ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Category:

Кто вы, рудокопы Росси? Могучий единомышленник

Северная Русь

Особенности культуры славянских племен вряд ли содействовали их объединению с роксоланами (кочевниками), образованию племенного союза россов (руссов).

Само понятие «русская земля» предполагает оседлость населения, привычку к определенной местности. Она была характерна для славян, но не для кочевых скифов.

Да и «Повесть временных лет» совершенно определенно сближает славян с варягами. О походе Олега на Киев там сказано: «И беша у него варяги и словени и прочи прозвашася Русью». Есть и более ранние летописные свидетельства, подтверждающие то же: «И от тех варяг прозвася Русская земля, новугородцы».


Правда, если обратиться к летописи германского историка Иордана, то в перечне племен, в частности прибалтийских и славянских, отсутствуют русские. Упоминаются: чудь (тиуды, в транскрипции Иордана), весь (васинабронки), меря (меренс), мордва (морденс), колхи (кол-ды)... А где прусы, корсь, русь?

Непонятно. Хотя примерно в том регионе, где могли бы они находиться по этой версии, обитают гольтескифы.
Согласно расшифровке Б. А. Рыбакова в имени этом звучит название одного из прусских племен — галиндов, голяди и подчеркнута их   близость   к   скифам:   «Близость   балтских   племен   пруссов   к праславянам и обусловила дополнительное пояснение. Балтийские галинды могли быть названы «гольтескифами» еще и потому, что они очень далеко распространялись на восток, перемешиваясь со славянами... Упоминание гольтескифов рядом с чудью-эстонцами говорит о том, что исходным пунктом было Балтийское побережье в районе устья Немана».

От устья Немана прямой и недальний путь к его среднему течению, где находится его левый приток — река Россь. А в долине Росси обнаружены многочисленные следы жизни и деятельности людей позднего каменного и бронзового веков. Представителей этих племен по месту обитания (долина Росси) можно именовать россами. Хотя, безусловно, невозможно выяснить, как называли они себя сами и как называли их соседние племена? Ясно только, что соседствовали с ними пруссы. Так что по созвучию с ними обитатели .долины Росси могли зваться руссами.

О названии Рось в «Этимологическом словаре русского языка» М. Фасмера сказано, между прочим: «Этот этноним происходит от др(евне)ир(анского) aurusa — «белый», осет(инского) vors — то же». Но совершенно непонятно, почему правый приток Днепра был назван «белым»?

Обратим внимание на дополнение к толкованию слова «Русь», сделанное О. Н. Трубачевым: польский ученый К. Мошинский предложил объяснять «русь», исходя из слов «руда», «ржа», что подтверждают гидронимы района неманской Росси — Руда, Рудка, Ржавец.

Правда, и тут остаются вопросы: почему все-таки появилось два имени — Рось и Русь? При чем тут древнеиранская «ауруша» (если она в данном случае вообще имеет смысл) ? Почему «рудый», «ржавый», связаны с притоком Немана, на берегах которого как будто не было древнего центра добычи или переработки железных руд?

Самое интересное, что на подобные вопросы, включая даже противоречивое соединение древнеиранского слова «белый» и древне-славянского «рудый», имеется возможность ответить именно по материалам, относящимся к эпохе балто-славянского единства и к территории бассейна неманской Росси.

Но об этом чуть позже. А пока продолжим анализ происхождения имени Русь с помощью словаря М. Фасмера.

По этому объяснению речь идет о названии норманов, что подтверждает финское наименование Швеции (эстонское тоже). «В древнерусских договорах 911 и 944 гг. (Пов. врем, лет) почти все «от рода русьска послы» имеют сканд. имена». Вдобавок «форма Русь аналогична образованию Чудь, Пермь и др. Отсюда заим(ствовано) рум(ынское) rus «русский», тат(арское) urus, казах (ское) orus...».

М. Фасмер склонен выводить слово «Русь» от древнескандинавского «родсмен», означающего «гребец, мореход». Однако с этим трудно согласиться. Общность людей с таким названием обитала бы на морском побережье, и следы его сохранились бы в Прибалтике, Скандинавии, Исландии. Раз этого нет, приходится подумать о других смысловых корнях.

Вспомним славянские слова «рутка» (колодец), «рушить», «крушить», а также «круш» (шахта по-чешски); шведское rusa (вырывать), литовское rusus (деятельный), rausis (пещера), rusas (погреб)... Не они ли явились исходными понятиями, характеризовавшими руссов людьми не моря, но суши, земли?

У этой версии есть свои привлекательные качества. Она географически отдаляет руссов (россов) от приморских племен, приближая к территориям, считающимся прародиной славян. Получает естественное объяснение тот факт, что об этом племени долгое время не было сведений. Ведь оно формировалось и пришло к расцвету в районе, находящемся на контакте таких крупных этнических групп, как древние балты, финны, славяне и даже индоиранцы (скифы). Для исследователей памятников материальной культуры верховья бассейна Немана и Припяти также остаются на окраине сразу нескольких археологических комплексов, относимых к прабалтам и праславянам.

Можно предположить, что племена, населявшие еще до нашей эры бассейн неманской Росси, долгое время находились в относительном обособлении, обживая свои исконные земли и поддерживая торговые связи с соседями. Не предпринимая военных действий, не ведя завоеваний и не подвергаясь нападениям, они оставались вне внимания историков, летописцев, издавна повествовавших о деяниях царей, князей, вождей, прославленных именно завоеваниями. Наиболее подробно описывалась история самых воинственных племен и народов, наводивших страх на цивилизованные страны. Не случайно и о представителях племени руссов (россов) впервые упоминали хронисты в связи с военной опасностью, исходившей от них.

Конечно, все это не исключает версию о скифско-иранских (росо-монских) корнях или тем более контактах россов (руссов). Но все-таки гипотеза их прибалтийско-полесской родины выглядит, по-видимому, более обоснованной.

До венедов

В начале нашей эры, как свидетельствуют древнеримские сочинения, на побережье Балтийского моря вышли грозные и многолюдные племена венедов. Они потеснили, завоевали или ассимилировали местное население, быстро освоили морское судоходство. Как они сами называли себя, сказать трудно; имя венедов они получили от других народов.

По-видимому, вторжение венедов стало предпосылкой появления Северной Руси. Но и на этот раз, как и для долины Днепра, исходные рубежи венедского вторжения находились то ли в предгорьях Карпат, то ли  на расположенных севернее холмисто-болотистых  равнинах

Так, в наших поисках прародины Руси постепенно сужаются границы пространства и времени. Хронологически — второе и первое тысячелетия до нашей эры, пространственно — Центральная Европа.

Если исходить из того, что русский язык изначально был славянским (в этом вроде бы нет сомнений), то надо согласиться с выводом языковедов: прародина руссов (или, если говорить точнее, тех людей, которые создали русскую культуру и первоначальный русский язык) находилась вдали от степей, морей и гор, в местности болотистой, лесной.

Венеды расселились от Карпатских гор до Балтийского моря. В «Естественной истории» Плиния Старшего (I в. до н. э.) говорится, что венеды обитали «вплоть до реки Вистулы» (Вислы). По данным топономики, как утверждает В. В. Мавродин, «славяне в глубокой древности не жили западнее современной линии Калининград—Одесса, являющейся восточной границей распространения бука».

Итак, у нас оконтуривается территория, расположенная к востоку от Вислы, северо-восточнее Карпат, западнее Днепра, южнее и юго-восточнее побережья Балтики и прилегающих низменностей. Короче говоря, это должны быть, пожалуй, районы, тяготеющие к долине Днепра с запада (северо-запада, юго-запада).
Вроде бы теперь более четко выяснились координаты изначальной Руси в пространстве и времени. Но тут-то и обнаруживается, что для того региона в ту эпоху научные данные не предоставляют ничего более или менее определенного. Мы оказались где-то в пределах выделяемой рядом современных ученых прародины славян и на юго-западной окраине распространения древних балтов. Но причем тут руссы (россы)?

Возможно, есть основания говорить о «прарусской» культуре. Но была ли она чисто славянской, а соответствующие племена славянскими? Трудно сказать. Вроде бы ясно, что они не были ни финскими, ни ирано-тюркскими, занимались подсечным земледелием и имели связи с древними германцами и балтами, с «варягами». Об этом свидетельствует анализ языка, памятника духовной культуры.

Могучий единомышленник

...Минул юбилейный Ломоносовский год. Вспышка интереса к творчеству и личности великого русского ученого, мыслителя, поэта определила появления немалого количества публикаций, посвященных его достижениям. Довелось опубликовать несколько статей и мне. Хотелось показать Михаила Васильевича не как гениального одиночку, «выходца из народа», возникшего, как гора на ровном месте, силою каких-то таинственных глубинных явлений, игрою случая, счастливого соединения неких врожденных генетических качеств. Тем более известно, что высокие горы на равнинах не возникают, а приурочены к великим горным странам, что по наследству передаются не столько таланты, сколько дефекты, что золотые самородки встречаются в золотоносных россыпях.

Так пришлось переходить от Ломоносова к русской культуре, русскому народу. А заодно и поинтересоваться: как понимал он истоки родной культуры и родного народа?

Трудно без предубеждения просматривать соответствующие труды Ломоносова. Кто не знает о яростных его схватках со сторонниками «норманской теории», унижавшими русское национальное достоинство и  возвышавшими  воинскую  доблесть  и  государственную  мудрость германских народов, «варягов». Ну а подобные идеологические дискуссии, затрагивающие личные и национальные интересы, насколько мне известно, лишь отдаляют спорящих от истины.

Но вдруг выяснилось, что, несмотря на долгие и сложные пути исторической науки от времени Ломоносова до современности, несмотря на огромные достижения за последнее столетие археологов, лингвистов, этнографов, культурологов, несмотря на все это, ломоносовские идеи не утратили своей привлекательности и убедительности.

Почему? Причина, пожалуй, проста: он жаждал правды и умел быть правдивым. Стремился не к торжеству своих идей, а к выяснению и утверждению истины. Таким он был как естествоиспытатель, добившись совершенно замечательных успехов в науках о Земле. Таким он оставался и как историк.


