ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Category:

Ложь была включена как важнейший элемент этики перестройки и реформы-2

Трудно назвать направление перестройки, где ложь была едва ли не главным орудием.

Вспомним, какой удар по сознанию нанес случай, ставший вехой антисоветской программы: в детской больнице в Элисте двадцать малышей были заражены СПИДом. Как был подан этот бьющий по чувствам случай? Вот вам советская медицина, не стерилизуют шприцы.

Полетели самолеты с гуманитарной помощью. Ельцин на весь свой гонорар покупает ящик одноразовых шприцев. Предприниматели вывозят титан, обещая на вырученные деньги построить завод этих самых шприцев.

Потом выясняется, что никто никого не заразил, а в эту больницу направляли из разных мест детей - носителей СПИДа. Но этого пресса уже не печатала, да это было и не важно. Все поверили в миф о дикости советского здравоохранения. Что же в этой сфере мы видим на Западе?

Вот 1992 г., судебный процесс над директором Национальной службы переливания крови Франции (это тебе не медсестра в Калмыкии). По дешевке скупая кровь у маргиналов и наркоманов и не подвергая ее установленному контролю, персонал этой службы заразил СПИДом несколько тысяч человек (я, будучи тогда в командировке, слышал о трех тысячах, но цифры все время уточнялись и росли).

Почему бы нашей прессе не увязать это трагическое дело (директор получил 4 года тюрьмы) с трагедией в Элисте?

Летом 1993 года - опять суд в Париже, над врачами из Института Пастера. Они изготовляли гормон роста для детей. Для этого покупали гипофизы трупов и, как полагается на рынке, искали подешевле. Поэтому покупали в экс-социалистической Венгрии. Надо же, даже маленький кусочек трупа идеологически согрешивших людей ценится в десять раз дешевле. Но качество, конечно, не то - и пятнадцать парижских детей были заражены неизлечимой и смертельной болезнью.

В 1996 г. - признание министра здравоохранения Японии. Здесь тоже по дешевке импортировали кровь и не подвергали ее необходимому анализу (хотя Япония завалена нужными для этого приборами). В результате из 5 тыс. больных гемофилией, которые проживают в Японии, 1800 были заражены СПИДом.

Аморальное умолчание об этом, подлый удар по общественному сознанию СССР - на совести не только "архитекторов", но и всей демократической интеллигенции, которая не высказала им за это ни слова упрека.

Ну, "концептуальную" ложь интеллигент с гибким умом, может, и оправдает. Но ведь было и множество прямых, даже примитивных подлогов.

Так, академик Аганбегян утверждал везде, где мог, будто в СССР невероятный избыток тракторов, что реальная потребность сельского хозяйства в 3-4 раза меньше их наличного количества. А на деле на 1000 га пашни у нас тракторов в самый лучший, 1988 год было в 10 раз меньше, чем в ФРГ и в 40 раз меньше, чем в Японии. Даже в 7 раз меньше, чем в Польше. Эта ложь была разоблачена - но разве престиж Аганбегяна в научных кругах хоть чуть-чуть снизился? Нисколько. А ведь мифов, подобных "мифу о тракторах", было запущено в общественное сознание множество (о стали, об удобрениях, о питании в СССР и т.д.(Примечание 7) ).

Вот важный миф с явным подлогом: "Необходимо приватизировать промышленность, ибо государство не может содержать убыточные предприятия, из-за которых у нас уже огромный дефицит бюджета".

Реальность же такова: за весь 1990 г. убытки нерентабельных промышленных предприятий СССР составили всего 2,5 млрд. руб! В I полугодии 1991 г. в промышленности, строительстве, транспорте и коммунальном хозяйстве СССР убытки составили 5,5 млрд. руб. А дефицит бюджета в 1991 г. составил около 1000 млрд. руб!

И все эти мифы возникли не сами собой, они были разработаны "лабораторным" способом, совершенно сознательно и цинично. Но разве упрекнула за это "архитекторов" обманутая интеллигенция? Ни словом, так что разоблачение одной лжи лишь подстегивает на сочинение новой.

Демократы, назвав себя "новыми русскими", не связывают себя никакими нормами приличий перед "просто русскими". Мы уже стали как бы низшей расой, с которой можно не церемониться. Так немцы в войну, заняв деревню, отправляли нужду и мылись голышом, не стесняясь русских женщин. Наши "демократы" до этого еще не дошли, но врут не краснея.

Мне пришлось участвовать в теледебатах с Гайдаром и его экспертами. Зашел разговор о страшном росте смертности в результате его реформ. Он рассердился и выпалил совсем уж явную чушь: "Никакого роста смертности в России нет!". Все оторопели.

Тогда Гайдар говорит: вот у нас научный эксперт, он объяснит. Эксперт Н.Н. Воронцов (он прославился тем, что, будучи министром у Павлова, очень неудачно настучал на своих коллег-министров в дни ГКЧП) привел "научный" аргумент, рассчитанный на идиотов. Суть якобы в том, что РФ перешла на западную методику учета рождаемости. Раньше мол, младенцев, родившихся с весом менее 500 г., не включали в статистику рождений, а теперь включают. А они, бедные, поголовно умирают, что и дает жуткий прирост смертности.

Это такая чушь, что даже возмущаться невозможно - просто вызывает брезгливость. Задумайтесь: согласно этому доводу, скачок смертности должен сопровождаться точно таким же скачком рождаемости. Ведь умерших недоношенных младенцев теперь включают в число родившихся. Мы же видим невиданный спад числа рождений.

Кроме того, изменение методики учета может дать скачок на графике только один раз - в год нововведения. Мы же видим непрерывный рост числа смертей в течение 6 лет. И, наконец, известно распределение смертей по возрастам - детская смертность не дала никакой прибавки. Младенцев уже почти нет. В России смерть выкашивает людей рабочего возраста: самоубийства, убийства, несчастные случаи, болезни. "Реформаторы" вынуждены лгать сознательно и цинично.

В краткой главе невозможно дать полный обзор деградации морали демократической интеллигенции по всей структуре этических ценностей. Приходится давать этот образ грубыми мазками. Наравне с ложью этическим принципом "архитекторов" стала практика (и даже поэтизация) предательства.

Сейчас уже оказывается, что Горбачев с самого начала вел двойную игру - внедрился в партийную номенклатуру и принял пост генсека и президента лишь для того, чтобы разрушить "империю зла".

Сам Горбачев на встрече с журналистами 12 декабря 1991 г., после "беловежского совещания", так оценивает свою роль: "Я сделал все... Главные идеи перестройки, пусть не без ошибок, я протащил... Дело моей жизни совершилось".

Целая плеяда государственных деятелей (А.Н. Яковлев, Э.А. Шеварднадзе и т.д.) карабкалась на верх системы с благородной целью ее разрушить. А заговорщиком оказался "старый дурак" маршал Язов, всю жизнь этой стране прослуживший! И мы еще попрекаем иезуитов, у которых, якобы, "цель оправдывает средства"...

А взять выступление А.Н. Яковлева в Конституционном суде 11 октября 1992 г. - почти ритуальное издевательство над нормами нравственности. Олигарха партии, шефа идеологической службы спрашивают, когда же он убедился в преступном характере той идеологии, которую всей мощью тоталитарного аппарата насаждал в стране.

А он, нисколько не смутившись, отвечает: давно, еще в сороковых годах! Все онемели, но в воздухе повис вопрос: чего же ты карабкался по партийной иерархии? Ведь в зав. отделом ЦК КПСС и в члены политбюро кнутом людей не загоняли. Кто же ты есть, чтобы читать нам сегодня лекции о морали (Примечание 8) ?

А вот Ельцин едет в США и докладывает Конгрессу: "Коммунистический идол сокрушен и никогда больше не поднимется!" ( Бурные аплодисменты, переходящие в овацию. Все встают ).

Но ведь этот шестидесятилетний человек всю жизнь не просто служил этому идолу - он был его важной контролирующей и карающей частью. Совсем недавно он у этого "идола" просил "политической реабилитации при жизни". Совсем недавно он ездил в Никарагуа и упрекал крестьян в недостатке революционного энтузиазма. Ведь не требовали американцы таких слов, достаточно было сказать: мы проиграли и после тяжелых переживаний просимся под вашу руку - примите нас!

Вот советник Ельцина П.Бунич спешит заверить:

"Моя позиция была известна всей сознательной жизнью, непрерывной борьбой с государственным монстром" (как говорится, сохраняем орфографию автора). Человек выучился на экономиста и нанялся к "государственному монстру" работать ради улучшения его экономики. Всю жизнь получал зарплату, премии и ласки - а оказывается, все это время неустанно стремился нанести своему хозяину вред, тайно боролся с ним! Так завистливый лакей плюет в кофейник хозяину.

Да могла ли наша экономика при этом не рухнуть? Но какова этика! Если ты ненавидишь эту плановую экономику, это государство - займись чем нибудь другим, ведь профессий очень много.

Ради какой великой идеи П. Бунич прожил двойную, изломанную жизнь? И что здорового он может предложить нам сегодня? Профессиональный вредитель, успешно избежав суда, должен удалиться на свою дачу и выращивать розы.

В замешательство приводит то сочетание предательства с бесчувственностью, которую почему-то стараются демонстрировать и политики, и либеральная интеллигенция. Это какой-то мерзкий праздник непонятного духа.

В те дни, когда "войска Госсовета Грузии" разгромили и разграбили Сухуми, а их "главнокомандующий" во всеуслышание пригрозил уничтожить все 90 тыс абхазов - весь народ до одного человека, в программе ТВ "Под знаком Зодиака" показывали очередной глумливый праздник - вечеринку представителей демократической элиты, родившихся под знаком Девы.

И сидит там абхазский писатель Фазиль Искандер, поднимает бокал, весело шутит над поверженным коммунистическим идолом - празднует. Но ведь он всю свою карьеру сделал на воспевании милой Абхазии, ее сел, городов и людей. Уместно ли пировать в дни национальной катастрофы и траура? Зачем эта оплеуха - всем людям с минимальным чувством такта и сострадания?

Какой бы конфликт, обнажающий культурную сущность людей, мы ни взяли, везде видим одно и то же.

С самого начала "архитекторы" нашли союзника в лице радикальных националистов. Устроили с Гамсахурдия крупную провокацию в Тбилиси, нанесли удар по армии и по всей "империи зла", стал Гамсахурдия первым демократическим президентом (так бы и был им, если бы не пришлось трудоустраивать другого демократа, Э.А. Шеварднадзе). Тут все по плану.

Но с какой этикой правители Грузии объявляют о ее выходе из СССР? Ясно, что это - историческое решение. Казалось бы, скажи в этот момент спасибо России и русскому штыку, который спас и сберег маленький грузинский народ, под защитой которого он оформился в современное государство. Этого требовала элементарная порядочность.

Нет, грузинские интеллигенты-демократы наговорили напоследок лишь кучу гадостей, а русские интеллигенты-демократы в этом ничего предосудительного не заметили.

И с двойственным чувством смотрел я, как толпились на причале в Сухуми грузинские интеллигенты, стремясь попасть на катер, который увез бы их в Сочи, под охрану русских саперных лопаток, подальше от благородных рыцарей "мхедриони".

Вот молодой философ, которого Бурбулис призвал разработать "программу социокультурной поддержки реформы" (как брякнула с присущей ей независимостью "Независимая газета", Бурбулис создал идеологическое ведомство).

И на ученом собрании в Академии наук этот интеллигент объясняет: известно, что главные идеи реформы противоречат архетипам национального сознания, и она в России не пройдет; поэтому бесполезно стараться "сломать Россию через колено", а надо делать по-умному, "окультурить" программу. И это он вместе с "лучшими умами" берется сделать. То есть, у него и в мыслях нет отвергнуть схему "модернизации", противоречащей генотипу России.

Он, как профессионал, берется Россию перехитрить. Мол, с Иваном-дураком силой бесполезно, надо зайти сбоку, посулить ему рубаху да сладкого горошку (Примечание 9) .

И ведь это говорится совершенно спокойно, без всякой маскировки и в разных вариантах. Признается, что с помощью исследования населения надо найти средства обмануть или подавить протестующие против обеднения социальные слои.

Этому ли "идолу нравственности" присягала интеллигенция в начале перестройки, клеймя услужливых философов времен Брежнева? Такого цинизма мы раньше и не видели. Ведь одно дело - прислуживать режиму ради поддержания социального порядка в уверенности (вполне обоснованной), что подавляющее большинство народа этот порядок не отвергает, и другое дело - наниматься к тем, кто стремится сломать этот порядок, и ты знаешь , что большинство населения этого не желает.

Показательно демонстративное отбрасывание привычных этических норм, элементарного уважения к людям с иными взглядами и пристрастиями - к людям, с которыми еще вчера были коллегами, соседями, попутчиками в метро.

Вот, 9 февраля 1992 г. состоялась вполне корректная демонстрация и митинг под лозунгами, направленными против либерализации цен и обнищания населения. На улицу вышел "средний класс" - в основном, инженеры и квалифицированные рабочие. И вот о ста тысячах собравшихся на митинг, которые отражали душевное состояние большинства населения страны, было сказано: красно-коричневые (Примечание 10).

Потом вся демократическая общественность была страшно рада, когда, наконец, ОМОН принялся избивать около Останкино людей, которые требовали предоставить оппозиции эфирное время на телевидении. По отношению к ним государственное ТВ ввело термин даже более жесткий, чем "красно-коричневые" - коммуно-фашизм(Примечание 11) .

И сегодня, когда деятели культуры и сотрудники Академии наук сами выходят на улицу, униженно умоляя выплатить жалкую зарплату, им не совестно за те избиения и поношения.

Важный урок преподнес август 1991 г. Сам способ ликования после победы над "путчем" показал глубокую моральную деградацию элиты либерального движения.

Не страх, а тоску при виде растления человека вызывали призывы интеллектуалов с ТВ сообщать по телефону о людях, которые сочувствовали путчу.

Вообще, поведение многих видных деятелей культуры поразило тогда дурным вкусом, злобой и неспособностью взглянуть на себя со стороны. Песенки и мульфильмы, обыгрывающие смерть Пуго вызывали брезгливость и были очередным ударом по обыденной морали.

Таков же был эффект сожжения Марком Захаровым его партбилета перед телекамерой. И потом, множество людей были просто поражены тем, что активный, биологический антикоммунист Марк Захаров, оказывается, все шесть перестроечных лет оставался в рядах КПСС! Чего же он ждал?

Тягостно было смотреть на Никиту Михалкова, который сегодня на экране телевизора клеймит всех тех, кто сочувствовал путчу, а завтра с такой же искренностью объясняет, что его отец, официально поддержавший переворот, имел на это право, потому что, дескать, преклонный возраст.., всю жизнь прожил при социализме.., да и защитники баррикад читали его "Дядю Степу", и тем самым он как бы тоже находился на баррикадах у "Белого дома".

И при этом Н. Михалков как бы не видит, что становится разрушителем культуры, что своим авторитетом он освящает двойные стандарты - то, что категорически отрицается православной моралью. И что поразительно, все эти люди ни на йоту не потеряли в общественном мнении интеллигенции.

Тоталитаризм мышления духовных лидеров интеллигенции достиг полноты и совершенства. О том, чтобы прислушаться к мнению "люмпенизированных масс", постараться понять, почему они с воплями требуют кусочек времени на телевидении - речи нет. Для разговора с ними - полицмейстер из Академии наук Мурашев с дубинками.

Но ведь и почтенному человеку даже заикнуться "неправильно" было нельзя. Вот Л.Н. Гумилев в чем-то согласился с Невзоровым. Обратите внимание на сам тон, каким ему выговаривают "Московские новости":

"В минувший четверг произошло нечто действительно ужасное. Крупнейший ученый добровольно и радостно влился в "600 секунд" с их вечными поруганными детками, изнасилованными старушками, с их страстью спасать Отечество..." и т.д. - и добавляют - "Жаль папу-маму, Гумилева с Ахматовой... Жаль самого Л.Н., он "вляпался" в Невзорова и теперь непонятно, как отчиститься".

Журналист А.Тимофеевский уверен, что он все знает заведомо лучше, чем любой "крупнейший ученый", и что он получил от Демократии право оплевать любого ученого (а также пожалеть его "папу-маму").

Ведь во всей демократической прессе никто из новых идеологов ни разу (!) не предложил: давайте задумаемся, почему такой умный, много видевший человек, как Л.Н. Гумилев, облеченный высокой родовой ответственностью, встал в окопы с Невзоровым, а не с нами? Почему с такой страстью восстал Юрий Власов? Значит, что-то основное неверно или в сути нашего проекта, или в его представлении народу. Но нет, никаких сомнений не допускается.

Удивляет именно не цинизм новой номенклатуры, а позиция рядового интеллигента, у которого буквально как по щелчку выключателя вспыхивает или угасает морализм при смене политической ситуации.

Борьба против привилегий руководства, как мы все помним, была идеей-фикс наших радикалов (Ельцин ездил на "Москвиче", и это придало ему ореол народного трибуна). Не будем здесь обсуждать эту предельно примитивную идею, примем ее как признак высокой нравственности.

При опросе в 1988-89 гг. читатели "Литературной газеты" (в основном, интеллигенция) резко выделились из усредненной выборки населения. На вопрос "Что убедит людей в том, что намечаются реальные положительные сдвиги?" 64,4 проц. читателей ЛГ ответили: "Лишение начальства его привилегий" (так ответили только 25,5 проц. участников всесоюзного опроса).

Что же мы видим сегодня? Совершенно дикое, как будто на пиру во время чумы, создание всяческих льгот новой номенклатуре. И это - не в период изобилия, а в момент народного бедствия.

С этой публикой все ясно. Но как может наш моралист-интеллигент продолжать искренне поддерживать этих "демократов"?

В тот момент, когда втихомолку протаскивали закон о приватизации, ТВ с большой страстью освещало слушания Комиссии по привилегиям ВС СССР о распродаже со скидкой списанного имущества с госдач, арендуемых высшим комсоставом армии.

Документы, опубликованные в "Известиях", гласят, что речь шла о 18 дачах, в которых в 1981 г. было установлено имущества на 133 тыс. руб. (по 7 тыс. руб. на дачу). Через десять лет эта старая мебель продавалась с уценкой 70-80 проц. Надо было видеть, с какой страстью клеймили депутаты, а потом журналисты, престарелого маршала, который изловчился купить списанный холодильник "ЗИЛ" за 28 рублей (новый стоил 300 руб. - сообщаю тем, кто об этом уже забыл)!

Что увидели мерзкого в этом деле интеллигенты, которые направляют свой пыл на разоблачение, по словам А.Н. Яковлева, "порожденной нашей системой антиценности - примитивнейшей идеи уравнительства"?

Казалось бы, их должен был возмутить тот факт, что советское общество не нашло способа устроить старость двух десятков маршалов так, чтобы им и в голову не пришло выгадывать на покупке старого холодильника. Может быть, тут-то и следовало заглянуть в вожделенную "мировую цивилизацию", посмотреть, как живут там маршалы, и пристыдить ретивых депутатов? Нет, наш интеллигент ради красного словца - идеологии - никогда не жалел отца.

В какой момент нашего общественного бытия устроено это шоу? Может быть, нас всех охватила пуританская мораль и мы, как ранние христиане, погрузились в уравнительный аскетизм? Нет, такой коррупции, как сегодня, Россия не видывала с кануна февральской революции.

И сразу после телерепортажа об алчных маршалах на телеэкране появляется молоденький миллионер, который излагает всей стране свои заповеди. Студент-недоучка, сколотивший за год махинациями свои миллионы, представлен тем же ТВ как образ, достойный подражания, как духовный лидер, чьим советам мы должны внимать.

Спрашивается, зачем надо было подверстывать этот образ к образу маршала, который прошел жизнь, полную большого труда, а на склоне лет соблазнился малой выгодой? Здесь не просто интеллектуальная безнравственность. Здесь - культурный садизм. Люди смотрят на экран, а в подсознании происходит разрушительное столкновение двух образов.

Но перенесем это столкновение в сознание, и можно будет сделать полезные выводы. Мы не знаем, кто из маршалов купил холодильник за 28 руб., и можно принять его за некий обобщенный тип. Точно так же, можем взять любого из наших молодых миллионеров (уж миллиардеров) - они стали социальным типом.

Очевидно, что маршал - человек с расплывчатыми представлениями о щепетильности в отношении холодильника. Разрешили купить по дешевке - взял и купил. И подумал при этом, что "люди не узнают, а узнают - не осудят". Подумал, наверное, что где-то в своей жизни и недополучил у родного государства. Так же думали и почти все мы, прихватывая где кто может у государства понемногу. Так думала, наверное, и мать моего товарища по парте, которая в войну работала по 16 часов на хлебозаводе - и выносила в валенке кусок теста.

Это отношение к государственной собственности и нехорошо, и нецивилизованно, и надо бы его заклеймить, да рука не поднимается. Потому что видно в этом и общинное доверие к людям, и вера в то, что государство - свое . И все это безвозвратно уходит в прошлое.

И вместо старого маршала придут наши шварцкопфы, генералы наемной армии, которые, как и полагается, после выхода в отставку будут становиться членами совета директоров в корпорациях у миллионеров. В этом суть столкновения, и никуда нашим либеральным интеллигентам не деться от того факта, что они в этом столкновении выбрали свою позицию. Они ненавидят маршала, купившего старый холодильник, как явление отсталое и народное, и прославляют сопляка с неправедными миллионами, как явление "цивилизованное" и антинародное.

То же мы видим и в отношении коррупции. Она представлялась злом, которое уже само по себе оправдывало крушение советской системы. Но ведь давно известно, что коррупция в традиционном обществе носит совершенно иной характер, чем в обществе либеральном.

Интеллигенция должна была бы честно предупредить: нас ожидает страшная вспышка коррупции, но это будет неизбежная цена за свободу. Нет, она пошла на заведомый обман. Ведь если "при социализме" взятка высшего чиновника в 2 тыс. долларов становилась легендой, сегодня чиновник среднего ранга, связанный с выдачей лицензий на экспорт нефти, один набрал взяток на 300 млн. долларов!

Да что чиновник. Вот Р.М. Горбачева в 1991 г. лично договаривается с американским издателем Мэрдоком о публикации ее книги "размышлений" (написанной, как сообщают газеты, журналистом Г. Пряхиным) с гонораром 3 млн. долларов.

Но ведь ясно, что это - плохо замаскированная взятка, что издание книги, которая разойдется тиражом в сотню экземпляров, не покроет и ничтожной доли гонорара. Ну виданное ли было раньше дело, чтобы жены активных политиков СССР принимали такие подношения? Где же наши моралисты?

Но все это - ничто по сравнению с той прямо людоедской моралью, которая положена в основу экономической политики, поддержанной интеллигенцией. Что экономическая реформа сведется у нас к разрухе, голоду и горю мирного населения, стало ясно уже в 1988-89 годах из самой фразеологии "архитекторов", когда слово "рынок" стало окрашиваться религиозным экстазом.

Вот Бунич, используя смутно сохранившиеся у него в памяти рифмы, вещает: "В мире есть царь, этот царь всюду правит, Рынок - названье ему!". Подсознательная ассоциация экономиста красноречива. Ведь на самом деле это звучит так:

В мире есть царь, этот царь беспощаден,
Голод - названье ему!


Выступая по поводу реформы, интеллектуалы демонстративно ни словом не касаются ее "человеческого измерения".

Рассуждая о кривых Филлипса, связывающих уровень инфляции и безработицы, Гайдар похож на генерала, который в генштабе США докладывает план бомбардировок Ирака в терминах, исключающих категории смерти и страданий.

Сама фразеология говорит о том, что реформа основана на этике войны - против собственного населения. Даже такой либерал, как академик Г. Арбатов, посчитал нужным отмежеваться: "Меня поражает безжалостность этой группы экономистов из правительства, даже жестокость, которой они бравируют, а иногда и кокетничают, выдавая ее за решительность, а может быть, пытаясь понравиться МВФ".

Впрочем, другой член этой интеллектуальной бригады проф. Е. Майминас тут же объясняет, что эти упреки вызваны вовсе не состраданием к своему народу и не угрызениями совести, а исключительно прагматическими соображениями - как бы не раздразнить зверя.

Он пишет: "Почему эти серьезные люди - отнюдь не экстремисты - бросают в лицо правительству тяжелейшие обвинения в жестокости, экспроприации трудящихся или сознательном развале экономики...?

Первая причина - в небезосновательных опасениях, что предстоящая либерализация практически всех цен, особенно на топливо и хлеб, даст новый импульс общему резкому их росту, дальнейшему падению жизненного уровня и вызовет мощный социальный взрыв, который может открыть путь тоталитаризму
".

Дескать, вот если бы стояли у нас оккупационные войска, которые защитили бы "демократов" от красно-коричневых, тогда можно было бы бесстрашно обрекать людей на голодную смерть.

Не будем здесь обсуждать реформу в целом, возьмем лишь один ее эпизод и лишь именно в нравственном аспекте: что она означает для 30 миллионов пенсионеров. Примем даже, как говорят математики, заведомо ложное предположение - что в отдаленном будущем в России будет построен процветающий капитализм и наши внуки попадут в потребительский рай, как в какой-нибудь ФРГ.

Это означает, что части населения до некоторого определенного возраста (скажем, лет до 30-40) режим пообещал заманчивое вознаграждение в светлом будущем за то, что сегодня им придется "перетерпеть".

Насколько можно верить этим обещаниям - нас сейчас не касается, предположим, что верить можно, и те молодые инженеры, которые сегодня торгуют у метро пивом, получат в светлом будущем адекватные их притязаниям блага. Они согласились отдать некоторую часть своей жизни в кредит реформаторам.

В совершенно ином положении находятся люди старших (пожилые и старики) и люди младших поколений (дети).

C детьми дело ясное. Множеству из них просто не довелось родиться - они пожертвовали ради будущего рыночного счастья 30-летних своими жизнями.

Значительная часть детей и подростков пожертвовала своим нормальным развитием. Детство - хрупкий и короткий период, и дать из него "в кредит" несколько лет невозможно. Совмещение нужды, краха культурных устоев и разрушения всех систем обеспечения детства (пионерлагеря, спортивные секции, кружки и т.д.) уже заложило ущербность нескольких поколений, подготовило контингент для тюрем и больниц.

Но, быть может, восторженная интеллигенция этого не видит и умиляется зрелищу мальчиков со светлыми еще лицами, продающих в метро порнографические открытки или протирающих стекла автомобилей. По отношению же к старикам никакие интеллектуальные уловки невозможны. Здесь надо держать ответ на предельно простые вопросы. Вот очевидные вещи.

Нынешние пенсионеры в свое время вступили с обществом в "трудовой договор". Они работали весь свой срок за весьма скромную зарплату, а общество в лице государства обязалось обеспечить им до самой смерти старость с вполне определенным уровнем потребления (мы этот набор благ еще помним).

Этот уровень поддерживался и постоянно повышался в течение четырех послевоенных десятилетий и уже воспринимался как естественное право человека.

Около 30 млн. человек свою часть договора выполнили. Теперь наступило время выполнять свою часть договора обществу. Никакой отсрочки старики дать не могут, никакого рыночного рая вкушать не будут.

Как же ведет себя демократический режим, "носителем идей" которого является интеллигенция? Он грабит эти 30 миллионов стариков, отказываясь отдавать им заработанное. Он хладнокровно крадет их накопленные для похорон сбережения. Он снижает уровень потребления ниже физиологического уровня выживания. Если при советской власти на месячную пенсию можно было купить 400 кг молока или 670 кг черного хлеба, то начиная с 1992 г. и по сей день - 50-60 кг молока или 80 кг хлеба.

Каждый гуманист и демократ обязан был прочесть опубликованный в "Российской газете" 24 марта 1992 г. расчет физиологического минимума пенсионера. На день пенсионеру в России полагается 255 г. хлеба и 25 г. постного масла, пол-яйца и т.д.

На все непродовольственные товары пенсионеру остается 15 коп. в день в советских ценах, а на все услуги , включая жилье, транспорт, связь - 10 коп. Ни о сигарете, ни о кружке пива, ни о поездке в другой город (хотя бы на похороны брата) и речи быть не может.

На деле, при реальных ценах и реальных жизненных потребностях (многие не смогут бросить курить и пожертвуют своими 40 граммами рыбы ради затяжки) пенсионеров обрекли на голод и угасание, на попрошайничество и зависимость от не всегда благодарных детей.

Само представление нового режима о том, что входит в перечень витальных потребностей пенсионера, говорит о патологической ненависти к старшим поколениям. "Либералы" как будто не знают, что купить внуку шоколадку или дать непутевому сыну взаймы "до получки" для старого человека является именно физиологической и витальной потребностью.

Лишая стариков возможности совершить эти исполненные глубокого смысла траты, "либералы" разрубают связь поколений, что равноценно "частичному убийству" миллионов старых людей и есть важный вклад в одичание молодых.

И никакой благотворительностью да разговорами о защите "социально слабых" интеллигенция уже свою совесть не очистит. Старики - никакие не "социально слабые" и подачки им - никакая не благотворительность. Это поколения, цинично ограбленные тоталитарным режимом, который пришел к власти и удерживается во многом благодаря усилиям интеллигенции.

30 млн. стариков - "чистая", неприкрытая жертва на алтарь новой утопической идеологии наших интеллигентов, и возможность отмолить этот грех быстро сокращается с каждой очередной смертью одного из ограбленных.




Примечания

7. Взять хотя бы тему закупок зерна, на которой всплыл Черниченко. Но ведь обязан был честный человек вспомнить: если в 1966-70 гг. Россия импортировала в год в среднем 1,35 млн т зерна, то в 1992 г. - 24,3 млн т. В этот год Россия впервые вошла в режим потребления импортного зерна "с колес". Неоднократно разбронировался и неприкосновенный зерновой запас, величина которого уже на порядок ниже, чем в 50-е годы. Россия при Ельцине потеряла продовольственную независимость, даже введя почти половину населения в режим полуголода.
Возврат в основной текст


8. Представляя себя идейными борцами, люди типа А. Яковлева или Гайдара, скорее всего, цинично лгут. Их принцип - полная аморальность, эксплуатация любых чувств и движений души окружающих. Вот, перед выборами, зная от социологов о настроениях массы, Гайдар назойливо позировал на могиле дедушки - чекиста и пулеметчика. Все у него идет в дело, как у немцев пепел и волосы.

Возврат в основной текст


9. Сегодня, через пять лет, этот философ, сын приличных родителей, оправдывает себя и своих хозяев: "Фобия движет нами, а не научный анализ... Именно поэтому наша интеллигенция в период перестройки вела себя не столько как национальная, сколько как антинациональная сила. Совершенно очевидно, что спровоцированный нами (!) распад СССР и расстрел Белого дома 4 октября... происходили по этой же логике". Как понимать этот стриптиз? Как просьбу отправить в психушку, а не в тюрьму - у меня, мол, фобия была, навязчивый страх перед коммунистами. Так вор оправдывается тем, что у него случился приступ клептомании.

Возврат в основной текст


10. Этот термин, предложенный на заседании клуба элитарной интеллигенции "Московская трибуна", был подхвачен прессой и использован в качестве ярлыка по отношению фактически ко всем оппозиционным силам.

Возврат в основной текст


11. И это при том, что видный публицист В.Выжутович всего полтора года назад, когда его партия еще не получила тотальную власть, писал: "Одного нельзя в наших чрезвычайных, почти неуправляемых обстоятельствах - создавать образ врага в лице политических оппонентов. Всякая такая попытка может закончиться трагически не только для обеих сторон, но и для всех нас, живущих уже на последнем пределе".

Возврат в основной текст


С.Г. Кара-Мурза
***
Tags: Горбачёв, Ельцин, Запад, Кара-Мурза, МВФ, Россия, СССР, США, демократы, дети, доллар, культура, либералы, ложь, народ, нравственность, перестройка, рубль, рынок, совесть, советский, социология, человек, честь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments