ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Category:

Умолчания и оглашения либерализма

public-ostorozno-liberalizmСвобода человеков и несвобода людей

Анализируя роль культуры в жизни общества и, в особенности, последствия и характер появления в культуре той или иной ранее не известной в ней информации и алгоритмики, можно придти к выводу, что исторически сложившиеся цивилизованные толпо-«элитарные» общества порождают три уровня несвободы индивидов, обусловленных в предыстории личностного становления каждого из них среди всего прочего и экономическим обеспечением их воспитания и образования (хотя наряду с экономическими в это внесли свой вклад и внеэкономические по их существу факторы).

Уровень первый

На нём пребывают освоившие некий минимум общеупотребительных социально значимых знаний и навыков и не умеющие самостоятельно осваивать (на основе литературы и иных источников информации) и производить «с нуля» новые для них знания и навыки, тем более — сложные знания и навыки, выработка и освоение которых требуют как личностной дисциплины, так и определённых трудозатрат на протяжении подчас весьма продолжительного времени, а в ряде случаев — и инвестиций, подчас не малых.

public-ostorozno-liberalizm

«Осторожно — либерализм!» http://inance.ru/2014/12/ostorozno-liberalizm/

Такие люди способны работать только в профессиях, не требующих какой-либо специализированной квалификации, или в массовых профессиях, которые можно без особых затрат труда и времени освоить на основе всеобщего образовательного минимума, характеризующего всякое культурно своеобразное общество в любую эпоху.

Они — наиболее несвободны, поскольку практически не имеют свободного времени и не способны войти в иные сферы деятельности кроме тех, которые так или иначе освоили и в которых оказались, возможно, не по своей воле. Их доходы на минимальном уровне, большей частью не достаточном для личностного развития членов их семьи в последующих поколениях.

Уровень второй

Освоившие знания и навыки «престижных» профессий, в которых относительно непродолжительная занятость (каждодневная или эпизодическая) обеспечивает достаточно высокий доход, что позволяет иметь некоторое количество свободного времени и распоряжаться им по своему усмотрению.

Они в своём большинстве также не умеют самостоятельно осваивать и производить «с нуля» новые для них знания и навыки, и в особенности — вне сферы их профессиональной деятельности. Поэтому их несвобода начинается тогда, когда освоенная ими профессия обесценивается, а они, не умея быстро освоить какую-либо иную достаточно высокодоходную профессию, скатываются в первую группу.

На этом уровне в культурах большинства цивилизованных обществ предоставляется доступ к знаниям и навыкам, позволяющим войти в сферу управления общественной в целом значимости, однако — не быть при этом концептуально властным.

Уровень третий

Умеющие самостоятельно осваивать ранее выработанные и производить «с нуля» новые для них и общества знания и навыки общественной в целом значимости и эксплуатировать их на коммерческой или какой-либо иной социально-статусной основе.

Их несвобода начинается тогда, когда они, не задумываясь об объективности Добра и Зла, о различии их смысла (и соответственно — целеустремлённости), впадают осознанно или неосознанно во вседозволенность и начинают творить объективно недопустимое Зло, в результате чего сталкиваются с потоком сдерживающих их активность тех или иных неподвластных им обстоятельств — вплоть до убийственных.

Эти факторы могут быть как внутрисоциальными, так и общеприродными, и могут иметь масштаб как личностный, так и более широкий — вплоть до глобального; это — всё то, что относится к ноосферному воздействию на цивилизацию, которое многие, не понимая нравственно-этического характер взаимодействия людей и обществ с ноосферой, относят к «мистическому» невезению, не обусловленному чем-либо, объективно свойственным его жертвам (т.е. причины невезения — в них самих).

Выход на этот уровень обусловлен освоением, в том числе, и управленческих знаний и навыков, включая и те, которые необходимы для обретения и осуществления концептуальной властности.

В условиях обществ, в которых население подразделяется на простонародье и правящую «элиту», в которой из поколения в поколение воспроизводится ещё более узкая социальная группа, несущая ту или иную эзотерическую традицию, выход на этот уровень блокируется системой как всеобщего, так и «элитарного» воспитания и образования. Выход на этот уровень в таких обществах возможен либо самочинно (к этому способны редкие самоучки), либо вследствие принадлежности к определённым кланам эзотеристов или избрания этими кланами индивида для включения его в свои ряды.


Эта блокировка носит не спонтанно-естественный характер, а представляет собой целенаправленно выстроенный системообразующий культурологический фактор, в действии которого выражается защита своей монополии на концептуальную властность тех или иных клановых группировок, которая позволяет им эксплуатировать остальное — управленчески недееспособное — общество в своих интересах.

Уровень обретения свободы

Один единственный: человек, действуя по совести, осознаёт объективное различие Добра и Зла, их смысл, и на этой основе, приняв сторону Добра, обретает способность осваивать самостоятельно и производить «с нуля» новые для него и общества знания и навыки любого характера заблаговременно или же в темпе развития ситуации.

На этой основе он обретает независимость от корпораций, монополизировавших те или иные социально значимые знания и навыки, на которых основывается как социально-статусное превосходство их представителей, так и униженное положение остального — подавляющего большинства — населения. На этом же уровне достигается и концептуальная властность в русле Промысла — власть жреческая, надгосударственная, по представлениям всех категорий несвободных — «мистическая».

Отметим, что в религиозном миропонимании совесть — врождённое религиозное чувство человека, «подключённое» к его бессознательным уровням психики; на её основе строится диалог человека и Бога, если человек не уклоняется от этого диалога сам; и в этом диалоге Бог даёт каждому персонально адресно соответственно его развитию доказательство Своего бытия в полном соответствии с принципом «практика — критерий истины».

Именно по этой причине совесть в религиозном миропонимании является средством разграничения объективных Добра и Зла в конкретике непрестанно текущей жизни общества, а добрый человек — человек живущей под властью диктатуры совести. И только он — свободен: объективно так сложилось, что слово «свобода» в русском языке является аббревиатурой — С-овестью ВО-дитетельство, БО-гом ДА-нное.

Выход на этот уровень свободы обеспечивает освоение диалектики в изначальном значении этого слова: диалектика — искусство постижения истины путём постановки определённых вопросов и нахождения ответов на каждый из них.

Искусство диалектики — не поддаётся формализации в силу того, что всякий раз оно выражается в нюансах неповторимой конкретики жизненных обстоятельств его применения. Тем не менее, именно оно, вне зависимости от степени его осознанности индивидом, является основой познания и творчества.

По причине дискретного характера мировоззрения и миропонимания людей, включающих в себя конечный набор образов и понятий, именно оно лежит в основе выработки всех знаний и навыков, в том числе и необходимых для освоения концептуальной власти, направленной на освобождение остального общества из-под власти невежества на трёх выше названных уровнях несвободы. Т.е. владение им запрограммировано генетически, хотя является не автоматически развивающимся навыком, а навыком индивидуально востребуемым.

Индивид, не владеющий им, обречён жить в режиме невольника — автомата, чьё поведение программируется чужими мнениями и волей, которые в силу разных причин стали достоянием его психики. Хотя он может быть многознающим и много чего умеющим, но всё же его творческий потенциал не реализован, в силу чего по структуре психики его скорее можно уподобить запрограммированному роботу, нежели признать состоявшимся человеком.

Вне диктатуры совести искусство диалектики вырождается в так называемую «дьявольскую логику», в которой аксиоматика и правила меняются по мере необходимости в тех пределах, которые допускают оппоненты приверженца «дьявольской логики».

Заключение

Если же говорить о праведных тенденциях общественного развития, то они направлены на то, чтобы все люди к началу юности выходили на уровень свободы в том смысле, как это определено выше. На это должна быть направлена и политика государства, и прежде всего, — в сфере образования и воспитания подрастающих поколений.

В противном случае общество людей без стыда и совести, пребывающих на трёх уровнях несвободы, не может быть ни демократическим, ни суверенным. Оно не способно к познанию и творчеству на благо Мира, обречено быть не хозяином самому себе, а заложником обстоятельств, возникающих помимо его воли, в том числе и по воле тех, кто по своему порочно нравственно обусловленному усмотрению целенаправленно формирует убеждения массы людей, чьё поведение подчинено либо животным инстинктам, либо заложенными в их психику извне убеждениям и поведенческим программам.

Если это осознавать не только лексико-теоретически, но и видеть в реальной жизни проявления всего изложенного, то либерализм это — подмена свободы как диктатуры совести, вседозволенностью, которую ограничивает только кое-как осмысленный отрицательный опыт прошлого, находящий своё выражение в юридической системе общества соответственно принципу «что не запрещено законом, то разрешено» и принуждению к соблюдению бессовестной законности различными средствами.

Но поскольку отрицательный опыт ограничен, и его осмысление также носит ограниченный характер (к тому же подцензурный — на основе принципа «кто деньги платит — тот и теории заказывает»), то либерализм в политической и экономической практике оказывается под властью множества умолчаний, превращающих его декларации о правах человека и свободах в пустую демагогию.

Реально приверженность идеологии либерализма — не свобода, а рабство, характеризуемое словами И.В.Гёте:

Самое большое рабство — не обладая свободой, считать себя свободным.

А либерально-рыночная экономическая модель — один из инструментов порабощения и поддержания устойчивости системы анонимного (не персонифицированного) рабовладения, осуществляемого большей частью не грубо-силовыми средствами.

И поскольку экономическая деятельность в жизни глобальной цивилизации и культурно своеобразных обществ в её составе играет особую роль, то и в либерально-рыночной экономической модели есть множество умолчаний, приводящих к разнообразным негативным следствиям, о которых мы подробно писали в статье «Либерализм — враг свободы!» http://inance.ru/2014/08/liberalizm/).

public-liberal

На наш взгляд, либерализм уже никогда не станет тем «атлантом, который расправил плечи» после развала СССР, его эпоха заканчивается. Какая эпоха наступит после него?

Во многом это зависит от нас с вами. Поскольку мы сейчас или безразличны или уже преображаем тот мир, в который мы отдадим своих детей и который будет ваять их образ. А какие образы сегодня представлены в масс-культуре? Преимущественно — западные. Русская культура сейчас сосредотачивается, анализирует масс-культуру Запада, чтобы через некоторое время подарить миру нечто совсем новое и особенное.

Только само общество может изменить ситуацию в стране и в мире, за общество это никто не сделает.

Чтобы преображение стало возможным, необходимо самим людям развивать систему народного самообразования, самим любить и прививать молодому поколению любовь к Родине, стремление познавать и самообразовываться, разбираться в устройстве общества и осмысленно подходить к выбору концепции его развития. Тогда никакой фашизм не сможет пробить себе дорогу в души людей, а его брат-близнец — либерализм — уйдёт в историческое прошлое.


Молодёжная аналитическая группа


***

Источник

Tags: МАГ, либерализм, либералы, мировоззрение, общество, рынок, свобода, совесть, управление, фашизм, человек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment