?

Log in

No account? Create an account
мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Пожаловаться Следующий пост
Оптика исторических масштабов
мера1
ss69100

Afficher l'image d'origineКак известно, наука Нового времени начинается с создания достаточно простых оптических приборов: телескопа и микроскопа. С их технической помощью были открыты макромир и микромир.

И хотя в литературе эти масштабные игры были осмыслены еще Рабле и Свифтом, здесь главным была материализованная достоверность. Увидеть горы на Луне или микробов в крохотной линзе – да за этим к Галилею и Левенгуку очереди светских дам стояли. Теперешних дам чудеса техники не удивляют. Привыкли.

Тем не менее, на переходах эпох мы постоянно будем сталкиваться с масштабными играми. Алиса все еще падает в кроличью нору, отмечая революцию конца ХIХ века. А фраза «ты узнаешь, глубока ли кроличья нора» не просто так звучит в «Матрице». Масштабности не просто изменились и заиграли, сменились сами мерности. Сегодня погибнуть в виртуальности куда как проще, чем в реальности. И «дикие лебеди» куда-то там уводят наших детей не понарошку.

Все эти воспоминания понадобились нам, чтобы завершить наши июньские беседы о происходящем, обрамить их, так сказать, рамой науки. Мы много чего проговорили, попробуем обобщить.

Ну, во-первых, о масштабностях.

Я как-то выкладывал на своем блоге в АТ все попавшиеся мне полные тексты и сноски на публикации по поводу цикличности. Получилось страниц десять-пятнадцать одних сносок и названий книг. Большинство из них я прочитал или уж просмотрел точно. Будь у меня еще одна жизнь, я написал бы многотомный разбор всех этих книг, чтобы сопоставить прогностический аппарат и обобщить до сухого остатка. Хотя приближение к истине таким способом трудоемко и ни от чего не гарантирует.

Тогда я попробовал свести воедино совокупность моделей циклического мира и получился четырехтомник. Для меня этот набор достаточен, хотя в результате я понял, куда можно развить циклогенетику и на каких других языках ее можно отобразить. Но мне незачем пока.

Что видно в телескопы и микроскопы истории

Одно время мне снились серийные сны, где я видел свой конический график истории высоко, на огромном объемном экране, в неком институте, а вокруг него работали группы людей, постоянно уточняющих и развивающих конкретику.

Это был уже очень сложный объемный цветной график, где экономика имела свою цикличность, наука свою, искусство свою, управление, педагогика, медицина, физкультура и т.д. – везде свои закономерности, а при наложении они создавали объемность картины нашей истории. Это позволяло в совокупности говорить об истории как о закономерном целом и главное – давать достаточно точный прогноз естественного развития истории. А также проектных ее искажений, которые всегда чреваты возвратами.

Еще одним измерением здесь являлась топическая конструкция Земли, и в самых первых книгах я как-то рассматривал четверку (восьмерку) цивилизаций, религий и менталитетов. Возможно здесь, как предполагает физик Р. Селегин (тоже один из авторов АТ), можно использовать более сложную объемную модель, связанную со структурной геометрией Земли. Мне это тоже приходило в голову, но руки не дошли промоделировать. В первой статье этой книги что-то такое тоже было эскизно намечено.

Наконец, миры над нами – как они управляют земной жизнью и какую циклику имеют, это очень важно. Как происходит это управляющее воздействие, через какую физику и химию? Этими вопросами задавался не только мой любимый Чижевский, книги которого, видимо, мало кто прочел. Иначе не пытались бы, как «сталинские» критики, свести его теорию к варианту астрологии.

Я ведь понимаю, что его естественный детерминизм очень тяжело принять социальным проектировщикам. Скажу следующее, очень важное для будущего: проекты надо вписывать в эти волны, как привыкли это делать по отношению к волнам Кондратьева. А отрицание и нежелание знать приводит к таким фокусам, как распад СССР. Самодовольство всегда ведет к стагнации.

Пакет «надсистемных» циклов весьма сложен и крайне мало изучен.

Таким образом, констатируем: системой для истории является только планета Земля. Никаких «отдельных» или центрированных (евроцентризм) историй нет – это манипуляции. Уже сейчас всем видно, что происходит глобальный разворот к Востоку, а где, извините, та история, которая описывает эти процессы? Или я должен преподавать «Закат Западного Мира», как называется книга Шпенглера в более точном переводе, и через это все объяснять в глобальности? Или пора писать «Восход с Востока»?

Внедрить в сознание ученых, что планета есть система и на этом объекте теперь надо сосредоточиться, оказалось довольно трудно. Но для науки следующего периода нет вариантов. Целое здесь. Системный масштаб этот. А если продолжать упорствовать, с нами будет то же, что с предыдущими «пробами» – смоет. Сама Земля.

Исходя из этого понимания самовлюбленность «технических цивилизаций» гибельна, поскольку они всегда стремятся к одному и тому же: подчинить мир себе, а сейчас – всю планету. При этом происходит мгновенное разложение людей, входящих в эти цивилизации, вспомните историю Рима.

Общество не сводится к цивилизации (машина из людей), а если где и сводится, оно духовно ослабевает и умирает в луже извращенного и развращенного гедонизма. Поэтому извинения Папы римского перед геями не просто зачеркивает целые страницы в священной книге христиан, оно зачеркивает само западное христианство. Подмяла там цивилизация духовную культуру – все дозволено или вскоре будет дозволено. Этот контур управления в обществе демонстрирует, что он превращен в декорацию и хочет единственного – длить свои дни за счет любых уступок.

Я внутренним взглядом как бы вижу эту гигантскую голограмму объемной модели истории, в которой есть даже отдельные ниточки судеб, вплоть до того, как и когда появляются те или иные произведения искусства. Больше всего я занимался именно историей искусства и дизайна, хотя читал университетские курсы по истории науки, истории политики, истории педагогики, истории культуры, истории техники, эстетики и т.д.

Мне до сих пор это крайне интересно, но времени жизни может не хватить идти вширь. Основные направления я освоил, рассматривая их как системные и генетические. Описывать каждое из них – пришлось бы по диссертации выдавать, а это не так уж интересно, смысла не вижу. Хоть я сам себе НИИ, но после 60-ти надо ставить уже другие задачи – на обобщение. Вписываться надо в большее, чем наука и ее история, поскольку познание к сегодняшнему пониманию науки не сводится, это тоже временный феномен в истории.

И дальше, я так наблюдаю краем глаза, ничего существенно нового в методологии этого дела пока не появилось. Обращаясь к зримым моделям, проиллюстрированным в моем четырехтомнике примерами, могу сказать, что понимание истории и прогнозирование пока остается в большинстве недавних публикаций одно-двухмерным. Так прогноз достоверным не сделаешь. Нужна, как минимум, многомерность циклов и их вложенность, «матрешка». Поэтому мы вновь возвращаемся к теме «телескопов» (макро) и «микроскопов» (микромасштаб) – набору инструментов исследования.

Опасность микромасштаба

Отказ от проектирования на уровне глобальной стратегии характеризуется отказом обсуждать макромасштаб истории. Надсистемные закономерности в эпоху разложения общества усиленно извращаются и высмеиваются, вместо науки подставляется смесь астрологии и эзотерики, а все, кто пытается туда сунуться, объявляются лжеучеными. Это понятно, и так было всегда в похожие периоды истории.

Джордано Бруно, хрестоматийного мученика западной науки, сожгли на костре вовсе не за научные воззрения, а за магию. А на самом деле ему принадлежала идея множественности миров над нами: так аукается обращение к макромасштабу в момент доминирования микромасштаба. Поэтому мой тезка Николай Коперник поостерегся, и книгу его опубликовали по завещанию только когда он уже почил в бозе.

Микромасштаб – это то, чем заполнены наши СМИ, и, заметьте, так называемые «научные публикации» в бесчисленных сборниках и «коллективных монографиях» (нонсенс!). Все там в этих сборниках как положено, по форме, с рецензиями и ссылками, только никто и никогда их читать не станет. Главное ведь попасть в РИНЦ и освятиться ВАКом, а то, что это пережевывание пережеванного и микробное мышление, никого не колышет.

Формализация всегда гробит любой институт. Чем меньше власть идей, тем больше власть формы. Может хватит макулатуру производить, а то будет как с «трудами» Брежнева и прочим советским глянцем – потомки сдавали по весу испачканной бумаги.

Что есть наша аналитика и треп-шоу, где та же аналитика втиснута в рамки жанра «говорите быстро и коротко, за вами очередь». Это короткопериодная (микромасштаб) аналитика и «экспертный» набор мнений. Эксперт живет за счет авторитета, а создание «образа авторитета» в СМИ не имеет ни малейшего отношения к науке. Это брендинг, я про это книжку написал с разбором этой технологии.

Ни один из экспертов (а их еще стравливать ведущему надо – шоу же) не будет вам выкладывать свои модели и основания. Если об этой стороне эксперта побеспокоиться самому, обнаружится, что большинство экспертов отбираются по закону жанра – по актерскому принципу. Важная сановная манера, намекающая на некую мало кому известную закрытую информацию, провоцирующая крикливость и т.п.

Короче, тут своя типология, спектр, спектаклюм – зрелище. А результат? Отбарабанили тему, и тут же забыли. А зачем барабанили? Это уже не имеет отношение к науке, но имеет отношение к манипуляции массовым сознанием. Люди-то смотрят, и тема актуальная.

Чуть ли не единственного в своем роде С. Глазьева, который при наличии своей теории и метода способен и о деле говорить, и об острых вопросах современности, просто блокируют. И хотя он выступает не от самого себя, а от группы экспертов (Научного совета по устойчивому развитию и интеграции, который работает в Академии наук уже пять лет), путь в этот цирк ему перекрыт. Поскольку противопоставить по делу всем этим экспертам ему нечего.

Поэтому противники такую чушь несут, некоторые с бархатными голосами, что стыдно за них, а вот им не стыдно. Типа – Глазьев призывает напечатать немеряно денег…, ну господа! И это все так, между делом, фразочкой. А один на один – слабо против Глазьева?

Ну так вот, сильный ход Глазьева, да и всех других серьезных теоретиков – это выход с короткопериодного уровня аналитики и прогнозов на средне- и длиннопериодный. И хотя он строит достоверные прогнозы в своей базисной экономической сфере, никто не мешает нам выйти и в другие сферы. Более того, как раз в этих других сферах мы и можем обнаружить то, что является для нас обнадеживающим. И, кстати, затрагивающим саму природу циклов Кондратьева, технического мира и т.д. Постараюсь пояснить на примере истории науки Нового времени.

Циклическая картина, которая у меня сложилась при анализе историй ряда наук, которые я изучал и преподавал, состоит в следующем:

Макромасштаб – первый этап – философский, предельно абстрактный, где наука ищет свои понятия в рамке философской, т.е. в пределе – в картине мира.

Мезомасштаб – второй этап – собственно научно-теоретический, наука становится как отдельность (монада) со своим предметом, теорией, понятиями и терминами, методом и праксеологией;

Микромасштаб – третий этап – прикладной: наука дробится на множество рукавов, разрабатывающих прикладные аспекты (моет золото). И на том она гибнет. Исчерпанность идей той или иной науки можно не замечать довольно долго, поскольку прикладывать эти идеи можно к очень многим сферам практики.

Инновационный бум ХХ века продемонстрировал, как быстро любая наука может превратиться в «дойную корову», снабжающую технику идеями. Трансферт технологий – это новый тип собственностию Если человечество не сделает его общедоступным, оно не станет человечеством.

* * *

Зададимся вопросом: а каков сценарий продолжения того бессмысленного топтания, который усиленно навязывается нам под видом оптимизации существующей системы? Лучшее, во что мы можем превратиться, это угрюмая страна воров, погоняемая мрачной и всесильной бюрократией.

Про все остальное, что обычно сравнивают с Западом – возможны варианты, но угнетающая третьесортность и отсутствие социальных лифтов создают нарастающий запах безысходности. Я помню его по брежневским временам, где были «заняты все теплые места». А тут Запад для молодежи открыт, так что тут ловить, спрашивается, на этой окраинной бензоколонке с ракетами?

Что мы имеем на сегодняшний день? Некие механизмы, работающие без целей. То есть, по инерции. Гигантский механизм государства без ясно поставленных целей, где остатки советской роскоши переплелись с играми в западнизм. Картинка мира, которая нам навязывается СМИ – экономизм и еще раз экономизм как некая предельная реальность. Постоянный бред по радио и ТВ про курс доллара, ставку Центробанка, масса ненужных народу терминов про то, что его никак не касается. Это способ сохранения политики статус-кво, при отсутствии необходимых перемен, это тупейшая трансляция позиции МВФ, которая уже нас топила, и утопила не одно государство.

И что советуют: приватизируйте как можно больше собственности, не вмешивайтесь в экономику, мы придем и сами разберемся. На русском языке это называется внешнее управление: «Приходите, и управляйте нами»

Система науки и вузов, сегодня в ситуации «не пришей кобыле хвост», она занимается чем-то таким, что нужно было век назад, а не завтра. Нам поясняют: мы идем на дно и сбрасываем балласт. Это так очевидно, что аж не скрывается. Наука и вузы – наиболее инерционные системы, но наука и педагогика такими и должны быть. Но сегодня они ни старой культуры не сохраняют – и вообще не уверены в ее необходимости – ни новой не генерируют. Поскольку целей нет, то и нет необходимости мобилизоваться.

Новая надежда

Итак, мы видим раздробленность современной науки как таковой и исчерпанность наук фундаментальных – мировоззренческий предел.

Что это означает? А только то, что начинается ментальный поворот от предельной дробности к предельной целостности. А причина его одна: смена глобальной картины мира, смена мировоззрения. Предыдущее мировоззрение – натуральное, где мир предстает как Природа и имеет естественные законы развертывания, было исчерпано техническим этапом: взрыв техники в ХХ веке поставил на место естественной картины мира естественно-искусственную.

Инженерный подход, как часть искусственной картины мира, распространен отныне на все области жизни. Он утверждает мощь мышления, но при этом самого человека загоняет в стойло, превращая в робота при техносфере – а так им удобнее управлять. Пример «общества потребления», в котором человек потерял большие цели и самого себя, доказывает, что это как раз просто. Закрепощению человека на уровне материи (потребляй!) можно противопоставить только его раскрепощение на уровне Духа – восходи!

Предмет науки, если она останется под этим названием, скорее всего изменится – им станет Человек. И если уж говорить, какой народ в своей культуре содержит эту самую идею целостности и восхождения, то это мы. На масштабе большого цикла развития науки (познания) за нами будущее. Генерировать целостную науку будущего можно только с нашей культурой и менталитетом. Можно это обсудить и в цифрах: что за большие циклы к этому приводят, когда это произойдет и т.п. Гипотезы есть, и не одна.

Только большой цикл дает большую цель. Поместить свою цель в макромасштаб – это то, что Россия однажды уже проделала, сотворив СССР. И можно вспомнить, что у планетарного мира в целом тогда появилась альтернатива: с каким вниманием мир «третьих стран» следил за нами, какие надежды порождала эта альтернатива. И как восторженно принимали там наши победы. Сегодня же они в ужасе ожидают неизбежного – в мономире они могут быть только кормом для проголодавшегося хищника империализма. Противостоять им нечем.

Россия, где ты! Поднимись! Подай нам новую надежду!

Второе пришествие России начнется, когда мы вплотную приступим к проектированию нового мирового порядка. Мир ждет от России этого прорыва и сегодня об этом говорю не один я, что обнадеживает. Ведь если так, то появляется новый исторический оптимизм. Есть ради чего работать.

Планетарная миссия России базируется на выборе своего места в надсистеме будущего. Как суверенное государство, нам надо, как минимум, определиться в будущем миропорядке. Но для этого нужно достаточно точно понимать, что означает такого рода самостоятельность и независимость (монадность) в картине планетарного будущего.

Если не выходить за пределы существующих тенденций техносферного общества (но предполагать, что они могут кардинально и качественно смениться в обществе ноосферном), то монадность страны в базисе достигается за счет связки науки, образования и промышленности. Такова пока что картина структуры производительных сил.

Разумеется, это должна быть другая, чем сегодня, наука: фундаментальная по идеям и сориентированная на практику по последствиям – производящая как идеальный продукт новые технологии. Это должно быть другое образование – развивающее Человека. И это должна быть иная, инновационная, промышленностью, способная быстро осваивать новые технологии.

Большинство сегодняшних стран мира на эту роль не пригодны по ряду причин (в основе ментальных), их можно потом отдельно рассмотреть. Мы же как раз на это изначально сориентированы. И даже готовы, мы на старте.

Остается ответить на вопрос: что для этого необходимо изменить.

Главный ответ – перестать цепляться за сохранение «статус кво» и при этом сползать в пропасть, а перейти к развитию. А еще лучше – возглавить мировое развитие. Стать очагом новой мировой цивилизации – общества развития.

Опыт СССР запомнился миру по фразе «русские варвары врывались в кишлаки и оставляли после себя библиотеки, Дома культуры, Академии и больницы». Речь шла о переносе институтов науки, культуры, образования и промышленности на наши бывшие окраины. А сегодня речь идет об интернационализации в планетарном масштабе.

Восходящая Россия – единственная, кто способен помогать другим самостоятельным странам создавать такие же основания их собственной монадности за счет передачи базиса общества развития. В этом случае возможен небывалый системный резонанс, синергетический эффект восхождения к новому планетарному миропорядку. Надо решить, с кем это можно делать, и – приступать. На этом пути формирования планетарного каркаса нам не помеха ни разница в культурах, ни различие в религиях и ценностях. Это место на диво универсальное.

Не так уж много нужно, чтобы осуществить подготовку России к функции лидера планетарного восхождения. Концентрация вокруг этой идеи людей и средств – а готовность, уверяю вас, в наличии. Ведь почему от нас уходит молодежь – не только за деньгами она уезжает. Дела нет по масштабу, развития нет по плечу. А при ясной постановке такой масштабной надсистемной цели русские всегда брали на себя бремя служения стране, государству, планете.

Смысл обретается, поскольку служение имеет под собой трансцендентальную метафизическую основу. Оно резонирует с нашим менталитетом, и то, что при этом происходит, языком рациональной науки не описывается. Иррациональный это процесс – ментальный резонанс.

Что получает страна – новую идентичность в виде представления о своем месте в планетарном сообществе, понятие о своей уникальности и особой ценности (монадности). Что получает человек этой страны – видения перспективы жизни и высшую оправданность этого пути.

Выработка и принятие новой миссии в планетарном масштабе создает возможность реализовать самый сильный потенциал русского народа: любовь и равный интерес ко всем культурам. Во что это может вылиться – в нечто противоположное ксенофобии и мультикультурализму. Нам внятно все, не только европейское, американское, но и китайское, японское, арабское и т.д. По себе чувствую – страшно интересно это понимать, в это входить, в это влюбляться и с этим общаться. Чувствуя себя русским, то есть, универсально культурным. И создавать из этого синтетическое новое целое.

Будущее – за нами. Россия станет ядром актуального будущего. Всё самое главное будет происходить именно у нас. Мы возьмем будущее в свои руки, и из наших рук его получат другие. Мы талантливый народ, рождающий гениальных людей. Именно это чувство взлетающего потенциала притянет к нам способных и талантливых людей со всего мира. И когда это случится, вспомните, как один старик писал про это в самые мрачные времена.

Да будет так!

Ну а пока надо идти вперед вопреки:

– знайте себе цену (заглянув в будущее), вопреки навязанным нам неадекватным оценкам;

– умейте видеть перспективу, игнорируя навязанную нам бесперспективность,

– будьте маяками оптимизма на фоне нарастающего цунами пессимизма в мире;

– не снижайте активности в обществе, которое вас подло убаюкивает,

– избегайте бескомпромиссных суждений и агрессии – это чужеродное и наносное;

– скажите «прощай» пустому иррационализму и прочим местам «под плинтусом».

Недавно юмор мелькнул:

«– Да, вы, русские – просто бездельники.

– Нет, просто ждем настоящего дела».

Ну, так вот оно, дело по нашему масштабу.

Живите в истории и будьте в ней первыми.

Н.Н. Александров


***

Источник.



  • 1
Просто грандиозно!

Манифест-Программа "Призрак вдохновляющей и лидирующей России бродит по Миру"!

Всё точно и ясно. Я двумя руками за!


У автора и с критикой неплохо.
„Главное ведь попасть в РИНЦ и освятиться ВАКом, а то, что это пережевывание пережеванного и микробное мышление, никого не колышет.”


Автор пишет:
"Будущее – за нами. Россия станет ядром актуального будущего. Всё самое главное будет происходить именно у нас. Мы возьмем будущее в свои руки, и из наших рук его получат другие. Мы талантливый народ, рождающий гениальных людей."

Вот и сам он по-русски гениален!

Ещё и пошевеливаться нужно...
"Я ленив, поэтому делаю всё быстро", - говорит один мой знакомый.

  • 1