ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Логика Аристотеля и современные теоретики от физики

АристотельУдивительным образом вывод данной статьи совпадает с лейтмотивом одной книги известного западного публициста Де Боно. Помнится, в начале перестройки (не к ночи будь упомянута) прочитал залпом это творение публициста, где логика Аристотеля также называлась одним из камней преткновения для нормального развития нашей глобальной цивилизации.

Конечно, Аристотель и его логика - лишь одна из многочисленных граней того управления, которое осуществляется в отношении стран и народов. Но и этот аспект полезно иметь в виду.

***

Рассуждение о логиках

Физика Аристотеля, опираясь на неподвижность Земного шара, пришла к выводу о непрерывности материи (невозможность пустоты). Физика Ньютона, опираясь на подвижность Земного шара пришла к выводу, о прерывности материи. Современная теоретическая физика, совместившая оба вывода, опирается на ошибочную двойственность света и материи.

До начала ХIХ века человечество знало только одну логику, в которой действовал принцип «или то, или другое, но не то и другое сразу». Например, Коперник решал проблему: движется Земля или не движется? Иначе говоря «или-или?» и ничего третьего. В послевоенные годы в школах некоторое время преподавалась логика. После смерти Сталина вместо неё ввели теорию относительности. С тех пор мыслительный уровень образованных людей сильно упал.

Например, журналист Юрий Махрин писал в «Правде» 16.11.87 г.: «Ох уж этот пресловутый принцип «или-или», «праведники-грешники»! Принцип недиалектический». Да, что говорить о журналисте, когда в «Советской России» 25.10.87 г. академик Л.Абалкин (тогда еще член-корр. АН СССР) писал: «…рассуждения по принципу «или-или» далеки от науки.

Это чисто метафизическое, примитивное мышление методом исключения, восходящее, кстати, к давно известным теоретическим образцам. Когда-то люди не знали о диалектике, о сложных комбинациях, переплетениях противоположностей, переходе явлений в свою противоположность». Поэтому и Леонид Утёсов писал: «Почему обязательно надо "или - или", а почему нельзя "и - и"? - этого я до сих пор понять не могу».

Есть признаки общие, а есть особенные для любых объектов. Каждый человек, например, имеет признаки, объединяющие его со всем человечеством. Он человек вообще. Но он еще имеет признаки, выделяющие его от других людей. Кроме того, для каждого человека принципиально важно иметь жилище, одежду, пищу, семью. Но непринципиально где он живет в хижине или дворце, какую он носит одежду, чем питается, на ком женат и какие у него дети.

Поэтому, когда речь идет о принципиально важных, общих признаках, то проблема решается по типу «или – или?» и ничего третьего. Спрашиваем, есть ли у конкретного человека жилище, одежда и т.д. или нет? Или – или? А какое у него жилище? У него может быть и хижина, и дворец и квартира, то есть и то, и другое…

Мир кажется многоцветным. Но основа Мира, его скелет является черно-белым. Для истории, если её описывать по существу, достаточно черно-белых красок, но можно утопить суть в обилии несущественных многоцветных подробностей.

Нам постоянно приходится сталкиваться с проблемой выбора, который бывает двух видов: двухвариантный (черно-белый) и многовариантный (цветной). Это знали еще в древности и черно-белый выбор имел особое название. Греки называли принципиальный черно-белый выбор – дилеммой. Римляне – альтернативой. Эти понятия относятся к сути природы их можно называть по разному, но невозможно отменить.

Большая советская энциклопедия (1970 г.) называла ситуацию, в которой надлежит произвести выбор одной из двух исключающих друг друга возможностей АЛЬТЕРНАТИВОЙ.  Сказано предельно ясно  - выбор такой возможности, когда третьей возможности просто не существует. После БСЭ в том же издательстве вышли три издания Советского энциклопедического словаря, изменивших значение понятия.

Альтернатива, необходимость выбора одного из двух или нескольких возможных решений, направлений, нужных вариантов. Никакого намёка на взаимоисключающие возможности, будто  их не существует в природе. Важнейшее понятие ликвидировано словарем, поставлено в один ряд с самым заурядным выбором одного из многих вариантов.

Когда я обнаружил словарную путаницу, я  написал несколько писем в разные издания. Но никто и нигде, даже журнал «Русская речь» не опубликовал ни одной моей строчки. Но в 1988 году вышло 4-е издание упомянутого словаря, в котором альтернативой назван  выбор одной из двух или нескольких взаимоисключающих возможностей. Опять мимо. Таких возможностей бывает только две, и не бывает несколько.

Хочу рассказать, почему деформировалась альтернатива.

Мы знаем, что все объекты Мира состоять из нескольких десятков химических элементов. И каждый элемент имеет особенные свойства, по которым можно отличать их друг от друга. Но есть ли что-либо общее у всех этих химических элементов? Да, все они состоят из одинаковой субстанции, которую и стали называть материей. Итак, Мир построен из материи.

Но материя прерывна или непрерывна? Логика требует конкретного решения проблемы. Или – или? И ничего третьего. Как решить эту проблему? Сейчас наука рассуждает о множестве миров (параллельных вселенных). Но мы Миром, Вселенной называем всё существующее независимо от наших наблюдательных и познавательных способностей. Тогда Мир один и бесконечен (без границ). Если предположить, что где-то есть граница Мира, то неизбежен вопрос, а что там, за границей? Может быть другой или другие Миры? Но это противоречит нашей исходной посылке, что Мир один.

Но сколько материи в Мире? Конечное или бесконечное количество? Опять, логика требует конкретного решения? Или конечное, или бесконечное количество. Есть космологические парадоксы, которые возникают, если в бесконечном Мире есть бесконечное количество материи. Если же отказаться от бесконечности материи, то и парадоксов не будет.

Кроме того, мы признаем закон сохранения материи, а это означает, что количество материи в Мире не изменяется, а остается всегда неизменным (постоянным). А любое постоянное количество всегда конечно. Следовательно, в бесконечном Мире есть конечное количество материи. А это возможно только, если материя прерывна, состоит из наименьших элементарных частиц, которые Левкипп с Демокритом назвали атомами (неделимыми), находящихся в бесконечном пустом пространстве.. Сейчас атомами называют нечто иное, поэтому наши частицы назовем иначе - гравитонами.

Аристотель «опроверг» атомистов, доказывая, что если бы пустота была, то тело двигалось бы бесконечно. «Ибо что его остановит, здесь, а не там?» (т.3. с.139). Но Вселенная Аристотеля была конечной. Она находилась внутри небесной сферы, якобы вращавшейся вокруг неподвижного Земного шара. Поэтому, чтобы в конечной Вселенной не могло бы быть  бесконечного движения, Бог, создавая Вселенную, должен был заполнить пространство материальной средой – эфиром, который тормозя движение, делала бы невозможным бесконечное движение в конечной Вселенной и удерживал Землю в центре Вселенной.

В Физике Аристотеля не было никакой теории света. И только старший современник Ньютона Христиан Гюйгенс предложил объяснять оптические  явления колебаниями (волнами) эфира. Ньютон окончил университет и стал в нём же преподавать физику Аристотеля.

В ранних произведениях он опирался на эфир. Но вдруг сообразил, что  если планеты и кометы  очень долго движутся по своим орбитам, то это означает, что пространство не тормозит их движения, эфира нет, пространство пусто. Но если нет эфира, то не может быть и волновой теории света. И Ньютон стал творцом классической физики – альтернативной Аристотелю. В его физике материя прерывна, а в физике Аристотеля материя непрерывна. Стоял альтернативный выбор материи: прерывна или непрерывна материя? Или-или? И ничего третьего.

Но в 1818 году Парижская АН, решила, что эксперименты Юнга и Френеля, доказывают непрерывность материи, совместила прерывность материи с ее же непрерывностью, через волновую теорию света, что было грубейшей логической ошибкой. С этого момента в физику в неявном виде вошла двойственность материи и пустоты. Альтернативность альтернативного выбора была нарушена. Вместо выбора «или-или» вошло «и то, и другое».

С 1818 года вместо физики Ньютона стала развиваться современная физика на основе ошибочной двойственности материи, вместо альтернативности. На основе этой ошибки был поставлен, в частности, эксперимент Майкельсона, пытавшегося определит скорость Земли относительно эфира. По Ньютону все скорости относительны и ему никогда не пришла бы в голову столь дикая затея.

Но дело было сделано, эксперимент был проведен и дал, как принято считать, отрицательный результат. Природа ответила, что скорости Земли относительно эфира нет. Это могло означать только, что либо Земля неподвижна, либо эфира нет. Или-или? И ничего третьего. Но физики опять нашли третье там, где его нет. Они придумали  теорию относительности. Эксперимент Майкельсона подтвердил, в сущности, правоту Ньютона о пустом пространстве и дискретной материи.

Ошибка не исправляется, а продолжает возводиться в ранг истины. Вот, например, цитата: «…в современной физике длился вековой спор о том, что есть свет – волна или поток частиц?  … ответ природы оказался парадоксальным: «Верно третье! Вы имеете дело с волночастицыми… Ошибочна, как видим может быть сама альтернатива  или-или» («Новый мир» №12, 1979 г.с. 210).

А вот высказывание профессионального философа: «…наука включает альтернативные и  остроконкурирующие теории, которые не представляются содержательно совместимыми. Подобная несовместимость… может быть преодолена путем синтеза альтернативных теорий в третье. Так противоречие между корпускулярной и волновой теориями света  …снимается квантовой физикой». («Вопросы философии» №3-1983 г. с.40).

Опять звучит: «Верно третье!» Но ведь по определению альтернативы – это такой выбор, когда третьего не дано. Альтернативными, например, являются геоцентрическая и гелиоцентрическая теории. Если их синтезировать по предлагаемому методу, можно утверждать, что не Земля движется вокруг Солнца, и не Солнце вокруг Земли, а верно третье! Земля движется вокруг Солнца, а Солнце – вокруг Земли.

Подобной «синтезированной» теорией является и квантовая физика, к которой  апеллирует философ.

Кстати в журнале «Химия и жизнь» №1-1983 г. была напечатана статья доктора ф.м.н. М.Е.Герценштейна «Эфир, вакуум, пустота…», в которой утверждается, что эфир и пустота  - это разные названия одного и того же. Опять совмещение несовместимого.

Под влиянием подобных заявлений главный редактор издательства «Советская энциклопедия» А.Прохоров отменил альтернативность альтернативы. Но шила в мешке не утаить. Острие вылезает в самых неожиданных местах.

Итак, до 1818 года, до трагического совмещения двух несовместимых физик Ньютона и Аристотеля была только одна естественная логика, названная формальной, на базе двухвариантного (альтернативного) выбора. Естественно, что отказ от логики вызвал сумятицу в умах.



Но, живший тогда весьма авторитетный философ Гегель был настолько потрясен этим парадоксом, что придумал новую «высшую» логику, называемую сейчас диалектической. Эта «логика», якобы позволявшая, вопреки формальной логике, совмещать несовместимое, помогла успокоить науку. Потом стали возникать многозначные логики на базе многовариантного выбора. Дурное дело нехитрое. Есть даже логика «будущего», обсуждающая будет ли некто в какой-то момент будущего где-то. Но эти логики относятся скорее к теории вероятности..

Если понимать и различать два вида выбора, то можно понять, что есть только одна естественная логика, а все остальные от лукавого. Нужно только понимать, что все явления природы противоречивы (неоднозначны) и могут разными людьми поняты по разному. Поэтому требуется четко знать, о чём идет речь в конкретном рассуждении, как это делает математическая логика, выросшая на основе формальной.

Иммануил Кант в свое время писал, что множество наук, изучающих по сути дела один предмет: Вселенную, разные ее части, могут из-за деревьев не увидеть леса. Поэтому науке нужен философский надзор. Но в 1818 году философия была подмята физикой и с тех пор физики вытирают ноги о философию, и философы с этим соглашаются, тем более, что за соглашательство хорошо платят. Я начал писать в «Вопросы философии» почти 40 лет назад, пытаясь помочь философии подняться, но ни одной моей строчки редактор журнала не пропустил. За это он стал сначала член-корром, а затем и академиком РАН.

Нужно только очистить современную теоретическую физику от Аристотеля, чтобы вывести ее из кризиса.


Павел Каравдин

***


Источник.

Tags: Ньютон, кризис, логика, наука, теория, физика, эфир
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments