ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Почему учёные постледниковый период назвали именно голоценом?

Мы не прекращаем публикации интереснейших статей Н.Н. Вашкевича. Сильно подкупает следующий момент: методика Вашкевича не знает исключений.

Ей также не нужны ни постулаты, ни аксиомы, которыми столь богата академическая наука. Именно поэтому заявление Николая Николаевича о том, что его теория является не гипотезой, а отображением истины, - во многом справедливо.

Новым читателям, число коих систематически возрастает (спасибо всем, заглядывающим сюда!) мы бы порекомендовали просто нажать на тег -Вашкевич- и выбрать для начала самые ранние три-четыре публикации. В них изложена и критика со стороны научного сообщества.

Сегодняшнюю запись мы начнём с нашего любимого примера: этимологии научного термина -голоцен-, после которой Вашкевич коротко и очень наглядно истолкует саму суть своей теории.

Да, картинка про совесть, которая грызёт, тоже здесь неслучайна. Клик по хомячку ведёт к соответствующей публикации Н.Н. Вашкевича.

***

Считается, что в основе современной научной, философской, медицинской, технической терминологии лежит древнегреческий и латинский языки.

В большинстве случаев именно к ним отсылают авторы терминологических словарей и энциклопедий. Однако при проверке мотивации терминов и обращении к соответствующим словарям, вычсняется, что большая часть терминов не является мотивированной, т.е. греческими и латинскими словами не объясняется.

Иногда противоречия настолько вопиющие, что остается тольку диву даваться, и вопрошать, о чем думали люди, когда давали названия научным понятиям. Так, термин голоцен (постледниковый период) ученые объясняют как сложение двух греческих слов, одно со значением “целый”, другое – “новый”. По мысли ученых, сложение этих двух поятий как раз и даст научное представление о постледниковом периоде в истории земли.


Чтобы выяснить истинную этимологию любых слов или выражений, а не только терминов, надо читать их по-русски или арабски. Метод работает без исключений, применим к любым языкам. Так в случае голоцена выясняется, что термин составлен из арабского слова голод “лёд” и глагола бытия кен (в грнческом произношении цен), передающим значение экс или пост. Буквально “постледник”.

Такое, на первый взгляд, загадочное положение вещей объясняется тем, что слова происходят не от “праязыка”, а от языковой плазмы, аналога плазмы космической (водородо-гелиевой). Она, как и плазма космическая состоит из двух языков: русского и арабского. Языковая плазма не зависит от истории или географии. Подробнее концепция автора изложена в многочисленных работах автора.

Закономерно поставить вопрос. Каким же образом ученые пользуются русским и арабским языками, если доподлинно известно, что в большинстве случаев термины придуманы людьии, не знающими ни того, ни другого. Термины ученые угадывают. И если они угадали правильно, общество поддерживает их выбор, пользуясь интуитивном ощущением истины.
***
Почему все так получается

Не дожидаясь вопросов, даю объяснение. Головной мозг, как и любой компьютер, работает на особых системных языках, заблокированных от пользователя. Однако анализ языковых фактов позволяет сделать вывод о том, что такими языками, независимо от этнической принадлежности головы, является пара системных языков — арабский и русский.

Новые слова и выражения, если они не образованы от уже существующих слов по правилам грамматики соответствующего языка или не получены в результате заимствования из других языков, независимо от того, к какому языку они принадлежат, рождаются в подсознании на арабском языке.

Попадая в область сознания, а это значит в окружение соответствующего этнического языка, они не опознаются пользователем. В таком случае эти незнакомые слова либо подвязываются по созвучию к каким-либо уже существующим словам, и тогда мы имеем квазипонятные слова, либо остаются абракадабрами.

Возьмем для примера суперсовременный термин фрейм. В теории опознания образов этим термином обозначают сумму предикатов, выражающих знания об опознаваемом объекте. Дело в том, что если опознающий автомат имеет только картинку объекта, он часто ошибается.

Ошибок будет меньше, если в него вложить знания об объекте, самые разные, ведь заранее неизвестно, что может пригодиться. Эти знания для удобства формулируют в виде коротких отдельных предложений, а вся их совокупность в отношении к каждому объекту называется фреймом. Термин английского происхождения, и в английском языке он имеет значение “рамка”. Обычно, когда задаешь вопрос, почему фрейм назван фреймом, говорят о понятии рамки как о некоем ограничителе этих знаний.

Но дело-то в том, что как раз никаких ограничений для знаний не задается. В этом весь фокус. На самом деле, если прочитать термин по-арабски, то есть справа налево, получим арабское слово мърф “знания”, где буква ъайн (айн) отражает гортанный, выродившийся при переходе в английское сознание в гласный звук, ведь англичане не умеют произносить арабские гортанные звуки. В итоге мы имеем квазипонятное слово для англичан и для всего мира, пользующегося данным термином, тогда как его истинное происхождение обязано системному языку мозга под названием арабский язык.

Часто бывает так, что человек, породивший слово или словосочетание не может подогнать его к другим знакомым словам, не находит в своем языке соответствующих созвучий. Не беда. Все равно все непроизводные слова не имеют смысла. Одним больше или меньше. Только и всего.

Для примера возьмем такой случай. Отрезок времени в 24 четыре часа, который в русском называется сутки, на системном языке мозга называется “24 часа”, что вполне понятно. Как же ему еще называться? Арабское слово саъат “часы” состоит из трех согласных. Средний согласный ъайн в некоторых своих позициях похож по начертанию на нашу букву У.

Кстати, так этот звук и обозначается в языке евреев под названием иврит. В результате это арабское слово вылезает в русском как сут. Следующая буква К во всех алфавитах, где сохраняются числовые значения букв, означает 20. Последняя буква даль в конце слова весьма напоминает русское рукописное и. Вот число 24 в арабском буквенном выражений: Здесь хорошо видно, до какой степени арабская буквенная четверка похожа на нашу букву и.

Итак, арабское 24 часа превратилось в русское сутки. Послушайте, что пишут академики от филологии по поводу происхождения этого слова. Они возводят его к украинскому сутки “узкий проход” [Фасмер, т III, стр. 811].

Все уже привыкли к тому, что ученые, а в особенности филологи, кроме лобуды ничего не пишут. Поскольку надежды на них никакой нет, модным стало самим исследовать язык. Его исследуют химики, инженеры, кочегары, плотники, бывшие политработники. Есть умельцы, которые утверждают, что могут объяснить происхождение любого слова. В арабским языке есть пословица: Вода разоблачает ныряльщика. В том смысле, что если кто хвастается тем, что хорошо ныряет, пусть нырнет, а мы посмотрим. Предложите этим умельцам раскрыть хоть одну идиому из тех, что раскрываются в этой книге, или даже хватит одного русского слова сутки.

Не все у нас глупые. Некоторые сразу понимают, в чем дело, и радостно восклицают: вот теперь можно реконструировать праязык! Должен предостеречь от бесплодных попыток реанимировать научную фикцию под названием праязык. Казалось бы, полтора века безрезультатных стараний должны были бы чему-нибудь научить наших филологов. Куда там!

Объясняю специально филологам. Праязык — понятие историческое. Оно предполагает, что современные языки произошли от некоего общего языка, существовавшего в прошлом и со временем исчезнувшего. Ныне праязык не существует и потому никакого влияния на современные языки не оказывает, и оказать не может.

На самом деле никакого праязыка не существует, и не существовало никогда. То, что действительно определяет и оказывает влияние на все языки без исключения теперь и всегда, здесь и везде — системные языки, генераторами которых являются реальные живые этносы — арабский и русский.

Речевой активностью этих этносов создается морфологическое смысловое поле типа Интернета, к которому подключены все без исключения мозги, в том числе и мозги животных. На самом деле слова являются именами файлов, содержащих определенные программы. Эти программы, будучи сокрыты от пользователя, управляют поведением не только людей и животных, но и жизнедеятельностью отдельных органов и даже клеток. Мною собраны многочисленные факты, подтверждающие данную теорию. Обильный материал на эту тему интересующийся читатель найдет в моих книгах “Утраченная мудрость” и “Системные языки мозга”.

Например, собаки, как и люди, иногда пользуются абракадабрами. Антропологи, пытаясь понять, как из диких звуков животных получилась человеческая речь, исследуют парадоксальные реакции животных. Они заметили, например, вот такое парадоксальное поведение собаки. Если она просится во двор, а ей вместо этого предложить лакомый кусочек сыру, реакция следует совершенно неожиданная: она чешет лапой живот, иди крутится, или лает [1, с.63].

На мой взгляд, если есть в этой ситуации что-нибудь парадоксальное, так это поведение и мышление антропологов. Она просилась во двор, а ее обманули. Поэтому она и лает. Ведь лай по-английски означает “лгать”, того же корня, что и русское лгать. Она как бы говорит антропологу: “Ну, ты и обманщик. Брехун! Вот кто ты!”. Чешет лапой живот она потому, что просится во двор. Показывает причину. Когда антропологу захочется в туалет, а ему скажут: “на, попей лучше пива”, наблюдать парадоксальную реакцию антрополога будет еще интересней. Освободить мочевой пузырь захочешь, не так закрутишься.

Что же касается собаки, то крутиться она вот по какой причине. Чтобы точно определить причину, я открываю русско-арабский словарь и читаю перевод слова крутиться. Написано: да:ра, корень ДВР.

Выходит, она вам, господа антропологи, русским языком говорит: “хочу во двор”. На ее беду наши антропологи, хотя у них голова на плечах парадоксально большая, мозги имеют куриные.

Между прочим, для тех, кто желает избавиться от алкогольной зависимости, вслед за нашим телевидением могу порекомендовать народное средство. Говорят, помогает. Берут березовый сухой сук, посыпают сахаром и поджигают, дым дают понюхать больному. За эффективность не отвечаю, а вот механизм предполагаемого воздействия объяснить не сложно.

Все дело в созвучиях системного языка мозга. Сухой созвучен арабскому сихха “здоровье”, береза — бари'а “исцеляться”. Сахар по-арабски суккар, того же корня, что и сукр “пьянство”. Считается, что мозг, улавливая дым уничтоженного сахара, сделает то же с созвучным ему пьянством, и таким образом наступит исцеление во исполнение команды, записанной дважды в сухом суку, и поддержанной березой. Если говорить серьезно, то некоторым, если не всем, поможет точно. На первый взгляд — абракадабра, на самом деле — строгий подбор нужных команд. Все эти предметы — носители имен нужных файлов головного мозга.

Мой метод позволяет расшифровать мифы и легенды самых разных народов, узнать, как имя человека управляет его помыслами, как устроена духовная сфера человечества, какова функция каждого отдельного этноса, в чем смысл религии и ее отдельных ритуалов. Совсем иначе открывается для нас история, замороченная историками в угоду царей (выделено мной - БВВ). Раскрывается все. Все тайное становится явным. Ведь вначале было слово. В начале чего? В начале всего.

Речь идет не об удовлетворении праздного любопытства или пусть даже научной любознательности. Речь идет о жизни и смерти, не скажу человека—жизни самой.

Дело в том, что совокупный человеческий мозг, как и индивидуальное человеческое сознание, то спит, то бодрствует. Если индивидуальный человеческий мозг спит семь часов, то совокупный мозг спит семь тысяч лет. Сравните отмененное Петром древнерусское летоисчисление от “сотворения мира”, согласно которому на дворе 7506 год.

Понятное дело не от физического сотворения мира, а от момента перевода на русский язык главного текста человечества “Сотворение мира” как символа государственности. Примерно с этого времени началось сонное состояние человечества, называемое в индуизме кали юга. Смысл этого названия реконструируется с помощью арабского как “завязанный (закрытый) разум”.

Период спячки характеризуется сомнамбулическим состоянием человека, когда он делает то, чего не понимает, говорит слова, которые не понимает. Более того, он как наши филологи не имеет никакого интереса к смыслу. Такое состояние вечно продолжаться не может. Рано или поздно человечество должно проснуться. Известно, что любой орган — и мозг не составляет исключения — может отдыхать, но не более положенного срока. Если состояние бездействия превышает этот срок, происходит дисфункция.

Уже сейчас “невооруженным взглядом” видно, что везде правит бал бессмыслица. Усыхающий мозг не может справиться с болезнями. Вопреки потрясающим успехам медицины, прежде старческие болезни поражают младенцев. В одной только Москве 1200 больных диабетом детей. Целый мотострелковый полк. Военкоматы не могут набрать для службы в армии физически и психически здоровых молодых людей. Олигофренов за последнее время стало рождаться в 20 раз больше. Безмозглая Россия, другого слова я не нахожу, стоит у края пропасти.

Объясняется все просто. Россия изначально и во веки веков обременена функцией спасения всего человечества. Она должна просыпаться первой. Коль скоро этого не происходит, происходит прогрессивная дисфункция головного мозга. Погибнет Русь, никто не отсидится. Ведь русский язык — системный язык мозга, на котором работает вся система, называемая Жизнь.

Разбудить Русь не так уж и сложно. Надо вернуть людей к пониманию слов, остальное они поймут сами. Начинать надо уже сейчас, с образования. Не надо никаких реформ в этой заскорузлой системе. Пусть физики, например, сами решат, какой быть физике в школе. Надо лишь перестать пудрить детям мозги непонятной терминологией, типа междометие, наречие, субъект (буквально — подкинутый).

Современная система образования, какой бы передовой она ни была, приучает ребенка к мысли, что он живет в мире бессмысленных слов, и это, мол, нормально. Смотрите как зомбируются мозги детей. В одном учебнике по экономике разбирается, откуда взялось древнерусское название серебряной монеты гривна. Эта монета называется так, как называется, говорят авторы учебника, по причине того, что серебряные монеты носили когда-то на гриве, то бишь шее.

Ясно, что если экономисты учатся по таким учебникам, наша страна из экономического кризиса не выйдет никогда. Откуда у такого замороченного сознания возьмется интерес к смыслу? Понятно, что такого качества мозги не могут решить ни одного вопроса. Один только Тарковский, уходя из жизни, пожалел, что прошел мимо смысла.

Между тем понять смысл всех слов без исключения, в том числе и слова гривна, не сложно. Достаточно прочитать корневую часть грив в обратную сторону, как получим арабское слово вирг “серебряные деньги”. Оказывается, что слово того же корня, что и аргентум.

Что же делать с филологией? Ответ однозначен. Она должна перестроиться и стать способной понимать простые вещи, доступные интеллекту школьника младших классов. Иначе поганой метлой ее на свалку и оставить одно лишь упоминание в истории как пример тотальной заморочки в донаучный период ее бытования.


Источник.

Tags: Вашкевич, арабский, гипотеза, русский, смысл, совесть, теория, этимология, язык
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments