ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

О „свойствах живых коней” в связи с версией татаро-монгольского ига

...Известно, что Л. Н. Гумилев ценой огромного труда и немалых лишений сделал первый, самый важный шаг в разоблачении «официальной и тайной истории о татаро-монголах», в особенности относительно взаимоотношений Руси и Орды.

И соответственно
взаимоотношений средневековых русских и татар — предков большинства современных россиян.

После знакомства с работами великого Евразийца люди стали понимать, что в историографии Отечества многое искажено, а еще больше — сокрыто. И приходят к следующему выводу: «традиционная теория о «монгольском завоевании Руси» — вещь серьезная.

И в ее фундаменте должны быть серьезные доказательства. Их нет. Сама же «теория» возникла, скорее всего, в трудах историков XVIII века. Ранее того о «монгольском иге» ничего не знали. Несколько летописей, излагающих «теорию», также созданы, вероятно, не ранее XVII–XVIII веков» (59, 97).

Стараясь дополнить в меру возможного Л. Н. Гумилева и других историков, разоблачавщих черную легенду «о татаро-монгольском нашествии и иге», рассмотрим некоторые факты, которые противоречат концепции о «завоевании и порабощении Руси татаро-монголами» и сделаем свой вывод относительно имевших место в XIII в. событий на Русской земле.

Во-первых, имела ли Русь возможности отразить «нападение татаро-монгольских полчищ»? Оценим возможности военные: «Русские княжества имели первоклассное по тем временам войско» (49, 93).

В XI–XIII вв. некоторые княжества, каждое в отдельности, располагали войском в десятки тысяч человек, иногда более чем 50 000 воинов снаряжало одно княжество против другого в ходе междоусобной войны (44, 404). Войска эти были соответственно вооружены и подготовлены.


Войска русских княжеств имели войсковую и агентурную разведку, которые были способны «освещать» значительный театр предполагаемых боевых действий (44, 407).

Вследствие этого, как и отмечает В. В. Каргалов, «русские князья (по крайней мере, владимирские и рязанские) хорошо знали о подготавливаемом нашествии татаро-монголов» (49, 104).

Был у русских и речной флот, широко применявшийся в военных целях (44, 405) — отметим и это, хотя основные боевые действия при «татаро-монгольском нашествии» происходили зимой.

Было отличное знание местности — все боевые действия при «нашествии» происходили на территориях русских княжеств. Учитывая практическое отсутствие топографии в те времена — преимущество весьма и весьма существенное.

И еще одно условие, не учитываемое никак апологетами «официальной версии о нашествии и завоевании» — довольно редкое, по сравнению с нынешней плотность население в русских землях. То есть, населенные пункты (не обязательно города, которые тогда, заметим — были примерно равны современному селу средних размеров), известные по летописям XI–XII гг., отстояли друг от друга в среднем на расстоянии более 60 км.

И не забудем о том, что поход Бату хана на Рязань и далее в глубину русских земель начался в середине декабря 1237 г. и продолжался до весны (март) 1238 г., то есть, на стороне русских — обороняющихся — были обильные снегопады и сильные морозы.

Теперь об освещении событий историками-западниками.

Отметим особо, что сведения об истинных причинах и условиях похода Бату хана в Русскую землю, содержавшиеся в русских летописях, от нас сокрыты.

«Г. М. Прохоров доказал, что в Лаврентьевской летописи три страницы, посвященные походу Батыя, вырезаны и заменены другими — литературными штампами батальных сцен XI–XII вв.» (31, 547)[179].

То есть не просто утеряны листы в летописи, а заменены другими листами. Говоря прямо, имел место подлог с целью ввести в заблуждение потомков средневековых татар и русских — россиян, относительно причин и условий похода войск Бату хана по Русской земле, того, что называется «татаро-монгольским нашествием».

Заметим, что сокрыто от нас и искажено в истории Родины очень и очень многое и важное, о чем говорят результаты исследований независимых авторов, обнаруженные ими многочисленные свидетельства фальсификации летописей, уничтожения средневековых русских письменных памятников в XVII–XVIII вв[180].

И вот что говорят сторонники версии «завоевания Руси татаро-монголами» о наиболее важных моментах «нашествия»:

«Вопрос о численности монгольского войска во время похода на Восточную Европу является одним из наименее ясных вопросов истории нашествия» (49, 96).

«В освещении событий завоевания татаро-монголами Рязанского княжества в исторической литературе нет достаточной ясности» (там же, 105).

«Время подхода войск Батыя к Коломне неизвестно» (там же, 108).

«Никаких подробностей взятия Ярославля, Костромы и других городов по Волге летописцы не сообщают» (там же, 115).

Обычно западники и советские историки, примерно так передают нам сведения из летописей: «От Городца татарская рать поднялась вверх по Волге, разрушая приволжские города» (а летописец писал на самом деле так — «по Волзе все грады поплениша») (там же, 116).

Отмечается также еще ряд «неясных моментов» разных этапов «нашествия» (там же, 125):

«Пребывание монголо-татар в половецких степях (лето 1238 — осень 1240 гг.) является одним из наименее изученных периодов нашествия» (там же, 128).

«О военных действиях в начале и середине 1240 г. известно немного» (там же, 132).

Теперь представим реальную картину «монголо-татарского завоевания», с учетом объективных фактов, но которые опускаются официальными историками-европоцентристами:

Известно, что войск у монголо-татар было 35–40 тысяч максимум — «собственно монголо-татар» без «ударных отрядов из покоренных» (с ними монголо-татар должно было быть 120–140 тысяч человек, согласно В. В. Каргалову) — может, все-таки сойдется теория с реальностью?

Соответственно, коней должно быть у татаро-монгол не менее 120 тысяч — по три на каждого бойца — вьючный, боевой и ездовой конь.

Необходимое для одного коня, находящегося постоянно в работе, в условиях русской зимы, количество корма — это минимум 9–10 кг. Хорошего фуража — овса. Допустим также, что на первые трое суток корм для трех коней везет вьючная лошадь — и учитывая, что вьючная лошадь, кроме того, везет все, что необходимо трем лошадям и хозяину в походе — три попоны на случай сильного мороза лошадям, тулуп хозяину, валенки и (или) сапоги, котелок (не забудем — тогда были или медные, или чугунные), а также запасные подковы и стрелы, лук и пр., и пр. — то килограмм 130–140, самое малое, придется навалить на нее, бедную.

Это учитывая, что доспехи и оружие хозяина находятся постоянно при нем — на ездовой лошади. А груз вьючный — это не всадник, он давит на коня постоянно мертвым весом. Так как есть еще разница — опытный всадник старается, и небезрезультатно, помогать коню при его ходе движениями тела, привставая на стременах и создавая своеобразные «моменты невесомости» своего тела при преодолевании препятствий, а иногда и вовремя спешившись, а груз давит постоянно и мешает коню идти, быстро его изматывая.

Представим, что татарам предстоит поход не менее чем в один месяц по территории с враждебным населением, с боями против примерно равного по количеству войск и уровню боевой подготовки и вооруженности противника. Зимой — что такое декабрь в среднерусской полосе, все знают. Про питание личного состава забудем пока — нам теорию подтвердить надобно, люди потерпят, как всегда бывает, когда теория расходится с реальной жизнью. Скорость движения у нас — 15 км в сутки (основные силы) и 30–35 км в сутки — отдельные отряды (49, 112). По 30–35 км в сутки, скорее всего, проходили разведывательные группы, а не войсковые соединения.

Есть у официальных историков предположение о том, что «татаро-монголы шли по льду замерзших рек — единственно удобному пути в массивах лесов в условиях глубокого снежного покрова» (49, 111–112).

Чем это может закончиться, известно — еще меньшей скоростью продвижения, чем по суше, или вообще невозможностью продвижения вглубь «завоевываемой территории».[181]


181 И неясно, откуда мнение, что снежный покров на льду водоема меньше толщиной, чем на суше? Зимняя река — это не каток во дворе или на пруду парка, ежедневно заботливо очищаемый от снега дворниками (до того, как некоторые соизволили встать). И еще — чем раньше ложится снег, или чем толще снежный покров на реке — тем тоньше лед, и может не выдержать трех коней и всадника одновременно, а двое коней у нас — с грузом минимум по 100 кг в среднем. Сантиметров 30 раннего снега на реке среднерусской полосы обеспечит такую толщину льда (в результате теплоизоляции), что и переходить реку пешком — уже будет довольно опасно.


Во-первых, придется растянуть по реке все войска (30 000 человек и 100 000 коней), как минимум на сто пятьдесят — двести километров, смотря по ширине реки, а то и на большее расстояние (чтобы лед не проломить под скоплением людей и коней).

Но в таком случае
невозможно будет применять эти войска одновременно в полном составе в конкретном бою — учитывая скорость передвижения основных сил (см. выше), их нельзя будет ввести в бой согласованно. А противник у татар, мы уже знаем, серьезный, и разведка у него имеется, и сообразить, где и как встретить противника с наибольшей вероятностью успешного исхода боя, командование русских было в состоянии. И место предстоящего боя определяет в основном (и определяла в рассматриваемое время) именно обороняющаяся сторона — никто, уверен, не будет спорить.

Учитывая изложенное, нетрудно прикинуть, как будут вступать, в каких количествах и за какое время, в сражение татаро-монголы, «передвигающиеся по льду замерзшей реки», в случае встречи с русским войском, количеством в 30 000 или хотя бы даже 20 000 человек (войско среднего русского княжества), сосредоточенным в одном месте. Да так, что это войско могло вступать в бой одновременно всеми силами (или так, как сочтет необходимым их командование). И результаты подобных боев, несомненно, должны были быть не те, которые мы знаем из курса официальной истории.

Во-вторых, предполагая, что «татаро-монголы передвигались по льду замерзших рек» по территориям Русских княжеств, все равно необходимо еще учесть следующее: на реках очень много промоин, часто покрытых снегом. Промоины — это места, где выходит на поверхность со дна вода больших родников (подземных речек и рек), и вода не замерзает, либо лед очень тонок для того чтобы выдержать человека, тем более с конем и снаряжением и коня с грузом. Зимнее купание любителям прогулок «по льду замерзших рек» обеспечено через каждые несколько километров. И не только купание — зимняя река в России-Евразии шутить не любит — провалившегося под лед, если не успеет помочь напарник, течением моментально затащит под лед, и очень мало шансов, что даже тело его кто — либо когда-нибудь увидит вообще.

Во время похода Батыя на Рязанское княжество первая остановка на его границе продолжалась примерно 7–10 дней (следует обмен послами, переговоры, поездка татарских послов во Владимир, направление рязанских послов во Владимир и Чернигов). Затем следует выдвижение рязанских войск к Воронежу и ответное стремительное продвижение к Рязани войск Батыя, вероятно, после убийства рязанцами татарских послов. И, наконец, по пути тяжелейшее встречное сражение с рязанским войском.

Всего проходят по пути к Рязани около 300 км с боями (штурмуя 3 города на Прони) (49, 106–107). Начинается шестидневная осада Рязани.

Не будем увлекаться теорией — самое время подумать о снабжении войск, в первую очередь — коней. Запас фуража на вьючных лошадях закончился, по самым «растянутым» подсчетам, еще перед сражением с рязанцами. Как татары смогли на некормленных несколько дней конях выиграть битву и после этого добраться до Рязани — неясно.

Теперь об обозном снабжении — для 100–120 тысяч коней в день самое малое требуется примерно 1000–1200 тонн фуража. Около двух-двух с половиной тысяч подвод (грузить можно самое большее — по полтонны на подводу, учитывая все прелести дальней-дальней зимней дороги). Это колонна в 20–25 километров — при предельно сокращенной дистанции между подводами.

Повторю — для 120 000 коней (войско в 40 000 бойцов) необходимое условие боеспособности и продвижения в глубь вражеской территории — ежедневное поступление к ним как минимум 1200 тонн фуража или сена — перерыв в снабжении на два-три дня грозит выходом из строя коней и неизбежным крахом всего «западного похода на русских». Этот путепровод должен постоянно питать татаро-монгольские войска, удлиняясь по мере продвижения в глубь русских земель от «кочевьев Батыя» по всему протяжению «завоевательного похода» — километров на 700–800 и более.

Тылы растягиваются. Огромной протяженности обозы — прекрасная цель для разведывательно-диверсионных отрядов русских (и были, были таковые и тогда, просто не назывались так). Или просто партизан — то есть, для тех, кто спасся из разгромленных пронских городов, потеряв близких, но обрел желание бить врага.

Но надо полагать, подходят и другие, скажем, регулярные, весьма подвижные подразделения — как отряд Евпатия Коловрата из Чернигова, например (там же, 108). И что такое лыжи, знали предки россиян — придумали почти одновременно с тем, как начали ходить зимой на охоту и рыбалку. И еще учтем предельно короткий световой день в этот период года — долгота дня в среднем 7 часов, но примерно на полчаса продолжительность светлого времени суток сокращают мутно-серые предутренние и вечерние сумерки. Любимое время «поисковиков», да еще зимой, да еще когда метель или «поземка».

Могут сказать — награбили фураж в пронских городах. Но, во-первых, города маленькие — как современные села или еще меньше, во-вторых, там вряд ли позаботились создать для наступающих татар запасы фуража или сена. Скорее наоборот, разведка работает не переставая, попутно занимаясь диверсиями — допускать, что русские не догадались поджечь стоги сена и имевшиеся склады с фуражом на пути наступающего агрессора, значит не знать, какие эти русские вояки — а мы знаем, сами из таковых и даже из тех самых.

А просто пшеницей или рожью (хлебным зерном) или мукой конь тоже не может питаться, это не солдат — конь отнюдь не всеяден, ему рацион свой необходимо обеспечивать, особый — нужен именно овес и еще сено (грубый корм). И очень много, даже больше 10 кг, это мы взяли для примера с предельной «натяжкой» в сторону уменьшения — в зимнее время и в полевых условиях лошадь жует постоянно, иначе ляжет.

И никого он не будет слушать — ни князя, ни хана, ни генерала. И не может конь в условиях русской зимы кормиться тебеневкой (от татарского «тибенеу» — «бить ногами») — выкапывая траву из-под снега ударами копыт, это возможно только в некоторых степях, где снежный покров очень тонок, а то бы и мы в России все таких коней и коров завели, чем с сенокосом мучиться. Всего нам необходимо доставить под Рязань, для осаждающей город и постоянно ведущей штурм армии — минимум около 7200 тонн фуража или сена — примерно 14 050 подвод — колонна протяженностью минимум в сто сорок километров. Это только на шесть дней.

Еще не забудем, что период практически с декабря по апрель в России — это пора обильных снегопадов. Снег идет, не переставая — почти каждый день наметает огромные сугробы. Никаких дорог. Только вчера протоптали тропку или санный путь — сегодня замело. Но, не протоптав твердую дорогу в сугробе, нельзя провезти подводу — можно, с трудом, запряженные пустые сани — но и то при неглубоком снеге.

Поэтому, если занесло дорогу, придется разгрузить сани, и пешком, пустыми санями, торить дорогу, и, только подготовив таким образом путь, можно потихоньку везти и груз. А если намело достаточно, то придется распрячь коня, и ведя коня под уздцы, провести сначала коня, потом утоптать дорогу, потом запрячь обратно, и уже после потихоньку ехать — так как снег все равно рыхлый — или ждать пока схватит морозом утоптанную дорогу — до следующего дня (представьте, сколько это потребует времени — пробивать дорогу от Воронежа до Рязани после каждого снегопада — примерно 300 км, и далее, и далее — до Владимира?).

А дорога санная — это не автомагистраль, а нечто вроде узкоколейной железной дороги — шириной в полозья саней, и чуть в сторону — тонешь в сугробе по пояс. Это в мирное время так, а в военное время, да на вражеской территории — вряд ли позволит противник обеспечивать непрерывное снабжение наступающей армии.

Потом поход от Рязани на Коломну — 150 километров, это десять дней пути — 12 000 тонн фуража — 24 000 подвод — колонна длиной самое малое в 240 км. Расстояние от Коломны до Москвы — еще 100 км. Оттуда до Владимира — еще 200 км.

А все уже знают, что идет жестокий агрессор, и что все он воюет на конях. И знают, что без коней они почти никуда и никакие, и главное, знают прекрасно, откуда идет противник и в каком направлении — чтобы иметь возможность опустошать все на его пути до его подхода и громить обозы в тылу. Относительно фуража — среди русских тоже коневоды есть, и очень неплохие, чтобы не догадаться. Так что вряд ли получился бы победоносный поход при описываемых официальными историками условиях.

Не только до Владимира — до Коломны бы не дошли.

Но допустим-таки, дошли все же до Коломны превеликим чудом. Отметим, что от «вторжения завоевателей на рязанские земли до их появления на владимирских рубежах прошло немногим более месяца» (49, 110).

Под Коломной еще одно большое сражение — на этот раз татаро-монголов встречают «объединенные владимирские рати» — войска крупнейшего княжества Руси, «остатки рязанских полков», «новгородская рать», «полки ряда княжеств и городов» (там же, 110–111).

И опять ситуация у татар не учитывается никак официальными историками-«стратегами» — если и был запас фуража на вьючных конях (допустим, запаслись под Рязанью), то опять — как раз вышел этот запас, за несколько дней до тяжелейшего сражения.

Но раз написано у официальных историков — воевали под Коломной русские с татарами, значит, будем считать, что воевали. Но вот незадача — расчет фуража (не считая питания бойцам) мы брали на 120 тысяч коней — на 40 000 тысяч бойцов. Учитывая потери до Рязани и под Рязанью, остается войск у татар совсем мало. Да и не учитывая — пусть будет 40 тысяч — но крупное русское княжество могло выставить войско в 50 000 бойцов — и отменных вояк, и еще не уставших от месячного похода в зимних условиях, да еще ждут татар в тепле — а татары все время «в поле», и времени нет для регулярного обогрева личного состава. И про питание личного состава — мы пока не говорим.

А без регулярного обогрева в тепле, хотя бы в чуме или в палатке (именно в подобии помещения, не просто у костра!), при 15–20 градусах ниже нуля по Цельсию любой солдат через нсколько суток потеряет способность воевать.

Итак, под Коломной собрались войска нескольких русски княжеств, включая Рязанцев, уже знакомых с тактикой татар.

Итого получается не меньше войск, чем у монголо-татар, даже по В. В. Каргалову — считая с «ударными отрядами из покоренных народов». И главное — русские воюют дома, где каждый помогает. А татары — на вражеской территории — где каждый, согласно официальной концепции «о татарском нашествии», пытается навредить.

Опять, мы видим — несоответствие «объективной действительности» теоретическим построениям официальных историков о «татаро-монгольском нашествии»: тем не менее, говорят историки, «объединенная владимирская рать», усиленная войсками нескольких княжеств, подготовка которой велась целый месяц (!) — потерпела поражение! (49, 111). А ведь русские готовились к битве, не забудем, в то время как татары истощали свои силы, преодолевая сопротивление других русских войск в ходе продвижения к Коломне.

И еще на неромантичную, но неизбежную тему снабжения — если считать, что «ударные отряды» из «покоренных народов» тоже на конях — то количество необходимого для коней «армии вторжения» фуража надо умножить на три. И количество подвод. А если считать, что «ударные отряды» пешие (хотя нет никаких сведений об этом) — то все равно нужны подводы — везти их оружие, снаряжение, пищу для них, палатки-юрты и прочее.

Да и обоз формируется непрестанно, где-то в районе «основных кочевьев Батыя», то есть, голова обоза подходит к Коломне, а «в кочевьях Батыя» необходимо формировать еще и еще подводы — и нельзя останавливать поток подвод, иначе наступление остановится и последует неизбежное поражение. И пропускная способность потока должна быть — для 120-тысячного войска — минимум 3600 тонн фуража в день. Это 7200 подвод. Примерно 72 километра длиной обоз — норма ежедневного снабжения «армии вторжения».

Но ведь фураж необходимо еще и до «кочевий Батыя» откуда-то привозить — если, конечно, не было там огромных современных элеваторов или же вся территория не была сплошь обставлена скирдами с сеном и горами мешков с фуражом.

При соединении теории западников-историков с практическими условиями русской зимы и свойствами живых коней, привыкших ежедневно кушать определенное количество овса, получается у нас нечто вроде огромного города из скирдов или штабелей мешков, между которыми ходят татары-интенданты в растерянности — как до войск все это доставить? И скирды, и пространство между ними, и штабеля с мешками, и дороги — все заносит постоянно снегом. Так что никак не получится у нас стройной и непротиворечивой картины о «татаро-монгольском победоносном нашествии» на Русскую землю с декабря 1237 по начало апреля 1238 г. Как, впрочем, и последующих «завоевательных походов татар» на Русь вплоть до 1242 г.

А ведь мы еще не считали пищу для бойцов — хотя бы по 1 кг в день (это сырых продуктов — после готовки паек солдата будет около 450 гр., т. е. минимум требуемого). 120 тонн в сутки. Примерно 240 подвод (два с половиной километра длиной обоз) — немного, по сравнению с фуражом, но тоже каждый день. А «награбить» нельзя — недостаточно будет, так как населенные пункты, мы помним, через 60 км и больше — самое малое 4–5 дней боевого ходу от одного населенного пункта до другого. И они небольшие, населенные пункты — там на всех явно не хватит, и везде враждебное население, оно вовсе не собирается делиться, своевременно прячет все, ибо знает, что идут завоеватели — согласно концепции о «татаро-монгольском нашествии».

Мы видим, что «несметным количеством татаро-монгольских войск» никак нельзя объяснить успех зимних походов войск Бату хана по русским землям. Даже увеличение этих войск до 120–140 тысяч противоречит реальности, как мы видели — сколько войск не загнали бы завоеватели в русскую землю — все упирается в трудности снабжения, точнее — в его невозможность в условиях зимы и соответственно невозможность осуществить подобные походы в реальности.

И близок был к истине профессор Н. И. Веселовский, русский академик-востоковед, определяя количество монголо-татар, участвовавших в боевых действиях на территориях русских княжеств, максимум в 30 000 человек.

По крайней мере, до Рязани или половину пути до Коломны такое войско можно было снабжать с грехом пополам. А вот дальнейшее снабжение даже тридцатитысячного войска нереально и, следовательно, не соответствует действительности теория «татаро-монгольского нашествия на Русь в 1237–1241 гг.».

В результате неизбежных потерь в боях с рязанцами татаро-монгол осталось гораздо меньше. И в битве при Коломне (либо в любом другом месте — например, на Сити) они вряд ли смогли бы одолеть силы не то что нескольких русских княжеств, а даже одного крупного княжества — тем более что для маневров — излюбленного приема ведения войны татарами — условий в заснеженной лесистой местности не было.

Попробуем поискать иное объяснение «победе татар в их завоевательных походах по русской земле», так как предлагаемое нам официальными историками объяснение, как выражаются в юриспруденции, «противоречит фактическим обстоятельствам дела», как мы смогли убедиться. Фактически, никаких других объяснений поражения русских, кроме расплывчатого понятия «феодальная раздробленность» (49, 91), у официальных историков не остается.

Мол, вот была у русских эта самая «феодальная раздробленность», и нельзя было им побеждать татар, по «единственно верной теории». Но что русским бойцам и их командирам из отдельного княжества — сотникам и князьям эта «раздробленность» в данном конкретном случае — они к бою готовы, воюют никак не хуже татар, и числом не меньше, и умением их Бог не обидел.

А может, вовсе не «нашествием» были боевые действия на Русских землях в 1237–1240 гг., а нечто другое?

*

179 Ссылка на книгу: Прохоров Г. М. Кодикологический анализ Лаврентьевской летописи // Вспомогательные исторические дисциплины. Л., 1972. С. 77–104; он же. Повесть о Батыевом нашествии в Лаврентьевской летописи // ТОДРЛ. Т. XXVIII. Л., 1974. С. 77–98

180 Например, у Г. В. Носовского и А. Т. Фоменко — можно по-разному относиться к некоторым их гипотезам, но очень много серьезных фактов приводят эти скрупулезные и упорные исследователи о фальсификации истории России (64, 70–97; 65, 23–57).

***


Из книги Г.Р. ЕникееваКорона Ордынской империи или Татарского ига не было”.

Tags: Русь, войска, иго, империя, история, логика, орда, русский, фальсификация, шпионаж
Subscribe

  • Меры по сокращению числа дураков

    Должен был бы дать давно заготовленную статью, но три обстоятельства потребовали написать эту внеочередную заметку . Во-первых, сообщение…

  • Борцы с фейками как главные брехуны

    Если использовать весь объём информации об эксперименте на живых людях, под названием «вакцинация от COVID-19», то, на первый взгляд…

  • Жизненно важная информация о кофе

    Автор предлагаемого ролика подробно рассматривает организма влияние кофе на здоровье с точки зрения физиологии. Мы же попробуем дать общую оценку…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments

  • Меры по сокращению числа дураков

    Должен был бы дать давно заготовленную статью, но три обстоятельства потребовали написать эту внеочередную заметку . Во-первых, сообщение…

  • Борцы с фейками как главные брехуны

    Если использовать весь объём информации об эксперименте на живых людях, под названием «вакцинация от COVID-19», то, на первый взгляд…

  • Жизненно важная информация о кофе

    Автор предлагаемого ролика подробно рассматривает организма влияние кофе на здоровье с точки зрения физиологии. Мы же попробуем дать общую оценку…