ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Кем был Юрий Владимирович Андропов? - 2

«Школа Лонжюмо» в Вене

Из интервью Вячеслава Сергеевича К. проведшего двадцать лет в разведке, десять лет в крупном бизнесе. (http://stringer-news.com/publication.mhtml?Part=39&PubID=400). Хотя скорее всего — это Вячеслав Сергеевич Широнин, но мы не можем утверждать достоверно.

У Юрия Владимировича Андропова встал вопрос: а где взять профессиональных специалистов по экономике, которые должны были проводить этот «эксперимент по изменению условий хозяйствования»?

Толковые экономисты у нас к тому времени остались только в теневом секторе, но они работали на уровне предприятий и не могли оздоровить страну. Косыгинским «шестидесятникам», готовившим несбывшийся хозрасчёт, катастрофически не хватало кругозора. Всё, что они могли — это требовать доведения до конца выхолощенной косыгинской реформы, которая в начале 1980-х изрядно устарела.

Андропов пришёл к необходимости ковать новые кадры экономистов самостоятельно, «с нуля». В СССР готовить экономистов для «корпорации-СССР» было некому. Официальная наука отвергала сам факт существования противоречий при социализме, наглухо заблокировав возможность создания специалистов по разрешению этих противоречий.

Они были в виде «специалистов по расшивке узких мест». Тогда их называли «системщиками», сейчас назвали бы «бизнес-консультантами» на уровне отдельных предприятий и даже корпораций-министерств, но в масштабах народного хозяйства даже простое представление такой профессии вполне могло быть расценено как «антисоветская деятельность».

Андропов пошёл проверенным путём: раз специалистов нет и внутри страны их некому воспитать, значит, надо обучать их за пределами страны, на основе иностранного опыта. Парадоксальным было то, что впервые в истории так предполагалось обучать не специалистов идеологически нейтральной технической сферы, а фактически будущих лидеров государства, по крайней мере, интеллектуальных. То есть Ю.В. решил пойти по пути Ленина, который в 1910-х годах создал во французском городке Лонжюмо (Longjumeau) партийную школу для подготовки будущей коммунистической «элиты». Изрядно позабытое ныне, тридцать лет назад слово «Лонжюмо» стало популярным благодаря вдохновенной поэме Андрея Вознесенского (тогда он пел дифирамбы коммунизму, а не демократии).

По замыслу Андропова, новые экономисты должны были впитать в себя эффективные рыночные механизмы и ценности, самостоятельно (возникает вопрос: а их мировоззрение обеспечивало эту самостоятельность? — примечание ИАЦ) отбросив шелуху прямых провокаций, нацеленных на подрыв национальных интересов СССР, и в целом всё неприемлемое. Наши стажёры должны были обогатиться новыми рыночными знаниями и самостоятельно провести их синтез (опять-таки — были ли они способны к этому? — примечание ИАЦ) с советской реальностью и задачами модернизации СССР.

Андропов рассудил, что должный «идеологический контроль», а на деле — контроль с точки зрения конкурентных интересов СССР — смогут обеспечить за обучаемыми «стажерами» стратегически мыслящие сотрудники его ведомства. В результате часть специалистов — не только из КГБ, но и из некоторых других структур — была специально для решения этой задачи направлена «под крышу» Госстроя СССР и оттуда координировала работу. А в роли Люнжюмо решили использовать Международный институт прикладного системного анализа (МИПСА) в Вене. Это — структура, о которой надо говорить отдельно. Весьма интересная, эффективная и специфическая структура.

Осенью 1972 года неприметный заместитель начальника Госкомитета СССР по науке и технике Джермен Гвишиани вылетел в Австрию, чтобы в Лаксенбургском замке под Веной встретиться с представителями Римского клуба и Международного института прикладного системного анализа (МИПСА, или, в латинской транскрипции, IIASA). МИПСА на тот момент был только-только основан – его учредителями стали США, СССР, Канада, Япония, ФРГ, ГДР и ещё несколько европейских стран. За глаза МИПСА называли «проектом двух разведок» – КГБ и ЦРУ – и считали некоей переговорной площадкой для элит капстран и государств социалистического лагеря (абзац — вставка из статьи http://krasvremya.ru/kak-predavali-sssr/).

Сказано — сделано. Выявили талантливых молодых экономистов и экономистов-математиков. Через каналы, оставшиеся ещё со времен косыгинской реформы, обеспечили их взаимодействие с институтом в Вене. Формат работы установился очень быстро: проходили регулярные, ежеквартальные семинары, на которые приезжали наши «стажёры» в сопровождении «кураторов» и встречались там с западными «специалистами по управлению», половина которых была офицерами западных спецслужб. Они, имея институты изучения СССР, к тому времени могли знать нас так же хорошо, как и мы их, если не лучше (вряд ли бы западные социологи написали фразу «мы не знаем советского общества») хотя до предательства Калугина, сдавшего практически всю нашу невоенную разведку, оставалось ещё ой как долго.

Их интерес был прост — повлиять на нашу будущую «элиту». Возможно они считали этот семинар просто одним из многих каналов подготовки специалистов, хотя и потенциально высокого ранга, а может быть использовали эту возможность для формирования «ударной группы реформ» будущей Перестройки. При этом каждый день, после занятий, на котором наши западные партнёры рассказывали нам, как правильно повышать эффективность советской экономики и как рыночные отношения решили бы разом все проблемы советского общества, мы собирали свой, внутренний семинар, на котором пункт за пунктом показывали, как предлагаемые ими меры разрушили бы всю экономику СССР без остатка.

Таким образом, мы показывали неприменимость слепого копирования западных рецептов, которые нам навязывались. Очень многое нам нравилось, очень многого мы не понимали, и наши более образованные стажёры часто разъясняли нам многие подводные камни.

Под крышей венского Международного института прикладного системного анализа развернулась захватывающая борьба советских и западных спецслужб за души и мозги двух десятков советских молодых специалистов, которых Андропов готовил на роль спасителей и преобразователей советской экономики (причём следует обратить внимание, что подготовка этих специалистов началась ещё в конце 1970-ых, до занятия Андроповым должности Генсека ЦК КПСС — примечание ИАЦ). Отбор был жесточайший, более половины группы отсеялось: некоторые из-за недостатка способностей, кто-то по этическим причинам, так как почувствовал, что ими манипулируют, но те, кто остался, действительно, вошли в историю России.

Можно назвать, например, Гайдара, Чубайса, Авена…  ( а также Шохина, Нечаева, Ясина, Глазьева, Мордашова — примечание ИАЦ на основе статьи http://krasvremya.ru/kak-predavali-sssr/). Один из наших «стажёров» и сегодня занимает прекрасную должность в администрации президента, другой, пройдя крайне извилистый путь, «приземлился» в качестве члена Совета Федерации. Думаю, его карьера там и окончится. Третий стал известен в 1990-е как блестящий либеральный идеолог.

Интересно, что Гайдар пришёл в группу позднее, уже после смерти Андропова. Тот не потерпел бы человека с таким мягким характером. Однако в бардаке, который начался после смерти Ю.В., процесс вышел из-под нашего контроля и стал стремительно развиваться по собственным законам.

Источник: http://stringer-news.com/publication.mhtml?Part=39&PubID=400.

Пристальный интерес к Ефремову — знак чего?

Самый загадочный эпизод в биографии знаменитого писателя-фантаста и профессора палеонтологии Ивана Антоновича Ефремова имел место после его смерти. Умер Ефремов 5 октября 1972 года, а через месяц, 4 ноября, в его доме произвели многочасовой повальный обыск, а на какой предмет — неизвестно. Конечно, человек такого калибра, как Ефремов, не мог позволить чекистам расслабиться, разумеется, за ним надо было присматривать. Но одно дело — присматривать, и совсем другое — обыск: тут уже требуется бумаги оформлять, ордер, называть конкретную причину, чтить Уголовно-процессуальный кодекс. Что искали в доме покойного Ефремова — так и осталось неясным.

Почти всё, что до сих пор было известно об этой истории, в том числе самым близким к Ефремову людям, собрано и опубликовано в статье А Измайлова «Туманность» (Нева. 1990. № 5.). По свидетельству Т. И. Ефремовой, жены писателя, обыск начался с утра и закончился за полночь, проводили его одиннадцать человек, не считая домуправа и понятых. У Таисии Иосифовны сохранился протокол обыска, из которого явствует, что проводили его сотрудники Управления КГБ по Москве и Московской области на предмет обнаружения «идеологически вредной литературы». Перечень изъятого составил 41 пункт, в том числе старые фотографии Ефремова (1917, 1923 и 1925 годов), письма его к жене, письма читателей, фотографии друзей, квитанции. Рукописей Ефремова среди изъятого не было, зато внимание компетентных органов привлекли «оранжевый тюбик с чёрной головкой с иностранными словами», «книга на иностранном языке с суперобложкой, на которой изображена Африка и отпечатано: «Африкан экологие хомон эволюшн» и другие слова» с заложенными в неё сушёными древесными листьями, «различные химические препараты в пузырьках и баночках» (оказались гомеопатическими лекарствами) и другие не менее важные вещи. Ещё изъяли собранные Ефремовым образцы минералов (он был не только палеонтологом, но и геологом), разборную трость с «вмонтированным острым металлическим предметом» и «металлическую палицу из цветного металла» (в протоколе особо отмечено, что она «висела на книжном шкафу»). Последние два предмета потом не вернули, сочтя холодным оружием.

Такая богатая антисоветская добыча видимо заслуживала полусуток усилий 11 сотрудников, которые, как сказано в протоколе, «в процессе обыска использовали металлоискатель и рентген». И только благодаря решительности Т. И. Ефремовой «специалисты» не вскрыли урну с прахом Ивана Антоновича, тогда ещё не захороненную и находившуюся в квартире. Позже Т. И. Ефремовой, пытавшейся понять, в чём дело, и вернуть изъятые письма и вещи, в КГБ сообщили, что среди изъятого находилась-таки статья антисоветского содержания — её в 1965 г. кто-то прислал Ефремову из г. Фрунзе без обратного адреса.

Ефремова могли подозревать в антисоветской агитации, вытекает из ордера на обыск и того обстоятельства, что за два года до того, в 1970-м, нарекания вызвал его роман «Час быка». Ефремова заподозрили в попытках иносказательно критиковать советскую действительность.

Председатель КГБ Ю. В. Андропов 28 сентября 1970 г. в письме в ЦК КПСС прямо пишет, что Ефремов в этом романе:

под видом критики общественного строя на фантастической планете «Торманс» по существу клевещет на советскую действительность.

После доносов в ЦК КПСС о «враждебном» содержании романа секретарь ЦК П.Н. Демичев, отвечавший за идеологию и культуру, пригласил писателя на беседу. Эти обстоятельства описаны Т. И. Ефремовой, а обнаруженные в партийном архиве документы опубликованы. Но собеседование с Демичевым окончилось благополучно: речь шла о внесении в текст романа некоторых изменений. Иван Антонович требуемые поправки сделал, роман был издан и только уже после смерти писателя и таинственного обыска начал изыматься из библиотек.

Подробнее об обыске и странной версии о его причинах, читайте статью: http://www.ruthenia.ru/logos/number/2002_02/02.htm.

Мы же остановимся на словах о романе Юрия Владимировича. Видно, что он роман либо читал целиком, либо как минимум знаком с его сюжетом. Его слова о том, что роман «клевещет на советскую действительность» говорят о многом. Роман по мнению Андропова  клевещет не на советский строй, как таковой, не на идеологию коммунизма, а на «действительность», а это означает, что Ю.В. Андропов, знающий «внутреннюю кухню» власти в СССР не по газетам, ТВ или разговорам на кухнях, нашёл в описании управления планетой «Торманс» явные аналогии с тем, что имело место в управленческой верхушке Советского Союза.

Спустя десятилетия, уже после краха СССР, будучи на пенсии, П.Н. Демичев в 2002 г. в телефонном разговоре с М.С. Листовым сказал примерно следующее:

Ефремов был великий человек. Если бы его не запрещали, а изучали, многих бед в последующем удалось бы избежать.

Получается, член ЦК КПСС Петр Нилович Демичев сознаётся в том, что данное действие привело к тяжёлым последствиям, если не краху СССР. Причём умалчивается, была ли это ошибка или осознанное действие, а также то, кто несёт ответственность за данное решение.

Если бы Иван Ефремов был понят тогда, будущее СССР действительно было бы иным (о возможностях фашизации СССР читайте статью: http://inance.ru/2015/06/fashizaciya-sssr/)?

Вспоминая И.А. Ефремова, имеет смысл сравнить отношение к нему с отношением к другим популярным фантастам того времени. Роман братьев Стругацких «Жук в муравейнике» и другие произведения про «прогрессоров и странников» — проект будущего Земли, но не совместимый с проектом будущего Ефремова. У Стругацких земля под властью жёсткой и мягкой силы, подконтрольной суперспецслужбе — КомКону, во главе которой стоит некий мудрый Экселенц. Параллели очевидны: вся тема странников и прогрессоров — тонкий комплимент главе КГБ и программирование советской толпы на жизнь под властью не выпячивающей себя предельно компетентной спецслужбы, позволяющей обществу самоуправляться, но подруливающей этим процессом в ситуациях, которые она оценивает как критические или потенциально опасные. И эта диктатура КомКона терпима и к проявлениям либерализма, хотя это уже детали. Как известно, если у И.А. Ефремова проблемы во взаимоотношениях с КГБ были даже при том, что он был учёным с мировым именем, то у братьев Стругацких проблем с КГБ не было: даже весьма антисоветская «Сказка о тройке» сошла им с рук, а явно не отвечавшая духу диалектического материализма сказка «Понедельник начинается в субботу» неоднократно переиздавалась без каких-либо нареканий со стороны КГБ и идеологов ЦК.

Заключение

Как известно на сегодняшний день, в российской исторической науке, сформировались очень противоречивые взгляды на советский период истории нашего государства, и что примечательно особенно неоднозначные оценки отводятся деятельности Юрия Владимировича Андропова. При этом никто, даже явные недоброжелатели не отрицают наличие у него высоких нравственных качеств, в первую очередь бескорыстия, доходившего даже до аскетизма, а также таких деловых качеств как умение самостоятельно мыслить, хорошо развитые организаторские и администраторские способности, интеллект. Однако когда дело доходит до его оценки, как политического деятеля, мнения становятся полярными. Одни (безусловное большинство) считают его несостоявшимся «русским Дэн Сяопином», который пытался провести необходимые реформы и сохранить СССР от распада, другие убеждены, что именно Ю.В. Андропов подготовил развал страны Советов, взращивая диссидентов и приведя к власти команду либералов. Больше вопросов, чем ответов.

Андропов и Горбачёв, Ставрополье, 1973 г.

Мы в свою очередь полагаем, что история расставит всё по местам, в том числе и даст аргументированные ответы на причины и цели таких действий Ю.В. Андропова, которые сегодня пока ещё невозможно оценить однозначно. В частности есть «острые» вопросы, которые требуют адекватных произошедшей истории ответов:


  • Какова была его роль в принятии решения о вводе советских войск в Афганистан?

  • Действительно ли Ю.В. Андропов избрал своим преемником Горбачёва, ставшим одним из основных виновников распада Советского Союза?

  • Почему ознакомившись в 1970 году с романом Ивана Ефремова «Час Быка» и увидев параллели между Тормансом и властью в СССР Андропов не воспринял эту критику и не взял содержание романа на вооружение, введя его в общеобразовательные программы ВУЗов и школ, но наоборот — состоялось его изъятие из библиотек?

  • Каковы были истинные цели создания им группы экономистов и организация её обучения на основе иностранного (буржуазного, капиталистического, антисоветского — нужное подчеркнуть) опыта в Международном институте прикладного системного анализа в Вене, структуре весьма интересной и специфической? Ведь именно прошедшие обучение в этой группе Чубайс, Гайдар, Авен и их компаньоны стали могильщиками, а по совместительству и главными приватизаторами народной собственности, государства под названием Союз Советских Социалистических Республик.

  • Если отбор был таким тщательным, то почему в группу попали будущие проходимцы 1990-ых годов, не без исключений конечно?

  • Не был ли Ю.В. Андропов таким образом «вписан» в планы тех политических сил, в частности западных, которые старались понять и повлиять на советское общество, поскольку ещё с 1950-ых активно изучали возможности управления массами средствами информационной войны, а 18 августа 1948 года обозначили свои планы в пресловутой директиве 20/1 «Наши цели в отношении СССР» (http://www.sakva.ru/Nick/yak.html)?

М.С. Горбачёв и Ю.В. Андропов на отдыхе в Ставропольском крае. 1978

Выносим эти вопросы на суд истории…

…помня о том, что:

Каждый в меру своего понимания общего хода вещей работает на себя, а в меру непонимания на того, кто понимает больше.

ПослеСловие

Ещё один вопрос в качестве исторического курьёза: О чём говорит в отношении Римской Католической церкви то, что последний Папа Римский очень похож на Юрия Андропова?



Молодёжная аналитическая группа

Источник

Tags: Брежнев, Ватикан, КГБ, КПСС, СССР, коммунизм, советский, школа, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments