ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Как на самом деле шла „холодная война” - 3

8. ВЫЛОВЛЕННЫЙ В АТЛАНТИКЕ ПУСТОЙ МАКЕТ «АПОЛЛОНА» – КОЗЫРНОЙ ТУЗ В КОЛОДЕ ПОЛИТБЮРО (1970)

Передача капсулы  американским морякам и её погрузка на американский корабль.Илл.18. Передача капсулы американским морякам и её погрузка на американский корабль. Фото: Венгерское Агентство новостей, 8 сентября 1970г. Впервые опубликовано в 1981 г [16]; http://www.astronautix.com/articles/sovpsule.htm

Согласно НАСА, после полёта к Луне капсулы (кабины) «Аполлонов» с астронавтами на борту приводнялись в Тихом океане. Чтобы капсулы не сгорели при входе в атмосферу Земли, их покрывают слоем теплозащиты. И вот такую капсулу, совершенно пустую и без теплозащиты, в 1970 году нашли советские моряки и не в Тихом океане, а в водах Атлантики.

А «8 сентября 1970 г. в Советской гавани Мурманска экипажуледокола США«Southwind» (илл.18, 19) в торжественной обстановке был передан командный модуль «Apollo», «выловленный советским рыболовным траулером в Бискайском заливе»!

При этом в секретном порту Мурманска оказались венгерские журналисты с фотоаппаратами. Капсулу загрузили и «Southwind» ушел» [16-19].

Это был первый заход американского корабля в Мурманск со времён Второй мировой войны, когда СССР и США были союзниками и совершенно уникальный случай в истории космонавтики. Правда в «случайность» его совершенно не верится — настолько же, насколько мала находка по сравнению с размерами Атлантики. И почему об этой истории промолчали и обе главные стороны и свидетели венгры?

Американский ледокол «Southwind», принявший на свой борт 8 сентября 1970 года в Советской гавани Мурманска капсулу «Аполло», найденную ранее советскими моряками

Илл.19. Американский ледокол «Southwind», принявший на свой борт 8 сентября 1970 года в Советской гавани Мурманска капсулу «Аполло», найденную ранее советскими моряками;http://www.astronautix.com/articles/sovpsule.htm, http://www.astronautix.com/graphics/s/sthwnd02.jpg

Ни один из авторитетных космических специалистов – участников лунной гонки (среди них — Мишин В.П., Черток Б.Е, Каманин Н.П., Феоктистов К.П) в своих мемуарах не упоминает о событии в Мурманске. Похоже, что им о находке не сочли нужным сообщить. Только через 11 лет после события свидетели-венгры приоткрыли завесу молчания и опубликовали в книге [16] фотографии капсулы в порту Мурманска.

Однако широкой известности эта книга не получила, и событие долго оставалось практически неизвестным. И лишь в последнее время благодаря настойчивости тех же венгров, история стала приобретать огласку [17-19]. Автор [18]пишет: «Началось все с того, что на имя Марка Вейда, создателя «Энциклопедии Космонавтики» [17] пришло письмо от одного венгра, где он указывал, что сей абсолютно секретный снимок опубликован двадцать пять лет назад в венгерской книге [16]. Озадаченный Вейд решил провести свое собственное расследование, поскольку ни один из западных источников никогда не упоминал об этом факте».

Вдумаемся в необычность происшедшего. США теряют в океане макет космического корабля, а СССР его находит и через некоторое время возвращает. И обе стороны держат это событие в глубокой тайне. А в это время во Вьетнаме советское оружие и советские военнослужащие противостоят военной интервенции США. Идёт холодная война, одним из звеньев которой является лунная гонка. По всему фронту мировой политики происходит жёсткое противостояние США и СССР. Да только по всему ли? Взаимная демонстрация силы в одном месте не исключает одновременного взаимного торга где-то в другом.

Из того, что мы узнали, вытекают следующие выводы:

1)Версия скептиков [2-4] о наличии и действии некой договорённости между СССР и США относительно американской лунной программы переходит из разряда предположений в разряд установленных фактов, так как сохранить этот эпизод в тайне невозможно без соглашения между теми, кто терял и кто находил. Впрочем, американцы, получив капсулу без свидетелей, могли и «забыть» расплатиться. Видимо, поэтому на церемонию передачи приглашены венгерские фотожурналисты. В то время Венгрия была союзником СССР, и венгры молчали 11 лет.

2) Оповещение общественности об этом событии было чревато для США какими-то крупными неприятностями.Скорее всего, мог вызвать подозрение полёт «Аполлона-13». Того самого, на борту которого якобы произошла драматическая авария. Это был единственный полёт на «Луну» в 1970 году. «Аполлон-13» стартовал 11 апреля [21], а через 5 месяцев американцам возвратили пустую капсулу от «Аполлона», найденную советскими моряками в Атлантике.

И нашли её, как полагает автор [18] в апреле того года по дате очень близко совпадающей с датой старта А-13. Но не в Бискайкском заливе, и не рыбаки, а советские военморы в рамках специальной операции. Этот же автор напрямую связывает найденную капсулу с полётом «Аполлона-13». Подробно обо всём этом написано в [22], где версия автора [18] развита в том направлении, что именно этот пустой макет и стоял на вершине ракеты, якобы стартовавшей на Луну под номером «Аполлон-13».

9. ВЫСАДКУ СОВЕТСКИХ КОСМОНАВТОВ ОТМЕНИТЬ. ЛУННАЯ РАКЕТА Н1 БЛИЗКА К УСПЕХУ – ЗАКРЫТЬ! (1974)

Хотя в 1970 году Политбюро отменило облёт Луны, задача высадки космонавта на Луне пока не снималась, и под эту задачу продолжалась разработка советской лунной ракеты Н1 (илл.20). Это означало угрозу «лунного» контрнаступления СССР. Но в 1974-76 гг. и эта работа была остановлена якобы по причине отсутствия успехов. Между тем изучение исторических материалов выявляет иную картину [23].

Н1 на старте.

Илл.20. Н1 на старте. http://www.yaplakal.com/uploads/post-3-12548244776886.jpg На вставках – ракета Р7 («Восток», «Восход») http://epizodsspace.narod.ru/bibl/getlend/b13.jpg; академик В.П. Мишин http://fictionbook.ru/static/bookimages/00/09/37/00093775. bin.dir/h/pic_4.jpg

До победы полшага и два года на подготовку

Гигантская ракета Н1 была детищем С.П. Королёва. После его смерти работой руководил его преемник на посту академик В. П. Мишин (илл.20). Высота ракеты составляла 105м, масса – около 3000 т, полезная нагрузка ~ 90-100т [4]. «Лунный комплекс Н1-Л3 создавался не как аналог отработанных ракет-носителей, а как колоссальный шаг вперед. Н-1 по своей стартовой массе был на порядок больше замечательного носителя “Восток”» [24].

С самого начала было запланировано 6 испытаний Н1. Заметим, что несравненно более простая первая советская межконтинентальная ракета Р-7 («Восток») полетела только с четвёртого пуска [5]. С 1969 по 1972 год было проведено четыре испытания Н1. Все они закончились авариями, но шаг за шагом в работе над ракетой был достигнут значительный прогресс.

Во время четвёртого испытания первая ступень отработала 95% от положенного ей времени, прежде чем взорвался насос №4. Промедли «нечистая сила» ещё 7 секунд с этим насосом, и первая ступень к радости её создателей и огорчению американцев отработала бы всё, что ей положено.

Очень расстроен был руководитель испытаний Б.Е. Черток. Так хотелось полного успеха. И, тем не менее, «конструктора и все службы космодрома несказанно радовались. Было ясно — до победы полшага» [5]. Ведь оставалось ещё два испытания. И уже готовы новые и очень надёжные двигатели. «Даже самые осторожные умы называли 1976 год как крайний срок, когда новая машина будет полностью отлажена» [5].

У Политбюро, однако, были другие планы.

Утверждённую программу испытаний отменить, подготовленные испытания отменить, все готовые ракеты уничтожить!

После четвёртого испытания в напряжённой работе прошло почти 2 года. Б.Е. Черток так пишет об этом периоде: «В 1974 году было еще не поздно взять реванш в лунной гонке. Готовился пуск H1 № 8 с новыми двигателями. Я уверен: через один-два пуска ракета начнет летать. Тогда за три-четыре года мы способны осуществить лунную экспедицию и создать лунную базу. С H1 (связаны) межпланетные и другие не столь фантастические перспективы… Тем самымобойдем американцев. Мы способны на гораздо большее» [12]. И вот, в середине этого самого 1974 года, когда всё готово к испытаниям новой ракеты с новыми двигателями, В.П. Мишина отстраняют от руководства «королёвской фирмой», а на его место назначают давнего соперника покойного Королёва — В.П. Глушко (илл.21). Подготовленные испытания отменяют.

Главный конструктор, академик В. П. Глушко -  основной «исполнитель» закрытия проекта Н1

Илл.21. Главный конструктор, академик В. П. Глушко — основной «исполнитель» закрытия проекта Н1; http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:Glushko.jpg

«…Зачем надо было запрещать пуски двух практически собранных ракет? Запуск их не мешал работам по новой тематике, они начались более чем два года спустя. А опыт запуска этих двух ракет дал бы ценный материал. Трудно было объяснить решение об уничтожении задела для семи комплектов ракет-носителей тем специалистам, чьим трудом они были созданы» недоумевает В.П. Мишин [5].

Если бы причиной закрытия было бы недовольство Политбюро технической стороной вопроса, то логично было бы ожидать закрытия сразу после четвёртого испытания в 1972 году. Но людям дали ещё почти два года на доработку ракеты. И они сделали всё возможное. Единственно, что могло разрушить уверенность в успехе, это новые пуски, окажись они неудачными. Но их-то и не допустили. Так что дело тут не в технике. И не в нехватке денег, потому что через два года был с нуля запущен в три раза более дорогой проект новой ракеты с такими же параметрами («Энергия»). Черток по этому поводу пишет, что Глушко, запрещая испытания, «знал то, чего не знали тогда мы, участники этой работы» [12].

В начале 1974 года Устинов собрал у себя близких людей для решения судьбы Н1. Предстояло подготовить приговор, который должен быть доложен Политбюро, а затем оформлен постановлением. Никто из создателей Н1 приглашен не был. Самый близкий в те годы к Устинову из главных конструкторов Пилюгин мог разрушить предполагаемое единство» (и тоже не был приглашён) [12].

Д.Ф. Устинов - секретарь ЦК по оборонной промышленности, кандидат в члены Политбюро, с 1976 г. – член Политбюро и Министр обороны СССР

Илл.22. Д.Ф. Устинов — секретарь ЦК по оборонной промышленности, кандидат в члены Политбюро, с 1976 г. – член Политбюро и Министр обороны СССР, http://www.proza.ru/pics/2009/09/04/1006.jpg

Вот как проходило это совещание по воспоминаниям [24] его главного научно-технического эксперта профессора Ю.А. Мозжорина, директора ЦНИИМАШ (в сокращении):

Во вступительном слове Дмитрий Федорович отметил, что лунная программа провалена, причина в ненадежности двигателя Кузнецова, пора выйти с предложением в Политбюро о закрытии программы. А теперь послушаем точку зрения головного института, — завершил он.

Я испытывал большую неловкость, так как мнение секретаря ЦК уже изложено. Описал значимость отечественных исследований Луны с помощью автоматических аппаратов. Поэтому значимость нашей лунной (пилотируемой) экспедиции исчезла. Отказ от неё не должен сопровождаться прекращением отработки Н1. Вопрос о неотработанности двигателя снят. Развитие космической техники приводит к резкому росту массы космических объектов. Поэтому потребность в сверхтяжелых носителях не исчезнет с закрытием лунной программы. Закрытие Н1 отбросит нас далеко назад…

Я оказался в единственном числе. В заключение Устинов поручил подготовить проект доклада в Политбюро. В то время как я, сидя в своем кабинете, обдумывал ситуацию, позвонил (министр) Афанасьев: — Ты замечательно и убедительно выступал. Продолжай работать! Могу объяснить неожиданную реакцию Сергея Александровича только одним. Ему не хотелось закрывать программу. Однако Афанасьев видел, что сопротивляться такому решению просто опасно. Поэтому мое храброе выступление, вопреки давлению секретаря ЦК, не могло не доставить министру удовлетворения».

Профессор Ю.А. Мозжорин, директор  головного института, выступивший против заранее оглашённого политического приговора

Илл.23. Профессор Ю.А. Мозжорин, директор головного института, выступивший против заранее оглашённого политического приговораhttp://www.warheroes.ru/hero/images/after/MozjorinIyriyAleksandrovich.JPG

А через два года другой участник совещания (Б.А. Комиссаров) сказал Мозжорину: «А ты был прав, выступая против закрытия Н1. Мы совершили ошибку». Итак, кто похвалил храброго Мозжорина сразу после совещания, кто через два года. А с самого начала совещания его участники осознали из слов Устинова – приговор Н1 уже вынесен в Политбюро и обжалованию не полежит. И технические подробности здесь лишь декорация уже принятого политического решения.

С самой процедурой закрытия проекта Политбюро немного «потянуло». Если первый приказ Глушко издал в 1974 году, то окончательно весь проект закрыли лишь в 1976 году [4]. Напрашивается такое сравнение. Представьте, что на высоких переговорах одна сторона взяла на себя обязательство прекратить производство некоего типа ракеты. И прекратила. Но завод по производству этой ракеты сохранила. И КБ при нём оставила и всё, всё прочее, что позволяло в любой момент возобновить только что остановленное производство. Будет ли это беспокоить партнёра по переговорам? Бесспорно. Незакрытый завод (в данном случае незакрытый проект Н1) нервировал партнёра. А раз так, то можно и плату получить дополнительную за окончательное решение вопроса.

10. ПОЛЁТЫ СОВЕТСКИХ АМС К ЛУНЕ ПРЕКРАТИТЬ!

ЛУНА СДАНА ПОЛНОСТЬЮ (1976)

После окончательного закрытия Н1 у американцев оставалась последняя головная боль. За 17 предыдущих лет СССР направил к Луне около 17 успешных аппаратов (не считая «Зонды») [7]. Снимки лунной поверхности советские АМС передавали неплохие (илл.24), и они могли ненароком заснять и районы якобы совершённых высадок. И если там обнаружится лунная «целина», то удастся ли тогда предотвратить утечку этой крамольной информации?

Советский окололунный спутник «Луна-19» и переданное им на Землю изображение лунной поверхности

Илл.24. Советский окололунный спутник «Луна-19» и переданное им на Землю изображение лунной поверхности (http://www.mentallandscape.com/C_CatalogMoon.htm)

Но Политбюро вновь приняло приятное для американцев решение. Закрыв проект Н1, в том же 1976 году СССР прекратил посылать к Луне и автоматические аппараты. И это после непревзойдённых доныне успехов «Зондов», «Лун» и «Луноходов». Сдача Луны стала полной.

«А когда стала проводиться эта непонятная политика, не с приходом ли Брежнева и его политики «разрядки»?», спросил автора один уважаемый коллега. По-видимому, да. Потому что с Н.С. Хрущёвым, судя по мемуарам Мишина, Чертока и Каманина, у космических специалистов было полное взаимопонимание. А вот с приходом Брежнева ситуация стала меняться. «Известно, как изводило Сергея Павловича общение с аппаратными чинами брежневской администрации. С какой горечью Королев, другие талантливые организаторы отечественной промышленности наблюдали, как наши конкуренты набирают темп, а у нас лучшие начинания вязнут в бюрократической трясине» [5].

Как тут не вспомнить слова ветерана журналистики Г.В. Смирнова [2]: «Наши видные ракетчики подозревали, будто в высших эшелонах власти действуют какие-то тайные силы, препятствующие разработке новых перспективных ракетно-космических систем!» А такая политика неминуемо требовала постоянной «разъяснительной» работы среди советских специалистов. Она нацеливалась на выявление и подавление в самом зародыше сомнений, относительно истинности высадок на Луне.

11. АКЦИЯ ПРИКРЫТИЯ: РАЗЪЯСНЯТЬ ПОБЕДУ США В ЛУННОЙ ГОНКЕ, К НЕСОГЛАСНЫМ ПРИМЕНЯТЬ ОРГМЕРЫ (1969 Г. И ДАЛЕЕ)

«Приказано считать, что они там были»

Через полгода после «облёта» Луны США готовились объявить о первой «высадке на Луну». Видимо, американцам нужно было провести зондаж (разведку), как отнесутся советские специалисты к новой и гораздо более крупной порции дезинформации. Нужно это было знать и Политбюро. Ведь публичные сомнения наших специалистов могли испортить всю политическую игру вокруг Луны и политики разрядки. И вот, в июле 1969 года по Постановлению Правительства и ЦК и под непосредственным надзором со стороны секретаря ЦК по идеологии М.А. Суслова (лицо №2 в государстве) был впервые нарушен запрет на посещение иностранцами главного города советской космонавтики – Звёздного.В Центр подготовки советских космонавтов прибыл главный исполнитель «облёта» Луны командир «Аполлона-8», полковник Ф. Борман[10].

Полковник (илл.25) был незаурядной личностью [26,27]. После окончания элитной военной академии он преподавал там же термодинамику и механику жидких сред, что уже говорит о его высоких способностях. В 1967 году он — член комиссии по расследованию причин пожара на корабле А-1, и сделал, по мнению Р. Рене [28], всё, чтобы «замять» истинные причины трагедии, в которой погибли три астронавта. Затем от НАСА он руководит работами по переустройству корабля. После возвращения из СССР назначен директором программы долговременных орбитальных станций (Field Director of NASA’s Space Station Task Force) [26,27]. В момент визита Борман работает в Белом доме по политическому обеспечению лунных полетов [10].

Политический разведчик, астронавт Ф. Борман

Илл.25. Политический разведчик, астронавт Ф. Борман (http://www.hq.nasa.gov/office/pao/History/alsj/a410/ap8-S68-50655.jpg)

Визит начался 2 июля и закончился 10 июля, за 6 дней до старта А-11. Борман очень спешил «быть на рабочем месте в момент полета А-11» [10]. Казалось, раз так спешишь, то приезжай позже. Но Борману нужно именно «до». Ведь для политического обеспечения первой «высадки» очень важно укрепить доверие советских специалистов рассказом об «облёте Луны» из первых уст? И, судя по записи Н.П. Каманина, ему многое удалось [10]:

«5 июля мы принимали Бормана с семьей. Главком Кутахов, маршал Руденко, я и космонавты с женами встретили гостей на пороге Дома офицеров. Кутахов зачитал приветственную речь, Борман рассказал о полете «Аполлона-8», ответил на вопросы, продемонстрировал и подарил космонавтам 15-минутную киноленту с видами Луны с расстояния 100 километров и видом Земли над лунным горизонтом. За ужином произносили тосты. Волынов преподнес госпоже Борман палехскую шкатулку, а Борману и его сыновьям — часы «Полет». Борман снял свои часы и вручил их Титову: «Они были со мной в полете вокруг Луны». Борман произвел на всех очень благоприятное впечатление. Он блестящий и остроумный оратор, тонкий дипломат и политик».

Вернувшись в США, тонкий политик мог доложить примерно следующее: «Возражений не услышал. Оппозиция нашим «полётам», если и есть, то подавлена. Приём оказан радушный. Можно «лететь на Луну»!». И через неделю «Аполлон-11» стартовал «на Луну».

Б.Е. Черток писал об этом времени, что «такого сочетания собственных поражений с чужими победами не приходилось переживать со времен войны» [12]. Вот и воспользуемся гипотетическим примером на военную тему. Представьте, что в тяжёлые дни 1941 года в Москву по приглашению советского правительства прибывает представительный немецкий полковник и рассказывает, как успешно немецкая армия громит советскую. Подняло бы это боевой дух наших военных и всего советского народа? Нетрудно представить мощное деморализующее воздействие от визита Бормана на советских специалистов. Так зачем Политбюро пригласило Бормана в Звёздный, как не для активной «промывки мозгов» сомневающимся в облёте Луны? При этом ни один из членов Политбюро не удостоил Бормана личной аудиенцией. Видимо, посчитали, что актёр члену Политбюро – не пара. И никаких негативных комментариев с американской стороны на это не прозвучало. Вершители политики отлично понимали, что к чему.

Через год в СССР прибывает «первый человек, ступивший на Луну» — астронавт «Аполлона-11» Нил Армстронг. Поскольку ставки в игре повышаются, то Армстронга принимают уже почти на высшем уровне. Сам генсек воздержался от встречи с исполнителем нового акта лунной эпопеи. Это поручили сделать лицу №3 – Председателю Совета Министров А.Н. Косыгину (илл.26).

Илл.26. Встреча А.Н. Косыгина с Н.Армстронгом в Кремле 2 июня 1970 года. Фото А.П. Романова. http://www.rv.ru/content.php3?id=8028

И кто из советских специалистов мог после такого события позволить себе публичные сомнения относительно американских полётов на Луну?

Вот что пишет автор сообщения [29]: «Я знаю некоторых людей, работавших на Луну (сам поработал). Довелось быть в контакте с замечательным человеком, инженером, космонавтом О. Г. Макаровым и, конечно, я спросил его об американской лунной программе. Олег Григорьевич хитро улыбнулся и ответил: — «Приказано считать, что они там были, хотя у нас БЕЗУСЛОВНЫХ подтверждений этому нет». Это было в конце 1988-го года, на конференции ВАКО «Союз»».

Стоит также упомянуть о сравнительно недавнем выступлении по программе российского ТВ «Постскриптум» (18 июля 2009 года, «Что заставило США свернуть лунную программу?» http://rutube.ru/tracks/2326326.html) космонавта В.М. Афанасьева. В достаточно деликатной форме, он, тем не менее, однозначно поставил под сомнение реальность американских полётов на Луну. Полковник Афанасьев за 4 рейса в космос налетал 555 суток. Был заместителем командира отряда космонавтов. В апреле 2006 года вышел по возрасту в отставку, после чего для него указание «приказано считать, что они там были», очевидно, уже не было обязательным.

Правда и то, что подобные выступления космонавтов на российское ТВ проникают очень редко. Гораздо чаще там звучат голоса бывших советских космонавтов, а в совсем недавнем прошлом — крупных банкиров А.А. Леонова и Г.Г. Гречко. Их можно понять. Защищая американскую легенду, они защищают и свой новый, по – существу, американский образ жизни. Что ими движет в защите НАСА (действительная вера в то, что полёты на Луну состоялись или их нынешнее социальное положение?) – пусть решит читатель.

Разгон на космодроме

Разъяснительная работа на космодроме проходила не так гладко, как в Звёздном. И это неудивительно. Космонавты – это, по существу пользователи сложной техники, но никак не её создатели, и даже не механики — наладчики. Их можно сравнить с водителями суперсовременных машин. И то – не всегда, потому что запуски и посадки космических кораблей в штатном режиме осуществляются автоматически. Их натренированность, находчивость и мужество, конечно нужны в полёте. Ведь космический полёт – всегда риск. Около 500 человек уже побывали в космосе и из них 21 человек погиб. Однако устройство космической техники, космонавты знают лишь настолько, насколько это нужно для их работы. Иное дело — профессиональный персонал космодрома, то есть люди, осуществляющие сборку, наладку, испытания и, наконец, запуск космических ракет и кораблей. Это более квалифицированная аудитория. Вот что пишет ветеран космодрома Лебедев Н.В. [6]:

«Майор Николаев, командир боевого расчета «Гагаринского» старта, в 60-ые годы осуществлявший пуски всех наших космонавтов, не стесняясь, произнес во всеуслышание: «Когда пришло известие о полете американцев на Луну, на Байконуре от хохота сдохли все суслики, так как ракета «Сатурн-5» не более чем миф… мы имеем дело с простым макетом, а не с чем-то реальным». На эти же обстоятельства указывали и другие офицеры, и гражданские испытатели».

Далее Н.В. Лебедев рассказывает об интересном горячем споре, невольным свидетелем которого он стал в МИК-е 92-ой испытательной площадки полигона Тюра-Там, и который вели главные конструктора Королёв и Челомей и президент АН СССР Келдыш. Нам важна из этого разговора одна фраза Королёва: «Он (фон Браун – А.П.) решил создать супердвигатель на 700-800 тонн тяги на криогенных компонентах. Пусть поковыряется, пока не упрется в стену. Мы уже это проходили».

И Н.В. Лебедев продолжает:

«Очевидно, и сам Королев, и ракетчики-испытатели знали по собственному опыту, что громадный однокамерный двигатель F1 с криогенными компонентами топлива, на создание которого замахнулся фон Браун, создать невозможно. По причине постоянно возникающих сгустков несгоревшей топливной смеси. Отсюда уверенность, что фон Браун шёл в тупик, а все сообщения об успешной разработке F1 и ракеты «Сатурн-5» на его основе — пропаганда. Сам же Королёв в своей Н1 пошёл на установку 32-х двигателей с меньшими камерами. Тех самых двигателей Кузнецова, которые сейчас с удовольствием покупают американцы.

При Королеве на полигоне был создан уникальный коллектив. В него входили офицеры испытательных управлений и ракетных частей, гражданские испытатели и «монтажники». К ним примыкала огромная масса солдат срочной службы, многие из которых имели законченное и незаконченное высшее образование, и которых, по окончанию службы, с удовольствием брали на работу во многочисленные КБ, связанные с ракетной техникой. Но после смерти Королева все изменилось.

Ясно, что высшее руководство страны осознало, чтона полигоне, прежде всего, в среде стартовиков, двигателистов и телеметристов сформировалась достаточно жесткая оппозиция официальному признанию факта полета американцев на Луну. И вот, в 1971-1972 годах, генерал Курушин, начальник полигона, устроил форменный погром офицерского состава. Те, кто еще лейтенантами начинал службу с Королевым и первым строителем космодрома генералом Шубниковым, были безжалостно разбросаны по дальним гарнизонам и ИП-ам (измерительным пунктам). Там, их абсолютное большинство или сгорели от водки, или влачили жалкое существование без каких-либо перспектив на будущее». В итоге принятых мер, крамольные разговоры стихли.

Разъяснительная работа в ведущих ракетных фирмах

Рассказывает В. Родионов [30] – в то время ведущий специалист челомеевской фирмы (г. Реутов), где в своё время «родились «Протоны»:

«Лунные картинки» стали достоянием гласности (по крайней мере, для советских инженерно-технических работников оборонки) лишь в конце 70-х годов. И сразу же очень многим стало ясно, что эти фотки — сплошное надувательство.

Чтобы утихомирить взбудораженную отечественную космическую оборонку, в ведущие космические центры были направлены «пожарные» от АН СССР. В частности, в 79-80 годы к нам на фирму, уже побывав в Подлипках (в НПО «Энергия» — А.П.), прибыл с миссией переубедить сомневающихся известный лектор, чл. корр. И.С. Шкловский. Собрали всех «головастиков» фирмы, и нам товарищ астрофизик битых два часа доказывал, что всё у американцев с посещением Луны честно и благородно. И даже приплёл байку о том, что, дескать, их оттуда прогнали какие-то нехорошие лунные обитатели.

Заказ на эту акцию прикрытия, конечно же, давался из Кремля, из ЦК КПСС».


Источник.


Окончание следует.


Начало здесь.
Tags: Брежнев, Луна, НАСА, НАТО, СССР, США, история, космос, советский, технологии, фальсификация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments