ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Category:

Запад, масоны и Февральская революция

Afficher l'image d'origine
Русское масонство начала XX-го столетия все больше и больше приобретало политический характер перед “Февралем” и стало, в конце концов, весьма похожим на иллюминатское масонство эпохи Великой Французской революции и освободительной революции 60—70-х годов XIX в. в Италии.

Характернейшей его чертой стала связь с французской масонской ложей “Великий Восток Франции”, и по аналогии с ней, из 20 первых масонских лож начала XX века постепенно образовалась мощная ложа вольных каменщиков “Великий Восток народов России”, стоявшая над партиями и даже над обществом.

Эта ложа и повела людей на борьбу за власть, а именно: за буржуазно-демократическую республику против самодержавия, православия и народности.

Не забудем, что именно еврейское масонство США приговорило нашего Государя Императора Николая II к смерти незадолго до революции 1905 года. Вот что пишут об этом современные публицисты, издатели и комментаторы трудов С.А. Нилуса Роман Багдасаров и Сергей Фомин: “Уничтожение России было предрешено незадолго до 1905 года пятью американскими евреями-миллиардерами, членами американской ложи (“Бнай-Брит” - Ю.Б.).

Эта ложа состоит исключительно из евреев и является центром управления мировым масонством. Здесь был выработан план разрушения России и прежде всего уничтожение Династии Романовых. Протокол этого постановления был похищен и передан в Российское Императорское Посольство в Вашингтоне, которое с нарочным переслало его в Петербург.

Премьер-министром России был тогда князь Святополк-Мирский П.Д. ( на самом деле он был министром внутренних дел с 26 августа 1904 г. по 18 января 1905 г. – Ю.Б.), который, считая эти откровения ерундой, конечно, оставил их без последствий. Князь был либералом, пытавшимся создать “весну” освободительного движения в России.

Решение, принятое пятью еврейскими главами Америки, было следующее: истратить миллиард долларов и пожертвовать миллионом евреев, чтобы вызвать революцию в России. Деньги были даны евреями Исааком Мортимером, Шустером, Руном, Леви и Яковом Шиффом. Эти средства должны были служить для пропаганды, а миллионы еврейских тел – возбудить мировую прессу против царизма.

До русского Двора дошли сведения об этом деле. Царь спросил у министра документы, присланные из Вашингтона. Они исчезли. Нарочный был послан в Вашингтон, чтобы привезти копии, но его уже больше никогда не видели. Через некоторое время вспыхнула революция 1905 года. Она была исключительно еврейская, как и последующая 1917 года”. ( Неизвестный Нилус. Т. 2. Составители: Роман Багдасаров и Сергей Фомин. М., 1995. С.545 – 546)

Все началось после неудачной революции 1905 года. В начале в Москве в 1906 г. возникла ложа “Астрея” во главе с врачом-психиатором Н. Н. Баженовым, а в Петербурге— “Северная звезда”, “оратором” которой стал еврей-предприниматель и адвокат М. С. Маргулиес, а “секретарем”— князь Д. О. Бебутов.

Под покровительством “Великого Востока Франции” образовалась одна из главных лож—“Космос” или “Истинные друзья” под руководством профессора истории М. М. Ковалевского. В состав последней вошли эсеры (например, сын еврейки Геси Гельфман присяжный поверенный А. Ф. Керенский), октябристы (например, сын предпринимателя Гучкова и еврейки Вакье А. И. Гучков), кадеты (Н. В. Некрасов, В. А. Маклаков, М. И. Терещенко), аристократы (граф А. А. Орлов-Давыдов), социал-демораты (адвокат А Я. Гальперин), адвокаты-сионисты (Е. С Калманович, Г. В. Слиозберг), сотрудники департамента полиции (А. А. Лопухин) и мн. др. представители интеллигенции.

“Историк С. П. Мельгунов,—пишет Г. Я. Аронсон,—считает, что в основную головку политического масонства входила “тройка”, состоявшая из следующих лиц: Некрасов, Керенский, Терещенко. Эта тройка в 1916г, по его данным, превращается в пятерку: к указанным лицам примкнули А. И. Коновалов и И. Н. Ефремов. На основании “Воспоминаний” Керенского, вышедших на французском языке, Мельгунов рассказывает еще об одном кружке масонов—“левом центре” в Государственной Думе в составе “четверки”: Керенский и Чхеидзе—от трудовиков и социал-демократов — меньшевиков и Некрасов — от левых кадетов.

Но ни думская “четверка”, ни центральная “пятерка”, по-видимому, не играли той руководящей роли, какую играло основное ядро, первая “тройка”: Некрасов, Керенский, Терещенко. Насколько можно судить, функции между членами этой “тройки” распределялись таким образом: в то время, как Некрасов держал связь с либеральными кругами, земцами, членами Государственной Думы, Керенский обрабатывал и втягивал в сферу масонского влияния радикалов и социалистов разных мастей, Терещенко вел работу среди военных.

Во всяком случае, к кружку А. И. Гучкова, о котором было рассеяно столько слухов и с котором молва, в первую очередь, связывала всякие планы о дворцовом перевороте, “пронунциаменто”, Терещенко имел непосредственное отношение.

Если прибавить к этой “тройке” А. И. Коновалова и уже значительно менее известного “прогрессиста” из Государственной Думы И. Н. Ефремова, влиятельных в торгово-промышленных кругах, то мы получим, что все нити возможных перемен в политическом режиме России, во всяком случае, по масонской линии, были сосредоточены в руках “пятерки”¹.

Кроме Санкт-Петербурга и Москвы, масонские ложи действовали во многих городах России: Варшаве, Двинске, Киеве, Кутаиси, Нижнем Новгороде, Самаре, Саратове, Тифлисе и др. Если в 1908 г., по свидетельству В. Д. Бонч-Бруевича, в России было около 40 масонов, то к февралю 1917 г. их стало более 4002.

Летом 1912 г. все ложи объединились под руководством комитета во главе с секретарем Некрасовым, передавшим власть кадету Колюбакину (1914—1915), а затем получившим ее обратно (1915—1916). С лета 1916 по осень 1917 г. секретарем был Керенский. Накануне переворота масонство представляло собою сплоченную и влиятельную политическую силу, объединявшую многие партии, но больше всего кадетов. Миллионеры П.А Морозов и А. И. Коновалов снабжали их деньгами.

Тактически русское политическое масонство, как и иллюминаты, как и французские революционеры, и как итальянские карбонарии, было устремлено на дворцовый nepeворот и чуралось народной революции. Стратегически же оно было нацелено на захват власти и установление в стране либерально-демократической парламентской республики, в полном соответствии с сионистским документом 1902 г. “Тайны политики” (см. главу 8). Председатель ложи “Великий Восток Франции” Десмон так определил понятие республики:

“Для меня республика означает антиклерикализм, антимилитаризм, социализм”, и мы бы добавили: “космополитизм”, так как права человека в этой республике доминируют над правами нации, т. е. французской нации во Франции и русской нации в России. В феврале 1917 г. незримая власть сомкнулась с реальной: во Временном правительстве из 12 членов 10 были масонами, открытыми или скрытыми.

Такую свою республику и попытались построить вольные каменщики в России, а именно: глава кадетской партии П. Н. Милюков, скрытый масон, и “первый любовник русской революции” А. Ф. Керенский, открытый масон. Однако им помешали большевики и непопулярные меры либералов: курс на войну до победы, отказ от решения земельного вопроса и социальных проблем рабочих и трудящегося крестьянства.

Противостояние двух властей в 1917 г.—Советов и Временного правительства — оказалось не в пользу последнего, так как народ в 1917 г. не пошел за либералами, а поддержал марксистско-ленинское интернациональное братство, обманувшее народ прекраснодушными лозунгами и обещаниями скорейшего мира, земли и власти в интересах народа в новом социалистическом раю. Так утопия пришла к власти в Октябре, чтобы завершить полный цикл своего развития в 1991 г. История же масонства Октябрем не кончается. О нем особый разговор. (См. главы 22 и 24).

Если же исследователю придется заняться в архивах поисками масонских документов, скажем, по истории подготовки и проведения Февральской революции или переворота, то его ожидают огромные трудности. Хорошо известно, что вольные каменщики давали строгий обет молчания.

Вот текст этой клятвы:

“Клянусь, во имя Верховного Строителя всех миров, никогда и никому не открывать, без приказания от ордена, тайн, знаков, прикосновений, слов, доктрины и обычаев франкмасонства и хранить о них вечное молчание. Обещаю и клянусь ни в чем не изменять ему ни пером, ни знаком, ни словом, ни телодвижением, а также никому не передавать о нем, ни для рассказа, ни для письма, ни для печати, или всякого другого изображения, и никогда не разглашать того, что мне теперь уже известно и что может быть вверено впоследствии.

Если я не сдержу этой клятвы, то обязываюсь подвергнуться следующему наказанию: да сожгут и испепелят мне уста раскаленным железом, да отсекут мне руку; да вырвут у меня изо рта язык, да будет повешен мой труп посреди ложи при посвящении нового брата, как предмет проклятия и ужаса, да сожгут его потом и да рассеют пепел по ветру, чтобы на земле не осталось ни следа, ни памяти изменника”3.

Масоны скрывали и уничтожали свою документацию, поручения и приказы передавали устно. Поэтому нет ничего удивительного в том, что история небольшого дворцового переворота 23—28 февраля оставила мало следов в масонской документации, но все же они имеются, собраны и изучены (см. главу 10, прим. 1).

Среди отмеченных нами книг мы выделяем книги Г. Я. Аронсона “Россия накануне революции” (1962; 2-е изд., 1986) и Б. И. Николаевского “Русские масоны и революция” (1990). В первой из них опубликованы отрывки из переписки Екатерины Дмитриевны Кусковой (1869—1958), вышедшей из народников активистки либерального и масонского движения, жены и сподвижницы экономиста и политика С. Н. Прокоповича. В письмах к Николаю Владиславовичу Вольскому-Валентинову от 15 ноября 1955 г. она прямо и полностью признает решающую роль вольных каменщиков в организации переворота.

Мы переиздаем интересующий нас текст по упомянутой книге Аронсона (с. 138—140) под № 1. Переиздаем мы также под № 2 отрывок из письма Кусковой к Лидии Осиповне Дан от 12 февраля 1957 г. (с. 141—142), в котором Кускова красочно описывает надпартийную роль масонства, сплотившего людей в борьбе против царизма. Особенно ценны признания масонки в том, что ее собратья проводили огромную пропагандистскую работу в целях создания своей армии социальной революции, и весьма преуспели в этом.

Масоны всех степеней (градусов), рвавшиеся к установлению в России автократии, были последовательными противниками большевиков. Антибольшевистская, антикоммунистическая платформа объединяла все российские масонские ложи независимо от того, входили они в организацию, возглавлявшуюся Некрасовым и другими или нет. (ЯКОВЛЕВ Н. Н. 1 августа 1914. Издание третье. Дополненное. М.: Москвитянин, 1993. С. 273—275).

***


Такая работа, естественно, не могла быть успешной без материальной помощи Запада. Напомним и эту историю. В самом начале 1917 года центром внутриполитической борьбы стали на несколько недель совещания союзников в Петрограде.

Они вскрыли неспособность административного аппарата царя (А. Д. Протопопов — министр внутренних дел) справиться с колоссальными трудностями войны, изыскать дополнительные ресурсы и организовать весеннее наступление на Восточном фронте. Не удалось уговорить государя провести конституционную реформу, реорганизацию и модернизацию армии с помощью “Союза земств и городов”. (Конфиденциальный меморандум одного из руководителей мондиалистского центра лорда Милнера-Ротшильда Николаю II).

Перед отъездом лорд Альфред Милнер ассигновал через посла Джорджа Бьюкенена 21 миллион золотых рублей на нужды либеральной оппозиции. Так “Великая ложа Англии” явила свой весомый вклад в осуществление плана “Сон Кайзера” (см. главу 4).

Вторая из отмеченных книг принадлежит перу историка Б. И. Николаевского (1887—1966), члена ЦК партии меньшевиков, находившегося в эмиграции с 1922 года. За рубежом он собрал ценную коллекцию по истории русских вольных каменщиков, насчитывающую свыше 800 коробок и хранящуюся ныне в Стэнфорде (США), в Гуверовском институте.

Эти материалы, частично обнародованные историком Ю. Фельштинским в книге Николаевского, полностью подтверждают выводы Мельгунова, Аронсона, Каткова, Яковлева и др. о существовании в 1915—1917 гг. заговора Гучкова, который и был, с опозданием из-за убийства Распутина, осуществлен в конце февраля 1917 г. Кабинет будущего правительства был расписан еще на тайных заседаниях вольных каменщиков в 1915—1916 гг. и сформирован в ночь на 3 марта 1917 г. Чего масоны не сумели ни предусмотреть, ни предотвратить, так это образования одновременно с Временным правительством Советов солдатских, рабочих и крестьянских депутатов.

План-документ заговора Гучкова был найден историком Б. И. Кругляковым среди бумаг Гучкова в Российском Государственном историческом Архиве в Ленинграде. Мы переиздаем этот документ под № 3 по публикации Б. И. Круглякова4 . Гучков не делал из своего заговора секрета. 7 сентября 1915 г. он выступил, с речью на Съезде “Земского и Городского Союза”.

Днем позже появилась на свет его “Диспозиция”. А месяцем раньше в газете П. П. Рябушинского “Утро России” от 13.08.1915, в № 222, был опубликован призыв: “общественным элементам встать на путь полного захвата исполнительной и законодательной власти”; здесь же были опубликованы и списки кандидатов в Кабинет обороны (Гучков, Некрасов, Милюков, Шингарев и др.) и в Правительство во главе с М. В. Родзянко.

Либеральная буржуазия уже не скрывала своих намерений, так как царь Николай II не шел на уступки и не хотел конституционного строя; арестовать же заговорщиков у царя уже не было сил. И переворот совершился в обстановке всеобщего развала, обмана и предательства, когда никто, даже ближайшие родственники и генералы, уже не поддерживали царя и настраивали его на отречение от престола за весь дом Романовых.

Так мировое масонство и его передовой отряд русское масонство добилось своей заветной цели, поставленной еще Пайком в 1871 г. (см. главу 3). Через год пали монархии в Германии и Австро-Венгрии, (см. главу 4).

Под № 4 мы переиздаем записку о роли масонства перед февралем 1917 года, принадлежащую Н.В. Некрасову и датированную 13 июля 1939 года. Она найдена в архиве НКВД и впервые опубликована Н.Н. Яковлевым5Записка эта читается как точное и официальное определение существа политического масонства того времени и значительно дополняет документы Кусковой и Гучкова.

Франция – родина политического масонства – имела решающее влияние на вольных каменщиков из Временного правительства. Так в апреле 1917 года было заключено соглашение Тома – Керенский, имевшее значение для укрепления позиций коалиционного правительства и внешней политики на продолжение войны до победного конца.

Опыт же политического устройства и управления парламентской республикой не был передан французскими вольными каменщиками своим русским собратьям. Последние не были готовы к восприятию европейского опыта, страна не созрела для либерального парламентаризма, интеллигенция по старинке была еще связана с православием и со всем русским в культуре, о народном социализме она имела смутные представления и знала многолетний неудачный опыт его внедрения по-народнически, уговорами и террором. Не создав собственной политической идеологии, вольные каменщики того времени, как и нашего времени, обречены на неуспех.

Либеральная демократия как тогда, так и теперь, откладывала “на потом”, до созыва Учредительного собрания в январе 1918 года, решение всех неотложных дел государства. Масонскую же либеральную демократию, и без того политически слабую, почти не поддержал международный сионизм. Надо сказать, и мы четко проводим это положение на страницах нашей книги, что политическое масонство и политический сионизм это не одно и то же.

Сионизм рассматривал вольных каменщиков как своих временных союзников. В “Протоколах Сионских Мудрецов” говорится: “Пока же, до нашего воцарения, мы напротив создадим и размножим франк-масонские ложи во всех странах мира, втянем в них всех могущих быть и существующих выдающихся деятелей, потому что в этих ложах будет главное справочное место и влияющее средство. Все эти ложи мы централизуем под одно, одним нам известное, всем же остальным неведомое управление, которое состоит из наших мудрецов…

Смерть есть неизбежный конец для всякого. Лучше этот конец приблизить к тем, кто мешает нашему делу, чем к нашим, к нам, создателям этого дела. Мы казним масонов так, что никто, кроме братий, об этом заподозрить не может, даже сами жертвы казни: все они умирают, когда это нужно, как бы от нормального заболевания… Зная это, даже братия в свою очередь не смеет протестовать.

Такими мерами мы вырвали из среды масонства самый корень протеста против наших распоряжений. Проповедуя гоям либерализм, мы в то же время держим свой народ и наших агентов в неукоснительном послушании”. (Протокол № 15).

Сионизм в России, по мере возможности, действовал в России через масона 31-й степени “принц Кадош” Керенского-Кирбиза. На страницах журнала “Красные скрижали” (Шклов, 1917) была даже помещена карикатура, изображающая Керенского в одежде первосвященника со скрижалями Моисея, который выводит свой еврейский народ в Землю Обетованную.

Союз с военщиной после созыва Предпарламента у Керенского явно не получился, а чтобы подавить мятеж генерала Корнилова, ему пришлось прибегнуть к помощи большевиков. Либеральная же демократия явно ослабела.

В 1917 году сионисты на своих конференциях и съездах больше были заняты проблемой выживания разнородного еврейского населения на территории Российской империи (ок. 6 миллионов человек) и его возможного перемещения с Украины и Белоруссии на север и на восток, в центральные районы России, в Москву и Петроград. Сионисты были, разумеется, озабочены организацией контроля над политическими партиями и масонскими ложами в полном соответствии с документами – ПСМ и “Тайны политики”. Примером может служить воззвание некоей “Универсальной лиги”, распространявшееся в марте 1917 года в Петрограде:

“Русские граждане! Вы блестяще начали дело свободы. Остается с такой же решительностью довести начатое до конца. Вы должны теперь понять, что христианскому рабству, которому уже давно подпали европейские государства, приходит конец.

Это рабство должно быть уничтожено согласно миропониманию провидевших его и некогда казнивших позорной смертью того, кто создал это рабство. Вся сила теперь у нас: промышленность и торговля у нас; банки и биржи – у нас; общественное мнение и печать с нами и за нас; железные дороги - наши. Мы проникли всюду и перенесли свою деятельность в войска. Результаты у вас на глазах. Вскоре армия будет тоже нашей. Наконец, в наших руках золото всего мира.

Мы держим в своих руках весы Европы, и, когда наступит время, сотрем силу Вильгельма II способом, еще неведомым миру, так как среди нас ОБЛАДАТЕЛЬ могущественных воли и разума, в полном расцвете духовных сил. В целях безопасности, имя его не подлежит еще оглашению. Идите к нам, мы вас избавим от духовного рабства, в которое ввергло вас христианство. Знаком сочувствия целям лиги служит треугольник всякого цвета, обращенный вершиной вниз”.6

Хотя некоторые видные евреи, полностью разделявшие положения Талмуда,—Браудо, Винавер, Гальперн, Калманович, Керенский, Маргулиес, Слиозберг и полуеврей Гучков—вошли в масонские ложи, они не сумели овладеть всей полнотой политической власти в стране по изложенным выше причинам: либерализм еще не соединился с сионизмом, как в наши дни.

Зато оказался возможным другой путь: соединение сионизма с интернациональнымбратством большевиков, меньшевиков и эсеров. Сионисты поддержали иудео-большевиков Ленина и Троцкого. Так, по свидетельству Давида Пасманика, многие еврейские революционеры после сентября 1917 г. вошли в состав РКП (б) как раз накануне Октябрьского штурма7. Сионистское движениеприобрело социалистический оттенок в России и до сих пор спекулирует и паразитирует на Идее социализма так же, как и на Русской Идее.

Важное резюме: так политический сионизм и политическое масонство, сосуществуя то вместе, то раздельно, каждое по своему делает свое сатанинское дело по разрушению национальных государств и цивилизаций, в том числе и России.

В приложении к настоящей главе мы публикуем четыре выше названных масонских документа с кратким комментарием.

ПРИМЕЧАНИЯ

1.АРОНСОН Г. Я. Россия накануне революции. Исторические этюды. Монархисты. Либералы. Масоны. Социалисты. Нью-Йорк, 1962. 2-е изд. Мадрид, 1986. С. 122—128. Ср.: МЕЛЬГУНОВ С. П. На путях к дворцовому перевороту. / Заговор перед революцией. Париж, 1931. 2-е изд. 1989. ГЕССЕН И. В. В двух веках. Воспоминания. М.—Л., 1937 и др.

2. Полный список на 431 масона. См.: Иванова С. Ф. Что скрывается за масонской проблемой // Из глубины времен. СПб., 1992. № 1. С. 180—187.

3. Текст впервые найден Л. Д. Философовым и записан в его рукописи “Разоблачение великой тайны франкмасонов” (1863). Опубликован А. О. Пржецлавским (М.: Русская печатня, 1909. С. 39—40). Цит. нами по: БОСТУНИЧ Г. Масонство и русская революция. М.: Витязь, 1995. С. 58—59.

4. Диспозиция “Комитета народного спасения”. Сообщил Б. И. Кругляков // Красный архив. Исторический журнал. М.—Л., 1928. Т. 1(26). С. 210—218.

5. ЯКОВЛЕВ Н. Н. 1 августа 1914. Издание третье. Дополненное. М.: Москвитянин. С. 273—274. Кроме переиздаваемых четырех документов, важное значение имеют материалы, собранные Ю. Фельштинским в книге Б. И. Николаевского 1990 г. Кроме того, существуют воспоминания активных масонов — князя В. А. Оболенского и Л. К. Чермака (изд. записки последнего см.: БЕГУН В. Я. Рассказы о детях вдовы. Минск, 1983. С. 77—90).

6. НИЛУС С. А. Послесловие к 5-му изданию “Близ есть, при дверехъ” // К свъту. М., 1994. № 3—4. С. 46.

7. ПАСМАНИК Д. С. Русская революция и еврейство. (Большевизм и иудаизм). Париж, 1923.

ТЕКСТЫ

1.

Письмо Е. Д. Кусковой к Н. В. Вольскому от 15 ноября 1955 г.


Самый трудный вопрос о масонстве. Наше молчание было абсолютным. Из-за этого вышла крупная ссора с Мельгуновым. Он требовал от нас раскрытия всего этого дела. А узнал он об этом от тяжко заболевшего члена его партии (хоть убей не помню его фамилию: на Л., народник, очень известный). Мельгунов доходил до истерик, вымотал из меня (еще в России!) данных и заверял, что ему “все” известно. Я хорошо знала, что ему ничего почти неизвестно, как и Бурышкину. Потом он в одной из своих книжек, сделал намек, что такое существовало. Скажу Вам кратко, что было.

1) Началось после гибели революции 1905 г. Во время диких репрессий. Вы их знаете.

2) Ничего общего это масонство с заграничным масонством не имеет. Никогда ни в какой связи с ним не состояло на том простом основании, что это русское масонство отменило весь ритуал, всю мистику и прибавило новые параграфы.

3) Цель масонства: политическая. Восстановить в этой форме “Союз Освобождения” и работать в подполье на освобождение России.

4) Почему выбрана такая форма? Чтобы захватить высшие и даже придворные круги. На простое название политическое они бы не пошли.

5) Изменение параграфов: а) прием женщин впервые. В масонские ложи заграничные женщины не допускаются; в) отменить все эти фартуки, всю амуницию, весь ритуал; с) посвящение состояло лишь в клятве — молчание, абсолютное. Качество — мораль, доверие. Форма — ложи по 5 человек и затем конгрессы. Ложи не должны были знать о существовании других лож.

Но по встречам на конгрессах можно было судить о размахе движения и его составе; d) выход опять с клятвой: никогда и никому, просто “заснуть”. Таких выходов не помню: интерес к движению был огромен, и наша “пробковая комната” действовала вовсю. Характерная особенность: я знаю двух виднейших большевиков, принадлежавших к движению. Когда произошла Октябрьская революция, мы с С. Н. были уверены, что все будет вскрыто.

Партия ведь не терпела тайн членов. Ничего подобного! Уверена, что эти виднейшие большевики тайну соблюли, быть может, из боязни репрессий и по отношению к себе. Людей высшего общества (князьев и графьев, как тогда говорили) было много. Вели они себя изумительно: на конгрессах некоторых из них я видела. Были и военные — высокого ранга.


Почему нельзя вскрыть это движение? Потому, что в России не все члены его умерли. А как отнесутся к живым — кто это знает? Движение это было огромное. Везде были “свои люди”. Такие общества как “Вольно-Экономическое”, “Техническое” были захвачены целиком. Это — рецепт “Союза Освобождения”. Ведь еще во время его действия в “Вольно-Экономическом обществе” прочно уселись его члены: Богучарский, Хи-жняков — секретари, С. Н. — председатель Экономической секции. То же и в “Техническом обществе”: Лутугин, Бауман — в центре. В земствах то же самое. Масонство тайное лишь продолжило эту тактику.

П. Н. Милюков, осведомленный об этом движении, в него не вошел:“Я ненавижу всякую мистику!” Но много членов кадетской партии к нему принадлежали. Но так как Милюков был в центре политики, его осведомляли о постановлениях конгрессов. Иногда и сам он прибегал к этому аппарату: надо, дескать, провести через него то-то и то-то.

Одно из правил: не обращаться за членством к людям, казавшимся непрочными в их моральном или политическом естестве. Многие кандидатуры, строго обсуждавшиеся, отвергались. Изумительно: не было там провокаторов, á 1а Марков, которого покойный В. А. Розенберг ненавидел и звал “косоглазым лгуном”, и осуждал Сергея Николаевича за то, что тот привлек его к своему кабинету. Ведь и до сих пор тайна Движения, тайна этой организации не вскрыта, а она была огромна.

К Февральской революции ложами была покрыта вся Россия. Здесь, за рубежом, есть очень много членов этой организации. Но — все молчат. И будут молчать — из-за России еще не вымершей. Один только В[ельмин] как-то случайно и уже под конец туда попавший, как будто пробалтывается. Но слышала об этом мельком, и с ним в контакт по этому поводу не вступила.

После смерти С. Н. получила несколько телеграмм, кратких: “Fratеrnellement aves vous. Такой-то”. Какое-то “братство”, было очень ясно выражено в отношениях, хотя после Октября и разошлись во мнениях. Но личный контакт из-за этого прошлого всегда поддерживался. Писать об этом не могу и не буду. Без имен это мало интересно. А вскрывать имена — не могу. Мистики не было, но клятва была. А она действительна и сейчас по причинам Вам понятным.


Много разговоров о “заговоре” Гучкова. Этот заговор был. Но он резко осуждался членами масонства. Гучков вообще подвергался угрозе исключения. А после дела Конради, в котором он вел себя совершенно непонятно и вызвал скверные подозрения, с ним вообще старались в интимные отношения не вступать < ... >

2.

Из письма Е. Д. Кусковой к Л. О. Дан от 12 февраля 1957г.


...Вы забываете, что 9/10 русских людей были не только беспартийны, но они ненавидели партии и партийность... Эту голую в смысле политическом среду надо было прежде всего вычистить. Этой работой мы и занимались. Она была очень трудна... Заметили, вероятно, наши широкие отношения с “князьями и графьями”? Это—земская среда. Ее надо было привлечь на сторону революции. Это было сделано. Причем, поистине дружеские отношения остались между нами и этой средой потом, после революции.

Надо было завоевать военщину. Лозунг—демократическая Россия и не стрелять в манифестирующий народ. Объяснять приходилось много и долго, — среда косная. Успех там был довольно большой.

Надо было “взять в наши руки” “Императорское Вольно-Экономическое общество”, “Техническое общество”, Горный институт и др. Это было проделано блестяще: всюду были там “наши люди”... Пропаганде было где развернуться. Особенно большую роль сыграл Горный институт (Лутугин, Бауман и другие профессора). Без всех этих подсобных учреждений мы не смогли бы так широко провести “Освобождение”, банкеты, заявления земцев и т. д.

Учительская среда. Весьма косная. Проведение съездов, местных и всероссийских.

Кооперация... Все это было сплошь беспартийно, и в некоторых угла x— темно и антиобщественно. Работы было столько, что мы никогда не могли отдохнуть... Политически революционализировалась абсолютно беспартийная среда...

Что касается “поцелуя” и проч., то при одном из обысков у С. П. Мельгунова нашли целый ящик фартуков, крестов и т. д.—от деда его, масона. Все это из новой организации было выкинуто. Осталось одно: моральная связь и требование действий без партийных склок и всех этих болезненных явлений русской партийности. Так это и было. Ссор совершенно не помню, а взаимоподдержку - всякую! помню очень хорошо.

3.

Диспозиция № 1 .


1) Признать, что война ведется на два фронта: против упорного и искусного врага во вне и против не менее упорного и искусного врага внутри.

2) Отделить определенно и открыто людей, понимающих и признающих наличность внутренней войны, столь же важной, как и внешняя от людей, не понимающих или не желающих признать наличность двух войн.

3) Признать, что достигнуть полной победы над внешним врагом немыслимо без предварительной победы над врагом внутренним.

4) Признать, что полная победа внутри означает публичное и окончательное связующее преклонение всех без исключения лиц в империи перед утверждением: “Русский народ есть единственный державный хозяин земли русской”, в соответственными из сего практическими выводами, а именно: право хозяина иметь свое мнение, открыто высказывать и требовать беспрекословного подчинения его организационной воле.

5) Для успешности борьбы по внутреннему фронту отстаивать идеи всяких блоков и объединений с элементами зыбкими и сомнительными, немедленно назначить штаб верховного командования из десяти лиц, предоставив сие основной ячейке: князь Львов, А.И. Гучков и А.Ф. Керенский и, отказавшись при выборе кандидата от назначения по признаку личного уважения и прошлых заслуг, а назначить исключительно по признакам: а) ясности мышления, б) честности слова и в) твердости воли.

6) Признать, что организация борьбы за народные права должна вестись по установленным правилам военной централизации и дисциплины, совместно с широкой инициативой отдельных частных начальников. Лозунг объединения и борьбы: возвращение в руки хозяина — Русского народа в лице его организованного представительства — прав, узурпированных за время его несовершеннолетнего приказчика.

7) Верховное командование организованным народом в борьбе за свои права принять на себя А. И. Гучкову, как объединяющему в себе доверие армии и Москвы, отныне не только сердца, но и волевого центра России.

8) Методы борьбы за права народа должны быть мирными, но твердыми и искусными. Памятуя, что лиц с именами, на которые с упованием взирают армия и народ, никто тронуть не посмеет, эти лица должны дерзать произносить своевременно слова и действия, другим недоступные. Коронованные народным доверием и надеждой, они должны принять на себя не только лавры венков, но и их тернии.

9) Мирная борьба разумеет, прежде всего, открытое и всенародное отделение козлищ от овец. Кто за народ, должен быть отделен и соорганизован, дабы тверды и дисциплинированы были его кадры. Кто против народа, тот должен быть занесен в особый список с занесением его поступков к ответственности за задержку дела обновления России.

10) Сия работа, не касающаяся обыкновенных граждан, а исключительно лиц, участвовавших в государственной машине и общественной деятельности, дает возможность определить силы обоих лагерей, и в зависимости от этого укажет и способы мирной борьбы.

11) Мирная борьба должна оперировать не методами забастовок, вредных для войны внешней и для интересов населения и государства, а методом отказа войск, борцов за народное дело от какого бы то ни было общения с лицом, удаление которого от государственных и общественных функций декретировано Верховным Командованием. В связи с этим все отрицательные поступки лиц у власти должны быть открыто и всенародно “записаны на книжечку”, с предупреждением, что по окончании войны будет отдан приказ “К расчету стройся!”, и никакие торжества по случаю мира и естественные утомления не смогут сломать решимости расчет этот произвести по заслугам перед народом и армией. Должно быть твердо установлено, что врагам народа в эту поворотную минуту амнистии не будет в течение 10 лет после заключения мира.

12) Признать, что внешним фактором успеха или проигрыша внутренней войны представляется пресса и ее повышающее — правдиво патриотическое — или понижающее — лживо пошлое — воздействие на массы. Посему:

а) перестать сентиментальничать с прессой, руководители которой цинично набивают себе карманы, покупая свои доходы прислуживанием к врагам народа;

б) подчинить прессу Верховному Командованию и требовать ее согласованных действий, несогласных же заставить молчать путем снятия с работы рабочего персонала и объявления бойкота неподчинившихся органов печати.

Пока не представляется желательным развивать далее сии основные решения. Сочувствующие приглашаются заявлять о том вышеуказанным лицам. Из числа этих заявлений будет видно, созрели ли обыватели до сознания неотложной необходимости по-военному организованной, не боящейся света армии для открытой мирной, но неослабной борьбы за победу и права народа. В зависимости от развития событий на внутреннем фронте диспозиция подлежит переменам и дополнениям, о которых будет сообщено.

Комитет Народного спасения

Дана в Москве

8 сентября 1915 г.

***

Ю.К. Бегунов. Отрывок из книги.

Tags: Запад, либералы, масоны, партия, революция, сионизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments