September 25th, 2016

мера1

О роли художественного вымысла в формировании исторического мнения


В 1938 году на экраны Советского Союза вышел замечательный фильм «Александр Невский» талантливого режиссера Сергея Михайловича Эйзенштейна. Картина сразу же завоевала всенародную любовь. Захватывающий сценарий Эйзенштейна и Павленко, гениальная музыка Прокофьева, яркие, запоминающиеся образы, воплощенные советскими актерами, предопределили оглушительный успех картины.

К слову об актерах, образ Александра Невского в исполнении Николая Черкасова получился настолько удачным, что именно его профиль изобразили на ордене Александра Невского [1]:

Основная часть фильма посвящена, произошедшей в 1242 году, битве на Чудском озере, вошедшей в летописные источники как Ледовое побоище. Батальная сцена удалась на славу. Смотрится впечатляюще даже в наше, избалованное спецэффектами и компьютерной графикой, время. Особенно сильной и запоминающейся сценой был момент потопления рыцарского воинства. Думается, что зрители очень хорошо запомнили, как под тяжеловооруженными немецкими рыцарями проломился лед, и как захватчиков поглотили черные воды Чудского озера.

Collapse )
мера1

Рывок на выживание

Елена ПрудниковаКак мы уже писали, «хлебные войны», ужесточаясь из года в год, каждый заготовительный сезон ставили страну на грань всеобщего голода (локальный голод и так приходил каждый год).

План реформы у правительства имелся. Хороший план – помощь крепким середняцким хозяйствам и постепенное кооперирование бедноты.

Но катастрофически не хватало времени. Оно бы и хорошо проводить коллективизацию добровольно и постепенно, однако десяти-пятнадцати лет, как предполагали теоретики, у страны не было. Не было даже и пяти лет. Времени вообще не оставалось. «Хлебная война» разгоралась и в любую минуту могла перейти в гражданскую – голодных против сытых.

Collapse )
мера1

Семь печатей и число зверя

Afficher l'image d'origine...Символика переноса звуков в цифровую матрицу предельно об­нажена. Звуки символизируют нашу бренную, грешную жизнь и так же, как люди, рождаются и умирают, отходя в мир иной, то есть матрицу.

В матрице застывают они навечно в виде письменных знаков. Каждый на уготованном ему месте в соответствии с испол­няемой функцией в грешном мире. Знать становится пешками, а цифирь, символизирующая безликих рабов, в награду за много­трудную жизнь на грешной земле, становится шахматной знатью и въезжает в матрицу на коне.

Обращает на себя внимание то, что король и восьмерка переносят­ся в вечность смешанными ходами, конно-пешечными. И это понятно почему. И король и восьмерка стоят непосредственно перед тузом, олицетворяющим верховное божество, а перед богом, как известно, все равны.

Collapse )