ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Логотрон или О преломлении истории через лингвистику посредством математики - 3

Предыдущая часть здесь.

То, что некое слово peisk -"рыба" встречается исключительно в Европе, и «возможно в славянских языках», можно объяснить только единственным, тяжёлым и убийственным аргументом. Латынь – искусственно созданный язык. Русского пескаря, которого без проблем можно найти в любой чистой реке, а тогда ещё везде все реки были чистыми, латиняне, мудрствуя лукаво, назначили представлять всех без исключения рыб.
.

Amen! Доказать? Академикам? Легко.
.

Во всех славянских языках слово рыба звучит практически одинаково. Но в языках романских присутствует некое pisces (лат)., pescado (исп.), pesce (итал), poisson(фр.). Рыбачить – pecher, рыбалка – peche (фр.) На Севере Европы не обошлось без фирменного p-f перехода, без которого лингвистика недосчиталась бы доброй пятёрки своих «германских» корифеев: Fisch (нем.), fish (англ.), fisk (дат.).

Венец этому ряду слово piscine (фр.). – бассейн. Только шутки в сторону. Возникает простой, логичный и последовательный вопрос. А как же тогда зовётся сам «пескарь» на латыни? Здесь и начинаются странные вещи…

gobio gobio sifting goby dragon goby

Рис. 4 Щука – это зубы, а гоби – это песок.

Гоби без песка – просто немыслимая вещь. Некоторые его даже сифонят в поисках пищи, и зарываются в него на ночь. Все эти маленькие рыбки, жизнь которых неразрывно связана с донным песком, будь то пресноводные или нет, получили имя в честь пустыни. Случайно?

Утверждается, что Гоби на монгольском – безводное, сухое место. Что, вот так просто, го-би? На монгольском? Скорей всего, с монголами прошлое опять не согласовали. Ладно, поверим. В любом случае, пустыня - это прежде всего песок, латинское название пескаря - Gobio gobio. Что значит? На латыни - ничего. А повторение – это калька русского выражения - ну, гобио и гобио, ничего особенного,гобио обыкновенный, хотя в русском языке всё ясно, пескарь живёт на песчаных отмелях. По любому, с пескарём Карл Линней «попал конкретно». И не только он. «Бонзы» от лингвистики тоже. Кстати, песок на латыни – arenum, его всё время надо равнять граблями, (пахать оралом, плугом), ар-земля…

Со словом птица происходит что-то похожее, oiseau (уазо) (фр.) – птица, но oieгусь (фр.). В слове гусь элементарно потеряли начальную букву г. Гусь – goose(англ.), Gans (нем.). Поздний французский дифтонг oi в начале слов своё имеет объяснение. Что же гласит по этому поводу лингвистика? Нет, ну в период от латыни и до позднего французского ей иногда можно доверять, почему бы и нет?

«Примерно в XII веке дифтонг éi перешел в дифтонг  ói. В XIII  века из нисходящего дифтонга  ói он развивается сначала в восходящий дифтонг  , а затем в сочетание . Затем к XVI в. переходит в сочетание  , сохраняя, однако, орфографию XII в.:

Ряд: habēre>avéir>avóir>avoér>avwér>avwár (орф. avoir). Первоначально произношение oi, так же как wa, считалось вульгарным, но оно охватывало большинство слов и к XIX в. было признано нормативным.» (1) (Я.А.К.)
.

Итак, «дифтонг éi перешел в дифтонг  ói.» … Проверим: boire –bei – пить, крыша -toit - teit – течь, у греков – στέγη ! Течь - стечь.

вечер - soir – seir - сер, всё верно, вечером на дворе серо. Bueno sera!
.

Но есть ещё нюанс. Разница в произношении начального звука в одинаковых словах: garantie (франц.) - warranty (англ.), или gare – ware...
.

Что характерно, вот этимология английского глагола ware:

«"to take heed of, beware," Old English warian "to guard against, beware; protect,defend," from Proto-Germanic *waraz (cognates: Old Frisian waria, Old Norse vara), from PIE *war-o- "to guard, watch," from root *wer- (4)…»

То есть, франц. gardien (защитник, покровитель, ограда), – это Old Frisian waria,Old Norse vara - те самые варяги? Град-Гард-Уар-ия-Вар-ия.
.

«Германское» waria, вернувшись в русский язык, перешло в Варяг, так как такой «странности» , как «в русской фонетике не имеется… Проясняется, что буква «г» в слове гусь не «упала», а перешла в «уа» - oi во французском и w – английском,гарантия! А говорят, что варяги варили соль(?) Скорее уж участвовали в сварах(warriors). Как-то забылось, что гвардия – это град-стража. Guarde, именно так пишется французская версия.

Тут же, по свежим следам: Poisson – péis-ka - пескарь. Вполне ожидаемо. Poison(фр.) – яд. На самом деле – питьё (пойло), реi- роi- . Яд ведь пьют. Какие похожие, казалось бы, «однокоренные» слова! Именно поэтому, когда лингвисты хотят показать свои достижения в области понимания корнеобразования, они используют русские слова, но не слова европейских языков. Ходить по «минным полям» дураков нет. Кстати, напиток по-французски – boisson, а пить - boire, наследие латыни, в ней из пить сделали бибо, поэтому пиво – biére, напомню, что есть народы, у которых вместо папа – баба
.

Французское voirвидеть должно пройти примерно тот же путь, а почему нет?Videre – veir – voir ... Но, есть нюанс, слово voie (франц.) – дорога, путь, фасон, взгляд на проблему, её, так сказать видение)…
.

Пожилые жители Квебека до сих пор произносят этот дифтонг так, как он написан,ты - toi - тои. Им, судя по всему, неведомо, что и как там решили во Франции век спустя после их отъезда. А путь на английском way, вполне возможно, на каком-то этапе произошло от французского veir. Но только хронология у лингвистов подогнана под 2000-летие Христа. Хотя никто никогда не праздновал и 1000. Тот, кто живёт в пределах прямой видимости на той же voie – дороге, это и ваш voisin, то есть – сосед. Но в этом месте имеется двойственная этимология этого слова: veir, voie – way - видеть. I like your way, - мне нравится ваш (способ, путь), так говорят англичане, имея в виду видение проблемы, взгляд на её решение.

Следующее:

«весь: (деревня), ит. villaggio, фр., англ. village, ит. , исп., фр., villa «деревня,сельский дом», порт. vila. вилла, фр. «городок» ville, ит. vicino «близко», «сосед» , фр. voisin , исп. vecino , vizinho, англ. vicinity «окрестность».(1) (Я. А. Кеслер)

Я.А. Кеслер, видимо, посчитал, что слово vila тоже, как и vesi, исходит от русскоговеси, (вспомним: города и веси). В этой его книге часто можно видеть слова с похожими корнями, объединённые в одну группу. Либо из-за неверной этимологии, либо по какой-то ещё причине. Но, пожалуй, это единственный недостаток, который меня смутил в его «классификации». Нетрудно увидеть, что виль – это попросту - жильё, а веси – окрестности.
.

Так что, voisin, voie (фр.) слова с похожим корнем, но абсолютно разного происхождения, явление, свидетельствующее о заимствовании из русского с последующим безсистемным слоготворчеством. У меня время от времени появляется горячее желание попасть в «дремучее» средневековое прошлое и дать подзатыльник латинским словоблудам. Но машину времени пока ещё не изобрели.
.

Вот, пожалуйста: pouvoir (франц.)ро+veir, практически power (англ.), то естьповерь (за веру, царя и отечество), другой французский синоним puissance - отpousser (франц.), push (англ.), это русс. пускать (толкать). У этих трёх слов -pouvoir, power, puissance очень много значений: сила, могущество, держава, возможность, власть, степень, полнота… Puisse-je montrer? Могу я показать?
.

Соответственно, never (англ.) – никогда, или не верю. Но never «написали» черезv, чтобы не путать с newer – новее, от new - новый.






Рис. 5 К родне русского веси можно добавить знаменитое pro-vince.

Откуда взялось латинское villa, будет рассмотрено позже. По-испански, между прочим, это слово так и звучит – вилья, а вот уже во французском языке, несмотря на наличие правила читать –ille как –ий, для слова villе сделано редкое исключение -виль! Voilа (франц.) - букв. - Вот видишь! Частный случай дифтонга oi - ( уа) описан у Я.А. Кеслера:

«Во-первых, в начале исконно-английских (т.е. общих с балто-славянскими) слов звучал и звучит именно звук "w" (краткое несло-говое "у"), а не "v", и пишется именно w, в романских языках этого звука в начале слова небыло и нет теперь (кроме позднейшего французского дифтонга oi). Зато этот звук прекрасно сохранился в славянских языках - украинском, белорусском и одном из лужицких.» (Я.А.К.)
.

В общем, вероятно так и есть, гуся назначили быть птицей. В общем смысле. А что, пескарь - рыба, гусь - птица. Почему гусь, а не курица? Так ведь курица - не птица. Всё как в кинокомедии: « Скажи Ыыба»! – «Сеёдка»! «Наступить на грабли», конечно, не трудно, но общий принцип создания «древних» языков понятен. К латинскому anser - гусь, надо относиться спокойно, Карл Линней тоже должен был изобретать слова. Но это - то же самое слово. Использовал то, что есть, иначе нетрудно и запутаться. Кстати, Карла звали Линнеатус, если по-латински. Что всё объясняет.
.

Далее, из лекции:

«турецкие kulak «ухо», durak «остановка» (между прочим, последнее слово привлекло внимание Иосифа Бродского, который обыграл его в своем эссе о Стамбуле).»

Слово дурно(й) тихо живёт в Европе. Дурные времена и дурное обращение были не только на Руси. Dur (фр.) твёрдый, тяжёлый, грубый. А внимание И. Бродского могли бы привлечь другие турецкие слова. Первый, перший, беренши; равно как и как же, як-же, якши.

Dura lex, sed lex. - Суров закон, но это закон. Lex (legem) (лат.) –закон,

loi (франц.), law (англ.) – от русского корня лож, лежать, уложение.

Как объяснить такое:

Право – prime, криво – crime ?
.

Так называемое римское право чуть ли не полностью покоится на русских словах: правда, адвокат, прокурор, юстиция, и т.д. indicium (лат.) in+рик (речь), preuve (фр.) – доказательство, ad-вякать, про (над) зирать, щирый - jury, Про «перевороты» букв в словах – ниже. Большой вопрос, а что же понимать под термином Рим? Где и когда это происходило на самом деле?

«Вот некоторые примеры сходства как формы, так и значения, за которым, однако, не  стоит ни отношения родства, ни отношения заимствования, то есть ничего, кроме чистой случайности. Итальянское stran-o ‘странный’ и русское стран-ный одинаковы по значению и имеют одинаковый корень (но  итальянское слово произошло из латинскогоextraneus ‘внешний, посторонний, иностранный’, от extra ‘вне’, а в русском тот же корень, что в страна, сторона).»

Если уж итальянское stran-o произошло от латиского extraneus, просто неизбежно встаёт вопрос, что есть ex- в латыни, попадающееся в ней на каждом шагу? Неужели трудно догадаться, что это аналог русского из- ? Слова с этим корнем есть во многих европейских языках, но почему-то только русскому языку отказано в родстве. Как эти слова могли разделиться в глубоком «индоевропейском» прошлом так, что стали так похожи друг на друга сегодня? Если оба языка произошли от «индоевропейского», то в чём же проблема-то? Или русский язык в этой семье – приёмное дитя?

«Персидское bäd ‘плохой’ как по звучанию, так и по значению практически совпадает с английским bad ‘плохой’, но родства между ними нет.»

А почему бы нет? Так кто-то решил? Бедный, больной и плохой во многих языках употребляются в одном контексте. Когда дела у кого-то плохи, так и говорят - бедный человек. Даже если он очень богат. Французы так и говорят, j’ai besoin = мне нужно. Буквально - я имею беду. В английском другое заимствование - мне нужно = I need - я нуждаюсь. Репа пареная! Но не для академиков-лингвистов. Они занимаются выведением слов не из языка (русского), а из лингвы (латыни). Так что можно с уверенностью сказать, что к сравнительному языкознанию их схемы не имеют отношения.
.

Если бы указанные выше (важные!) слова были на самом деле истинно английского или французского (латинского) происхождения, то в этих языках должны были бы найтись и другие однокорневые родственные слова, чего не наблюдается. Зато находятся в русском языке. И о чём это говорит?

«Таджикское назорат надзор’ очень похоже на русское надзор (но  в действительности оно заимствовано из арабского)

То, что таджики знавали арабов, академики допускают. Но то, что арабы знали русских, видимо, тайна великая. Лингвисты и здесь следуют той же самой традиционной хронологии, согласно которой арабы «древнее» славян, поэтому заимствовать у них слова просто не могли. Облава по-казахски - абылау. Наверное, тоже из арабского. Правда, не уверен, что это слово ещё можно найти в словаре. В новых государствах всегда и везде был спрос на лингвистов. Они-то всегда точно знают, какое слово было в древности…

«За время существования исторической лингвистики в этой науке сделано два главных открытия — открытие самого факта, что языки со временем изменяются, и открытие основного принципа их изменения.»
.

Всё правильно. Распад единого славянского языка на множество других и породил надобность сначала в толмачах, потом - в словарях, и только потом в лингвистах. Словари в Европе появились совсем недавно, вместе с самими лингвистами. До этого, получается, никакой нужды ни в тех, ни в других, не было. Хотя, конечно же, языки изменялись. Но это мало кого волновало. Откуда тогда взялась нужда в лингвистах? А зачем правителям - политикам имиджмейкеры?
.
      Почему у претендентов на тёплую должность пользуются таким повышенным спросом специалисты по составлению т.н. CV? Беда их в том, что в отделе кадров тоже работают не страдающие наивностью, которые нанимают специалистов по проверке на «вшивость». И те вдруг выясняют, что: не был, не работал, не состоял, зовут его не так, сидел, и даже ещё не вышел. Именно так это и произошло, как с историей, так и с лингвистикой, одна намертво пристёгнута к другой браслетами. Понятно, вместе и утонут.
.

Главный принцип изменения языков? Поднимите руки те, кто поверит в то, что все народы, заимствуя слова из другого языка, следовали бы одному и тому же принципу, каким бы он не был. Законы лингвистов напоминают не законы, а свод подзаконных актов и поправок к законам. Я уже раньше писал, что никакой единой системы заимствования слов из одного языка в другой никогда не было, нет, и не будет. Зато было много «плохих и разных». Объяснение очень простое, у каждого народа – своя, выработанная веками и тысячелетиями фонетика. И, заимствуя слово из другого языка, непроизносимые звуки заменяются на «свои», а непонятные буквы заменяются, или… придумываются новые. Как вариант, комбинируются те, которые уже есть в наличии.

«Внешний облик слова в ходе истории языка может меняться чрезвычайно сильно — вплоть до полной неузнаваемости. Вот для наглядности некоторые примеры: латинское calidum ‘горячий’ превратилось во французском языке в chaud [šo]; Как можно видеть, древняя и новая формы одного и того же слова иногда могут даже не иметь ни единого общего звука.»

Родство между латинским calidum и французским chaud не вызывает у академика никакого сомнения. А помните историю выше, с русским словом странник и strano, stranger, etranger? Притом, что англ. stranger и ranger – вовсе не родственники.Stranger - иностранец, а ranger - полицейский, наводит порядок.

В латыни есть слова, заканчивающиеся на -sco. То же calesco, - в словарях -сильно нагреваться, на деле же просто калиться. Подобные слова есть и в этрусских надписях, что вполне укладывается в происхождение латыни из славянского языка. Во французском языке в т. н. возвратных глаголах окончание -ся (себя) пишется перед глаголом, и отдельно : se chaufferгреться.
.

Да, от франц. chauffeur и произошло русс. шофёр. Необычного здесь ничего нет, ибо первые шофёры появились на паровозах. Заимствованное слово!
.

Вот она, калидус – каменус, калённая каменка, а вот он, «римский» тракт.

Cheminée - каменка рис. 6 Chemin - Caminetto

Попросите лингвистов объяснить родственность двух этих слов, и посмотрите на их объяснения-построения. Потом дайте им ответ и посмотрите ещё раз. Будьте готовы, они спросят у вас диплом лингвиста или филолога, отвечать вопросом на вопрос, или уводить тему в сторону – это всё, что они смогут вам ответить.
.

Caminetto - дорога ! (итал.), аcheminer (франц.)вести (куда-либо),

iter (лат.) - идти. Отсюда и - ин-ициация, начало пути (куда-либо).
.

Боюсь, не только лингвисты, но и итальянцы не смогут ответить, почему дорога -каминетто
.

Похожая пара: porte – port, дверь – порт (франц.), наглядный пример того, что создававшие французский словарь прекрасно знали, что оба слова имеют одного предка – русское слово дверь. В старонемецком остался след – dwort – дверь. А в «новоанглийском» - door. Потеря в в середине соединила две буквы о. Но, видимо, чтобы не произносить как дур, решили сделать исключение – доор. Грузчики-носильщики портеры появились уже после портов-порталов. Аэропорт? вЕТЕР – дВОРТ, воздушные ворота… Стоит заметить, что «внутри» латыни есть переход dv-b, может, поэтому и Бизантий, bis-antic, буквально - вторая античность.
.

Конечно, в русском языке тоже можно найти нечто подобное, например словабрать и брат. Но они не выглядят залётными птицами, у обоих из них в русском языке очень легко находятся родственные, подтверждающие происхождение слова-побратимы. К тому же надо ещё проверить, как эти слова писались в прошлом. Современное дочь не очень похоже на старое дщерь.
.

Ещё один пример из (2) : (Ф.Н.Ф.)

persenesco – возможно, от русс. пере-сникнуть, однако в другом месте Ф.Н.Ф. (2)выводят это слово от забытого старорусского парсуна (парусина), кусок холста, на котором и рисовали портреты. Так сказать, «собственной персоной», «нарисовался».

Буквально – пере-сникнуть. Этот случай объясняет такие вещи: segnore (ит.),monsieur, seigneur (фр.) señor (исп.) и sir (англ.) С другой стороны, enseignant –преподаватель (фр.) от знание, ещё: renseinements – справка, ознакомление, информация (фр.). В любом случае сеньор – знатный и старый человек, из сената. Все эти signe, signal, signiture, designe, σημα (греч.), равно как и knowledge, savoir, diagnostic, agnosco - произошли от русского смыслового ряда - знак, знамя, знать, знатный.
.

Однако, слово persenesco очень созвучно со словом персона, которое считается одним из немногих, якобы научно дешифрованных этрусских слов. Что характерно, по смыслу тоже совпадает полностью.
.

То, что латинское calidum родом из русского калить, академик не признает никогда, понятно. Но он же и не сможет объяснить, почему во французском это слово получило такое «жестокое» обращение. Изучать западные языки (да и славянские, которые перешли на латиницу) без т.н. транскрипции, невозможно. Объяснение же можно быть только одно, это введение латиницы в т.н. средние века. Это прекрасно было описано Я.А. Кеслером в книге «Азбука и русско - европейский словарь». Я.А. Кеслер, химик по специальности, вроде, ни разу не лингвист, без профильногообразования, составил нечто, что можно было бы назвать «периодической таблицей фонетических элементов». Естественно, привычка во всём выискивать систему и привела к вполне логичному результату.
.

Я.А. Кеслер наглядно показал, что у букв, как в алфавитах, так и в схеме, есть и место, и вовсе не с «потолка» взятое название, и «валентность», когда у них есть сразу несколько «озвучек», и устойчивость («удельный вес»), и даже «порядковый номер» (числовое значение), из-за которого в алфавитах, казалось бы, без всякой особой нужды появлялись те или иные буквы, иногда даже и не имеющие огласовки. В том числе описаны и случаи «алхимии», когда один элемент (звук, буква) переходил в другой, в который, казалось бы, он не мог перейти никоим образом. Но переходил!

Продолжение следует…

Tags: Вашкевич, Фоменко, арабский, история, лингвистика, математика, русский, язык
Subscribe

  • Как в США и на Западе ЦРУ насаждало наркотики

    ДВЕРИ ВОСПРИЯТИЯ: ПСИХОДЕЛИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ЦРУ Напряженность, с 1960 года постепенно набиравшая обороты в университетах, вполне могла бы…

  • Принцип причины и следствия

    ...„Ничто не возникает без причины . Каждая причина имеет свое следствие. Каждое следствие имеет свою причину. Все в Мироздании совершается…

  • Ковид-19 навсегда?!

    Теория вакцинации официальной медицины и выводы из неё «Коллективный иммунитет к COVID-19, скорее всего, не будет сформирован в Соединенных…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments