечатана. Жуткая картина! Известный польский писатель Ян Виктор, ужаснувшись этого безвыходного положения крестьян, писал: "Чтобы дать характеристику положения народа, надо бы писать не пером, но кулаком, не жалобой, но проклятьем, не кровью, но железом" 2).

Что же пишут сами крестьяне?

Из Меховского уезда: "Ныне в имениях помещики угнетают рабочего самым позорным образом, без всякого стеснения... С существующими законами, правилами и договорами помещики совершенно не считаются, рабочего заставляют работать по прежним царским законам". (Стр. 209-210).

Из Ласского уезда: "Деревня ныне не видит перед собой никакого будущего. Огромная безнадежность сейчас господствует в деревне. Люди бессмысленно бродят; всюду нищета, опустошение и отчаяние... Деревни походят скорее на кладбище, чем на средоточие людской жизни". (Стр. 81).

"Отчаяние охватывает человека! - пишет крестьянин из Бучацкого уезда. - Это грех, вопиющий о мести к небу. Хлеба в избытке, а мы, крестьяне, - полуголодные, а есть и совсем голодные. Одежды, обуви и топлива в Польше много, а нам холодно и нас гложет нужда... Как тяжело жить, - пером не описать". (Стр. 96).

"Знают ли в Варшаве о том,- спрашивает этот крестьянин,- что пачка табака разделяется ножом на четыре части, чтобы можно было легче купить, что спички покупаются на штуки... что соль покупается на граммы, а керосин покупают по четверти, по восьмой литра, и что несколько изб пользуются одной зажигалкой". (Стр. 102).

Безземельный крестьянин Лодзинского уезда пишет: "Это не жизнь, а тюрьма, смерть лучше такой жизни".

Можно бы привести десятки таких заявлений крестьян даже из этой серии тщательно отобранных писем. Неудивительно, что некоторые крестьяне приходят к выводам, что "так дальше продолжаться не может", что "со временем должен настать справедливый общественный строй, тогда будет уничтожена всякая эксплоатация". Надеждами на установление этого справедливого строя, который уничтожит эксплоатацию, живут в Польше миллионы людей. Но разве они не знают теперь, что этот строй не свалится им с неба, что никакая ченстоховская матерь божья не даст им этого счастья?

В 1927 году депутат английского парламента лейборист Бекет, побывавший в Западной Украине, писал:
"Мы посетили Владимир (Волынский) на Западной Украине. Я знаю Индию, и вы, разумеется, слышали о страшной нищете индийских деревень. Но никогда мне не приходилось видеть такую угнетающую и отчаянную нищету... Теперь нам становится понятным, почему Польша содержит столь многочисленную армию" 3).

Положение крестьян Западной Белоруссии и Западной Украины с тех пор значительно ухудшилось. С 1927 года потребление сахара в селах Волыни и Полесья сократилось за 10 лет на 93 процента, соли - на 72 процента, угля - на 50 процентов. Для многих и спичка стала недоступной, вернулись к огниву и кремню. От керосиновой лампы - к лучине, от железного плуга - к допотопному деревянному плугу.

Так жил годами этот ограбленный, бесправный, униженный крестьянин Западной Белоруссии и Западной Украины. Из-за рубежа до него доносятся радостные песни вольного коллективного труда. Он видит, как там, на лучших землях, на безграничных просторах, идет радостный труд, работают стальные машины, тракторы, комбайны. Он знает, что там навсегда уничтожена власть Радзивиллов, Сапег, Чарторыйских, Любомирских и им подобных. И он думает: неужели я должен бороться за то, чтобы сохранить над собою власть панов, ставящих меня в положение бесправного пария? И он с надеждой, с мольбой обращает свои взоры на восток, к своим братьям, украинцам и белоруссам СССР

*
1) Все цифровые данные взяты из сборника "Аграрный вопрос и крестьянское движение", справочник, т. II, изд. Международного аграрного института, 1936г.
2) Польские крестьяне о своей жизни. Изд. Международного аграрного института, Москва, 1936г. Письма крестьян, изданные Институтом социальной экономики в Варшаве.
3) Бернар Лекаш, "Польша без маски", Ленинград, 1928г., стр. 126.
4) Цитирую по книге "Запросы белорусских послов в польский сейм. 1922-1926 гг. Сборник документов о панских насилиях, мучениях и издевательствах над крестьянами и рабочими в Западной Белоруссии". Белорусское гос. издательство. Минск, 1927г., стр. XIX.
5) Стр. XVII.

Источник.


  • 1

ворона

(Анонимно)
Чтобы понять и поверить - прочитайте nvdaili.ru/info/27459.html Меня только обнадеживает то, что персонаж плавно обходит вопросы о РФ, а кое-где и проговаривается, явно выдавая желаемое за действительное. Не все так просто у них с Россией. Боятся, ну или в крайнем случае опасаются, что эти сумасшедшие русские проложат-таки канал им.Сталина между Канадой и Мексикой.

  • 1