May 26th, 2018

мера1

Великая Депрессия

23. Первая Мировая Война

После того как финансовая власть оказалась в значительной степени централизованной, возникли предпосылки для действительно большой войны.

И конечно, для центральных банков политическая подоплека военных действий значила не в пример меньше, нежели возможность получения дохода.

Поскольку ничто не создает столько долгов как война.

Наилучшим свидетельством тому в то время была Англия. За 190 лет, прошедшие между моментом учреждения Банка Англии и поражением Наполеона, она пребывала в состоянии войны 56 лет! А большую часть остального времени находилась в состоянии подготовки к войне.

Во время Первой Мировой Ротшильды кредитовали Германию, британская ветвь семейства – Англию, а французская – Францию. В США Джи Пи Морган занимался военными поставками для французов и англичан.

Через 6 месяцев после начала войны дела пошли настолько хорошо, что Морган стал крупнейшим мотом на Земле – его оборонные закупки достигли $10 млн. в день!

Офис Моргана находился в Вашингтоне по адресу Уолл Стрит 23. Здесь его постоянно осаждали брокеры и торговые агенты, желавшие продать. Дошло до того, что банк был вынужден выставить охрану у каждой двери штаб-квартиры и у домов всех партнеров по бизнесу.

Collapse )
мера1

Либерализм как идеология


Нам говорят, что на свободном Западе нет никакой идеологии, что там никто никому не навязывает никаких взглядов.

Что там царит плюрализм мнений и убеждений, что там каждый человек может верить во что угодно, думать, говорить и делать все, что хочет.

Это — пропаганда. На самом деле никакого плюрализма на Западе нет. Там существует идеология, которая так же тоталитарна и нетерпима, как и любая другая идеология, только обрабатывает человеческие мозги она не в виде открыто и честно излагаемого учения, а в виде неких правил поведения.

Эта идеология — либерализм. Её лозунги: права человека, равенство, демократия, свобода, права меньшинств, толерантность и т.д.

Красивые принципы, правда? Каждый из них - как некая мечта. Как некий всё объясняющий лозунг борьбы за то, обладать чем любой обыватель считает своим незыблемым правом.

Но эти принципы и лозунги - и каждый по отдельности и, тем более, все вместе - камуфляж информационной войны. Словесная накидка, аналогичная матерчатым накидкам, которыми накрывают танки, чтобы сделать их незаметными с воздуха.

Вспомним основные установки либерализма:
Collapse )
мера1

Как господа офицеры из мерзавцев превратились в героев

Фото: Художник Дмитрий Шмарин, «Белые пришли» Фото: Художник Дмитрий Шмарин, «Белые пришли»

Метаморфозы

В 1920—1950-х годах был социальный заказ на белогвардейцев-негодяев, а с 1991 г. — заказ изменился на героя. Но ведь успех кинофильма напрямую зависит от кассовых сборов. И вроде получается, что в 1920—1950-е годы зритель боялся «органов», а потом «прозрел». Но в годы самых больших репрессий никто никого не заставлял силой ходить в кинотеатры (школьники не в счет).

Тем не менее, начиная с 1960-х годов популярность белых офицеров среди обывателей неуклонно росла. Прозрели? Всерьез занялись изучением истории Гражданской войны?

Наоборот, уровень знаний о Гражданской войне среди обывателей неуклонно падал с 1930-х по 1980-е годы. Определенное влияние имела смерть родственников — свидетелей этой войны, а также множество событий, затмивших эпоху 1917—1921 годов, и т.д.

А давайте рискнем и сравним отношение к белогвардейцам с отношением молодежи к гитлеровским офицерам.

В конце 1940-х — начале 1950-х годов дети много играли в войну, причем немцев принудительно заставляли изображать самых маленьких и слабых. По соседству с нами произошел страшный случай, когда детишки заигрались и всерьез повесили на дереве «немца». Естественно, в СМИ этот случай не попал.

Collapse )
мера1

62 самых богатых человека мира владеют половиной всех богатств народов планеты

Популярный сетевой политолог, один из немногих либералов, с которыми можно предметно поговорить, и есть о чём поспорить (потому что имеются сформулированные утверждения, а не традиционное для либералов мычание) Екатерина Шульман являет яркую иллюстрацию одного правила интеллектуальной деятельности.

Именно у Шульман, несмотря на всё её шульманство, передёргивание краплёных карт – можно ознакомиться с парадоксом, когда политические взгляды людей расходятся, а научный анализ – напротив, приводит их в одну точку. Шульман, как пропагандист отрицает то, что она же утверждает, как учёный.

Понятно, что разговорам про масонерию от патентованных патриотов поверят меньше, потому что патентованные на этой теме давно и откровенно повёрнуты.

А если о том же скажет златоуст либералов Шульман? Ну, конечно, она говорит лишь про «железный закон олигархии»[1], хотя и для его помина в наши дни нужна изрядная смелость. А почему мы говорим – «масонеризация»? Новый термин ввести хотим для вящей путаницы? Нет.

С нашей точки зрения выражение «железный закон олигархии» - бесцветно и лишено сущности. Олигархия – власть немногих. В термине не указано – каких именно «немногих». Просто немногих – и всё. Термин политкорректен, но бессмысленнен.

Любая власть – это власть немногих. Если царь попытается в одиночку влезть во все вопросы – то он просто помрёт от перенапряжения. Но и в любой республике реальные решения тоже принимают немногие. Поэтому говорить, что власть в руках немногих – значит, ничего не говорить.

Collapse )