ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Ложь была включена как важнейший элемент этики перестройки и реформы-3

Можно говорить о нравственной болезни, которая поразила нашу интеллигенцию. Необъяснимая и позорная, она стыдливо скрывается.

За десять лет она не только не преодолена, но и углубляется, а с нею все тяжелее беда народа. Эта болезнь - утрата чувства сострадания к простому человеку.

Уже не уйти от очевидного: интеллигенция поддержала такие изменения в стране, которые причиняют несовместимые с жизнью страдания огромному числу сограждан. Видя воочию эти страдания, интеллигенция, тем не менее, защищает причиняющий эти страдания режим.

Даже умеренные философы, ученые, деятели культуры, имеющие доступ к ТВ, не выдавили из себя ни одного слова сочувствия, простого участия к человеку - жертве этого эксперимента.

Такое живое, сердечное, не отягощенное политикой слово мы слышим, очень редко, как раз от тех, кто почти отлучен от ТВ и радио - от Виктора Розова, от певицы Татьяны Петровой, от режиссера Николая Губенко и актрисы Жанны Болотовой. Но ведь они этим почти бросают вызов всему своему сословию! Сословие-то осталось с ненавистниками вроде Хазанова и Жванецкого.


Страдания от реформ Горбачева-Ельцина многообразны. Пусть интеллигент-демократ, возненавидевший "империю", не признает и не уважает страдания, причиненные уничтожением СССР, сдачей национальных богатств иностранцам и ворам, ликвидацией науки и т.п.

Но он никак не может отрицать простое и видимое следствие - резкое обеднение большей части граждан. Это - прямой результат душевных усилий демократа, его "молитв" (пусть сам он "не поджигал"). Созданный для этого интеллигента маленький "мозг" в виде ВЦИОМ предупредил, ссылаясь на многие исследования в разных частях мира:

"Среднее падение личного дохода на 10% влечет среди затронутого населения рост общей смертности на 1% и рост числа самоубийств на 3,7%. Ощущение падения уровня благосостояния является одним из наиболее мощных социальных стрессов, который по силе и длительности воздействия превосходит стрессы, возникающие во время стихийных бедствий".

Сегодня смертность в России уносит в год на миллион жизней больше, чем до 1990 г. Сколько человек прямо убито обеднением? По данным того же ВЦИОМ, в марте 1996 г. 81 проц. семей имели душевой доход ниже прожиточного минимума (580 тыс. руб) и 62 проц. ниже физиологического минимума (300 тыс. руб) - погрузились в бедность. Это значит, что у них личный доход, считая по формуле сложных процентов, 7-8 циклов снижался на 10 процентов каждый раз. То есть, смертность на треть выросла как прямое следствие обеднения. 300 тысяч прямых убийств в год!

И речь при этом идет не о временном кризисе вроде войны. ВЦИОМ хладнокровно фиксирует: "В обществе определились устойчивые группы бедных семей, у которых шансов вырваться из бедности практически нет. Это состояние можно обозначить как застойная бедность, углубление бедности".

То есть, снято оправдание, которым вначале тешили себя демократы: пусть люди шевелятся, у них есть возможность заработать. По данным ВЦИОМ, только 10 проц. бедняков могут, теоретически, повысить свой доход, "крутясь побыстрее". Причины имеют социальный, а не личностный характер.

И вот, зная масштабы этих страданий, средний интеллигент-демократ, кладя их на чашу весов, выше ценит свой душевный комфорт - избавление от надуманного страха перед Зюгановым и свободу выезда за границу. Ему не жаль страдающих. Он, в целом, рад тому, что происходит. Это кажется невероятным, но это именно так.

Недавно встретил я коллег-гуманитариев, с которыми у меня в 1989 г. был памятный разговор. Я тогда говорил, к каким тяжелым последствиям неминуемо ведет курс Горбачева, и меня прямо спросили: "Скажи, Сергей, ты что же, противник перестройки?". Тогда это еще звучало угрожающе. Я подумал и ответил: "Да, противник. Перестройка приведет к огромным страданиям людей".

И вот теперь я спросил одну женщину, доктора наук, с которой меня связывали очень добрые отношения, не изменила ли она своих оценок после всего, что видела начиная с того разговора в 1989 году. И она ответила: нет, она и сейчас рада тому, что происходит. И она голосовала за Ельцина, хотя считает его... (в общем, жестко его оценила). Голосовала потому, что она может сказать про него то, что думает.

И нам обоим показалось, что мы затронули что-то страшное и постыдное. Прекрасно понимала доктор философских наук, что эти ее "разрешенные" обличения - это ее сугубо личное духовное удобство, никакого социального значения они не имеют, никакого вреда режиму не наносят (как только маячит вред, на слова отвечают дубинки и танковые орудия).

Какую, значит, огромную ценность для нее составляло право обличать власть, и какой аномальный страх вызывало официальное неодобрение этого занятия в советское время. Именно неодобрение, не более того, ибо обличение советской власти было поголовным кухонным занятием интеллигенции, и ни один волос за это не упал.

И эта ценность в ее глазах перевешивает реальные смертельные страдания десятков миллионов людей. И вот глубина духовного раскола: другой, очень уважаемый мною ученый, создавший целую научную школу, сказал мне, что он сожалеет сегодня, что не погиб вместе со своими сверстниками на фронте. Ему нестерпимо видеть, как гибнет созданная им лаборатория и вся наша наука. Один ученый рад, другой - готов отказаться от двух третей своей жизни.Видны ли хоть следы угрызений совести, раскаяний, хотя бы неловкости у лидеров либеральной интеллигенции? Никаких!

Напротив, они доходят в ней до глумления над своими жертвами.

Вот автор закона о приватизации, гуманитарий и ныне министр экономики Е.Г. Ясин шутит: "Я как-то говорил с одним исключительно умным человеком, очень известным западным ученым - Биллом Нордхаузом, так он предложил:

"Вы на время, когда у вас весь этот кошмар будет, "повесьте" над страной спутники и пускайте в эфир "Плей-бой ченел". Может, это отвлечет? Ну а если всерьез, то надо сломать нечто социалистическое в поведении людей".

Сломать - с кровью и страданиями, и еще поиздеваться, показывая замерзающим и голодным старикам голых баб с американского порно-телевидения. Это - не глумление?

С Нордхаузом все ясно - с какой стати он должен любить или хотя бы жалеть наших стариков. Но ведь Ясин - представитель интеллигенции, которая пока еще декларирует свою принадлежность к России. Принимает она на себя ответственность за эту его шутку? Ведь в ней отразилась вся нравственность экономической реформы.

Ради какой же великой (или хотя бы средней по размеру) идеи поддержала интеллигенция социальный проект, включающий в себя ограбление нескольких поколений, которым и так в жизни досталось пережить самые тяжелые в истории страны годы? Ради чего интеллигенция приняла на свое чело каинову печать? Когда мы слышим попытки объяснения, охватывает чувство гадливости - ведь это же худший, вульгаризированный уже до предела вариант "светлого будущего" - рыночного! Вывернутый наизнанку и опошленный большевизм.

Но если вспомнить большевизм в целом, даже с его русофобской компонентой, тогда и речи не было о том, что "светлое будущее" несовместимо с жизнью старших поколений - старики садились за парты.

А сегодня Василь Быков ставит такое условие:

"В ближайшие 10-20 лет, я думаю, ничего хорошего нам не светит. Перемены к лучшему могут произойти лишь за пределами физического существования нынешних поколений. Когда окончательно уйдут из жизни те, кто безнадежно отравлен ядом большевистской идеологии...

Когда не только не останется ничего, напоминавшего о последних резолюциях очередного съезда, но и ни одного деда или бабки, хранящих память о дефицитах, репрессиях, коллективизации...

По-видимому, Моисей был человек умный, недаром же он водил свой народ по пустыне сорок лет, а не четыре года
".

Насчет Моисея мы еще поговорим, а вот насчет русских дедов и бабок - разве нет у демократического Запада какого-нибудь дуста с приятным запахом, который бы сократил столь нежелательное Быкову "физическое существование нынешних поколений"? Впрочем, и нынешние дети на всю жизнь запомнят дефицит тех лет, когда у власти были Василь Быков и его друзья. Более половины женщин России потребляют белка меньше физиологического минимума - вот он, дефицит.

Вот, перед выборами 1993 г. выступил по ТВ Ю. Левада, директор ВЦИОМ. Это напоминало отчет разведчика штабу, ведущему войну против собственного народа. Хотелось ущипнуть себя за руку - ведь это интеллигент, социолог, как бы врач, ставящий диагноз обществу.

Разве позволено ему участвовать в войне? Он успокаивает ведущего: непримиримых противников режима всего 20 процентов населения (всего-то 30 миллионов!), но вы не беспокойтесь - это люди в основном пожилые, без высшего образования, им трудно организоваться. Дескать, подавить их сторонникам режима, людям молодым, энергичным и уже захватившим большие деньги, труда не составит.

Какой разрыв элитарной интеллигенции с извечной моралью! Он трагичен и для народа, и для самой элиты - она саморазрушается на глазах. Левада не сказал: противниками режима стали старшие поколения, перед которыми нация в неоплатном долгу; если режим не вступит с ними в диалог, не сможет убедить в своей правоте - не будет нам в будущем покоя, это общество будет проклято.

А ведь бережное отношение к старикам стало условием возникновения и эволюции человеческого рода, и погибало племя, отступающее от этого закона. И профессор-социолог, подталкивая режим на гибельный путь, просто не понимает, что вещает голосом зверя.

Вспомним еще раз шутку Ясина. О глумливости нашей "демократии" надо сказать особо. Вообще, трагическая сторона любой революции в том, что она поднимает с морального дна ущербных людей и дает им власть. И они ее используют, чтобы в период безвременья поглумиться над людьми, отыграться на них за все свои комплексы и обиды. Глумливый хам у власти - вот что ранит чуть ли не каждого мирного жителя (Примечание 12) .

Вот 1 Мая 1992 г., который закончился избиением демонстрантов. Не будем говорить о крови, важен весь сценарий. Известно, что 1 Мая - совершенно особый праздник трудящихся, их ежегодный крик о солидарности, ежегодное предупреждение. Праздник стал всемирным и почти древним потому, что в основе его была пролитая кровь - сила мистическая, не сводимая ни к идеологии, ни к экономическим интересам. Все это прекрасно изучено, и ни один режим на Западе не посягает на этот праздник. В этот день улицы и площади отдаются красному флагу. А демонстрации в этот день имеют характер процессий.

Издевательства начались уже в процессе оформления заявки на шествие, которая по закону имела уведомительный характер. Но... Лужков запретил, Моссовет разрешил и т.д. А резолюция коменданта Кремля ("демонстрация нецелесообразна") была прямой издевкой, ее ТВ сообщило с ернической ухмылкой.

И вот наступил день шествия. Поразило само расположение и вид кордонов вокруг отведенного Лужковым для демонстрации места - между Октябрьской пл. и Крымским валом. С трех сторон маленького пространства - сверкающие на солнце щиты и каски, баррикады из грузовиков, множество машин для перевозки арестованных, свирепые немецкие овчарки.

И в непосредственной близости от этой нагло-враждебной силы людям было "разрешено" провести исполненное большого для них смысла шествие. Да это рассчитанный, садистский удар по подсознанию людей!

Мой знакомый (кстати, видный предприниматель), рассказал мне, как, нарядно одетый, он вышел из метро Октябрьская и испытал потрясение, увидев эти легионы с овчарками. Он обошел этот строй и не выдержал - заплакал. "Ничего не мог поделать, - рассказывал он. - Текут слезы, и все. И уехал".

В своем глумлении над всем советским идеологи как бы нарочно переходят всякую меру.

Вот телепередача о соцреализме ("Большой скандал"). Гнусавыми голосами поют ведущие "Умом Россию не понять" и другие "песни" на стихи Тютчева. Как смешно!

Художник А.Ф.Герасимов показан в своей мастерской в карикатурном виде, в ускоренной съемке - отменена уже в России правовая защита достоинства человека (пусть и умершего). Разве не подлость - предоставлять киноархив для издевательства над человеком, который простодушно разрешил себя снять в мастерской?

Гротескно даны портреты советских военных и ученых времен войны. Вот Буденный. Какие усы - ха-ха-ха! Как приятно этим юнцам смеяться над человеком, который уже в японскую войну был награжден солдатским Георгиевским крестом всех степеней - за редкостное личное мужество и воинскую честность. Поэтому над ним и издеваются с таким сладострастием.

А вот картина Налбандяна "Встреча творческой интеллигенции" (с Хрущевым). Очень кстати, ибо позволяет сравнить с похожими встречами сегодня. Сколько мы слышали о том, что советское государство заставляло прислуживать интеллигенцию, и все наши Эйзенштейны, Станиславские и Улановы имеют тяжелый грех верноподданичества.

То ли дело наш гордый Марк Захаров! Но что же мы видим? Не службу режиму и даже не службу любимому президенту (хотя, согласитесь, непросто поверить, что Смоктуновский или Ахмадулина искренне полюбили Ельцина).

Мы видим просто неприличное поведение. Такого поведения не приняли бы ни Сталин, ни даже Брежнев, и невозможно представить, чтобы так вели себя Яншин или Фадеев. Не может же не понимать Эльдар Рязанов, что его фильм о Наине Иосифовне - это нравственное падение.

И встает важный для понимания всего происходящего вопрос: зачем? Зачем крупный художник, вошедший в историю нашей культуры и мирового кино, достаточно обеспеченный, марает свое имя? Как ни крути, одно из двух: или нынешний режим несравненно тоталитарнее прошлого и уже смог запугать художников каким-то новым, небывалым страхом - или эти художники по своим моральным качествам и в подметки не годятся ни Яншину, ни Улановой. А может, и то, и другое?

Да, СССР был идеократическим государством. Но люди-то были выше этой схемы. И Уланова, и Налбандян укрепляли общество, чтобы люди могли работать, воевать, воспитывать детей. Обвинять за это художника, глядя сегодня "с другой кочки" - глупо, а издеваться - гнусно. Кстати, сегодня художественная интеллигенция пытается укрепить общество несравненно более идеократическое, чем было уже даже при Хрущеве. "Рынок" - так, как он представляется, потерял всякие рациональные черты и превратился в заклинание, в идею-идола. Но в качестве идола это идея предельно пошлая.

И встает вопрос: зачем, и так имея практически полную власть, издеваться над людьми? Зачем дразнить гусей? Неужели у наших дорвавшихся до власти интеллигентов накопилось столько комплексов, столько невыплеснутой желчи? И желчь, и комплексы есть - но есть и хладнокровный расчет профессионала, умело разрушающего национальное самосознание народа как целого.

Разъединить людей, лишить их чувства локтя а то и натравить друг на друга можно лишь испоганив дорогие для всех образы и символы. Разрушив признаваемые всеми авторитеты. Ибо именно разрушение символов и авторитетов порождает их извращенное подобие - насилие. Это досконально изучено философами и историками (особенно теми, кто наблюдал фашизм в Германии).

Глумление над нашими святынями - главный инструмент "социокультурной подготовки" реформ. Не будем спорить о целях, но средство запишем на нравственный счет "архитекторов" и тех, кто им аплодирует еще и сегодня.

Особенностью симбиоза власти и художественной интеллигенции в перестройке и реформе было включение в их этическую базу элементов преступной морали - в прямом смысле. В результате сегодня одно из главных препятствий к возврату России в нормальную жизнь - широкое распространение и укоренение преступного мышления.

Речь идет уже не о преступности, а о чем-то более глубоком. Бывает, человек в трудное время оступился, стал вором, в душе страдает. Миновали черные дни - бросил, внутренне покаялся, работает за двоих. Иное дело, когда преступление становится законом и чуть ли не делом чести.

Именно это произошло у нас. Преступники не только вошли в верхушку общества, называют себя "хозяевами жизни". Они создают новые, небывалые в России условия жизни, когда массы молодых людей идут в банды и преступные "фирмы" как на нормальную, желанную работу. Их уже и не тянет к честному труду на заводе, в поле, в лаборатории. Они уже отвыкают есть простую русскую пищу, пить обычные русские напитки. Они уже хотят жить как "новые русские".

Доведись прийти к власти патриотическому русскому правительству - как ему с ними договориться по хорошему? Захотят ли они договориться или объявят всем честным людям войну, породят тысячи дудаевых по всей России? Послушаются ли матерей, бросят ли в болото свой автомат "узи"? Вот - еще одна возможная яма на нашем пути.

Как же это произошло? Ведь это - новое явление. Был у нас преступный мир, но он был замкнут, скрыт, он маскировался. Он держался в рамках теневой экономики и воровства, воспроизводился без большого расширения в масштабах.

Конечно, изменились социальные условия. Честным трудом прожить трудно, впереди на этом "рынке" у молодежи никаких перспектив. Возможности учиться и работать резко сократились, и политики просто "выдавили" молодежь в преступность.

С другой стороны, политикам и понадобилась преступность как широкая социальная сила. Для двух целей: для выполнения грязной работы по разрушению советского строя и для поставки кадров искусственно создаваемой буржуазии. Причем буржуазии, повязанной круговой порукой преступлений, готовой воевать с ограбленными.

Но это социальная сторона, а поговорим о духовном - о том, какую роль сыграла интеллигенция, особенно художественная, в снятии природной неприязни русского человека к вору, в обелении его образа, в его поэтизации. Без духовного оправдания авторитетом искусства никакие социальные трудности не привели бы к такому взрыву преступности.

Откуда это в наших аристократах духа? Вопрос поднял Достоевский - как в русской культуре вырос Раскольников? Как вышедший из аристократов Ставрогин так легко нашел общий язык с уголовником-убийцей? Как соблазнился мыслитель Иван Карамазов "организовать" убийство чужими руками, задав гениальную формулу нашим нынешним организаторам "путчей"? Откуда это?

Собирая мысли тех, кто об этом думал, приходишь к выводу, что эта тяга либеральной интеллигенции к преступному типу - результат прививки западных идей на дерево русского духа. Уродливый гибрид. На Западе эти идеи не дали такого ядовитого плода (похоже, сегодня дают) - они там укрощались рационализмом, расчетом и идеей права.

Ницше говорил ужасные вещи, а расцвели они в голове наших интеллигентов. И когда наступил хаос начала века, это проявилось в полной мере (Примечание 13) .

Но разве не это же мы видели в среде наших нигилистов, антисоветчиков-шестидесятников? Какие песни сделали В.Высоцкого кумиром интеллигенции? Те, которые подняли на пьедестал вора и убийцу.

Преступник стал положительным лирическим героем в поэзии! Высоцкий, конечно, не знал, какой удар он наносил по обществу, он не резал людей, он "только дал язык, нашел слова" - таков был социальный заказ элиты культурного слоя. Как бы мы ни любили самого Высоцкого, этого нельзя не признать.

А ведь эта элита оказалась не только в "духовном родстве" с грабителями. Порой инженеры человеческих душ выпивали и закусывали на ворованные, а то и окровавленные деньги. И даже сегодня, вместо того чтобы ужаснуться плодам своих "шалостей", они говорят о них не только без угрызений совести, но с удовлетворением.

Вот писатель Артур Макаров вспоминает в книге о Высоцком: "К нам, на Каретный, приходили разные люди. Бывали и из "отсидки"... Они тоже почитали за честь сидеть с нами за одним столом. Ну, например, Яша Ястреб! Никогда не забуду... Я иду в институт (я тогда учился в Литературном), иду со своей женой. Встречаем Яшу.

Он говорит:
"Пойдем в шашлычную, посидим". Я замялся, а он понял, что у меня нет денег... "А-а, ерунда!" - и вот так задирает рукав пиджака. А у него от запястья до локтей на обеих руках часы!.. Так что не просто "блатные веянья", а мы жили в этом времени. Практически все владели жаргоном - "ботали по фене", многие тогда даже одевались под блатных".

Тут же гордится Артур Сергеевич: "Меня исключали с первого курса Литературного за "антисоветскую деятельность" вместе с Бэлой Ахмадулиной".

Вот так! В юности шли с грабителем в шашлычную, продав чьи-то снятые под ножом часы. Потом "давали слова" своим дружкам-поджигателям в перестройке, разводили огонь в Карабахе. Сегодня срывают премии в долларах от тех же грабителей, которые скромно назвали себя "новыми русскими". Это уже далеко не те "чистые, бескорыстные и самоотверженные служители социальной веры" начала века, о которых говорил Франк. Это - моральная деградация либералов-западников, которые присвоили себе условное название "демократы".

Об их "демократии" Н.Бердяев писал в 1923 г.: "Не о политических формах идет речь, когда испытывают религиозный ужас от поступательного хода демократии, а о чем-то более глубоком. Царство демократии не есть новая форма государственности, это - особый дух". И один из признаков этого духа - ненависть к тем, кто честно трудится, ест сам и кормит своих детей на заработанное. Обратная сторона этой ненависти - тяга к преступному.

Чтобы этот особый дух навязать, хоть на время, большой части народа, трудилась целая армия поэтов, профессоров, газетчиков.

Первая их задача была - устранить из нашей жизни общие нравственные нормы, которые были для людей неписаным законом. И пошло открытое нагнетание преступной морали.

Экономист Н.Шмелев пишет: "Мы обязаны внедрить во все сферы общественной жизни понимание того, что все, что экономически неэффективно, - безнравственно и, наоборот, что эффективно - то нравственно".

Да, промысел Яши Ястреба был экономически эффективнее труда колхозника или учителя. Теперь профессор-перестройщик "внедряет понимание": именно промысел Яши есть высшая нравственность.

Cегодня нас пытаются убедить, что приглашение преступников к экономической, а потом и политической власти - дело необходимое и временное. Мол, то же самое прошли США - а посмотрите, как шикарно живут.

Насчет того, как нам жить - это дело той же нравственности, но главное, что это вранье! Того, что творят наши "демократы", не бывало нигде (пожалуй, что-то похожее делал лишь Гитлер, когда шел к власти). Если в США и использовали мафию в политических целях, то это тщательно скрывалось. Наши же "демократы" стараются все больше примирить общество с преступным миром.

Вот "Аргументы и факты" предоставляют свою рубрику "Разговор с интересным человеком" бандиту - "человеку, которого среди руководителей мафиозных группировок величают "Святым"...

Всем хороша для АиФ мафия: экономику поддерживает, единственным в обществе хранителем этических норм выступает, обещает технологическое развитие России обеспечить - как в передовых странах.

Одно плохо - разборки крутые, и поэтому, видишь ли, "благополучие мафии зиждется на чьих-то слезах, а то и крови".

Кто платит за такие репортажи? При чем здесь слезы вдов мафиози, которых прищемили в разборках? Благополучие мафии зиждется не на этих слезах - какой от них прок, - а на труде обкрадываемой ею нации. А если о слезах, то главное - слезы матерей сотен миллионов мальчиков и девочек в мире, которых мафия делает наркоманами. То же самое она начинает делать в России. Не знают этого демократы из "Аргументов и фактов"? Прекрасно знают - и готовы этому помогать.

Цивилизация, основанная на мироощущении "новых русских", только-только утверждается, но уже показывает миру небывалые для русской культуры вещи. Возьмите хоть школы, готовящие наемных убийц.

И разве не стала их соучастницей та пресса, которая заменила это наполненное презрением русское выражение "наемный убийца" привлекательным иностранным словечком "киллер"? Вот где зародыши террора, доведись этой цивилизации укрепиться. В ней криминально-политический террор наверняка будет важнейшим средством социального контроля.

Быть может, наши "демократы" попытаются разорвать союз с ворами, когда захватят всю собственность и станут ее охранять. Но думаю, этого не произойдет. Большую часть добра захватывают как раз воры и бандиты, а их мышление при этом не меняется.

От таких союзников не очень-то отделаешься. А пока ничего не меняется - по всем программам ТВ крутят поэтический фильм о чистой любви женщины-следователя к бандиту. О любви, преодолевающей все запреты, вкладывающей оружие в руку убийцы. И этот вал антиморали накатывает на Россию, и перед ним лепечет даже образованная оппозиция: "Человек - мера всех вещей!" - оправдание Раскольникова и Ставрогина.

Я считаю, что по разделу "нравственность" и политический режим, и его интеллектуальная элита оказались мошенниками. Честный человек от "революционной присяги" по этому разделу может считать себя свободным.

Он должен вернуться к простым, примитивным понятиям о нравственности и этике, к тем, которым учили в детстве мать и отец. Каждый, кто найдет в себе силы для такого шага, уменьшит хоть на несколько капель ту реку крови, которая готова пролиться в России. Но времени для этого шага остается все меньше.




Примечания

12. Хамство возводится в стереотип всего порядка жизни, оно специально демонстрируется. Ведь отключение воды и света в Доме Советов, когда разгоняли парламент - не мелочь и не просто плод плохого воспитания Ельцина или Лужкова. Это - знак, особый язык, над этим работали советники-психологи. И на этом языке говорит сегодня вся интеллектуальная рать режима.
Возврат в основной текст

13. Философ С.Франк писал с болью: "Самый трагический и с внешней стороны неожиданный факт культурной истории последних лет - то обстоятельство, что субъективно чистые, бескорыстные и самоотверженные служители социальной веры оказались не только в партийном соседстве, но и в духовном родстве с грабителями, корыстными убийцами, хулиганами и разнузданными любителями полового разврата,- этот факт с логической последовательностью обусловлен самим содержанием интеллигентской веры, именно ее нигилизмом: и это необходимо признать открыто, без злорадства, но с глубочайшей скорбью.


Самое ужасное в этом факте именно в том и состоит, что нигилизм интеллигентской веры как бы сам невольно санкционирует преступность и хулиганство и дает им возможность рядиться в мантию идейности и прогрессивности".
Tags: Горбачёв, Ельцин, Запад, Кара-Мурза, МВФ, Россия, СССР, США, демократы, дети, доллар, культура, либералы, ложь, народ, нравственность, перестройка, рубль, рынок, совесть, советский, социология, человек, честь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments