March 10th, 2020

мера1

Убийство в Мексике

Прежде чем продолжить публикацию советской версии смерти Л.Д. Троцкого, будет небезынтересным ознакомиться с расследованием двух американских журналистов, которое было опубликовано сразу после Второй мировой войны.

Ниже - небольшая глава из книги М. Сейерса и А. Кана „Тайная война против Советской России”. Троцкого убили в 1940 году, так что предлагаемая версия - расследование, что называется, по горячим следам.

И обратите внимание, насколько излагаемая история кардинально отличается от творений перестроечных волкогоновых или сына Судоплатова.

*

Главным обвиняемым по всем трем московским процессам был человек, находившийся за пять тысяч километров от Москвы.

В декабре 1936 г., после суда над Зиновьевым и Каменевым и ареста Пятакова, Радека и других руководителей троцкистского центра, Троцкий был вынужден покинуть Норвегию. Он пересек Атлантический океан и 13 января 1937 г. прибыл в Мексику.

Здесь, прожив некоторое время в доме богатого мексиканского художника Диего Ривера. Троцкий обосновался в отдельной вилле в Койоакане, предместье города Мексике.

В течение нескольких месяцев Троцкий отсиживался в Койоакане, бессильно взирая оттуда, как под ударами советского правительства разваливалось на куски хитроумно построенное здание «пятой колонны» в России.

Между тем в Нью-Йорке организовался специальный Американский комитет защиты Льва Троцкого; номинально во главе его стояли антисоветски настроенные политические деятели, журналисты и педагоги, но фактически всеми делами заправляли американские сторонники Троцкого.

На первых порах существования комитет насчитывал среди своих членов несколько видных либералов. Один из них, Мориц Халигрен, соредактор и постоянный сотрудник газеты «Балтимор сан», вышел из состава комитета, как только ему стала ясна истинная задача комитета — служить рассадником антисоветской пропаганды.

27 января 1937 г. Халигрен через печать обратился к комитету с публичным заявлением, в котором говорилось:

Collapse )
мера1

Освобождение Воронежа от фашистских захватчиков

В общем курсе истории Великой Отечественной есть битвы хрестоматийные (вроде обороны Москвы, Сталинградской битвы или Курской дуги), о которых знают практически все. Конечно, они все имели огромное значение.

Но успех армии в этих сражениях был бы невозможен без других успехов, о которых говорят реже. К их числу принадлежит битва за Воронеж.

Освобождение Воронежа от немецко-фашистских захватчиков неофициально называют «вторым Сталинградом» или «Сталинградом на Дону». Звание «город-герой» Воронеж все равно обошло, но о том, как сражался город в годы Великой Отечественной войны, забывать не стоит.

Бои за Воронеж - город воинской славы
Советские воины готовятся к отражению атаки на южной окраине Воронежа


Стратегическая ситуация в 1942-м

Зимой 1941-42 гг. советские войска, разгромив гитлеровцев под Москвой и не позволив им захватить Ленинград, сорвали изначальные военные планы врага. Однако потенциал нацистской Германии все еще был очень велик, а СССР еще не полностью наладил работу эвакуированных предприятий, что должны были снабжать фронт.

Collapse )
мера1

С дохристианских времён нравственные нормы не позволяют русскому человеку насиловать чужую совесть

В 1853 г., известный английский учёный-геолог, сэр Родерик Импи Мурчинсон, исколесивший всю Россию, выступая на многолюдном митинге в лондонском Гайд-парке против вступления Великобритании в Крымскую войну, говорил:

«Даже если Россия расширяет свои владения за счёт сопредельных колоний, в отличие от остальных колониальных держав она отдаёт этим своим ново-приобретениям больше, чем берёт от них. И не потому, что ею движет некая филантропия или что-то в этом роде.

Изначальные устремления всех империй мало разнятся, но там, где появляется русский человек, всё чудесным образом получает совсем иное направление.


Выработанные у восточных славян ещё с дохристианских времён нравственные нормы не позволяют русскому человеку насиловать чужую совесть и посягать на имущество, ему по праву не принадлежащее.

Чаще из коренящегося в нем неистребимого чувства сострадания он готов отдать с себя последнюю рубашку, чем у кого-то её отнять.

Поэтому, каким бы ни было победоносным русское оружие, в чисто меркантильном плане Россия всегда остаётся в проигрыше.


Побеждённые же ею или взятые под защиту в конечном итоге обычно выигрывают, сохраняя в неприкосновенности свой образ жизни и духовные институты, вопреки их явной недостаточности для прогресса, в чём легко убеждаешься, познакомившись с ними более-менее основательно, приумножая своё материальное достояние и существенно продвигаясь по пути цивилизации.
Collapse )