July 15th, 2013

мера1

Патологии в Сети

Появление интернета изменило нашу жизнь, поделив ее на "реальную" и "виртуальную". Одновременно оно породило ряд абсолютно новых психологических комплексов, фобий и расстройств, связанных с пользованием глобальной Сетью. По крайней мере, так считают зарубежные ученые. Давайте подробнее рассмотрим самые распространенные из "сетевых" патологий.

Лайкофилия. "Страдающие" этим "расстройством" буквально помешаны на "лайках". Если они разместили в Сети пост, фото или видео и не получили в ответ "лайков" или комментариев, то впадают в депрессивное состояние. Они даже могут внести тех, кто проигнорировал их сообщение, в "черный список" и удалить из "друзей".

Синдром ответчика. Такие люди стремятся отвечать на каждый комментарий к их посту, даже если он носит чисто формальный характер и не имеет особого смысла. Если такой пользователь видит комментарий, оставшийся "неотвеченным", его может даже охватить тревога.

Collapse )
мера1

Нынешняя глобализация - явление отнюдь не новое или Краткий обзор истории глобализации

ЧТО ЕСТЬ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ[194]

Спорят и рассуждают об этом феномене много (есть даже целый институт проблем глобализации), а в подтверждение его реальности выдвигают, главным образом, четыре соображения:

1) мир становится единым в смысле информационном, в любой точке мира вы подключаетесь к интернету и получаете нужную информацию – и обратно: нечто, произошедшее где угодно, становится тут же известным везде, где угодно;

2) мир становится единым (или почти единым) в смысле финансовом, вы можете, не сходя с места, совершить сделку в любой точке мира, а попав в другую страну – обменять одну валюту на другую или использовать электронные деньги;

3) мир становится единым в смысле разделения труда в процессе создания промышленных и всех иных продуктов, транснациональные корпорации обеспечивают занятость населения, независимо от страны проживания;

4) мир становится единым в смысле быстрого и легкого достижения любой точки земного шара с помощью современных транспортных средств: тринадцать часов полета, и вы хотите – в Нью-Йорке, хотите – на Камчатке.

Отсюда делается вывод о неизбежном полном единстве мира, о его столь же неизбежной конечной однополярности и о существовании некоего единого, якобы, человечества, которому, ясное дело, просто необходим единый центр управления – единое мировое правительство (претендент на роль управляющего центра особо не прячется). Нам внушается мысль, что глобализация неотвратима и необратима и что финал ее – «конец истории» – именно таков, как сказано выше.

Но так ли это все на деле? Нет, не так. Для того, чтобы понять это, надо воспарить над современностью и окинуть взором довольно значительный период истории.

Collapse )
мера1

Роль А. Керенского в убийстве царской семьи или Керенский - это Горбачёв начала ХХ века?!!

"Министры - это ни что иное, как мимолётные призраки.
Для того, чтобы предотвратить катастрофу,
необходимо устранить самого Царя, не останавливаясь,
если не будет другого выхода, перед террористическими
насильственными методами
."
А. Керенский, 27 февраля 1917 г.
Оригинал взят у tapkali в История России. XX век. Обрекшие на смерть
Оригинал взят у dmitri_obi в История России. XX век. Обрекшие на смерть
Большевики, как заказчики и исполнители расстрела Царской семьи — не более чем исторический миф. Фильм рассказывает о том, кто стоял за спиной Ленина, Троцкого и Свердлова и принял решение о казни Русского Императора.



Вернуться к посту „Об „убийстве” царской семьи”.
мера1

Западная историография Сталинизма: "На службе Марса и Минервы"

В фильме Михаила Ромма «Ленин в Октябре» есть одна примечательная сцена. Рабочий Василий приносит, скрывающемуся на конспиративной квартире Ленину, целую кипу свежих газет. Однако Ленин остается недоволен тем, что среди газет отсутствует черносотенная газета. "Врагов надо знать! Принесите завтра" - Требует Ленин. Неважно является этот разговор творческим вымыслом сценариста или неким апокрифом из жизни Ленина. Важно то, что для понимания сложившейся ситуации не второстепенную роль играет информация из стана идеологического противника.

Перенося этот принцип на историческую почву, мы также должны осознавать, что для изучения сталинского периода нам так или иначе придется ознакомится и разобраться с положениями в западной исторической науке. Мне кажется, важность такого подхода состоит даже не столько в осваивании конкретной фактологии, сколько в поиске новых толчков для осмысления сталинского периода, или даже подтверждения нашего взгляда на Советскую эпоху. Казалось бы, как могут западные историки разделять наши взгляды?

В данном случае мне бы хотелось привести конкретный пример. Заведующий кафедрой восточноевропейской истории в университете имени Гумбольдта в Берлине, Йорг Баберовски, который даже на фоне других западных историков выделяется крайним антисоветизмом, пишет: «Русские коммунисты были искушёнными учениками века Разума и Просвещения (здесь и далее выделено мной): то, что упустила природа, должно быть восполнено человеческими руками. А всему, что не отвечало требованиям разума, как его понимали большевики, следовало исчезнуть с лица земли. Социализм нисколько не опровергал главную идею модернизма, наоборот, он стремился к ее подлинному осуществлению» [1].

Итак, немецкий историк считает большевиков учениками эпохи просвещения, стремящихся к подлинному осуществлению модерна. Для российских Сванидз и Пивоваровых признания большевиков как продолжателей дела Вольтера, Лейбница, Монтескье, было бы непреодолимым идеологическим барьером. Замечу, что в плане модерна это высказывание вполне соответствует положениям Сути Времени (расхождения лишь в оценках).

Collapse )