ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Доклад С.Ю. Глазьева, помощника Президента (окончание)

«МЫ ПРЕДЛАГАЕМ ПОЙТИ ПО ПУТИ МОНЕТИЗАЦИИ ЭКОНОМИКИ»

Если макроэкономическая политика останется неизменной, то мы в ближайшие два года будем жить в условиях продолжающегося денежного голода. За последние три года объем денежной массы сократился практически на четверть. Мы сегодня недосчитываем по сравнению с тем, что было еще четыре года назад, примерно 5 трлн. рублей — сократилось количество денег в экономике. И автоматически в условиях недомонетизированной экономики, сокращения количества денег затрудняется даже простое воспроизводство капитала.

Сегодня половина средств промышленных предприятий — это кредиты. Поэтому когда кредитование сжимается, повышаются процентные ставки выше нормы рентабельности, предприятие вынуждено либо отдавать кредиты, которые становятся невыгодными, либо поднимать цены, что, собственно, и стало причиной стагфляционной ловушки.

Увеличить >>>

Динамика реальной денежной массы (слайд №14)

Мы предлагаем пойти по пути монетизации экономики, расширения денежного предложения под низкие процентные ставки, но делать это надо, конечно, осмысленно, не просто разбрасывать деньги с вертолета, как это делает сегодня ФРС США, а направлять деньги в стимулирование инвестиций. Здесь (См. слайд №14. Динамика реальной денежной массы.) вы видите связь между денежной массой и инвестиционной активностью.

Сегодня она крайне низка — примерно в два раза ниже, чем нам нужна для нормального развития экономики, и каждый раз, когда у нас происходит сжатие денежной массы, происходит и падение инвестиционной активности.

Увеличить >>>

Зависимость темпов роста (снижения) ВВП от темпа роста (снижения) денежной массы (слайд №15)

Здесь (См. слайд №15. Зависимость темпов роста (снижения) ВВП от темпа роста (снижения) денежной массы.) вы видите абсолютно однозначную связь между динамикой денежной массы и динамикой производства. Это происходит потому, что наша экономика живет в условиях недостатка денег. Поэтому когда количество денег еще более сокращается, чем нужно для нормального воспроизводства, автоматически это влечет за собой сокращение оборотного капитала и падение инвестиций и производства.

Если бы у нас был избыток денег, тогда не было бы таких эффектов. Но живем уже длительное время в условиях недомонетизированной экономики. И, согласно экономической теории, если у вас есть свободные производственные мощности, то вам нужно увеличивать количество денег для того, чтобы их загрузить.

Увеличить >>>

Изменение уровня загрузки производственных мощностей в 2013 и 2015 годах (слайд №34)

У нас загрузка производственных мощностей составляет сегодня примерно 60% (См. слайд №34. Изменение уровня загрузки производственных мощностей в 2013 и 2015 годах.). То есть мы могли бы производить в 1,5 раза больше товаров, если бы обеспечили полную загрузку мощностей за счет соответствующего увеличения денежного предложения.

Однако в ситуации, когда процентные ставки, вы видите (См. слайд №16. Рентабельность продаж и ставки по кредитам нефинансовым организациям в 2015 году.), выше нормы рентабельности практически по всем отраслям экономики, за исключением химико-металлургического комплекса и нефтегазового, фактически ключевые отрасли, особенно обрабатывающая промышленность, остаются без кредитов. Они вынуждены работать на своих собственных доходах, что не позволяет им ни модернизироваться, ни наращивать производство.

До тех пор, пока у нас будут такие «ножницы» процентных ставок, нормальное развитие экономики невозможно. Она будет оставаться сырьевой, поскольку при таком соотношении процентных ставок и рентабельности расширяться могут только сырьевые отрасли.

Увеличить >>>

Рентабельность продаж и ставки по кредитам нефинансовым организациям в 2015 году (слайд №16)

Нам говорят, что нынешняя политика призвана снизить инфляцию, и, согласно теории монетаризма, если мы сокращаем количество денег, у нас сокращается спрос, будут снижаться цены. На самом деле все гораздо сложнее: связь между инфляцией и денежной массой — это не прямая зависимость, не линейная, не монотонная. И можно в каждый момент времени для экономики определить оптимальное количество денег. Если денег становится меньше, чем нужно для простого воспроизводства, экономика погружается в инфляцию точно так же, как если денег становится слишком много.

Это связано с тем, что при сжатии количества денег, как я уже говорил, сокращаются кредиты, сокращаются оборотные средства предприятия, падает производство, падают инвестиции, сокращается, соответственно, покупательная способность денег, потому что меньше товаров на рынке, и, самое главное, теряется научно-технический прогресс. Именно научно-технический прогресс является главным фактором как экономического роста, так и снижения цен. Именно за счет новых технологий происходит повышение эффективности и снижение издержек, а инновации возможны только при расширении кредита.

Поэтому если денег слишком мало, их количество сокращается, сокращаются кредиты и инвестиции, замедляется экономическое развитие, экономика начинает отставать. И следствием этого становятся повышение инфляции, повышение издержек и снижение конкурентоспособности.

Снижение конкурентоспособности давит на девальвацию валюты, что провоцирует еще бóльшую инфляцию. Экономика оказывается в стагфляционной ловушке, из которой все труднее и труднее выбраться. Поэтому борьба с инфляцией в условиях недомонетизированной экономики путем сжатия количества денег, удорожания кредита — то, что происходит у нас, — это примитивные методы, которые не дают положительного эффекта.

Увеличить >>>

Влияние снижения темпов роста денежной массы на увеличение инфляции (слайд №23)

Здесь (См. слайд №23. Влияние снижения темпов роста денежной массы на увеличение инфляции.) вы видите картину, прямо противоположную тому, что говорят монетаристы. Когда количество денег увеличивается в экономике, снижается инфляция. Это происходит потому, что расширяется производство, растут инвестиции, повышается эффективность. Вот это эмпирическое наблюдение полностью опровергает всю ту политику, которая сегодня проводится нашими денежными властями в расчете на снижение инфляции путем подавления спроса. В нашей ситуации нужно делать прямо противоположные вещи: увеличивать спрос, идти на дефицитное финансирование бюджета, проводить грамотную...


Инфляция в России: целевой уровень ЦБ и фактические данные (слайд №24)

Здесь показано (См. слайд № 24. Инфляция в России: целевой уровень ЦБ и фактические данные.), что, когда Центральный банк объявил о таргетировании инфляции и поднял процентные ставки, на самом деле индекс потребительских цен пошел не вниз, а вверх. То есть нам говорили, что переход к таргетированной инфляции означает ее снижение в 2 раза, а она в 2 раза поднялась, потому что были применены абсолютно, так сказать, деструктивные меры. Главным фактором инфляции стала динамика курса рубля. Мы больше всех пострадали (См. слайд №27. Девальвация национальной валюты, январь 2014-го - март 2016 года) от девальвации при том, что рубль — наиболее обеспеченная валюта на сегодня.

Увеличить >>>

Девальвация национальной валюты, январь 2014- го - март 2016 года (слайд №27)

«У ЭТОЙ ПОЛИТИКИ ЕСТЬ СВОИ БЕНЕФИЦИАРЫ, КОТОРЫЕ ОЧЕНЬ ВЛИЯТЕЛЬНЫ И КОТОРЫХ ОЧЕНЬ ТРУДНО ОБУЗДАТЬ»

Два слова перед тем, как перейти к краткому изложению нашей программы мер. Вы понимаете, что любая политика, если она проводится, значит, она обслуживает чьи-то интересы, экономическая политика не может висеть в воздухе. Вопрос: кому эта политика выгодна? Вот вы видите (См. слайд №30. Объем торгов на валютном рынке ММВБ, инвестиций в основной капитал РФ, ВВП РФ в текущих ценах и внешнеторговый оборот.), что главным выгодоприобретателем проводимой политики стали биржевые спекулянты, валютные спекулянты прежде всего. Объем валютных спекуляций резко вырос после перехода к плавающему курсу рубля.

И обратите внимание, на фоне падения производства, падения инвестиций — это все в текущих ценах дается. Если мы возьмем в ценах фактических, то у нас все эти нижние линии пойдут вниз. Так вот все падает в экономике, а растет только объем торгов на валютном сегменте Московской биржи. То есть объем спекулятивного оборота вырос в 5 раз и достиг астрономической суммы — 100 трлн. рублей в квартал. Что происходит? При такой политике деньги уходят из производственной сферы, засасываются финансовым рынком, на котором за счет манипулирования курсом рубля спекулянты получают гигантские сверхприбыли — 100% годовых и выше.

Увеличить >>>

Объем торгов на валютном рынке ММВБ, инвестиций в основной капитал РФ, ВВП РФ в текущих ценах и внешнеторговый оборот (слайд №30)

При таких сверхприбылях за счет манипулирования курсом процентные ставки роли не играют. Центральный банк может и 20% поставить, и 40, это было у нас однажды. И все равно спекулянты будут брать деньги и раскачивать рубль, получая сверхприбыль за счет обесценения доходов и сбережений всех остальных участников хозяйственной деятельности. То есть у этой политики есть свои бенефициары, которые очень влиятельны и которых очень трудно обуздать.

В чем сложность реализации политики денежного смягчения? Сложность в том, что если мы при такой ситуации начнем накачивать экономику деньгами, деньги будут перетекать на валютный рынок, потому что там за счет манипуляций прибыли намного больше и рисков меньше. Именно так это все и происходило в предыдущий кризис. В 2008 - 2009 году Центральный банк проводил политику количественного смягчения, в экономику были впрыснуты 2 трлн. рублей при условии, было сказано, что деньги банки должны направить в реальный сектор. Вместо этого они направили деньги на валютный рынок, поэтому эта антикризисная программа оказалась малоэффективной.

ГДЕ ВЗЯТЬ ДЕНЬГИ?

Основным источником экономического роста являются инвестиции в новые технологии. Поэтому любой пример экономического чуда — это всегда резкое повышение нормы накопления, объема инвестиций. Вы видите здесь (См. слайд №35. Повышение нормы накопления в периоды экономического рынка.) примеры последних экономических чудес, норма накопления увеличилась в этих странах, совершивших скачки в своем развитии, в полтора, два, а кое-где и в три раза. При этом норма накопления в Китае сегодня достигает 44%, в то время как в России она составляет всего 18%. Президент ставил задачу довести ее сегодня до 27%. То есть в рамках той экономической модели, которая сложилась, задача оказалась невыполненной.

Увеличить >>>

Повышение нормы накопления в периоды экономического рынка (слайд №35)

Почему? За счет чего наращиваются инвестиции в странах относительно бедных, в число которых мы, к сожалению, будучи самой богатой страной в мире по национальному богатству на душу населения, с точки зрения финансового рынка, возможностей сбережения и финансирования инвестиций, принадлежим? У нас нет больших пенсионных фондов, нет гигантских страховых компаний, вся наша банковская система меньше одного крупного американского банка. Поэтому где взять деньги?

Исторический опыт говорит о том, что другого способа взять деньги для модернизации, кроме как управляемая кредитная эмиссия, просто не существует. Существует легенда о том, что китайское экономическое чудо было инициировано иностранными инвестициями так же, как европейское — планом Маршалла. Все это, конечно, имело место, но в размере от 1 до 3%. Главным источником финансирования подъема инвестиций в модернизацию экономики было расширение внутреннего кредита за счет кредитной эмиссии денежных властей.

Увеличить >>>

Существующий механизм денежной эмиссии в России (слайд №37)

Как у нас сегодня устроена кредитная эмиссия? Мы видим (См. слайд №37. Существующий механизм денежной эмиссии в России.), что объем тех денег, которые сегодня вброшены в российскую экономику, идет вот по этим ручейкам. Главный ручей, точнее река, видите, верхняя, — иностранные кредитные инвестиции. Это то, что нам перекрыли сегодня экономическими санкциями. До этого он был главным источником (до 70%) формирования российской денежной базы.

У нас остаются рублевые и валютные репо, это механизм рефинансирования коммерческих банков под краткосрочные нужды, на три-четыре дня, максимум на неделю, для большинства кредитов. Для производственной сферы эти деньги не нужны. Они нужны только для спекулянтов и для банков с целью балансировки ликвидности на рынке. И только около 2 трлн. рублей у нас направляется под нерыночные активы, это под обязательства предприятий, всего полтриллиона рублей направляется на специальные инструменты кредитования.

Вот эти специальные инструменты рефинансирования, точнее, это проектное финансирование федерального правительства, это специальные инструменты поддержки сельского хозяйства и малого бизнеса. Об этом очень много разговоров, но видите, объем денег, которые выделяются на эти цели, составляет всего полтриллиона рублей. Ну и, наконец, небольшая часть денег эмитируется в пользу государства, как это делается в большинстве других стран.

Что мы предлагаем? Схема (См. слайд №38. Предлагаемая схема денежной эмиссии.) гибкого денежного предложения, которое обосновано историческим опытом практически всех стран мира, предполагает управляемые потоки кредитной эмиссии по соответствующим государственным приоритетам таким образом, чтобы конечные заемщики в производственной сфере получали кредиты не дороже чем под 3% годовых. Но успех этой схемы возможен только в случае, если мы будем обеспечивать контроль за целевым использованием денег.

Во-первых, мы не должны допускать перетока денег на валютный рынок на подпитку финансовых пирамид. И, во-вторых, мы должны эти деньги направлять в соответствии с ожидаемыми направлениями перспективного экономического роста. Поэтому данная схема предполагает наличие механизмов стратегического и индикативного планирования. То есть мы должны вместе с бизнесом, государство, наука, деловые круги, совместно формировать индикативные планы на основе научно-технических прогнозов, на основе стратегических приоритетов, формируемых совместно, брать на себя обязательства.

Увеличить >>>

Предлагаемая схема денежной эмиссии (слайд №38)

Примером таких планов являются на сегодня специальные инвестиционные контракты, где субъекты Федерации договариваются с бизнесом на своих территориях о расширении и модернизации производства. В рамках контрактов, которые подписываются на уровне первых лиц субъектов Федерации, государство гарантируется, точнее субъекту Федерации гарантируются соответствующие налоговые режимы, предоставление базовых видов инфраструктуры. Корпорации берут на себя обязательства по наращиванию производства и созданию новых рабочих мест.

«У РОССИИ НЕТ ВОЗМОЖНОСТЕЙ РАСШИРЯТЬ ЭКОНОМИКУ, НАХОДЯСЬ В АМЕРИКАНО-ЦЕНТРИЧНОЙ ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМЕ»

Вот такие схемы должны работать во всей стране, в больших объемах. Мы должны увеличить объем кредитования экономики на 5 - 7 трлн. рублей. То есть речь идет об увеличении количества денег в 1,5 раза в течение 5 лет, но только по каналам целевого кредитования. В Татарстане накоплен большой опыт государственно-частного партнерства. Я думаю, модель Татарстана является очень хорошим примером того, как можно было бы это делать на федеральном уровне. Если мы этого делать не будем, то мы дальше будем находиться в этой ловушке неэквивалентного обмена, о которой я говорил.

Мы ежегодно теряем порядка $100 млрд. за счет того, что сидим на подсосе иностранных кредитов (См. слайд №39. Оценка трансфера России в пользу мировой финансовой системы.). И объем денег, которые вывозятся из России по процентным ставкам, по разным теневым схемам, обеспечивает чистые потери нашей финансовой системы порядка $50 - 70 млрд. ежегодно. Вторая половина этих денег возвращается. Вы видите здесь схему офшорных зон, все хорошо видно, что у нас воспроизводство капитала идет через офшоры, потому что нет внутренних источников кредита. Половина, $50 млрд., ежегодно через офшоры крутится в воспроизводстве нашей экономики, еще 50 - 70 млрд. уходит безвозвратно.

