January 1st, 2020

мера1

Шесть лет совсем без алкоголя. Позитивный опыт простой девушки

Уже шесть лет я совсем не пью. Ничего. Ни шампанского, ни вина, ни пива, тем более ничего крепче. И уже три года в нашем доме не бывает никакой выпивки. Даже в праздники.

Хотя давайте я начну с начала.


Детство у меня было обычное. Как у всех. Я помню талоны на водку, на которые мама «формировала наш склад». В шкафу стояло много разных бутылок – «Пшеничная», «Столичная».

Нет, мама ее не пила.

Водка была валютой, за которую можно было поменять батареи или наладить кран, сделать ремонт или еще что-то. Тогда отложилось, что водка – это нечто ценное. Самая ценная валюта. Помогающая договориться и решить проблемы.

Потом появились уже вина, шампанское, пиво. Достаточно в свободном доступе. И я увидела, что пьют не только сантехники, но и обычные люди. Все пьют. Все взрослые делают это. Значит, это нормально.

Мой папа погиб в аварии, будучи выпившим. Моя мама никогда много не пила, алкоголь не любила, не поощряла, выпивших людей не жаловала. Но жила как и все, как положено.

Праздники, дни рождения, хорошее вино просто так. Накрывая на стол, она всегда шла в магазин за бутылкой. И наверное, до сих пор ходит, потому что гости-то пьют.

Collapse )
мера1

Водка

Водка
«особомосковская», идейно-крепостническая, от хазар

(На книгу В.В. Похлебкина «История водки»)

Введение

Я.А. Кеслер написал статью «Алкогольная революция как цивилизационное событие» (), в которой, на мой взгляд, наряду с несомненными достоинствами имелась абсолютно невнятная  историческая причина и авторство этого любимого в России «пищевого продукта».

В частности, само происхождение слова «водка».


Так как я тоже занимался историей водки, http://www.borsin1.narod.ru/download/2goiizgoi.htm http://www.borsin1.narod.ru/download/glava13.htm   http://www.borsin1.narod.ru/download/17chvan.htm),  то не мог принять версию автора. И, не долго думая, сообщил об этом на указанном форуме, дав ссылки на свои работы.

Я.А. Кеслер, очевидно, работы мои читать не стал, а известил меня как обиженный оракул: «Вы даже не упоминаете В.В. Похлёбкина. <…>

Но работа Похлёбкина выполнена весьма тщательно и методологически практически безупречна. Работа признана мировым сообществом».

Я, конечно, вздрогнул, так как мои работы еще «не признаны мировым сообществом», а Похлебкин – признан. И стал прилежно изучать его  «Историю водки».



История для приоритета – не есть история

Дураку понятно, что любое двустороннее событие, взаимоотношение описывается историками с той и другой стороны как белое и черное, хотя оно серо-буро-малиновое.

И зачастую разом и ту и другую стороны просто невозможно читать – настолько они выглядят идиотскими. Ибо аргументы той и другой стороной высосаны из собственного пальца, без какой-либо заботы о логике.

Ведь историки той и другой стороны – не критикуемые надомники. И лишь третья сторона, почитав то и другое, лет через сто чего-нибудь скажет толковое.

Collapse )
мера1

​Тоталитаризм и государство

Концепция «тоталитаризма» родилась на Западе в процессе борьбы с геополитическими противниками, как психологическое оружие.

Её творцы аксиомой положили, что в их странах тоталитаризма нет и быть не может – это удел, почему-то, только стран, соперничающих с США и НАТО.


Такой односторонний подход сразу же выбил научность из темы, превратил её в истерические завывания самозваных судей истории.

Хотя, по иронии судьбы, американский взгляд «есть только один правильный путь», а все остальные «неправильные и преступные» как раз и подпадает под их же определение тоталитаризма.

Пропагандистский уклон мешает увидеть сходство, очевидное подобие сталинского закона «о трёх колосках» и американского закона «о трёх ошибках»[1], или увидеть тоталитарную нетерпимость системы в приговоре «15 лет тюрьмы» за сожжение флага ЛГБТ[2].

[Хотя примеры из американской судебной практики приведены впечатляющие, всё же здесь, на наш взгляд, автору изменило чувство меры.

Пытаясь подойти к рассмотрению вопроса с научной точки зрения, Виктор Евлогин упустил важнейшее обстоятельство: контекст. Исторический контекст.

В СССР закон "Об охране имущества госпредприятий, колхозов и кооперации..." был принят в 1932 году - во время трагического неурожая.

Более того, выражение "закон о трёх колосках" - идеологический штамп врагов России. За три колоска не сажали, а вот перегибы, безусловно, имели место.

Даже либеральная
Википедия не подтверждает пресловутые "три колоска".


"Тяжёлое социальное положение в голодающих районах вкупе с низкой юридической грамотностью местных кадров вызвали волну и необоснованных, противозаконных приговоров, которые массово пересматривались и отменялись.

Именно в этом контексте приводит такие случаи генеральный прокурор А.Я Вышинский в своей брошюре «Революционная законность на современном этапе» (1933).

Благодаря ему стали известны случаи, когда трёх крестьян осудили за пользование колхозной лодкой для личной рыбной ловли, когда парня, баловавшегося в овине с девушками, осудили за «беспокойство колхозному поросёнку».


Аналогичные случаи разбирали и другие работники юстиции, в том числе и про горсть зерна, которую набрал колхозник Овчаров «и покушал ввиду того, что был сильно голоден и истощал и не имел силы работать», за что нарсуд 3-го участка Шахтинского (Каменского) района приговорил его по ст. 162 УК к двум годам лишения свободы.

«Эти приговоры неуклонно отменяются, сами судьи неуклонно со своих должностей снимаются, но всё-таки это характеризует уровень политического понимания, политический кругозор тех людей, которые могут выносить подобного рода приговоры…

Collapse )
мера1

Родословная советской ёлки

«Мы наше счастье больше ценим, его случайно потеряв», — писал поэт.

Доказательством ностальгии многих людей по времени, которое было и быльём не поросло, служит такой факт: советские ёлочные украшения ныне на вес золота.

До недавних пор игрушки с ёлки нашего детства можно было купить только на «блошиных» рынках. А теперь, в век интернета, и на его сайтах продаются советские раритеты.

Гуси-лебеди — от 15 тысяч рублей, Дюймовочка на ласточке — от 30 тысяч, пионерка (из ваты) — от 45 тысяч, конёк-горбунок на прищепке — от 50 тысяч рублей.

Один из ведущих российских онлайн-аукционов на днях обнародовал что почём. Особым спросом пользуются послевоенные ёлочные украшения. Так, цена на фигурки из серии «Чиполлино», ставшие модными после издания в СССР сказки Джанни Родари, в ходе торгов взлетает до 120 тысяч рублей. А рекордсменка декабря нынешнего года — ватная девочка с ободом «ушла» за 250 тысяч.

Оказывается, в числе охотников за ёлочными украшениями советских времён есть и музейные работники. И я сразу вспомнил выставки в музеях «Рабочий и колхозница» на ВДНХ, истории Москвы, «Дмитровский кремль», «Клинское подворье» (писал о них в «Правде»). Люди выстраивались в очереди, чтобы посмотреть на то, что не забыто, дорого сердцу.

Collapse )