September 20th, 2013

мера1

Н. Вашкевич об этимологии музыкальных терминов

Слово музыка не греческого, как думают все, а русского происхождения. Это ближайший родственник слову язык. Оба слова происходят от русского звук. Арабская грамматика этих слов мешает видеть русским людям родство. Арабский префикс му означает здесь “производить”. Музыка как раз и есть производство звуков. Но звуков не обычных, а упорядоченных по ладу, т.е. гармоничных. От русского лад происходит и слово мелодия, где М – арабский показатель причастия.

НОТЫ

Слово нота, а также тон, происходят от русского тянуть, так как тон (частота звучания) зависит от степени натянутости струны.

Названия самих нот: до, ре, ми, фа соль, ля, си, до происходят от арабской фразы  دورة مفصلة لصدى доре мифас#аля ла-с#ада:, буквально “период градуированный отзвука”.

СТРУНА

Это слово происходит от арабского وتر ватарун, ватар “струна”, “тетива лука”, производное от глагола وتر ватара“натягивать”. Отсюда ветер, потому, что он натягивает паруса, и струна после прочтения арабской буквы Вав (و) как русскую С, тем более, что по начертанию они мало отличаются друг от друга и от запятой. Струны на Руси испокон веку считались вещими, ведь с помощью струн можно было узнать, что будет за-утро, т.е. завтра, в будущем, буквально “за-ватар”, т.е. за струной. От арабского ватар “струна” происходит гитара, греческое кифара, а также туркменский двухструнный инструмент дутар, буквально “две струны”. 

Collapse )
мера1

Краткий экскурс в историю королевской семьи Великобритании

59811924

Есть все основания полагать, что обрезание совершили всем сыновьям Елизаветы II. К тому же, когда в 1948 году новость об обрезании принца Чарльза появилась в газете The Jewish Chronicle, официального опровержения со стороны королевского дома не последовало.

В отличие от правящей королевы, принцесса Диана, судя по всему, выступала против удаления крайней плоти у своих сыновей. Главный редактор журнала Majesty Ингрид Бенсон уверена, что в конечном итоге ей пришлось уступить, однако она не располагает никакими доказательствами в пользу этой версии.

По утверждениям британских историков, традиция началась с короля Георга I из германской Ганноверской династии, взошедшего на престол в 1714 году. Теперь выбор предстоит сделать принцу Уильяму и Кейт, которые известны своим желанием адаптировать британскую монархию к условиям современности.

Collapse )

мера1

А. Девятов о будущем России, которое привязано к отношениям с Китаем

Из аннотации:
Андрей Девятов говорит об ЭТИКЕ, которая ВЫШЕ идеологии, ибо зашита в архетип, который несет ЯЗЫК и КУЛЬТУРА.
Этика "пять выше" доставшаяся от эпохи, когда Русь и Китай жили в одном государстве - Орде (Великий хан - Хубилай) и когда КНР и СССР жили в едином соцлагере (Великий вождь всех времен и народов Сталин) у русских и китайцев была ОДИНАКОВАЯ. Это была ЭТИКА СЛУЖЕНИЯ, этика справедливости воздаяния (милости и наказания), этика общего дела (а не частного интереса), а вовсе не идеология пролетариев всех стран.
Разъединяет же РФ и КНР ныне конфуцианская этика большой семьи и этика индивидуализма либерал-демократии.
Андрей Петрович ПОДЧЕРКИВАЕТ, что главной причиной успеха Китая в отношениях с новой Россией - это МОРАЛЬНОЕ ПРЕВОСХОДСТВО. И Девятов показывает как России вернуть себе моральное право не только быть вровень, но и мирно одолеть бездуховность шальных денег от %% (ссудного процента) как нового опиума для народа.


мера1

Бюрократия и нравственность или Истоки трагедии девяностых

Предлагаем ознакомиться с отрывком из нового учебника „Основы социологии”. Нового в плане методологического подхода.

Рассматривается вопрос о возникновении и роли бюрократии в СССР, а также упоминается
почему-то в своё время забытое определение В.И. Ленина о порядке вознаграждения управленцев-бюрократов.

*
В так называемых «тоталитарных», «диктаторских» режимах носителем идейности является «хозяин». В Германии во времена третьего рейха бюрократия в качестве «хозяина» признавала Гитлера; в СССР — И.В. Сталина, которого в своём кругу бюрократы так и называли — «Хозяин».

В условиях внешне видимого «тоталитаризма» и «диктатуры» может протекать конфликт по поводу существа идейности между проникающим в ряды бюрократии масонством и «командой хозяина».

В истории обществ могут быть периоды, когда за монопольный идейный диктат в отношении безыдейной в принципе бюрократии могут бороться различные социальные группы — носители той или иной идейности: таким был период в истории СССР, когда группа марксистов-масонов во главе с Л.Д. Бронштейном (Троцким) и группа большевиков, чуждых по их идеалам умолчаниям марксизма, во главе с И.В. Сталиным боролись в СССР за монопольный идейный диктат в отношении порождающей саму себя бюрократии [1].

Но бюрократия может стать в обществе и более, чем мафиозно организованной профессиональной корпорацией претендентов на полноту внутрисоциальной власти над обществом. Некогда В.И. Ленин дал определение общественного класса:

«Большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определённой системе общественного производства, по их отношению (большей частью закреплённому и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которыми они располагают.

Классы это такие группы людей, из которых одна может присвоить себе труд [2] другой благодаря различию их места в определённом укладе общественного хозяйства» (Ленин В.И., Полное собрание сочинений, изд. 5, т. 39, с. 15).

Если соотноситься с этим определением, то остаётся сделать вывод, что в СССР к началу 1980‑х гг. партийно-государственная и хозяйственная бюрократия стала общественным классом, что качественно отличало её от бюрократии капиталистических государств, представители которой были представителями своих классов в этой властной (прежде всего над государственным аппаратом) корпорации:

· место советской бюрократии в системе общественного производства — сфера управления;

· отношение к средствам производства — бюрократия СССР, «элитаризуясь», стала воспроизводить саму себя на клановой основе вследствие чего при попустительстве остального общества обрела монополизм и бесконтрольность с его стороны за её управленческой деятельностью;

· что касается получения своей доли общественного богатства, то бюрократия сама определяла тарифную сетку зарплаты, структуру бесплатных льгот и гособеспечения прежде всего для высших иерархов бюрократии, а потом уж — по остаточному принципу — для остального общества.

Характер последнего к началу 1980‑х гг. стал таким, что бюрократия превратилась в класс эксплуататорский по отношению к остальным социальным группам советского общества. Однако поскольку государственной идеей СССР было построение социализма и коммунизма — социальных систем, в которых не должно быть эксплуатации людей теми или иными корпорациями и «крутыми» одиночками, — то бюрократия в СССР испытывала некоторый дискомфорт:

· с одной стороны, для того, чтобы удерживать власть в своих руках, ей приходилось лгать о строительстве социализма и коммунизма в СССР, какие лозунги находили отклик в народе, который во всякую эпоху в своём большинстве желает жить без паразитизма тех или иных меньшинств на его труде и жизни;

· а с другой стороны, всякий успех в деле социалистического строительства подрывал устои бюрократического режима и мешал бюрократии «хапать по способности», своекорыстно эксплуатируя труд и жизнь остального общества.

В этом «раздрае» между словом и делом было главное противоречие конца советской эпохи к тому времени, когда бюрократию номинально возглавил М.С. Горбачёв. Противоречие это могло быть тогда же разрешено:

· либо путём запуска процесса дебюрократизации СССР и его развития при сохранении всех достижений социализма и освобождении его от бюрократических извращений и ошибок в миропонимании и политике, обусловленных почти что тотальным господством марксизма;

· либо путём разрушения СССР с целью улучшения условий эксплуатации большинства населения паразитическими меньшинствами — внутренними, зарубежными, международными.

Бюрократия предпочла второе, чем наиболее ярко доказала, что она является одной из культурологических скреп, обеспечивающих воспроизводство толпо-«элитаризма» в преемственности поколений.

Следует знать, что средство от возможной бюрократизации Советской власти было известно ещё до Великой октябрьской социалистической революции.

Обратимся к книге В.И. Ленина «Государство и революция», написанной им совместно с Г.Е. Зиновьевым (Апфельбаумом) в Разливе [3] летом 1917 г., изучение которой входило в СССР во все курсы истории КПСС, марксистско-ленинской философии и научного коммунизма.

Т.е. М.С. Горбачёв и другие партийные бюрократы не могли не знать приводимого ниже мнения В.И. Ленина о бюрократии:

«… на примере Коммуны [4] Маркс показал, что при социализме должностные лица перестают быть “бюрократами”, быть “чиновниками”, перестают по мере введения, кроме выборности, ещё и сменяемости в любое время, да ещё СВЕДЕНИЯ ПЛАТЫ К СРЕДНЕМУ РАБОЧЕМУ УРОВНЮ, да ещё замены парламентских учреждений работающими [5], т.е. издающими законы и проводящими их в жизнь. ( ... )

Маркс ... увидел в практических мерах Коммуны ТОТ ПЕРЕЛОМ, КОТОРОГО БОЯТСЯ И НЕ ХОТЯТ ПРИЗНАТЬ ОППОРТУНИСТЫ ИЗ-ЗА ТРУСОСТИ, ИЗ-ЗА НЕЖЕЛАНИЯ БЕСПОВОРОТНО ПОРВАТЬ С БУРЖУАЗИЕЙ…» (текст выделен нами при цитировании: он упреждающе характеризует партийно-государственную и хозяйственную бюрократию СССР как изменников делу строительства социализма и коммунизма и приверженцев толпо-«элитаризма»).

В 1980‑е гг. цитирование этого фрагмента из работы создателя Советского государства повергало в молчаливое уныние руководителя любого семинара в системе политучёбы, поскольку:

· цитата обличала весь режим как антинародную паразитическую систему, действующую повсеместно посредством «пешек», в нравственно-этическом отношении аналогичных самомý руководителю семинара,

· для него доказывать, что В.И. Ленин ошибся в этом вопросе и не прав, — было равносильно тому, чтобы самому становиться под бой, в том числе и в случае, если предпринять «наезд» на политического активиста, публично приводящего «не ту» цитату.

Кроме того на втором этапе борьбы с активистом предстояло нарваться на возражение Ф. Энгельса. В псевдосоциалистическом толпо-«элитаризме» оправдание «элитаризации» сферы управления, в которой и возникает бюрократия, восходит к словам одного из социалистов XIX века Е. Дюринга:

«…наряду с удовлетворением требований справедливости будет иметь место ещё добровольное выражение особой признательности и почёта [6] (…) Общество делает самому себе честь, когда отмечает высшие виды деятельности, представляя им умеренную добавку для нужд потребления» (приводится по выдержке в книге: Ф. Энгельс, «Анти-Дюринг»).

В ответ Ф. Энгельс попросту съязвил:

«И г-н Дюринг тоже делает самому себе честь, когда, соединяя невинность голубя с мудростью змия, так трогательно заботится об умеренном добавочном потреблении для Дюрингов будущего» (Ф. Энгельс, «Анти-Дюринг»).

В.И. Ленин в «Государстве и революции» подтвердил точку зрения Ф. Энгельса, выдвинув требование установить зарплату чиновникам на уровне средней зарплаты рабочих. Об этих взглядах Ф. Энгельса и В.И. Ленина одинаково (почему?) забывают как их хулители, так и «последователи».

В действительности занятые «высшими видами» деятельности, делают честь себе и благо обществу, когда «высшие виды» деятельности осуществляются без САМОвосхваления и предоставления себе от имени общества «умеренной» добавки для нужд потребления по монопольно высоким «элитарным» стандартам качества: именно этой цели в первое десятилетие Советской власти и служил партмаксимум, ограничивающий доходы партийцев, занятых в сфере управления и в иных престижных вследствие высокой оплаты отраслях деятельности.

Иначе занятые «высшими» видами деятельности творят бесчестье и развращение обществу прежде всего, а потом уж себе — бесчестье, дачу, машину и т.п., доходя до разврата, сладострастного извращения сущности человека и в «элите», и в простонародной «толпе».

О том же говорил Иисус: «Никто не может служить двум господам… Не можете служить Богу и мамоне (богатству)» (Матфей, 24:6).

О том же в Коране: «Последуйте за тем, кто не просит у вас награды и кто на прямом пути» (сура 36:21).

Если же говорить о возможности осуществления в политической жизни общества написанного В.И. Лениным о дебюрократизации власти, обратим внимание на то, что практические меры Парижской коммуны первичны по отношению к описанию их классиками марксизма. И они по сути своей не бредовы:

С точки зрения достаточно общей теории управления Парижская Коммуна низведением зарплаты управленцев к среднему в отраслях «реального сектора» уровню, пыталась замкнуть обратные связи общественного управления на трудящееся большинство, переключив их с замыкания на высокодоходные группы «элит»: как национальной, так и наднациональной трансрегиональной.

Коммуна рухнула, поскольку те, кто был согласен исполнять управленческие обязанности на предлагаемых ею условиях, не обладали необходимой управленческой квалификацией; а обладавшие необходимой управленческой квалификацией, были преисполнены «элитарных» амбиций, видели в парижских рабочих разнуздавшуюся чернь — быдло, которое необходимо было побыстрее загнать обратно в их конуры.

То есть они оказались НРАВСТВЕННО НЕ ГОТОВЫ К ТОМУ, чтобы управлять обществом, исходя из жизненных интересов большинства, и жить при этом так, чтобы слой профессиональных управленцев не выделялся из остального общества своим превосходством по количеству и качеству потребляемой продукции.

Хотя СССР просуществовал гораздо дольше Парижской Коммуны (69 лет [7] и 73 дня — соответственно), причины краха СССР — те же самые: М.С. Горбачёву и возглавляемой им бюрократии нравственные принципы и этика равенства человеческого достоинства, выражающиеся в коллективном труде и потреблении людьми коллективно произведённого ими, были неприемлемы; их паразитическая нравственность и этика вседозволенности и «потреблятства» определили курс и цели перестройки, даже если они были идиотами, не понимавшими, что они творят.

И бюрократия действительно — одна из культурологических скреп воспроизводства толпо-«элитаризма» в преемственности поколений.

В толпо-«элитарном» обществе бюрократия непрестанно возрождается и воспроизводит саму себя в преемственности поколений, поэтому окончательная победа над ней требует не только подавления бюрократии и бюрократов персонально, но прежде всего — подавления и искоренения общественных — культурологических — факторов, воспроизводящих бюрократию в преемственности поколений и возрождающих её после социальных катастроф, в которые бюрократия же и ввергает общество систематически.



[1] Об этом периоде более обстоятельно см. в работе ВП СССР «Иудин грех ХХ съезда» (аналитическая записка из серии «О текущем моменте», № 2 (50), 2006 г.).
[2] Было бы точнее сказать: присваивает себе продукт чужого труда.
[3] Разлив — Сестрорецкий Разлив — искусственное водохранилище, озеро, образовавшееся за плотиной Сестрорецкого завода, построенного во времена Петра I неподалёку от Петербурга на северном берегу Финского залива. На берегу этого озера под видом финского рабочего-косаря в шалаше с 9 июля по 8 августа (григорианского календаря) 1917 г. скрывался В.И. Ленин, после чего он был конспиративно переправлен в Финляндию на паровозе под видом кочегара. В Финляндии В.И. Ленин находился до начала октября 1917 г., после чего до победы октябрьского переворота 7 ноября жил в Петрограде на конспиративном положении.
[4] Парижской Коммуны, 1871 г. (наше пояснение при цитировании).
[5] Парламент — от французского «parle» — говорить, т.е. парламент — говорильня, исторически реально в большинстве случаев — пустая и потому антинародная (наше пояснение при цитировании).
[6] Это означает — «добровольное» признание несправедливости, царящей в обществе в обход контроля сознания его членов: — наше замечание при цитировании.
[7] С 30 декабря 1922 г. по конец декабря 1991 г., когда М.С. Горбачёв «отрёкся» от должности п-РЕЗИДЕНТА СССР.


***

ВП СССР