Увеличить >>>

Оценка трансфера России в пользу мировой финансовой системы (слайд №39)

Всего, таким образом, у нас уже частного капитала накоплено за границей больше чем на триллион, из них полтриллиона по-прежнему вращается в нашей экономике, полтриллиона практически навсегда осело на западных счетах. Вот вы видите (См. слайд №43. Карта мира по рыночной капитализации стран.), насколько сегодня слабомощна наша финансовая система. Эта своеобразная финансовая карта мира показывает, что у России нет особых возможностей расширять производство, расширять экономику, находясь в американо-центричной финансовой системе, где американцы генерируют гигантский поток денег вместе со своими партнерами по клубу резервных валют, раздувают финансовые пузыри. Наша самая большая в мире страна на этой финансовой карте мира едва заметна. Отсутствие дешевых источников кредитов влечет за собой технологическое отставание.

Увеличить >>>

Карта мира по рыночной капитализации стран (слайд №43)

Вы видите (См. слайд №44. Научно-технический потенциал стран мира.), насколько мы отстали по техническому развитию. Здесь график: на оси абсцисс доля НИОКРов в валовом продукте, на оси ординат количество инженеров и ученых на миллион человек населения, общие площади кругов отражают абсолютное количество ученых и инженеров и абсолютный объем расходов на науку и опытно-конструкторские разработки.

Увеличить >>>

Научно-технический потенциал стран мира (слайд №44)

Большая часть этих расходов сегодня эмитируется, финансируется за счет денежной эмиссии. Либо это эмиссия в пользу государства через покупку государственных облигаций, как это делается в США, либо это эмиссия через покупку обязательств предприятий, как это делалось в послевоенной Европе и Японии. Нам, вы видите, какие усилия нужно предпринять, практически речь идет о повышении инвестиций в два раза, о повышении расходов на науку в два-три раза, о создании крупных высокотехнологических корпораций, для чего тоже требуются кредиты.

«ЕВРАЗИЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ — ЭТО ИМПЕРАТИВ»

На этом я макроэкономическую часть своего выступления завершаю и, возвращаясь к главной теме — евразийской интеграции, хочу обратить ваше внимание еще раз на то, что евразийская интеграция — это императив.

Мы неизбежно должны будем расширять наше экономическое пространство, если хотим выжить, расширять масштаб нашей экономической деятельности. Но для того, чтобы это экономическое пространство эффективно использовать для себя, нужны стратегическое планирование и четкие приоритеты долгосрочного развития.

То есть мы должны видеть, где наше конкурентное преимущество, что мы хотим от сотрудничества с Китаем, навязывать свою стратегию интеграции. Для этого нужно формировать собственные механизмы стратегического планирования и реализовывать крупные инвестиционные проекты.

Увеличить >>>

Схема трансевразийской транспортно-логистической сети (слайд №49)

Вот схема (См. слайд №49. Схема трансевразийской транспортно-логистической сети.) транспортно-логистических коридоров, которые мы сегодня обсуждаем с нашими партнерами, прежде всего китайскими. Первый элемент этой схемы — высокоскоростная магистраль Москва — Казань — скоро, наверное, заработает, мы надеемся.

Она станет главным мостом транспортным между восточным центром экономического роста в Китае и не только Евразийским союзом, но и Европой. Параллельно железнодорожным магистралям есть такие же проекты по автомобильным магистралям. Определенные наметки, чем наполнить евразийскую интеграцию с точки зрения инвестиций, есть, но еще много предстоит сделать.

Спасибо.

***

«БИЗНЕС Online»

Tags: Глазьев, Евразия, Европа, Китай, США, ФРС, ЦБ, американцы, бизнес, война, доллар, президент, рубль, технологии, финансовый, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments