ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Аллея черепов - 2

Окончание. Начало здесь.

***

Поступь Единой Европы

Первым интернационалистом в истории России оказался Александр I. Он первый придумал разделить преступный режим Наполеона, выросший во Франции, и саму Францию.

Избавившись от Бонапарта, он не захотел как-то возместить потери России от нашествия французской орды. Он не желал отвечать в Европе европейским же обращением на европейское поведение в России. Напротив, русские были добры, щедры и веселы.

В 1815 году в столице Франции был подписан Парижский мир. Согласно договору, Франция возвратилась к границам 1790 года, а северо-восток страны на 5 лет оккупировался 150-тысячной армией союзников, расходы по содержанию которой возлагались на французов.

Кроме того, ей предписывалось выплатить 700 миллионов франков контрибуции и удовлетворить претензии частных лиц. Однако со временем Франции — при поддержке России! — удалось добиться существенных послаблений. Русские ушли из Франции, причем русский комендант получил благодарность от парижан за мягкое с ними обращение.

Разумеется, никакого чувства благодарности французские жители к России после этого не испытывали. Доброту в Европе всегда воспринимали как слабость, а слабых в Европе полагается убивать и грабить. Невозможность грабить тех, кто кажется слабым, страх перед доброжелательной непобедимой Русью испокон веков вызывает в Европе тупую ненависть.

Эта ненависть выразилась в провокации, организованной французским императором Луи Наполеоном III. В 1850 году он потребовал от турецкого султана Абдулмеджида передать «ключи от Гроба Господня» в Палестине католическому духовенству. Православные священники Иерусалима обратились за помощью к русскому царю, который призвал Турцию восстановить справедливость. Россия не могла допустить того, чтобы христианские святыни попали в лапы безбожных схизматиков.

Переговоры не дали никакого результата. Султан, которому против русских обещали поддержку и Франция, и Англия, и другие европейские государства, уступить отказался. Оставалось только применить силу — и в 1853 году началась знаменитая война «За гроб Господень». Русские войска вступили в Дунайские княжества, разгромили турецкий флот под Синопом, а турецкую армию — у селения Башкадыклар, развили наступление во всех направлениях.

Такое положение дел не устраивало объединившиеся в союз европейские державы. Они хотели совсем другого. Вот как описывает «прекрасный идеал войны» глава английского правительства с 1855 года Генри Пальмерстон в письме к Джону Расселу:

«Аландские острова и Финляндия возвращаются Швеции. Часть германских провинций России на Балтике уступается Пруссии [вероятно, так названа Лифляндия, но вполне может быть — он отнес сюда и побережье Невы]. Самостоятельное Королевство Польское восстанавливается как барьер между Германией и Россией. Молдавия и Валахия и устье Дуная передаются Австрии… Крым, Черкессия и Грузия исторгаются из России и передаются Турции, причем Черкессия или независимая, или связанная с Султаном, как с сюзереном».

Легко понять, что речь шла о расчленении исторической России и о «переустройстве» ее на совершенно чуждых справедливости началах. Старинные русские земли на берегу Балтийского моря объявлялись германскими, Крым, где столетиями было гнездо крымских татар, опустошавших своими набегами весь юг России, союзники намеревались передать туркам, Кавказ — превратить в новый рассадник бандитизма. Обеспечить такого исхода войны Османская империя явно не могла, и 22 сентября 1853 года, нарушив Лондонскую конвенцию, английская и французская эскадры прошли через Дарданеллы в Мраморное море. Европа решила, что пришла пора брать дело уничтожения Руси в свои руки.

«Наконец, отбросив всякую личину, Англия и Франция объявили, что несогласие наше с Турциею есть дело в глазах их второстепенное; но что общая их цель — обессилить Россию, отторгнуть от нее часть ее областей и низвести Отечество наше с той степени могущества, на которую оно возведено Всевышнею Десницею…»

Так говорит об этом манифест Николая I об объявлении войны Англии и Франции.

Европейцы думали так же: католический архиепископ Парижа Сибур выпустил послание, в котором открыто назвал войну с православной Россией новым крестовым походом для окончательного сокрушения Православия.

Для успеха кампании союзникам в первую очередь требовалось очистить Черное море от русского флота: обезопасить себя от возможных десантов в тылу, гарантировать безопасность для транспортников. Для этого надлежало захватить базу русского флота, Севастополь. Покорив Крым, «цивилизаторы» намеревались развивать наступление на север, через Украину к сердцу России.

2 сентября 1854 года 89 кораблей и 300 транспортных судов союзного флота подошли к западному берегу Крыма и начали беспрепятственную высадку на пляж Евпатории 55-тысячной армии с 122 орудиями. Экспедиционной армией союзников командовали французский маршал А. Сент-Арно, английский генерал (с ноября генерал-фельдмаршал) лорд Ф. Дж. Раглан и турецкий генерал Ахмет-паша. Союзники заняли Балаклаву и Камышовую бухту и 13 сентября 1854 выдвинулись к Севастополю с юга. 5 октября 1854 г. началась первая бомбардировка города, потом случился первый штурм...

349 дней захватчики отчаянно пытались войти в Севастополь — но все их старания неизменно разбивались о мужество русских воинов. Только 27 августа 1855 генералы Пелисье и Симпсон смогли занять Малахов курган. Эта возвышенность обошлась Франции в 95 000 трупов, Англии — в 22 000. Защитники оставили южную часть города и закрепились в северной. 40 000 севастопольцов твердо намеревались и дальше сдерживать 140 000 интервентов на их пути в Россию.

«Цивилизаторам» стало совершенно ясно, что не то что России, даже Крыма они не получат. В Европе не хватит «пушечного мяса» для дальнейшего наступления. В то же время молодой царь Александр II осознавал тот факт, что России одержать победу тоже не дадут. И обе стороны решили заключить мир.

В любом случае цель, которую ставила Россия, объявляя войну Османской империи: сохранение статуса Святых мест — была достигнута полностью, что и засвидетельствовал Парижский мирный трактат 1856 года. За это заплатили жизнями почти 500 000 отважных русских воинов. Турции война во имя французской мести обошлась в 400 000 жизней.

Кроме того, противники отдавали России захваченную часть Крыма и все оккупированные селения. Россия возвращала туркам крепость Карс. Черное море становилось зоной мира: обе стороны взяли обязательства не иметь здесь военных кораблей. Для России, утопившей весь свой черноморский военный флот у входа в Севастопольскую бухту, а потому оставшейся на море совершенно безоружной, это требование к Турции и ее союзникам было очень важным условием.

Самым важным итогом войны «за гроб Господень» стало понимание Европой той суровой истины, что победить Россию невозможно. И почти целый век западные «цивилизаторы» не рисковали пробовать русские границы на прочность.

Поступь Демократической Европы

В двадцатом веке Европа изменилась до неузнаваемости. Вековые монархии сменились демократиями, демократии вынесли наверх новых лидеров: Франко, Муссолини, Черчилля, Гитлера. Все они стремились сделать жизнь своих народов богаче, а свои страны — сильнее. Лучше всего это получалось у Гитлера. Он не просто развивал экономику. Он еще и расширял границы Германии.

При попустительстве ведущих европейских держав была расчленена Чехословакия, поглощена Чехия, аннексирована Австрия, отменен статус демилитаризованной Рейнской зоны. Исчерпав мирные пути, фюрер перешел к военным методам изменения границ, и к 1941 году смог превратить всю Европу практически в монолитное демократическое государство, готовое подчиняться любым его приказам. Приказ, выражавший чаяния Западного мира, не заставил себя ждать: уничтожить русских! Армии двинулись на восток.

Сейчас решение бесноватого фюрера кажется величайшей глупостью. Однако в 1941 году оно выглядело вполне взвешенным и единственно верным. Ведь начиная с 1939 года, имея всего лишь двухмиллионную, к тому же плохо вооруженную из-за Версальских санкций, армию, Адольф Гитлер всего за 120 дней боев и наступлений смог разгромить армии общей численностью в восемь миллионов! Причем армии, считавшиеся самыми сильными в Европе! И это — без серьезных потерь.

В Польше немцы потеряли 14 000 убитыми и 30 000 ранеными. При этом за 28 дней войны поляков погибло 70 000 и 200 000 было ранено. Во Франции и Бельгии немцы потеряли за 44 дня войны 45 000 павшими, 111 000 солдат было ранено. Французов и их союзников оказалось уничтожено 125 000 и 290 000 ранено.

На Балканах Германия потеряла 4000 солдат — при десанте на Крит. 6500 было ранено. При этом перебито 70 000 югославов, греков, британцев, австралийцев, новозеландцев — и 140 000 ранено. В общем и целом Гитлер полностью разгромил французскую, польскую, югославскую, греческую, норвежскую, датскую, бельгийскую и голландскую армии, а также 3 британских экспедиционных корпуса. За все время немцы потеряли 67 000 убитыми и 150 000 — ранеными. Их противники утратили в боях 270 000 убитыми и 600 000 ранеными.

В сорок первом году промышленность Германии уже успела вооружить свою армию самым мощным и передовым оружием, на восток Гитлер мог направить трехмиллионную армию — и это не считая союзников. А противостояла Рейху пятимиллионная Красная Армия.

Бесноватый фюрер совершил всего лишь одну небольшую ошибку. По какому-то неистребимому в Европе полоумию он решил, что русский воин куда хуже европейского. Во всяком случае — не лучше. А потому: если он легко побеждал почти вчетверо более многочисленного западного врага, то чего опасаться, начиная войну против того, кого больше всего в полтора раза? Коли вспомнить опыт Франции — вполне возможно управиться за пару месяцев! Ну, самое большее — за три. Имеет смысл смело и безбоязненно атаковать!

22 июня 1941 года объединенная коричневая Европа в очередной раз начала наступление на Русь. И поначалу даже казалось, что она побеждает. К концу года Красная Армия потеряла 800 000 человек убитыми, 1 340 000 ранеными — но при этом она уничтожила 210 000 и вывела из строя 620 000 немцев. Это без учета их союзников!

Даже в наихудший для себя период Красная Армия показала примерно втрое более высокую боеспособность, нежели европейские войска. За каждую пядь русской земли умирало втрое больше немцев, нежели во время войны в Европе! Но самое ужасное для Великого Рейха: Россия не сдавалась. Русские воины не сдались ни через месяц, ни через два, ни через полгода, а продолжали сражаться и сражаться несмотря ни на что. Для Германии это стало однозначным смертным приговором.

В первый год войны закаленные в сражениях, имеющие огромный опыт немецкие армии уверенно теснили необстрелянные русские дивизии. На второй год ряды «профессионалов» в немецких частях успели поредеть, а вот русские войска — набрались боевого опыта. На третий год русские имели опыт и навыки ничуть не хуже немецких. На четвертый — «цивилизаторов» уже гнали, как шелудивых псов. В 1944 году русские танки наконец вышли к исконной славянской границе — к Лабе.

Очередной урок Западному миру стоил для России 8 668 400 солдатских жизней и почти вдвое больше погибших (по расчету демографического баланса) оказалось среди мирного населения. Германия отдала на алтарь новой русофобской авантюры около 7 000 000 солдат и 4 000 000 гражданского населения.

Немецкие безвозвратные потери на советско-германском фронте за период с 22.06.41 по 09.05.45 составили 7 181 100, а вместе с их союзниками — 8 649 200 агрессоров. Из них пленных — 4 376 300. Советские потери и потери наших союзников на советско-германском фронте составили 11 520 200 человек. Из них пленных — 4 559 000. В эти числа не вошли немецкие потери после 9 мая 1945 года, когда германская армия капитулировала. В плену погибло в шесть раз больше русских, нежели немцев, из которых умерло чуть больше четырехсот тысяч.

Всего же вторая мировая война принесла смерть почти 50 миллионам людей.

Бесноватые нового века

Сколько их было, охотников до русской земли? Сильных и не очень, талантливых и бесноватых, продажных и самоуверенных. Но итог — итог для всех всегда оказывался одинаковым: груды пустых черепов, выстилающие дорогу только в одну сторону. На обратный путь пушечного мяса чаще всего уже не хватало. Однако несмотря ни на что снова и снова появляются уроды, что начинают «тусоваться» возле русских границ и пускать жадную слюну, глядя на наши просторы. И опять, как уже битые смертным боем гопники, новоявленные стратеги воображают, что уж они-то — они умные, они цивилизованные, они прогрессивные, они развитые и сильные. И уж у них наверняка получится.

Мне кажется... Нет, я уверен, что обязательно нам нужно открыть где-нибудь в Кремле большой музей из бетонных черепушек, разместить в нем щедрую экспозицию, посвященную незваным в Россию гостям, да поставить перед каждой витриной колышек и нанизать на него пустую голову очередного покорителя. И в обязательном порядке водить на эту экспозицию высоких гостей из других стран. Чтобы прониклись и запомнили, чем кончаются победоносные походы великих армий на Русь.

Все мы прекрасно знаем, чем закончится новый Великий Поход в русские пределы очередных «демократизаторов». Знаем, ибо завещано такое положение вещей свыше с момента сотворения мира и до самого Страшного Суда. Знаем, ибо именно русским конвоирам придется выводить пленных на разборку лондонских развалин и именно русские танки будут охранять бостонские музеи от разграбления голодной туземной толпой. Вопрос не в том, чем все это кончится. Вопрос в том, сколько жизней спалит мировая война за те годы, пока русская армия идет от Севастополя или Красноярска к вашингтонскому Капитолию.

Хочется верить, примеры того, во что превращаются великолепные могучие империи после похода на восток, отрезвят головы наглых «цивилизаторов» и заставят не совершать кровавых глупостей. Хотя бы ради спасения собственных шкур. Пусть походят гости по музею, посмотрят, проанализируют. И представят свою голову на таком вот осиновом колышке.

Очень полезное размышление для неокрепших умов.


А.Д. Прозоров




Источник.

Tags: Германия, Европа, Прозоров, Родина, Русь, Турция, история, русский, русы, славяне
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments