June 11th, 2021

мера1

Письмо маршала Чуйкова А. А. Солженицыну в связи с изданием книги «Архипелаг ГУЛАГ»

Васи́лий Ива́нович Чуйко́в (12 февраля [31 января] 1900 года, село Серебряные Пруды, Венёвский уезд, Тульская губерния, Российская империя — 18 марта 1982, Москва, РСФСР, СССР) — советский военачальник. Маршал Советского Союза (1955). Дважды Герой Советского Союза (1944, 1945).

Письмо маршала Чуйкова А. А. Солженицыну в связи с изданием книги «Архипелаг ГУЛАГ»
Главнокомандующий Группой советских войск в Германии (1949—1953), Командующий Киевским военным округом (1953—1960), Главнокомандующий Сухопутными войсками СССР — заместитель Министра обороны СССР (1960—1964), Начальник войск гражданской обороны СССР (1961—1972). Член ЦК КПСС (1961—1982).

С 1942 по 1946 год — командующий 62-й армией (8-й гвардейской армией), особо отличившейся в Сталинградской битве.

Письмо маршала Чуйкова А. Солженицыну в связи с изданием книги «Архипелаг ГУЛАГ»

Я ровесник века, 1900 года рождения. Сын крестьянина села Серебряные Пруды Тульской губернии. Мои предки – землеробы. Не от сладкой жизни мне пришлось в 12 лет уехать из родительского дома в Питер на заработки и испытать эксплуатацию капиталистов.

Моя последняя специальность – слесарь шпорной мастерской. Никогда не думал быть профессиональным военным. И если бы был призван в царскую армию, мой высший потолок по званию был бы солдат или матрос, как у моих четырех старших братьев.

Collapse )
мера1

Борьба с голодом в блокадном Ленинграде

О героических и вместе с тем трагических событиях, связанных с обороной и блокадой Ленинграда, написано немало мемуаров, исследовательских и литературных трудов. Но идут годы, публикуются новые воспоминания участников событий, засекреченные ранее архивные документы.
Борьба с голодом в блокадном Ленинграде
Они дают возможность заполнить существовавшие до недавних пор «белые пятна», основательнее изучить факторы, позволившие осажденным ленинградцам сорвать планы врага по овладению городом с помощью голода.

О расчетах немецко-фашистского командования свидетельствует заявление генерал-фельдмаршала Кейтеля от 10 сентября 1941 г.: «Ленинград необходимо быстро отрезать и взять измором. Это имеет важное политическое, военное и экономическое значение».

В годы войны руководители обороны Ленинграда не хотели говорить о фактах массового голода, препятствовали появлению сведений о нем на страницах печати.

После окончания войны в работах, рассказывающих о ленинградской блокаде, речь шла, главным образом, о трагических сторонах проблемы, но мало внимания уделялось мерам (за исключением эвакуации), которые принимались правительством и военным руководством для преодоления голода.

Недавно опубликованные сборники документов, извлеченных из ленинградских архивов, содержат ценную информацию, позволяющую более подробно осветить этот вопрос.

Collapse )
мера1

Всешутейшие соборы Петра I: пьянь, похабство и богохульство

После трудов по изменению России Пётр Великий развлекался, устраивая грандиозные пьянки. На отдых царя, как и на его реформы, подданные взирали с ужасом…

По легенде, князь Владимир, выбирая религию для России, отказался от предложения принять запрещавший алкоголь ислам, мотивируя это словами: «Руси есть веселие пити, не можем без этого быти».

И, пожалуй, никто из русских правителей не следовал этому правилу так старательно, как Пётр Первый. То, что русский царь любил выпить чего-нибудь покрепче — никого особо не удивляло. Секрета из этого не делалось. Известны даже письма, которые писал Пётр из Великого Посольства, где говорил, что «иные государственные дела… и за хмельницким исправляю».

Юность Пётр провёл в немецкой слободе, поэтому неудивительно, что молодому царю нравилась жизнь европейцев, обращавших меньше внимания на церковные запреты и вековые церемонии. Большое впечатление на русского монарха произвели карнавалы и гуляния, высмеивавшие католические обряды.

Вернувшись из Европы, первым делом Пётр учредил «Всешутейший, всепьянейший и сумасброднейший собор».

Поначалу так шутливо называли встречи ближних царских друзей, которые под руководством монарха напивались до бессознательного состояния. Вскоре во Всешутейшем соборе зародилась собственная иерархия, пародировавшая изначально католическую церковь, а через некоторое время она стала злым шаржем и на православие, и на устройство русского государства.
Collapse )