April 2nd, 2015

мера1

Как готовили „Сталинских соколов”

Первые годы войны

В октябре 1941 года нашу Серпуховскую летную школу перевели еще дальше на восток, в город Вязники, и объединили с Центральным аэроклубом. Так возникла Вязниковская школа пилотов.

Итак, мы в Вязниках. Командование, штаб нашей теперь Вязниковской летной школы расположились в здании местной школы недалеко от вокзала.

Севернее железной дороги — центральный аэродром, далее, примерно в пяти километрах, — город Вязники на реке Клязьма, в 100 километрах восточнее — город Горький, южнее железной дороги — второй аэродром.

В Вязниках нашу Серпуховскую авиашколу объединили, как уже говорилось, с Центральным аэроклубом СССР им. В.П. Чкалова, эвакуированным из Москвы. Соответственно, были образованы 1-я и 2-я авиаэскадрильи. Начальником Вязниковской летной школы был назначен подполковник Петр Васильевич Колпачев.

В связи с обустройством на новом месте и сложностями с топливом полеты резко сократились, появилась возможность поработать «на себя». Недавно я случайно нашел еще одну старую, того далекого времени записную книжку, в которой остались отдельные мысли, факты, тогда казавшиеся самыми нужными.

Вспомнил давно забытое, уточнил по времени и пожалел, что и в последующем многое записывал лишь эпизодически, когда было время…

Начальник Вязниковской авиашколы подполковник Колпачев. 1944 г.

Вскоре по прибытии в Вязники нам была поставлена задача в светлое время суток организовать дежурство и патрулирование участка железной дороги Ковров — Вязники — Гороховец с целью воспрепятствовать налетам фашистской авиации на город Горький.

Конечно, с одной стороны, боевая задача, доверие — спасибо! Но с другой — что же мы сможем сделать на наших И-15бис, к тому же без связи?.. Вечером зачитали строгий документ о повышении бдительности… немцы летают и на наших самолетах… Строго контролировать ответы на запрос «я свой»!

На другой день в октябре, кажется, это было воскресенье, мы, несколько летчиков, идем в Вязники и наблюдаем в полете ТБ-3, за ним в 3–5 километрах — второй, на высоте метров 600. Взлетает наш дежурный И-15бис, младший лейтенант Петр Чернышев подходит к ТБ-3 и покачиванием крыльев требует положенного ответа.

Collapse )

мера1

Люди, корабли, деньги

Корабли красивы и романтичны, они манят свободой и влекут мальчишек в море, они соединяют наш мир куда надежнее, чем самолеты и автомобили, но в первую очередь это бизнес. Их грузоподъемность, вместимость и скорость важны лишь постольку, поскольку способствуют прибыльности.

Иначе и быть не может - издержки коммерческого мореплавания несут сами негоцианты, да еще и казна на них держится. Символом удачного бизнеса, кстати, также издавна служат суда, возьмите хотя бы роскошные яхты Абрамовича или патриарха Кирилла<--!>...

Их паруса и корпуса плывут на синих горизонтах, пробуждая мечты и подчеркивая социальное расслоение общества, что также полезно. Но есть еще один класс кораблей, обходящийся социуму особенно дорого. Это боевые суда, за которые платим мы, народ. Налогоплательщики. Однако и эти чрезвычайно затратные конструкции порой окупают себя. Какова же их цена? С учетом национальной специфики?

Возьмем фрегат "Святой Николай", первенец верфей Николаева. Рождающийся Черноморский флот остро нуждался в линейных кораблях, чтобы драться с турецкими в линии баталии, но начинать с них в таких условиях (с нуля, на голом месте, в дикой степи) было затруднительно. Линкор корабль большой и сложный, в постройке дорогой и долгий, посему князь Потемкин решил строить большие фрегаты, способные в случае чего сражаться в линии.

44-пушечный "Св. Николай" был заложен 05.01.1790 на строящейся верфи строящегося города и уже 25.08.1790 вошел в состав флота. Этот крупный корабль водоизмещением под две тысячи тонн вплоть до 1793 г. числился линейным, неся 50 орудий. Сколько же он стоил?

Не так давно один николаевский журналист попытался выяснить его цену, отталкиваясь от факта заказа в 1773 г. в Англии двух 46-пушечных фрегатов (без вооружения) за 42 тысячи золотых рублей. Так как среднее морское чугунное орудие, пишет он, стоило тогда рублей 89, то в итоге фрегат обошелся бы в 25 тысяч.1

Цифра странная по многим причинам. Если бы речь шла о фунтах стерлингов то да, 50-пушечные английские корабли тогда обходились в 26-28 тыс. ф.ст. (с вооружением). Но рубли, тем более, золотые?

Collapse )
мера1

Украинский психиатр о земляках-националистах

Украинский национализм, как явление, возник в Западных регионах Украины во время пребывания ее  под польским управлением.

Поначалу он носил национально-освободительный характер, так как польское иго отводило украинцам роль быдла и третьего сорта.

Были почти полностью уничтожены украинские школы, не существовало ни одного украинского вуза, те из украинцев, кто мог пробить себе дорогу к получению высшего образования получали его в польских университетах, но таких счастливчиков было ничтожно мало.

Остальным жителям отводилась роль рабочего скота и прислуги. Такое положение не могло не вызвать сопротивления и на этой волне сформировался украинский национализм.

Существующее положение наложило тяжелый отпечаток на все население Западной Украины, сформировав у людей целый комплекс психологических проблем, которые старшее поколение передавало по наследству своим потомкам. К сожалению, с приходом советской власти и объединением Западной Украины со всей остальной, эти проблемы в сознании не исчезли, а продолжали жить и культивироваться. После распада СССР и наступившего в стране хаоса и беспредела, они еще более обострились.

Меня, как врача интересуют именно проблемы психики украинских националистов, которые я постараюсь раскрыть.

У жителей западных регионов за годы подневольного существования развились стойкие деструктивные изменения психики выражающиеся в «стокгольмском синдроме», фрустрации, комплексе неполноценности и параноидальном состоянии.

«Стокгольмский синдром» проявляется в том, что у западных украинцев возникла симпатия между жертвой и агрессором. Под воздействием сильного шока заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия, и в конечном итоге отождествлять себя с ними, перенимая их идеи и считая свою жертву необходимой для достижения «общей» цели. В западноукраинском диалекте огромное множество слов польского происхождения.

Даже современный украинский гимн, это калька с польского. Подсознательно у них до сих пор сохранилось чувство зависимости и преклонения перед поляками и европейцами.

Collapse )
мера1

Уроки фашиствующего патриотизма

Украинская пропагандистская машина запущена на полную мощь, и ее работа приносит свои плоды. Желанием уничтожать население юго-восточных регионов охвачены не только радикальные украинские националисты, футбольные ультрас и другие группы лиц с изначально высоким уровнем агрессии.

Во власти этого желания оказались и мирные люди — учителя, врачи, домохозяйки и школьники.

Пропагандистские технологии, сходные с теми, что применяются сегодня на Украине, подробно описаны во множестве пособий по ведению информационно-психологической войны.

Например, в популярной книге американских социальных психологов Эллиота Аронсона и Энтони Пратканиса «Эпоха пропаганды: механизмы убеждения». Очевидно, указывают авторы, что положение «Я и моя страна — порядочные, справедливые и разумные» противоречит положению «Я и моя страна нанесли ущерб невинным людям».

Задача внутренней пропаганды — не допустить, чтобы возник диссонанс. Население не должно усомниться в порядочности, справедливости и разумности действующей власти.

Как эту задачу решает украинская пропаганда?

На ранней фазе «АТО» многие жители Западной и Центральной Украины, подвергшиеся пропагандистской обработке, отказывались признать, что в Донбассе убивают мирных жителей. А видеозаписи, подтверждающие факты убийства, называли «павильонной съемкой», «постановочными кадрами» или чем-то в этом роде. То есть хунта стремилась убедить подвластное ей население, что участники «АТО» не наносят ущерба мирным гражданам Донбасса.

Однако в какой-то момент поток реальных доказательств того, что хунта творит зверства стал таким, что убедительно списать всё на «павильонные съемки» было уже попросту невозможно. «Если вред очевиден, — пишут Аронсон и Пратканис, — то нельзя уменьшить диссонанс, утверждая, что это не было сделано или не было настоящим насилием. В такой ситуации наиболее эффективный способ снижения диссонанса заключается в том, чтобы свести к минимуму человечность или преувеличить виновность жертвы ваших действий, — чтобы убедить себя, что жертвы заслуживают того, что получили».

Итак, хунте необходимо укреплять в населении «остальной Украины» убежденность в том, что а) в том, что уничтожаемые в ходе «АТО» жители Донбасса «заслуживают того, что получили»; б) в том, что понятия «быть патриотом» и «поддерживать борьбу против сепаратистов в зоне АТО» — синонимы; в) в том, что виновник всех украинских бед — Россия.

Для укрепления такой убежденности проводится огромная работа. И особое значение придается «патриотическому воспитанию» школьников.

Collapse )