July 18th, 2014

мера1

Украинские грантоеды и „откаты” международных фондов

/sites/default/files/node/grantoed_clr.jpgОткуда взялась укрозараза на Украине? Мутных ручейков, сформировавших зловонный поток укродействительности, немало. Об одном из них было написано ещё три года назад. Тогда автор срывал маски с предателей страны, да только это мало кого интересовало. Вот и обернулось безразличие сегодняшними убийствами граждан Украины.
***

Кто они — «мнение страны»?

Не так давно западные медиа со ссылкой на украинские СМИ живо обсуждали вывод, сделанный двумя общественными украинскими организациями, — кто есть «враг прессы №1».


Одна из этих двух организаций называется Институтом массовой информации, вторая — независимым медиа-профсоюзом.

Тему с «врагом народа» вспомнила лишь потому, что она пока еще на слуху.
Но сколько было на нашей памяти подобных примеров, когда негатив, тиражируемый по миру и преподносимый как истина (потому что «мнение страны»!), влиял и на большую политику тоже.

А теперь зададимся вопросом: кто есть эти «институты»? Кто такие эти «общественные организации»?
Collapse )


мера1

Украинские грантоеды и „откаты” международных фондов - 2

/sites/default/files/node/grantoed_clr.jpg

«Бесквартирный» Фесенко

Много лет назад, когда мы только познакомились с Владимиром Фесенко, руководителем Центра прикладных политических исследований «Пента» (правда, тогда организация называлась не «центром», а «бюро»), их офис находился в довольно обшарпанном здании на Пушкинской.

«Пента» была на первом этаже, а на втором и выше — квартиры под офис арендовали конкуренты-политологи со своими «институтами», «центрами» и «академиями».


Дела шли неплохо: «центр» перебрался на Бассейную, но потом оттуда Фесенко съехал. В конце концов уже сейчас, когда я спросила, где они арендуют помещение, сказал: «Нигде».

— Мои прежние партнеры по «Пенте» умели находить деньги, у меня так не получается, поэтому стал работать автономно: сам ищу источники для существования.


Говорит по-прежнему уклончиво, стараясь никого не обидеть. Я ему — про полтысячи «институтов», пытающихся манипулировать общественным мнением, а он — «об институциях, которым либо доверяю, либо не доверяю».

Collapse )

мера1

Кто остался в лодке?

Предлагаем вашему вниманию отрывок из книги И.В. Дроздова „Оккупация”. Конечно, в данном отрывке, по справедливости, следовало бы заменить слово „еврей” на „иудея”. Ибо еврей, не исповедующий идеологиию иудаизма, которая провозглашает превосходство евреев над остальным человечеством, не может отвечать за действия жадных и безнравственных жидов-иудеев.

Однако мы остановимся, с учётом данного предисловия, на авторском варианте.

***

Два события, словно тракторным плугом, пропахали борозду в моём сознании в эти первые годы послевоенной жизни: одно событие – это начатая Сталиным и кем-то внезапно прерванная кампания борьбы с космополитизмом и второе – попытка трёх старших офицеров сделать из меня преступника.

Мне как бы приоткрылась дверь, через которую я увидел евреев. Я, конечно, и раньше их видел; еврейка служила у меня на батарее, несколько евреев мы видели в штабе полка, наконец, я слышал о них много анекдотов, но все нелестные аттестации, все мои невольные наблюдения не касались еврея, как национальности, они каждый раз относились к тому или другому человеку, но национальность?..

Нет, я был сыном своего времени, мы и думать не смели о национальностях. Все равны, все одинаковы, а если уж еврей, так он непременно хороший, и умный, даже самый умный. Мы так были воспитаны. И если даже с неба нам на голову валились листовки, разбрасываемые немцами с самолётов, и в них я читал:

Collapse )

мера1

Собирая настоящий урожай: беседа с ученым-ботаником Доном Баттеном

Доктор Дон Баттен на протяжении более 17 лет был учёным-исследователем физиологии растений на кафедре сельского хозяйства в Новом Южном Уэльсе, Австралия. Он отвечал за исследование многих аспектов новых сортов фруктов, свойственных тому региону, включая личи, манго, сетчатую анону, гуаву, папайю, лонган и субтропические персики и нектарин.

Его исследование (и публикации в светских журналах) было направлено на изучение адаптаций растений к условиям окружающей среды, селекции, минерального питания, физиологии растений после сбора урожая и биологии цветка. Сегодня он работает в Международном Креационном Служении в городе Брисбейн, Австралия.

Журнал Creation: Доктор Баттен, некоторые известные эволюционисты заявляют, что без эволюции практически не может быть и науки. Что вы на это скажете?

Собирая настоящий урожай

Хотя может показаться, будто доктор Баттен стреляет в манго, он на самом деле измеряет его с помощью специального прибора, используемого для исследования растений.

Доктор Баттен: В действительности может быть совсем наоборот. Я не знаю ничего из области науки, что имело бы практическую ценность и что основывалось бы на эволюционном мышлении. На самом деле, эволюционная маниловщина привела к образованию многих тупиковых ситуаций.

Сюда относятся такие идеи, как эмбриональная рекапитуляция (ведущая, например, к вере в «жаберные щели» у человеческих эмбрионов) и неправильное лечение спинной боли (попытка сделать наши спины больше похожими на спины наших предполагаемых обезьяноподобных предков фактически лишь усугубляет проблемы со спиной).1

Затем появляются такие ложные представления о том, что некоторые органы являются бесполезными остатками эволюции или что часть ДНК, функцию которой мы не понимаем, является «мусорной» ДНК. Такие идеи мешают научному прогрессу, поскольку они, в конце концов, приводят к ситуации, когда учёные не делают того, что должны делать.

Collapse )
мера1

Бородай, Бородай, кого хочешь - предавай???

ФотографияУже 8 июля, сразу после донецкой пресс-конференции С. Кургиняна, мы высказали серьёзные опасения по поводу очевидной связи Бородая и „Маршал Капитал”. Хотя сам Сергей Ервандович в том видео ещё об этом не говорил.

Эти опасения, к огромному сожалению, более, чем обоснованы. Подробно и доказательно смотрите в упоминаемой выше статье „Идёт процесс приватизации республики”, повторять здесь эти утверждения мы не будем. А обратим лишь внимание на то, что в предлагаемом выступлении СЕКа, помимо прочих моментов, упор сделан именно на действия Бородая. Кстати, занявшего свою нынешнюю должность как по мановению некой волшебной палочки. А ведь в наше время, когда деньги решают почти всё, подобные волшебные палочки стоят очень дорого и далеко не каждому по карману.

Поэтому и мы вынуждены были пойти наперекор общественному мнению, которое, давайте уж начистоту, сложилось у коллег исключительно под влиянием т.н. российской прессы. К сожалению, сегодня не только в России, но нигде в мире уже нет национальной прессы, имеется в виду крупной национальной прессы. Назвать СМИ можно как угодно, хоть „Патриоты России”, да только все крупные национальные издания оплачиваются из одного-двух-трёх олигархических карманов. А большинство, увы, клюёт именно на название и за профессионально выполненной патриотической обёрткой не желает видеть суть подаваемых материалов. Оно и понятно, ведь действительно обидно, когда у тебя в стране все крупные издания проданы на корню; обидно и больно в этом себе признаваться.

Так что с этой точки зрения Сергей Ервандович совершенно логичен: не могут либерастические издания вести ожесточённую и целенаправленную пиар-компанию из чувства любви к России и защите её интересов. Просто по определению не могут. А раз компания имеет место быть, значит она преследует какую-то конкретную цель, достижение которой выгодно тем, кто эту компанию проплачивает. Т.е. тем же владельцам олигархических карманов, но никак не обкрадываемому ими народу.

Collapse )
мера1

МОСКОВСКИЙ МАЙДАН: кто, когда и как или Люди „трёх К”

Эссе взято у domestic_lynx в МОСКОВСКИЙ МАЙДАН: кто, когда и как?
С кем ни поговоришь, все машут руками: помилуйте, какой Майдан, о чём вы говорите? Не может у нас быть никакого Майданы, это у них Майдан, а мы – не они».

Летом 17-го года – Бунин рассказывал – тоже руками махали. «Ну что, похоже, революция?», - сказал тогда Бунин кому-то из московских друзей. Тот только рукой махнул, аккурат как мои сегодняшние друзья: «Какая ещё революция? Нешто мы французы?!»

Николай Бердяев тоже рассказывал интересное: за полгода до Февральской революции сидели у него в гостях меньшевик и большевик. Зашла речь о том, когда в России может прекратиться самодержавие. Меньшевик считал, что лет через сто, а большевик, более радикальный, - что через пятьдесят. Это я к тому, что в жизни случается разное, и самое, на первый взгляд, невозможное как раз и реализуется, а резонное и вероятное – вовсе нет. «Немыслимое» - так назывался план военной операции союзников по Второй мировой войне, США и Англии, против Советского Союза – по счастью, не осуществлённый. Так что о немыслимом очень даже стОит думать – желательно загодя.

Совершенно ясно, и никто уж не спорит, что Майдан – это не местное явление. Это единый проект цветных революций, осуществляемых глобальным Западом, Соединёнными Штатами в первую очередь, для приобретения (или углубления) контроля над ресурсами пока отчасти независимых стран. В нашем случае – ещё и для радикального решения «русского вопроса». Притом решения почти мирного: без лишнего грохота и радиационного заражения местности.
Collapse )