Конечно, за истекшие два столетия некоторые его положения устарели или выглядят сомнительными. Но центральное ядро его концепции выглядит достаточно правдоподобным. Итак, предоставим слово Ломоносову.

«...Варяги и Рурик с родом своим, пришедшие в Новгород, были колена славенского, говорили языком славенским, происходили из древних... россов и были отнюд не из Скандинавии, но жили на восточно-южных берегах Варяжского моря, между реками Вислою и Двиною... Имени Русь в Скандинавии и на северных берегах Варяжского моря нигде не слыхано... В наших летописцах упоминается, что Рурик с родом своим пришел из Немец, а инде пишется, что из Пруссии».

Ломоносов ограничивается проблемой родины Рюрика (Рурика). Однако известно, еще раньше, до Рюрика, появилось именование «Русская земля». Так что у Ломоносова соединены два пласта времени: историческое (отраженное в хрониках, летописях) и доисторическое. Но продолжим цитирование.

«Между реками Вислою и Двиною впадает в Варяжское море от восточно-южной стороны река, которая вверху, около города Гродна, называется Немень, а к устью своему слывет Руса. Здесь явствует, что варяги-русь жили в восточно-южном берегу Варяжского моря, при реке Русе... А понеже Пруссия была с варягами-русью в соседстве к западу... И само звание пруссы (Borussi), или поруссы,показывает, что пруссы жили по руссах или подле руссов. Древние пруссы имели у себя идола, называемого Перкуном, которому они неугасимый огонь в жертву приносили. Сей Перкун именем и жертвою тот же есть, что Перун у наших руссов».

Вот еще некоторые доводы Ломоносова: «Литва, Жмудь и Подлянхия исстари звались Русью... Острова Ругена жители назывались рунами. Курский залив слыл в старину Русна... Древних варягов-россов область простиралась до восточных пределов нынешния Белыя России, и может быть, и того далее, до Старой Русы».

Не все доводы Ломоносова убедительны. Однако у его концепции есть цельность и некоторые его положения правдоподобны. Надо только отчленить сведения, которые относятся к временам более древним, чем варяжские и венедские.

Надо еще, объективности ради, упомянуть о взглядах М. В. Ломоносова на происхождение россов от племени роксоланов. Ведь это имя могло произноситься чуть иначе: россолане, что похоже на россияне. К тому же слово «роксоланы» могло быть составлено из двух: «россы» и «аланы».

«А как слово «росс» переменилось на «русс» или «русь», то всяк ясно видит, кто знает, что поляки «о» в выговоре произносят нередко как «у» *, например, бог, б^г; мой, муй; король, кр7ль... Сие имя иностранные писатели девятого века и позже, услышав от поляков, стали россов называть руссами. И сами россы называли себя тем именем долгое время оттого, что столица была сперва в полянех, славенском народе, то есть в Кие.ве, и великие князи российские нередко польских принцесс в супружестве имели».

От киевских земель роксоланы, по этой гипотезе, распространялись далеко на север, охватывая пространство от Черного моря до Варяжского (Балтийского) и до Ильмень-озера. «Варягами назывались народы,— писал Ломоносов,— живущие по берегам Варяжского моря; итак, россы или русь только при устьях реки Немени или Руссы имели имя варягов, а простираясь далее к востоку и югу, назывались просто руссы или россы... Белая и Черемная Русь, которые лежат в Польше, а отчасти в России, имеют имя свое, конечно, не от чухонцев... но ясно доказывают, что варяги-русь были те же с живущими далее к югу и им смежным белороссийцами, где ныне Новогородск, воеводства Минское, Мстиславское, Вытепск и Полоцк, а от Полоцка простирались и до Старой Русы».

Вновь придется повторить, что замена «о» на «у» в словах «россы», «Рось» не имеет убедительного объяснения. Если бы дело сводилось только к особенности произношения полян, то наблюдалось бы достаточно четкое разделение этих двух вариантов произношения у разных племен и народов. Однако известно, что двойное имя используют все восточные славяне, да и, пожалуй, не только они.

Трудно поверить, что так произошло единственно с этими словами, тогда как на все другие слова такое правило не распространяется. Скажем, если украинцы с давних пор произносят «бы» по-своему, с горловым завершающим звуком, то русские столь же традиционно произносят звонкое «г» или глухое «х».


Более привлекательна идея комплексного имени росс-аланы. Но в этом случае должны были прежде существовать два племени — россов и аланов. Второе, как свидетельствуют хроники, располагалось в зоне лесостепей и частично степей, а россам, судя по всему, остаются более северные лесные территории. Короче, существовали варяги-русь и аланы-скифы, однако и у тех и у других был язык славянский.

В согласии с гипотезой Ломоносова, складывается такая картина. В середине первого тысячелетия нашей эры племенные союзы руссов и аланов объединились, через некоторое время руссы добились господства, и от их имени произошло название первого Русского государства.

***
Из книги Р.К. Баландина "Кто вы, рудокопы Росси?"
Tags: Ломоносов, Россия, Русь, археология, гипотеза, история, культура, скифы, славяне, цивилизация, этнос, язык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments