ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Проф. Александров отрицает существование глобальной власти


Что ж, между ув. Н.Н. Александровым и поддерживающими основное направление публикаций этого блога читателями завязывается интересный и, безусловно, крайне полезный всем сторонам диалог.

Опубликованную на этих страницах 20 июля интересную статью тов. Александрова пришлось снабдить конкретным пожеланием профессору: получше рассмотреть понятие глобальной власти, а также власти концептуальной и идеологической.

Через пару дней был получен ответ в виде ещё одной статьи Александрова на тему управления обществом, которая опубликована ниже. В ней автор заявляет, что глобальной власти как таковой не существует, ибо не выявлены факты, свидетельствующие об её существовании. Также неоднозначна и предпоследняя фраза.

Ответить профессору я попросил одного из членов авторского коллектива ВП СССР. Этот ответ (спасибо большое!) будет опубликован чуть позже. А пока что предлагаю вдумчивым читателям поразмышлять над смыслом сказанного Николаем Николаевичем, над логикой и частными утверждениями его повествования. В общем, подойти критически к данной работе автора, нередко нас радовавшего интересными и полезными размышлениями.

Безусловно, что и своё личное впечатление от нижеследующей непростой публикации обязательно выскажу публично.

***
Глобальная власть и мозолистое тело

Недавно я решил выбросить весь лишний хлам, и из своих бумажных архивов выкинул, в частности, все книги и лекции по политологии. А там, на полях лекций, были сотни схем, которые обобщали этот предмет. Из них вполне вышли бы тысячи статей, причем оригинальных, поскольку схема есть квинтэссенция смысла, ее и до диссертации догнать можно. Но я отнес для себя политологию к интеллектуальному хламу.

И всю эту макулатуру выкинул, поскольку наследники потом без меня сделали бы то же самое. Я просто облегчил им задачу, поскольку для себя решил, что этой областью знания уже никогда не займусь. Есть занятия поинтереснее на остаток жизни.

Но получилось так, что чем меньше я хотел писать о политике и геополитике, тем больше этого от меня ждали люди, с которыми я никогда не встречался, и даже не общался толком в интернете. Моя фактическая зависимость от них равна нулю – все, что я публикую, я публикую бесплатно и для всех. И, кстати, еще ни разу не заплатил за публикации своих статей в журнала-нужниках – считаю эту «ловушку» для нищих педагогов омерзительной.

Тем не менее, мне пишут и просят. Любопытно, что иногда просят меня, не выходя из своих сайтов, осветить интересующую их тему. В частности, тему глобальной власти. А она меня, честно говоря, не интересует.

Постольку, поскольку в области власти это уровень надсистемный, а потому тут могут существовать только гипотезы. Опираться же следует на факты, но их с этого уровня нет, и быть не должно, если это надобщественная власть. Можно говорить только про некоторые законы, а игры с гипотезами без опоры на факты – занятие для любителей игр.

Но можно пойти с противоположной стороны. От всеобщих мыслительных конструкций, которые всегда разрабатывала философия и которые хорошо упакованы в системной генетике (системогенетике). В этом варианте мы ставим рядом эти схемы и пробуем находить соответствие им в реальности. Данным способом знание упорядочивается, но не более того.

Моноуправляемость

Все в Его руках. Постигнуть Его замысел (цели) нам не дано. Что бы ни происходило – таков Промысел Его. Это монотеизм.

Та же конструкция распространялась на монарха и прочие моно формы правления. Единовластие подразумевало, что ЛПР владеет куда большей информацией, а нас всего знать не дано. Это уровень пониже, в рамках страны или империи.

В науке не раз возникали иллюзии «единого закона» или принципа, способного объяснить все и позволяющего управлять всем. До кибернетики была «Тектология» Богданова, куда более серьезная всеобщая теория управления. На раннем этапе СССР это была книга номер один по читаемости, хотя сам Богданов был в опале у Ленина. Но воспользоваться этим орудием мысли наши управленцы не сумели. Да и никто пока не сумел.

Теперь об уровнях и глобальности. Я буду говорить о том, чт извесно, а не о гипотезах типа «финансового интернационала». Много раз выдвигалась гипотеза и даже проекты «мирового правительства». Самый памятный – у Канта. Самый опасный был у последнего Коминтерна – он привлек колоссальные ресурсы, но Сталин его распустил по ряду причин. Самым беззубым оказался современный ООН, на эту роль он никак не тянет.

В конечном счете, к идее такого рода создания моновласти сводятся очень многие теории. Для этого они должны «поглощать» или накрывать сверху разнообразие снизу. Например, «общественный интеллект – это совокупный интеллект общества, представляющий собой единство общественного знания и общественного сознания», по Субетто. Но это не более чем круг, охватывающий «капли» Ин-Янь. Что является его субтстратом, носителем, для которого он специфичен?

Например, у нас есть два полушария мозга. «Мозг» их объединяет как третье, функциональная асимметрия говорит о способе совместного их действия. А тут третье – мозг общества, и материальностью такой супермозг не обладает. В обществе нет единой формы власти, есть такая же функциональная асимметрия двух властей. Поэтому фараон – он же и верховный жрец, и светский вождь. И любому монарху приходится иметь дело с этой двойственностью, хочет он того, или не хочет. Причиной является исходная бинарность человека. Человек есть батарейка (+ и –) с мышлением и сознанием. Они взаимоперпендикулярны, т.е. мышление и сознание – это разное и взаимоисключающее (рис.1). Меня поражает, как этого не видит психология.






Рис. 1.

Остается спросить, откуда у нас сознание – от биоосферы, сознанием обладают животные, а от них и мы произошли. Или к ним «привиты».

А откуда у нас контакты с мышлением? От становящейся ноосферы (нуус – ум)? Вся история человечества – это история освоения инструментов, материальных и мыслительных.

А является ли мышление принадлежностью общества? Это вопрос без ответа, поскольку есть гипотеза Мирового Разума и она накрывает всеобщность нашего планетарного разума (ноосферы). Вот наоборот ответить можно: скорее общество есть форма проявленности Мышления. Поскольку ничего нового, кроме науки и техники, познания и материального производства, в послебиологической эволюции не возникло. И ничего, кроме техносферы, человечество пока не построило. Эта самая техносфера активно пожирает ресурсы Земли и назвать такое поведение разумным язык не поворачивается. Угробив Природу, техносфера «смоет» и людей, это ежу понятно. И потому еж голосует за Мировое Правительство всеми лапами.

Парный принцип управления

В основании парности лежит отмеченное противоречие, причем, это – движущее противоречие общественной системы.

Единица общества – человек. И потому управление в обществе сориентировано на него. В человеке общественном действует такая пара как «мышление» и «сознание», два потока. Она проявлена через множество ракурсов типа «рацио и иррацио», «разум и чувства», «цели и мотивы» и т.д.

В области власти это «духовная и светская» ветви. Между ними нет «перемычки» (мозолистого тела), поскольку это – взаимоисключающие начала. Между ними есть взаимодействие, но оно проявлено в третьем, системе (для которой это противоречие является движущим). Циклические колебания от преобладания одного типа к преобладанию другого описаны социологом П.А. Сорокиным, причем, на разных уровнях управления в обществе. В том числе – на глобальном. И на протяжении всей истории. Бинарный осциллятор продуцирует цикличность истории.

К морфологии (составу типов власти) вполне можно шагнуть прямо отсюда, поскольку четверка типов власти – это удвоение пары «духовная – светская». Светская власть построена на рациональном мышлении, духовная власть опирается на иррациональное начало человека.

Напомним, морфологию (состав) человека – это Тело (Сома), Душа (Психо), Разум и Воля (Дух). Почему-то никто не понимает, что из этого и надо выводить типы управления. Перекос в сторону рационализма в Новом времени породил неверные типологии, их у нас и преподают.

Типы власти по римским канонам – законодательная, исполнительная и судебная. Они трактуют только одну ветку власти – светскую, построенную на рациональном мышлении. Это управление в машине цивилизации.

Рациональное управление посредством Разума – законодательная власть. А в чьих интересах пишутся законы? В интересах тех, кто владеет собственностью. Все остальное из свода законов – это магнитные опилки, притянутые к этому намагниченному стержню.

Тюрьма и палач – это власть общества над вашим Телом. Судебная власть. Она реализует законы в материи. «Закон плох, но он закон», и римлянин сам идет на суд с рабом, исполняющим функцию полицейского.

Исполнительная власть – это управление деятельностью, в котором фигурируют общественные деньги и прочие ресурсы. Она находится между верхом, пишущим законы, и низом, который законы трактует и отсекает девиации. Правительство – главный орган римско-европейской цивилизации.

Любопытно, что в этой трехэтажной машине никто не выдвигает целей движения общества. Камо грядеши? Это важно отметить, поскольку ничего, кроме самосохранения, экспансии и поглощения, в целевых установках машины цивилизации не фигурирует. Законы пишут те, у кого в руках собственность (не обязательно своими руками), и пишут ради сохранения себя и своей собственности, а отнюдь не ради общества. Но самосохранение, экспансия и поглощение в надсистемном мире – это цели эгрегоров. А они представлены в общественном управлении только в форме духовной власти.

А где же духовная власть в типологии властей? Разве в Риме ее не было? Была, как была римская религия и культура – власть традиций. Именно римские философы больше всего трактатов посвятили морали и нравственности. С чего бы это? И за оскорбление богов в Риме лишиться головы можно было так же, как за преступление светское.

И СМИ в Риме были, и искусство – известно какое, по большей части идеологическое. Но значение этой духовной власти в конце Рима было меньшим, чем власти светской. Императоров-самодуров, типа Нерона и Калигулы обвиняли в единственном – наплевательском отношении к традиции. И прошу отметить в протоколе, у римлян был Пантеон – храм всех богов, молись любому. Ничего не напоминает? Толерантность! А отчего римляне были столь веротерпимыми? А поскольку их духовная власть интересовала как-то меньше, чем власть денег и меча. Естественно, что именно в недрах Рима и возникло христианство, породившее Византию. Маятник истории качнулся в противоположную сторону и император Константин принял крещение.

Вся история средневековья, до XVII века включительно – это цикл, в котором доминирование духовной власти (власть веры) на первом этапе заканчивается абсолютизмом светской власти (власть меча и денег).

Пишут, что духовная власть церкви в Новом времени была заменена на идеологию. Но попытки обсуждать «идеологию» как особую форму власти всегда приводят к одному результату: обнаруживается, что идеология есть рациональный симулякр (имитация) иррациональной ветви власти. Хоть коммунистическая идеология, хоть американская (производная от римской) – это рациональные симулякры.

Это разум, подмявший под себя иррациональную сферу, через науку и путем технологизации этой особой деятельности. В этику Канта, очень даже разумную, нужно точно так же верить, а использование ее в регулировании общественных отношений надо точно так же обеспечивать воспитанием.

М.С. Каган называл эту деятельность «ценностно-ориентационной». Но раз это деятельность, то каков ее продукт? Ценности. Общественные, но дислоцированные в человеке. А процесс привития ценностей – воспитание. Ценностное управление есть процесс активизации ценностей в человеке. Отсюда проблема мотивации и вообще – ценностной готовности к деятельности. Мы рассматривали это подробно к монографии «Ментосфера».

В ракурсе управления это управление формированием ценностного мира людей, управление формированием менталитета. Раньше этим занимались семья, церковь и школа. И это был сложно организованный контур управления в обществе. Теперь Запад буквально разбивает возможности влияния семьи (ювенальная юстиция), давно отодвинул от влияния на ценности церковь и жестко технологизировал школу, чтобы исключить возможности ценностного управления и там. Толерантность и мультикультурализм (тот же римский Пантеон) – инструменты разрушения ценностного управления. Все равноценно, а значит – ничего не ценно, ибо ценность должна создавать доминанту в индивидуальной психике; а так возникает ценностно пустой человек без высших смыслов, робот.

Да и в групповой психике тоже нужна доминанта: достаточно было ИГИЛ заявить и жестко технологично поддерживать некие мифологические псевдоценности, как туда хлынули именно «пустые» адепты. У людей есть сформированная потребность иметь ценности, а она не удовлетворяется.

Пострационалистическое общество вероятнее всего будет обществом веры, как было послеримское. И эта вера не может игнорировать интересы ни одного человека на Земле. Я так думаю.

Кстати, и наш безмерный интернационализм в исполнении Троцкого и Коминтерна как ценность в конце 1920-х не сработал – он был слишком рационален, чтобы «укорениться» в психике. И борьба Сталина сначала за русскую историю, а потом против космополитизма – это не столько возврат к старым ценностям, сколько уменьшение масштаба ценностей СССР до приемлемого. «У советских собственная гордость» – это уже могло работать и работало. Но до поры до времени, пока ментальный масштаб резонировал с идеологией. Когда ментальный масштаб начал уменьшаться, после 1970-го, наступил «застой», а потом кризис 1980-х. В идеологии не произошло переключения на этот масштаб, поэтому возникает «двоемыслие» и двойная мораль, разрушительная для общества.

Ценности обеспечивают автоматическое (подсознательное) принятие решений в ситуации выбора. Поэтому в современном менеджменте что управление поведением в коллективе, что управление поведением потребителей – это технологии, основанные на привитии или активизации ценностей. Например, «общество потребления» работает на контуре материальных и статусных ценностей. А потому рационализированные советские симулякры им долго противиться не смогли. Ценностная сфера в СССР – и это урок на будущее – была слишком рационализирована и главное – она законсервировалась. Рационализм работает в первой половине культурного цикла и перестает работать во второй. А посмотрите на китайцев – они формулируют свои всеобщие лозунги через актуальные и конкретные ценности соответствующих масштабов.

Масштаб сталинского ценностного мира, и до 1970-х, – это был макромасштаб. Масштаб современного ценностного мира – это микромасштаб. И он все меньше и меньше. В обществе потребления он состоит в том, что все деликатесы во всех формах гедонизма перепробованы и теперь на плаву только микронюансы эксклюзива и обязательное извращение. Это поздний Рим, почитайте «Сатирикон» Петрония.

Возникает вопрос: кто цели ставит, и каковы они? Или мировая история все так же и будет циклической, по Сорокину, – фаза духовной доминанты, фаза равновесия, фаза материальной доминанты. Если так, то в скором времени нам следует ждать фазу духовной доминаты в мировой истории.

Суть сказанного примерно такая: каков человек, таковы и каналы управления, они бинарны. Поэтому в будущем Мировом правительстве должен присутствовать Сенат и Синод. Причем, как мы выяснили, на первом этапе власть веры будет колоссальной. И очистка общества от аморальных и безнравственных людей будет весьма жесткой. Она продлится до тех пор, пока не вырастет и не придет в общество первое поколение духовно воспитанных людей, принимающих ответственность за планету.

Теперешняя глобализированная цивилизация денег и меча погибнет, как и римская. Вспомните, как в Рим начали приходить и селиться там варвары. И вскоре Рим рухнул. В западный мир без веры начинают перебираться люди с верой. Пропорция мусульман во Франции и Германии неуклонно растет, как и количество мечетей. Новая инфраструктура прорастает сквозь старую – и дальше это только вопрос времени.

Конечно, сильно поумневшая за ХХ век глобальная элита предприняла все возможное, чтобы самосохраниться. Но ей предстоит война цивилизации против культуры. Она будет пытаться остановить ход истории при помощи техники и денег. Поэтому придумываются всякие сказки о конце истории, надуваются финансовые пузыри и т.д.

А можно ли удержать этот маятник? Интересный момент истории…

О кооперации и конкуренции

Что означат переход к новому ментальному циклу в 2020 году? Ракурсов ответа множество. Возьмем один из самых обсуждаемых. Новое планетарное единство людей должно опираться на переход от конкуренции к кооперации. Это переход от Я к Мы, продолжение циклической истории, а не ее принципиально новое состояние.

Принципиально новое возникнет при снятии: это удержание оптимальной пропорции конкуренции и кооперации изначально. Одна сплошная кооперация – что-то от ума, это домината рационализма. Роботы, может быть, этому и научатся, люди вряд ли. Одна сплошная конкуренция – это сказочка западного экономизма для наших дурачков известного рода. Даже бандиты в 1990-е вынуждены были в чем-то кооперироваться, а также знали, что «снаружи банды – конкуренция, внутри кооперация». Кстати, это то, чего от нас требует сегодняшняя ситуация в стране. Поскольку, когда у тебя конкуренция и внутри, и снаружи, ты долго не выживешь.

Мечты Ленина о кооперации цивилизованных кооператоров, увы, остались мечтами. Между тем, не удивительно ли, что этого хотел трезвейший политический реалист? Не удивительно, поскольку в тот момент истории подобное могло бы стать реальностью. Вот только мотивацию нужно было сформировать, а это оказалось самым сложным. Видимо эту модель и берут за основу его продолжатели. Но взять тот же Китай – это постоянно меняющаяся пропорция конкуренции и кооперации, ситуативная.

Вопрос: почему план Ленина не сработал? Потому что без конкуренции не активизируется человеческий фактор. Инновации не создаются без мотивации. Хоть положительной, хоть отрицательной.

Мотивацию «искать новое» пока дает только конкуренция. Поясню на примере. В СССР с начала 1950-х попасть в научную элиту означало «хорошо жить» по тем меркам. А уже была выстроена машина науки и образования. Поэтому защищать кандидатские ринулись прежде всего карьеристы и искатели теплых мест – просто посмотрите названия тех забытых диссертаций. Они плотно облепили все советы и – «сток забился». Человеку с новацией (причем, любого рода) пробиться в науке и технике вскоре стало невозможно.

История кораблей на подводных крыльях и экранопланов, а это история из соседнего микрорайона со мной, показала, что прорваться можно только поверх системы, да и то система потом отомстит: отстраненный Главный конструктор Р.Е. Алексеев умер в нищете, даже хоронили его в костюме сына. Такого рода «пробки» возникли везде в социальной структуре. Кровоток идей остановился.

Благое пожелание – о кооперации очень разумных людей – можно было представить себе только в советской фантастике. Там оно существует до сих пор, у Ивана Ефремова, но в его романтизме 1950-х все органично, как любой мечте-прозрении. Кстати, попытки экранизировать в 1960-х романы Ефремова полностью провалились. Угадайте почему? Получались ходульные образы с плакатов, а не живые персонажи. И это при том, что ставились они в период расцвета советского кино. Так что если убрать у человека одну из его составляющих, он перестает быть человеком. Напротив, герои Высоцкого и его песен привлекательны именно своей противоречивостью и жадным интересом к жизни. Они чаще отрицательные по советским меркам, чем картонно-положительные. Но из них так и прет соревновательность, российское «а слабо»?

«Наматываю мили на кардан,

и пулю в скат всадить себе не дам!», и т.д.

Итак, идея равенства, точнее, равновесной пропорции начал – вот о чем следует говорить в начале следующего исторического ментального цикла. «Вывернуть» планету посредством доминаты разума и кооперации может быть и удастся через ряд поколений. Но если речь идет о развитии, то есть, постоянном усложнении, то чего? Техники или Человека? Если человека, то каковы должны быть его мотивы для развития и возможности общества?

Для меня это центральный вопрос всех проектов будущего.

Уровни духовной власти и картины мира

Рассматривать власть в стране (государстве) только с позиций цивилизации означает обсуждать, как устроена машина. При этом мы обнаружили, что у машины нет целей, а есть только программа. Что реализует машина цивилизации? Программу становления техносферы. А где она дислоцирована? Конечно, уровнем выше общества, поскольку открытия и изобретения происходят во многих странах мира одновременно. Откуда эта синхронность? Управляющий сигнал ноосферы идет на всю планету, и только более развитые и настроенные резонируют с этими «сигналами». Но сейчас речь не о ней. Это управление через мышление.

А как осуществляется организованность людей на иррациональной основе? Через подсознание. Здесь есть несколько уровней, высшим из которых является «картина мира». Она всегда иррациональна, а потому приходит к нам через нарратив (рассказ), поскольку очень объемна.

Скажем, современный цивилизованный мир до сих пор удерживается мифом-понятием Природы и исходящей отсюда естественной картиной мира. Ее старательно поддерживают в современной культуре, хотя она местами уже имеет невосполнимые прорехи. Не путайте эту картину мира с рационализмом – картина образна и она требует веры. Нет веры в эту картину самостановящейся Природы, нет и управления. Транслирует ее как школа, так и СМИ. Тут нет вопроса о целях природы, но есть ее законы и опять-таки «картина» ее эволюции. До сих пор гипотетическая.

Поверх данной картины в ХХ веке выросла проектная картина мира. Мы поговорим о ней чуть ниже.

Мир бывшей до того теологической картины мира для нас в основном утерян. Но разновидности монотеизма и политеизма живут здесь и рядом с нами, не говоря уже о том, что эта картина мира охватывает пока большую часть планеты. Религии транслируют эту картину и за счет этого правят.

Духовное управление в чистом виде реализовало только в теокартине. Венчание на царство, идея богоданной власти и т.д. позволяют управлять целями, в том числе и светской власти. Например, только папа римский как глава церкви мог удерживать столь разные европейские государства и страны в рамках «священной римской империи». Им руководила идея единства католического мира, а это – эгрегор данной церкви. Во многом это была идеология, поскольку присутствует неоднородность культур, накрываемых идеей католичества. Скорее рациональной идеей политического характера.

Можно отдельно и про Русь-Россию поговорить, ситуация примерно та же – православный мир культурно разнороден. Столкновение эгрегоров католицизма и православия при наличии единой теологической картины мира показывает, что картина эта без промежуточных посредников (непосредственно на людях) не работает. Таким образом, есть проблема под названием «картина мира и эгрегоры». Возникают вопросы: где дислоцирована эта картина и как сами эти картины закономерно меняются? Есть ли алгоритм в этой истории? Мы про это писали несколько раз.

Быстрое распространение мусульманства по планете основывалось на том, что эта более поздняя религия учла уроки существующих. И спроектировала свою политику. Но это особый разговор.

Более древние мифологические образования показывают, что удачная картина мира может импортироваться и экспортироваться. Скажем, греческая политеистическая картина мира транслировалась учителями-греками в Риме. Чтобы ее освоить, юноши учили наизусть Илиаду и Одиссею и могли цитировать с любого места. Сейчас то же самое происходит с Кораном. Но это как раз признак высокой культуры, поскольку возникает искусство интерпретации – герменевтика. Основа, например, всей китайской культуры – трактовки книг древних мудрецов.

В узких диапазонах могут применять эрзац-картины, выдаваемые за глобальные. Например, такой была картина немецкого нацизма, то же самое делают с Украиной и ИГИЛ. Тут ни культуры, ни подготовки не требуется, о оперативные цели достигаются. Главное, чтобы в это поверили, а на какой срок – на тот, который проектировщикам надо. Потом все обрушится.

Большие картины мира хороши тем, что держатся огромные исторические циклы – ментальные формации. Период их активности не вечен, но они не исчезают, а уходят в базис культуры и коллективной психологии. Например, вера в леших и наш страх темноты – первобытные. И никакими здравыми приемами воспитания они не снимаются.

В итоге нами управляет всегда несколько разноактивных картин мира. Русские верят и в леших, и в Бога, и в коммунизм, и в Успех одновременно. Все зависит от доминанты и пропорции.

Попытка вывести проектный метод во всеобщность, что произошло со всеми сферами жизни в ХХ веке, дает возможность сформулировать «проектную картину мира». По логике все нормально, вот только живет в этой картине не так много людей. Поскольку принять позицию «как помыслю, так и будет» до сих пор могут немногие. А в нее надо поверить, точно так же, как ученые верят в Природу, теологи в Бога, древние греки в кентавров и Харона.

Как видим, все описанные картины внеличностные – они никем конкретно не изобретены. Но при этом управляют гигантскими массами людей, их целеполаганием. Они объясняют мир в образах – это реально «картины». То есть у них всегда эстетический носитель. У греков – поэмы Гомера. А чему посвящено все средневековое искусство? Изображению теологической картины в целом и в деталях. Энциклопедия стала тем новым эпохальным произведением, который Дидро с друзьями подарил миру. Там такие рисунки! А в основу веры рационалистов легла поэма Мильтона «Потерянный рай» – восстание разума против Бога.

Кино показывает нам полеты в космос, и мы верим, что он такой – именно по этим образам. А Космос при этом может иметь какую угодно по сложности структуру – мы всегда будем видеть только то, во что верим.

Американцы производили комиксы, и продавали автомобили, как у героев комиксов. Кто в здравом уме купит шестиметровый «Кадиллак», съедающий 45 литров на 100 км.? А «Кадиллак» Обамы потребляет 64 литра.

О концепте

Поскольку я долго преподавал стратегический менеджмент, то ошлифовал его алгоритм для демонстрации студентам до схемы. В проектировании она везде одна и та же.

Дивергенция – расширение поля с целью исследования ситуации.

Постановка в ситуацию себя и целеполагание.

Трансформация. Проектирование как наложение цели на ситуацию. Как достичь своих целей в данной ситуации.

Проект, отвечающий на вопрос «как», есть способ достижения цели.

Вот тут появляется концепт – мыслительная конструкция. Ее можно построить или найти в культуре (кладовая опыта деятельности).

Найденное решение может проверяться наряду с альтернативными решениями – в итоге управленцем выбирается одно. Теперь это доктрина.

Конвергенция. Доктрина затем неукоснительно реализуется в реальности. Приспосабливается к целереализующей машине через программирование, планирование, контроль и т.д.

Отметим – цели всегда личные. У организаций целей нет, это машины.

А раз они личные, за ними всегда стоят ценности этой личности. Цели и есть ценности, выведенные в проектный режим.

Теперь спрашивается – откуда берутся ценности личности? От эгрегоров. Прививаются через воспитание. Поэтому слова политиков не имеют значения: надо смотреть, откуда они и кто их воспитывал – и тем самым их цели становятся предсказуемыми. К традиционной психологии и т.п. это не имеет никакого отношения. Ценности политиков есть производное от картины мира и ее эгрегориальной модификации.

И обратное: эгрегор выбирает людей для осуществления власти, хотя они этого не понимают. Но чувствуют. Эгрегор может бросить (лишить власти) лидера, который не туда пошел. Например, всевластный Троцкий – ближайший сподвижник Ленина, начальник всех вооруженных сил и флотов – лишился своей колоссальной власти вдруг. Не туда повел, не того захотел.

Напротив, эгрегор придает «правильно идущим» нечеловеческие качества по мощности, прозорливости, умению предчувствовать и т.п. Черный эгрегор защитил Гитлера от 50 покушений. Вольф Мессинг говорил о Сталине, что еще неизвестно, у кого из нас двоих способности больше. Впрочем, пора завязывать, компьютер сбои начал давать. Предупреждает.

А о воле лидеров можно говорить в принципе? Ленин колоссально рисковал, и нередко шел против всех, реализуя свою волю. Правил 5 лет. Буквально сгорел на работе, что видно по его мозгу.

Никита Сергеевич был снят за волюнтаризм. А куда девался своевольный Горбачев, который тоже правил 5 лет? Смыло чужой волной. Когда человек не знает, куда идти, он теряет власть.

Так что? Следующий после Путина лидер будет по типу Ленина? Похоже, что так. Под 50, исключительно волевой, готовый идти до конца и очень сильно воздействующий на людей вокруг. С глобальной идеей в голове и мастер политической интриги. Бессеребренник. Кстати, и Путин в основном подходит, кроме возраста. Ему бы еще идею будущего в руки.

Короткопериодные проявления волюнтаризма присущи лидерам архаик. Временщиков типа Хрущева и Горбачева с Ельциным никто добрым словом не вспомянет. Хотя и у них есть своя историческая роль «бамперов».

И напротив, роль одного человека может оказаться столь же громадной, как у создателей мировых религий или у Ленина – если они попадают на момент переключения картин мира. Согласитесь, происходившее в надсистеме зависело не от них, а влияние на историю – тем более. Они внесли в мир концепции (идеальный конструкт), а дальше эти концепции правили миром. Концепт идей лежит в основании картины мира.

Но что я при этом говорю? Эгрегориальное управление происходит через подсознание. Картины мира – ментальные картины – по воле людей не меняются. Попытка смыть российский менталитет и записать поверх него американские ценности была бредовой, но ее осуществляли наши враги в момент потери управляемости в цивилизации.

Тут перехват управления возможен, когда на ментальное основание налагается идеология. Идеология СССР как раз нуждалась в смене и модификации. А ее просто заменили поперек менталитета. Теперь эта чуждая менталитету (русскому эгрегору) идеология потребительства и личного успеха отбрасывается большинством. Когда я писал про это как возможное в начале перестройки, надо мной смеялись. А это всего лишь закон цикла.

Настало время для постановки новых целей на основе традиционных ценностей на новом этапе и выработки новых интегральных ценностей. Цели – это общество развития, это опора на развитие Человека. Это сохранение и приумножение всего, что у нас есть. Отстоять еще все это придется.

Я не хочу пока обсуждать конкретные пути и средства их достижения, поскольку это будет перескок в алгоритме. Но понятно, что сегодня нужен мыслительный конструкт, проект, отвечающий на вопрос «как». Так можно говорить только из проектной картины мира, с верой в нее.

Пора примерить на себя одежды и кандалы будущих ценностей.

Задавать цели на длительные периоды истории можно только в очень определенных точках истории – циклическая парадигма как натуральная дает детерминанты для проектов. И это – именно сейчас.

Пришло время задавать цели на будущее.

Конкурирующих концепций будущего пока очень мало. В основном это модификации старого. Или концепции возврата, ведущие назад. А наш путь только вперед, в будущее.

Не верьте тем, кто говорит, что нам нужна только модификация. Это не так, нам нужна смена проекта общественного устройства и новые ценности.

Вернуться некуда. Нужна доктрина безвозвратного шага вперед.

Между разумом и иррациональностью ценностного мира нам нужно вырастить среднее, «мозолистое тело», связывающее левополушарность и правополушарность общества. Россия как страна евразийская, способна удерживать и восточное МЫ, и западное Я, и социализм, и капитализм.

Теперь важно ответить, как?


Tags: Ветхий Завет, власть, глобализация, духовный, идеология, капитализм, культура, общество, социализм, управление, человек, эгрегор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments