ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Category:

Тринитарная лингвогенетика

Любопытный отрывок из статьи С.Н. Магнитова „Тринитарная лингвогенетика. Глава 1”. Через неё лучше усваивается пагубное значение для русского народа действий таких лиц, как, скажем, норманисты или Кирилл с Мефодием.
***

4. Мировой Корневой Словарь

1.

Противоречие между значением корня слова и толкованием слов стало разрушительным. Толкование заводит Слово в тупик, поскольку корень теряет смысл. Слово фонетически деформируется (потому что удерживать части корня становится делом бессмысленным). Поэтому восстановление корневого состава русского языка становится актом его спасения.

Современная этимология слова не играет определяющей роли в формировании значения. Этимологи самоустранились от формирования значения слова. Этимология стала дисциплиной для любопытных. Не более.

Главным постулатом при составлении Словаря становится определяющая роль корня в Значении Слова, чтобы происхождение слова закрепило его значение. Поэтому задачей программы является открытие корня слова и на основе его формирование словарной статьи.

Пример. Некоторые «изыскатели» пытаются произвести слово «тропинка» от корня «троп» и ассоциировать его с фигурой образного строения – тропом (метафора, метонимия, синекдоха): мол, разветвлённость и непредсказуемость тропинки подчеркивает многозначность тропа. Но такого корня нет. Наоборот, тропинка призвана быть как раз примитивной – способом преодолевать пространство «срезанием» его.

Тропинка – корень тороп: торопинка: дорожка, проложенная второпях. Однокоренные слова: торопыжка, торопливый.

Вариант: Тропинка - корень тороп – торопинка: дорожка, проложенная теми и для тех, кто торопится.

Раскрытие корня доказывает истинное значение слова, так как в корне содержится генное значение слов, поэтому мы фактически возвращаем генофонд языка.

2. Уйти от стихии толкования

Мировой Корневой Словарь создаётся как реакция на кризис толковых словарей.

Словарь – то, что должно давать значение слова. Слово – знак, который требует раскрытия значения. Что и должно происходить в словарной статье.

Толковый – полученный в результате толкования. Толкование не значение самого слова, а привнесённый составителем, истолкованный, интерпретированный смысл, который к словом никакого отношения может не иметь.

Проще говоря, толкование – произвольный, навязывание слову смысла, которого в слове просто нет. Это значит, что толковые словари никогда не имели строго научного собственно языковедческого смысла, а только статистический, профанический по отношению к законам и интересам самого языка смысл.

Толковый словарь может иметь значение для иностранца, для человека, не погружённого в язык с детства, не живущего в нём. Ему нужно растолковывать чуждые ему слова. Для народа же, – породителя и носителя языка и, одновременно, порождённого и ведомого языком, – нужен словарь подлинный – корневой. В связи с этим необходимо раз и навсегда определить чёткую иерархию словарей, в которой толковый словарь всегда будет вторичен, а лучше третичен. Беда в том, что словарей корневых до сих пор создано не было. При этом словарями толковыми завалены все книжные магазины.

Выходит, в ответственных, решающих процессах опора на «толковый словарь» – абсурдна: если слово – толкуется, то оно бессмысленно, поскольку возникает сразу несколько конкурентных и вполне «безотказных» толкований. Общение обессмысливается, поскольку становится конфликтным. Следствием этого являются неслыханные расхождения в понятиях слов, которые невозможно свести воедино.

Все бы ничего, если бы произвол был один, одного разлива, если бы количество интерпретаций не возрастало в геометрической прогрессии и не приводило к хаосу. Но насилие над словами продолжается и привело к коллапсу: толкования полностью обессмысливают слова. Слово умирает. Толковые словари становятся кладбищем слов.

Но тонкость заключается в том, что толковые словари становятся бессмысленными из-за того, что толковать могут все. У Толкового словаря всего лишь одно из многих, зачастую самых спорных – официальных – толкований, срок жизни которых зачастую исчисляется сроком жизни главы государства.

Если в брежневские времена коммунизм – самый прогрессивный социальный строй в мире, то у Горбачева – тупик цивилизации, а для Ельцина – фашистский режим. А если так, то какой смысл вообще говорить, употреблять слова, если у каждого своё толкование? Ведь нет и не будет смысловых стыков! Это всё равно, что ходить с ключами, для которых нет замков. А языковое общение напоминает попытки людей потереться друг с другом собственными ключами.

Толковательная практика привела к разложению языка, тотальной профанации лексикологии лексикографии, обессмысливанию этой лингвистической дисциплины в целом. Весьма печально, что к этому приложили свои имена Ожегов, Ушаков, Евгеньева. Они закрепили своим авторитетом столько ошибок, что нам остается только сожалеть об их академических регалиях.

Многие говорят: мы к этому привыкли. Но если нам нужна тягловая лошадь, то не надо ломать ей ноги! Язык – это именно рабочая лошадь, которую, чтобы её оседлать, нужно с ней поработать, нужно её полюбить, кормить и уважать её самость. А не ломать ноги.

3.

Вторая причина обращения к Корням – нахождение своей истории. Совершенно очевидно, что найдя в латинском «локальный» (loc-us, малое пространство) совершенно русское «лок-оть» (часть руки, которая была издревле измерителем и давала меру измерения длины пространства - локоть) – мягко говоря, возникнут большие подвижки в русском сознании, запуганном, подавленном норманнской теорией русской вторичности.

Потому что возникнет подозрение, что одним локтем находки никак не ограничатся. Достаточно повнимательнее посмотреть на вроде бы латинизированное слово «секунда» (лат. sec-unda – «вторая, следующая» от seq-ui – «следовать»): корень «сек» не вызывает сомнения. «Следующий» возникает тогда, когда есть вторая, следующая на-сеч-ка. И первые часы действительно насекались (на камнях), отсекались (на песке) относительно движения солнца. Как же тогда доказать, что корень сек//сеч латинский? (То же самое ещё очевиднее в якобы «латинских» по происхождению словах – «сек-ция», «от-сек» и т.д.).

А когда станет понятно, что для доказательства вторичности русского языка нужно умудриться доказать первичность греко-латинского oculus, глаз, перед русским оком, возникнет спокойное желание расставить другие акценты в деле «благотворительной» акции Кирилла и Мефодия.

4.

Открытие корней иностранных слов – отдельная прелесть, поскольку злоупотреблений толкованиями здесь больше всего. Толкования иностранных слов вызывают самые большие вопросы. Во-первых, когда мы бреем Словарь иностранных слов, куда включено слово «метод», несмотря на очевидное неиностранное происхождение от слова «мета», «метить».

Это говорит о том, что вместо Словарей иностранных слов нужно составить Мировой корневой язык, где приоритеты будет понятны генетически.

То же касается и профильных словарей. Как можно было составлять г. Фролову «Философский словарь» (шесть изданий!), не стыкуя по исконному смыслу корней даже однокоренные слова.

Пример. Аксиома (греч. аxioma, принятое положение) – исходное положение.

Аксиология (греч. аxiа, ценность, и logos, слово, учение) – философское учение о природе ценностей.

Нет смысла спорить, что корень в словах один. Но для чего эти интерпретации? Не могут суффиксы столько радикально изменить смысл слова – от принятого положения до ценности (или наоборот). Причем чувствуется некая близость понятий. Но чувства в науке никому не интересны. Интересны аргументы. А они на поверхности. Непонятно, почему их не взять? Хотя понятно – придётся уходить от произвольных толкований.

Как только мы найдём корень аxe, обозначающий ось, всё встанет на свои места: ось, осевой дает корень в слове «ось-новательный»?) То, вокруг чего вертится колесо, символ вечности и устойчивости, неразрывности. Ось становится символом держания движения. Основательный, осевой становится положительным. Положительное – положенным и ценным. Но почему в первой словарной статье нет очевидного соотнесения с корнем? Очень просто: произошла концептуальное купирование смысла слова: осевой не всегда положительный! Основа не всегда со знаком плюс!

Значит, кто-то не захотел работать с утверждающими отрицательными величинами и свёл основное к положению. То же самое касается и ценности! Ценность в Оси – не всегда положительна! А так как кто-то стремился ценное связать только с положительным, он фактически уничтожил изначальное, точное корневое значение! И эта купюрность передалась и аксиоме, которая тоже тяготеет к положительности и бездоказательности, а не основательности! То есть налицо жестокое искажение понятия Основания, Основы и превращении её в категорию бездоказательного утверждения (аксиомы).

Но насколько принципиально нахождение корня, который несёт основной смысл!

Наш словарь поставит вопрос о выбраковке произвольных интерпретаций толковых словарей.

5.

Корневые исследования дают нам возможность провести спокойную ревизию всех понятий. Например, демократия – власть не народа, а власть мастеровых, то есть ремесленного люда, составлявшего значительную часть городских свободных жителей. Это была, скажем так, отраслевая власть цеховиков, а не форма власти. То, что она могла избираться массовым голосованием, это вовсе не означает, что у патриципата не было выборов при помощи голосования. Просто мастеровых было физически больше и их нужно было собирать на площади. Вот и всё. Где и происходило массовое голосование. По форме это было ничем не отличающееся голосование от другого голосования в любом тогдашнем органе власти, хоть патрициев, хоть парламента. Это если без мифологии. То есть демократия никакого отношения к голосованию как главной специфической особенности не имела.

Доказательство лежит на поверхности. Демос, dem-os– это и есть с греческогомастеровой, мастер, что четко подтверждает однокоренное слово dem-iurg-os, мастеровой, ремесленник, от чего пошёл Демиург, (по-платоновски, Мастер-Создатель Мира). Никакого «народа» здесь нет! А есть другое: сатанизация класса мастеровых словом дем-он: мастера в христианскую эпоху считались обладателями нечистой силы искушения, создателями божеской красоты, конкурентами Бога, поэтому получили прозвище dem-on, которое получило «чертовское» наполнение. Вот куда могут привести толкования!

Далее. Загадочно «английское» слово king толкуется как «король»! Загадочно тем, что не соотносится со словом «король», который назывался по венцу власти короне – горизонтально круглой (фактически диску в отличие от коло – вертикального круга), прочной, как кора, и высокой, как крона дерева, которое в те времена было символом жизни и мира и культовым предметом жрецов друидов (мировое древо). Последние как раз и носили короны из коры дерева, короны из веток и листьев (вспомним поздние рудименты в виде лавровых венков), быв «королями».

И совсем не королевское нам покажет системный корневой анализ, выявляющий в king слово конунг – от которого идёт князь (кненг). Конунгом был, возможно: 1) Тот, кто был на коне. Конь был в древности символом военной власти и военной силы. Конунг был предводитель на коне, он возвышался над всеми. 2) Тот, кто обладал ис-кон-ной, передаваемой по наследству, властью. Если корень «кон» – начало – кон-ец (закольцованность, цикличность, повторение из поколения в поколение) – из того же семейства (начальник).

То есть king никакой не король, а князь – боевой предводитель, передающий начальственное право по наследству! То, что вскоре королями стали именно князья, вытеснив реальных королей их жреческого сословия – это второй вопрос.

Так корневой анализ выдвигает перед нами вопрос: не является ли статус короля перехваченным у жреческого сословия (с его согласия или под давлением)? А главное, мы выясняем, что именно ценилось в «королевском» у «князей» – жреческая посвящённость!

6. Этимологические словари

Несомненно, Мировой Корневой Словарь включится в борьбу за национальную собственность национальных корней в мировом языке. Возникает вопрос, а почему не остановиться на этимологичпнеских словарых, где и происхождение и связи между языками представлены.

Дело в том, что Этимологический словарь – вид толкового, вид статистического, не имеющего результирующего смысла. Да, мы узнали, что слово «куль», которое представлено как тюркское, происходит от нетюрксого слова «коло», круг. Что из этого? Но главное в том, что этимологические словари находятся под диктатом толковых – то есть они не следуют генетике слова, они следуют истории толкований. То есть этимологические словари нельзя назвать так – это не словари происхождения, а словари истории толкований слова, где многие допущен издержки.

Цитата. Этимология, лингвистическая дисциплина, изучающая происхождение слов, и их элементов. Различают научно-объективную и вульгарно-субъективную (ложную) этимологию. Научно-объективная этимология, базируясь на знании ряда языков, выделяет в них исконные и заимствованные черты: русские «изба» и «князь» восходят к германским «стуба» - «баня» и «кунингаз» - «старейшина». Вульгарно-субъективная этимология опирается на кажущееся сходство фактов родного языка: русский «изъян» ошибочно связывается с «изъять», тогда как это слово заимствовано из персидского «зийан» - «вред, порча, ущерб». (Севортян Э.В. Этимологический словарь тюркских языков. Т.1-3. М., 1974-80.)

Конкурентный анализ: Изъять, Изъян – от «зийан» – «вред, порча, ущерб» – так толкуют горе-этимологи, несмотря на то, что корень «я» - иметь, кушать, потреблять (яства, есть (ясти), при-я-ть, при-я-тель) и приставка «из» - удаление, убыль и суффикс неопределенной формы «-ть». Но это не говорит о том, что в названном слове не просматривается русское слово зияние. Но это другое слово! Отнятое не всегда зияющее. И наоборот. Попытка противопоставить персидское русскому здесь не имеет успеха. Очевидно, что в древности была одна корневая структура. В таком случае о заимствованиях говорить бессмысленно. Как бессмысленно говорить о заимствованиях при совместно произведенном мешке зерна и разделенном затем пополам.

Есть русское слово, вышедшее за пределы нормативности, а значит очень древнее – турнуть, в корне которого, скорее всего, «сохранился» «бык», тур. Глагол обозначает жёсткий толчок, на который способен бык. Тогда надо сильно постараться доказать, что это русское слово произошло от английского turn (побуждать). А ведь само написание, несмотря на произношение, сохранило именно русскую версию звуков! Но этимологи вполне спокойно нарушат историческую хронологию и законы лингвогенетики, чтобы показать, что английское turn породило русское «турнуть».

Поэтому этимологические словари могут иметь только статус номинального несистематизированного справочника.

7.

Тот, кто признал свои корни и принял их исконность, тот и становится их собственником. Тот, кто вернул в употребление исконный смысл, тот капитализирует стоимость языка на фоне выбраковки неисконных толковательных версий.

Это выводит нас на понимание качества языка, который станет залогом качества Народа и его стратегических прав. В том числе, финансовых, в том числе, лингвистических. Мировой Корневой Словарь – факт ревизии национальных лингвистических капиталов, которые затем будет представлен на мировом лингвистическом рынке.

Tags: генетика, лингвистика, русский, смысл, этимология, язык
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments