ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Красный след-2

XXIII

Нам скажут, что кроме этого следа есть огромное диффузное поле, состоящее из наших соотечественников, которые сегодня в разной степени и на разный манер поддерживают советское.

Что именно наличие этого поля в существенной степени определило результаты голосований на передачах «Суд времени» и «Исторический процесс», а значит, и возможность формирования «Сути времени», чье особое значение я обосновываю в данном докладе.

Так почему же красный след не смог вобрать в себя в том или ином своем варианте всю совокупность размытых, недоопределенных просоветских настроений?

Перед тем как начать обсуждать эту тему, я бы попросил собравшихся на минуту сосредоточиться и вызвать на экран своего внутреннего зрения тот или иной образ, неважно какой, но обязательно свой, в котором найдется место:


  • и огромному берегу, почти что отторгаемому, по сути, под аккомпанемент нынешнего победолюбия, которое нельзя не приветствовать, но которое во многом носит такой же характер, который оно носило в застойные времена;


  • и этому самому красному следу в его микроскопичности, сочетающейся и со стойкостью, и с упорным трудным восхождением.


Я долго и настойчиво говорил о том, что для того, чтобы нужным образом обсуждалось будущее, необходимо пережить произошедший крах, отказавшись от соблазнительных ссылок на то, что этот крах соорудили «они». Нужно понять, насколько сокрушителен не только этот самый крах с его потерей территории и прочими «прелестями».

Нужно еще и понять, а поскольку понять — это значит пережить, то нужно еще и понимательно пережить все последствия этого краха. При том, что эти последствия намного страшнее самого краха.

Нужно всё это понимательно пережить и не сломаться, не побоявшись при этом пережить всё это по-настоящему.

А еще нужно увидеть рядом с собой миллионы и миллионы из числа тех, кто мог бы укрепить красный след, кто чувствовал унизительность состоявшегося краха и, увы, причислен ныне к лику усопших.

Это известные по статистике миллионы ушедших из жизни тем или иным способом. В их числе и те, кто погиб в Донбассе за последние годы. Но в их числе и те, кто погибли в Приднестровье, в чеченских войнах, те, кто, отказавшись от отвратительной для них социальной и экзистенциальной капитуляции и не зная дороги к чему-то праведному, крупному и не капитулянтскому, не планктонно-прозябательному, ушли в суицид, в так называемый квазисуицидальный экстрим, в криминал, в виртуальные миры, которые дарят те или иные наркотики, в психушки, в алкоголизм и мало ли еще куда.

На языке социальной науки такие люди называются активом. Тойнби называл их нарративом. Я много раз говорил о том, что такое нарратив, в том числе на школах, и снова говорить об этом не буду. Тем более что между словом «нарратив» и словами «стратегический актив» нет почти никакой разницы. Есть еще одно слово. К сожалению, это слово — «пассионарии» — слишком прочно связано с определенной далеко не безусловной теорией. Но на самом деле пассионарии подлинные имеют мало отношения к пассионариям выдуманным. Пример подлинного пассионария — великая испанская революционерка Долорес Ибаррури (рис. 15). Испанцы назвали ее Пассионарией тогда, когда не было еще никакой теории Гумилева, про которую испанцы и сейчас ничего не знают.

Пассионария значит «страстная». Иногда это же имя, которое народ Испании дал своей красной героине, истолковывается как «цветок страстоцвет» (рис. 16). Этому цветку было посвящено стихотворение Генриха Гейне, которого идиоты порой называют даже сатанистом, выводя сатанизм Маркса из дружбы с Гейне. Вот что Гейне написал про страстоцвет:

Тут в головах заметил я цветок;
Загадочный — лиловый с золотистым,
Он странен был, но каждый лепесток
Проникнут был очарованьем чистым.

В ту ночь, когда лилася кровь Христа
(В народе есть предание об этом), —
Впервые он расцвел в тени креста
И потому зовется страстоцветом,

Как будто бы в застенке палача,
На нем видны орудья мук Христовых:
Все, от креста, веревок и бича,
До молота — с венцом из игл терновых.

Итак, пассионарии — это люди, откуда-то черпающие страсть, готовые на подвиги, стремящиеся к настоящей благой борьбе, не способные жить в условиях мещанского уюта и дефицита смыслов.

Этот зов, эта неуспокоенность, эта страстность может оказаться направленной в разные стороны. Этот драгоценный для любого народа ресурс может оказаться истрачен попусту, слит, использован в качестве смертельного разрушительного яда. Он может оказаться и просто разрушительным для личности, превратившись в суицидальность или безумие. Но каковы бы ни были варианты использования данной страстности или страстоцветия тем или иным человеком, коллективное страстоцветение — это актив, двигатель, а в условиях краха — единственно возможный источник спасения через восхождение, для которого используется эта самая страсть.

Те, кто враждебно относятся к такому ресурсу, понимают его значимость и одновременно боятся его. Уже в 2000-е годы лицо, тогда еще сохранявшее очень высокий чиновный статус, рассуждало о том, что в горячих точках надо сжечь «всю русскую пассионарную сволочь». Сейчас об этом члене команды Ходорковского уже забыли, но дело не в конкретном человеке, а в ситуации. Пассионарный ресурс (я всё время буду трактовать пассионарность не по Гумилеву, а иначе, в варианте Ибаррури и страстоцвета) никогда не бывает слишком велик. Но он должен быть тем больше, чем катастрофичнее ситуация.

XXIV

Люди, стоящие на социобиологических позициях, которые я никоим образом не разделяю, вообще считают, что создание даже самых первобытных социумов выдвинуло на высшую ступень иерархии иной материал, нежели тот, который выдвигается эволюцией в отсутствие социальной фильтрации. И поэтому так называемые спасатели с наидревнейших времен оказались в обществах чуть ли не изгоями. Они вдруг выходили на ключевые позиции в моменты катастроф и покидали эти позиции, как только преодолевались катастрофы и вновь, как считают сторонники социобиологического подхода, социальные фильтры начинали выводить на верхние этажи общества некий эволюционный шлак.

Такая экзотическая — вновь подчеркну, мною не разделяемая — биосоциальная концепция все-таки оригинальнее той концепции Гумилева, в которую автор не верил (знаю не понаслышке).

Другая концепция всё той же негумилевской пассионарности носит существенно метафизический характер. Ее сторонники убеждены, что в очень мрачные, предапокалипсические времена происходит своего рода «сгущение» той или иной метафизической субстанции — идейной, идеальной, ее можно назвать по-разному. Такое сгущение рождает диалог между теми, кто открыт к контакту со сгустившейся идеальностью и самой этой идеальностью. Нечто подобное неоднократно описывал Блок в своих стихах про Незнакомку. Нелучший советский поэт Рождественский говорил, обращаясь к парням, наделенным, по его мнению, этой самой чувствительностью: «Вам история назначила — каждому — по свиданию на этом углу».

Французский поэт XIX века Беранже описывал, причем далеко не на уровне пустопорожней образности, свои диалоги с гонимой идеей, которая на всех буржуа наводит страх.

По поводу обсуждаемого нами феномена выдающийся французский писатель конца XIX — начала XX века Анри Барбюс, родившийся во Франции 17 мая 1873 года и умерший в СССР 30 августа 1935 года, член Французской коммунистической партии с 1923 года и иностранный почетный член Академии наук СССР с 1933 года, сказал в одной из своих речей следующее:

«Над драмами и комедиями жизни, над вереницей человеческих образов, над хором голосов и чредой проходящих мгновений стоит великая драма идей, порождающая все прочие драмы...»

Эта великая драма идей, по мнению писателя, порождает идейную и нравственную борьбу огромной силы. Барбюс говорил по этому поводу:

«Это такая сверхчеловеческая, неистовая, яростная схватка, что перед ней тускнеет привычная картина жизни: всё вовлекается в эту борьбу, всё ей подчиняется, всё приносится в жертву. <...>

В эту бурную эпоху идеи обладают неотразимой силой, которая превращает их в реальность; они светятся, как огненные буквы, которые появились в разгар библейского пиршества на древней стене. Но те знаки Валтасара были страшны потому, что они были загадочны. Эти — неотразимы потому, что мы знаем их смысл. <...>

Нравственная и социальная правда взывает к нам так красноречиво, что кажется, она зовет каждого из нас по имени!»

А вот что по сходному поводу говорит в одном из своих стихотворений Александр Блок:

Я ухо приложил к земле.
Я муки криком не нарушу.
Ты слишком хриплым стоном душу
Бессмертную томишь во мгле!
Эй, встань и загоришь и жги!
Эй, подними свой верный молот,
Чтоб молнией живой расколот
Был мрак, где не видать ни зги!
Ты роешься, подземный крот!
Я слышу трудный, хриплый голос...
Не медли. Помни: слабый колос
Под их секирой упадет...
Как зерна, злую землю рой
И выходи на свет. И ведай:
За их случайною победой
Роится сумрак гробовой.
Лелей, пои, таи ту новь,
Пройдет весна — над этой новью,
Вспоенная твоею кровью,
Созреет новая любовь.

Кто только ни говорил об этом кроте истории, то есть о том, как история соткала для себя некий живой и жизненный образ, образ не умственный и даже не эстетический, а метафизический — сущностный!

О кроте истории говорили великие средневековые схоласты — Фома Аквинский и Альберт Великий. О нем говорит Шекспир в «Гамлете». Этим образом грезил Маркс. Мы только что еще раз убедились в том, насколько важен был этот образ для Блока. Но для всей когорты революционеров-большевиков образ этого самого крота имел колоссальное значение. Еще раз подчеркну, этот образ не был обычным расхожим образом. Он был чем-то, сотканным из идеальной субстанции. Многие большевики прямо говорили о том, что они слышат, как роет крот в буквальном смысле этого слова. В пародийном виде это изображено в фильме Абуладзе «Покаяние».

Далеко не обязательно быть строго канонически религиозным человеком для того, чтобы чувствовать некие времена и некий зов. Те, кто его чувствуют с особой силой и бурно на него откликаются, — это и есть пассионарии в полном смысле данного слова.

XXV

Самое коварное состоит в том, что только часть этих людей соединяет этот, к ним направленный, зов с собственным хорошо оформленным содержанием. У большинства же такого оформленного содержания нет. Но это не значит, что содержания нет вообще. На месте такого содержания находятся какие-то плохо оформленные сгустки, обладающие сверхценным качеством, которое можно называть «смыслоэнергочувствительностью». Эти сгустки находятся на определенном этаже сознания подобной — пассионарной в моем понимании этого слова — личности.

Они находятся не на первом этаже, где расположены инстинкты.

И не на втором этаже, где расположено человеческое «я», оно же — идентичность.

И не на третьем этаже, где расположено сверх-Я или моральная критика.

Они расположены на четвертом этаже, о котором я заговорил в своих передовицах «Четвертый этаж». Я обещал читателю газеты «Суть времени» завершение цикла этих статей. Только теперь могу выполнить это свое давнее обещание. Потому что в предыдущий период важнее было обсудить марксизм и коммунизм. Это и сейчас, по-видимому, важнее всего. Но и разговор о четвертом этаже тоже требует завершения. Ради подобного завершения рассмотрим несколько вариантов работы этого самого четвертого этажа.

Вариант № 1. На четвертом этаже находится то, что можно назвать хорошо сформированным многоканальным устройством, снабженным датчиками с высокой разрешающей способностью и средствами переработки принятого сигнала. Связь между четвертым этажом и другими этажами не повреждена. В этом случае на четвертом этаже будет адекватно опознан и правильным образом принят метафизический импульс. И это приведет в надлежащее мощное целенаправленное действие всё человеческое естество.

Вариант № 2. На четвертом этаже находится устройство, обладающее теми качествами, которые только что описаны при рассмотрении варианта № 1. Но связи между четвертым и находящимися под ним этажами более или менее повреждены. Тогда обладатель подобного устройства примет импульс надлежащим образом, но не сможет на него никак отреагировать. У него в определенном отсеке коры головного мозга будет вертеться принятая информация, а всё его естество и большая часть сознания будут функционировать так, как будто бы никакая информация четвертым этажом не принята. А если и принята, то ее не надо учитывать в реальном поведении, мышлении, чувствовании.

Разумеется, второй вариант редко существует в чистом виде. Хотя интернетная субкультура очень способствует его наличию. И всё же, чаще какой-то канал между четвертым этажом и нижними этажами работает. Тогда с четвертого этажа в каком-то виде поступает вниз какой-то сигнал. Это может быть искаженный сигнал, сигнал, лишенный необходимой мощности, сигнал, доходящий не до всех нижних этажей.

То есть если имеет место чистый вариант № 2, то никакого вмешательства в реальную жизнь принятый четвертым этажом сигнал не произведет.

А если коммуникация между четвертым и нижними этажами разрушена частично, то и вмешательство четвертого этажа в нижние будет частичным. Какая-то реакция нижних этажей на сигнал, принятый четвертым этажом, возникнет, но она может быть сколь угодно непоследовательной, неадекватной, искалеченной и так далее.

Вариант № 3. Всё то, что расположено на четвертом этаже, разгромлено. И, соответственно, никакой смыслоэнергетический импульс, именуемый метафизическим, принят быть не может, а значит, не может быть и передан на другие этажи.

Вариант № 4. На четвертом этаже вместо высококачественного устройства, предполагающего адекватный прием, находится странное устройство, напоминающее простейший организм — амебу, плазмоид. Почему бы такому организму не быть принимающим устройством? Ведь он простейшим образом реагирует на импульсы — это простейшая реакция называется «раздражением», способность реагировать называется «раздражимостью», то, на что реагирует, называется «раздражителем».

Что значит, организм «раздражается»? Это значит, что он выдает какую-то простейшую двигательную реакцию — сжимается, расширяется, поворачивается. А всё, что реагирует на импульс, может быть приемным устройством. Вся бионика (прикладная наука о применении в технических устройствах живых организмов и их промышленных аналогов) основана именно на этом.

Итак, приемником является особый простейший организм. Но, в отличие от обычного простейшего организма, для которого ответом на раздражения является двигательная реакция, этот простейший сверхорганизм, реагируя на смыслоэнергетические импульсы, выдает простейшую реакцию под названием интерес. Его начинает тянуть в сторону источника импульса. Он хочет этот источник потрогать, к нему приблизиться, получить от него новые импульсы. Да, это простейшая раздражимость. Но это — сверхраздражимость, потому что она является реакцией на сложнейшие импульсы.

Такие реакции называются тропизмами или таксисами. Обычно говорят о фототаксисе (реакции простейших организмов на свет), гидротаксисе (реакции организмов на влажность), хемотаксисе, электротаксисе... А мы должны говорить о смыслоэнергетическом или метафизическом таксисе.

Значит, с одной стороны, при данном варианте приема импульса приемное устройство, находящееся на четвертом этаже, реагирует на импульс, и даже может передать свою реакцию нижним этажам, если каналы не повреждены. То есть обладатель четвертого этажа может начать читать, пересматривать передачи, идти на какие-то встречи, выполнять рекомендованные действия. Да, он всё это может. Но он может именно это. То есть его реакции носят характер простейших реакций на сложнейшее. Они-то и есть смыслоэнергетические таксисы, метафизические таксисы или сверхтаксисы.

И опять же, разные типы того, что я могу назвать сверхсложными простейшими организмами, принимающими сигнал на четвертом этаже, по-разному реагируют на смыслоэнергетические импульсы с разной смысловой концентрацией. Одним сверхсложным простейшим организмам нужно побольше метафизической энергии и поменьше метафизического смысла. Другим сверхсложным простейшим организмам нужно побольше смысловой концентрации. Они без этого реагировать не начнут.

Констатируя это, я никоим образом не хочу обесценивать или даже приуменьшать подвиг тех пассионариев, которые, отреагировав на простейший смыслоэнергетический импульс, сообщающий об очевидной беде, воюют в Донбассе или воевали в Приднестровье, в Югославии, в Сербии и других горячих точках. Это люди подвига, и дай бог сидящим в зале хотя бы приблизиться к тому человеческому качеству, которое способно породить подвиг.

Если бы такие пассионарии не откликнулись на зов беды в той же Чечне хотя бы, то, возможно, России уже бы не было. Кстати, пассионарии, откликнувшиеся в 1941 году на зов беды, откликнулись тоже на простейшее и очевиднейшее. Но произошедшее в 1941 году и было простейшим и очевиднейшим — осязаемым и очевидным вторжением смертельного врага на территорию нашей Родины. Если бы враг так же вторгся на территорию нашей Родины в 1991 году, да еще бы стал бомбить города и сжигать дома, убежден, нашлись бы миллионы пассионариев, которые в ответ на это стали бы совершать настоящие подвиги.

Но враг поступил иначе. Он знал, как надо поступить для того, чтобы простейшие приемные устройства, находящиеся на четвертом этаже у русского человека, не отреагировали по принципу «пришла беда — открывай ворота». Нужны были все-таки другие устройства на четвертом этаже для того, чтобы принять более сложный сигнал метафизического бедствия и откликнуться на него тем или иным способом.

Я не хочу — еще раз подчеркну — хоть сколько-нибудь приуменьшать значение простого пассионарного ответа на метафизический вызов под названием «очевидное вторжение на нашу территорию проклятой орды — силы темной». На таком ответе держалась, держится земля русская — и будет держаться. Не будет этого слагаемого в ответе — все остальные бессмысленны. Но это не означает, что этого слагаемого достаточно в сегодняшнем мире.

Когда я начал выступать с передачами «Суть времени», некий плазмоид, находящийся на четвертом этаже и являющийся простейшим приемником, позволяющим принять сверхсложный и, по сути, метафизический импульс, выдал реакцию, которую я называю смыслоэнергетическим таксисом, метафизическим таксисом или сверхтаксисом.

Может быть, слушателям будет интересно, что существуют аэротаксисы, баротаксисы, гальванотаксисы, гелиотаксисы, гидротаксисы, гравиатаксисы, магнитотаксисы, фототаксисы, хемотаксисы. Что телотаксисом называется перемещение к источнику стимуляции. Словом, в моем обращении к тематике таксисов нет ничего пренебрежительного. Тем более что я говорю о сверхтаксисе.

Более того, именно наличие сверхтаксиса в немалом количестве молодых голов было тем русским чудом, которое враг не учел. Враг успел разгромить в мозгах молодежи очень и очень многое.

Он осуществил декультурацию этих мозгов, обеспечив отчуждение молодежи от собственной культуры.

Он осуществил десоциализацию, лишив молодежь возможности развивать навыки плотного коллективного существования.

Он испарил большие и накаленные смыслы, повредив энергетику и поселив в душах страх перед смертью. Ибо подростковая встреча со смертью не поселяет в душах крупных травм только при наличии больших накаленных общих смыслов.

Враг фактически подавил или попытался подавить эмоциональную жизнь молодежи.

Он сделал всё возможное, чтобы внушить ей, что каждый за себя.

Он попытался развратить ее секс-пропагандой, попытался вбить в головы абсолютное значение потребительских ценностей.

Он предложил молодежи трудиться только за деньги в весьма специфических фирмищах, фирмах и фирмочках.

Он сильно давит на молодежь, демонстрируя ей всеобъемлющие возможности, возникающие у тех, кто оказался наверху, и ничтожность существования тех, кто окажется внизу.

Он поселил в молодых душах страх перед разрывом связей с чудищем под названием «нормативная социальная жизнь».

Он сделал всё для того, чтобы молодежь разучилась трудиться по-настоящему.

И уж конечно, он приложил особые усилия и всё свое мастерство для того, чтобы, во-первых, не допустить наличия на четвертом этаже полноценных приемников. И, во-вторых, повредить каналы, по которым с четвертого этажа сигнал должен поступать на другие.

***

Из доклада на Летней школе движения «Суть времени». Александровское, 11 июля 2016 года

Tags: Горбачёв, Европа, КПРФ, КПСС, Кургинян, СССР, Суть времени, капитализм, коммунисты, метафизика, проект, смысл, советский, социализм, человек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments