ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Category:

Фашизм частной собственности

Предлагаемое начало статьи, посвящённой справедливой критике западных социологов, безусловно нуждается в кратком предисловии. Которое, по сути своей, есть призыв к данному автору и его коллегам.

Товарищи! Социализм в том виде, в котором мы его видели на практике, канул в Лету. Ненадолго: он обязательно будет заново выстроен, но... в новом качестве! Вы же в своих превосходных для советской эпохи статьях совершенно не желает учитывать изменившееся состояние общества.

Вы опираетесь на труды двухсотлетней давности, а практические перемены в современном обществе рассматриваете исключительно через исторический опыт эпохи И.В. Сталина. И требуете, по сути, невозможного от Путина.

Так не пойдёт! Социальная среда даже в сравнении со сталинским периодом качественно изменилась, уже не говоря об эпохе Маркса. Не учитывать этого - биться головой о непробиваемую стену.

Сегодня нет строго очерченных и малопроницаемых государственных границ. Нет чётко выраженных классов, за исключением аморфного разделения на эксплуататоров и эксплуатируемых.

Зато сегодня мы имеем резкий скачок в области передачи информации, также имеем свободное проникновение заграничных НГО в идеологическую и вообще, управленческую сферу нашей страны. И много других изменений произошло даже за прошедшие сто лет.

Любая теория, тем более, что вы сами так же говорите о марксизме, - не догма. И руководством к действию может являться лишь та теория, которая учитывает не только общие тенденции и закономерности, но которая является актуальной, т.е. созвучной времени, учитывающей состояние технологического развития, сознания общества, иные физические, социальные, информационные и управленческие реальности.

Пора, товарищи марксисты, перестраиваться. И проводить перестройку не в стиле Горбачёва, марксиста, а в стиле новой социологии, которая учитывает произошедшие в обществе изменения по сравнению с эпохой классиков. Эта социология популярно и доходчиво изложена в трудах авторского коллектива ВП СССР.

На сегодня ничего лучшего, актуального и столь тщательно проработанного вы нигде не найдёте. Так что, товарищи, пора снова заняться ликбезом. Управленческим. Адрес прост: водаспб.ру.

***

Огонь, как некое раздражение для нормального состояния вещества, сжигая последнее, как бы проявляет его сущность, разъединяя вещество на мельчайшие составляющие, однако, этот процесс нельзя рассматривать, как мгновенный переход вещества в иное для себя состояние, но как процесс, имеющий течение во времени.

Потому, вещество, сгорая, проходит несколько этапов, прежде чем окончательно исчезнет, разложившись на частицы, показывая на каждом этапе ту или иную свою суть (сущность).

Так, например, при сжигании тетрадного листка в клетку, в определённый момент перед исчезновением, клетки проявляются отчётливее, нежели они были видны до этого.

Аналогичной способностью, как и у огня, для капитализма, обладает экономический кризис, следующий по пятам за его развитием, заставляющий современных «учёных-экономистов» искать способы выхода из сложившейся ситуации, обращаясь, словно к библии, к трудам таких известных либертарианцев, как Фридрих фон Хайек и его ученик Милтон Фридман.

Тем не менее, усиление падения производства в современных условиях, следом - разговоры о необходимости, якобы, новой модели экономики, и реальные действия буржуазных режимов капиталистических государств по урезанию социальных расходов и либерализации экономик, как во Франции, к примеру, или в России, говорят нам о том, что нечто подобное, в своём историческом развитии человеческое общество однажды уже проходило, а посему есть возможность проследить, с каким историческим периодом это связано и, главное, к чему это тогда привело.

Некоторые современные экономисты говорят о том, что по своему масштабу современный экономический кризис схож с тем, что случился во времена Великой депрессии, а раз так, то с рассмотрения этого явления следует продолжить дальнейшее повествование.

Великая депрессия

Либеральная Википедия, например, выделяет несколько «мнений» о причинах экономического кризиса, приведшего в конце 1920-х годов к Великой депрессии в США и одно из них, пожалуй, достойно особого рассмотрения - это маржинальные займы.

«Суть займа проста - можно приобрести акции компаний, внеся всего 10 % от их стоимости. Например: акции стоимостью 1000 долларов можно приобрести за 100 долларов.

Этот тип ссуды был популярен в 1920-е годы, потому что все играли на рынке акций. Но в этом займе есть одна хитрость. Брокер в любой момент может потребовать уплаты долга и его нужно вернуть в течение 24 часов.

Это называется маржевое требование и обычно оно вызывает продажу акций, купленных в кредит. 24 октября 1929 нью-йоркские брокеры, которые выдавали маржевые займы, стали массово требовать уплаты по ним.

Все начали избавляться от акций, чтобы избежать уплаты по маржевым займам. Необходимость оплаты по маржевым требованиям вызвала нехватку средств в банках по сходным причинам (так как активы банков были вложены в ценные бумаги и банки были вынуждены срочно продавать их) и привело к краху шестнадцати тысяч банков, что позволило международным банкирам не только скупить банки конкурентов, но и за сущие копейки скупить крупные американские компании.

Когда общество было полностью разорено, банкиры Федерального резерва США решили отменить золотой стандарт США. С этой целью они решили собрать оставшееся в США золото. Так под предлогом борьбы с последствиями депрессии была проведена конфискация золота у населения США.» - википедия.

Данная версия подана Википедией в таком виде, что становится похожа на некую теорию заговора банкиров против общества. Тем не менее, уже тот факт, что падение экономики США началось с биржевого краха на Уолл-стрит, говорит о том, что эту версию всё же стоит дополнить некоторыми пояснениями, используя диалектический материализм или, проще говоря, научный метод.

Безусловно, биржевой крах 24 октября 1929 года является рукотворным и был организован банкирами, в том числе и банкирами США, но и эти действия не были продиктованы лишь традиционным желанием кучки негодяев обогатиться, а имели еще более изуверские основания.

Задолго до начала Великой депрессии В. И. Ленин доказал, что капитализм неизбежно переходит в свою высшую стадию развития - империализм,- где промышленный капитал сращивается с банковским, образуя, как тогда выражались, «тресты» или, как сейчас, транснациональные корпорации.

В результате роста финансовых возможностей корпорации теперь могли легко «убирать» мелких конкурентов, поэтому было бы глупо верить в то, что более крупный капиталист не воспользуется кризисом перепроизводства, не усугубив его, позволив, тем самым, более мелким конкурентам разориться, что и доказала практика «Чёрного вторника», случившегося в США 24 октября 1929 года.

Именно поэтому в тот день самые крупные капиталисты потребовали от более мелких капиталистов возвращения кредитов, полученных ранее на покупку акций, что и вызвало разорение 16000 банков, которые были выкуплены по «сходной цене» крупными капиталистами.

Если учесть, что практически всем банкам на тот момент принадлежали те или иные производства, очевидно, что разорение этих 16000 банков потребовалось для покупки, в том числе, и принадлежащих им производств. Так, одним ударом, самые крупные капиталисты резко увеличили концентрацию и централизацию своего капитала, попутно разоряя более мелких капиталистов и обрекая на нищету и страдания большинство трудового народа, что снижало цену рабочей силы, т.е. повышало экономическую эффективность переменного капитала.

Действия банкиров были продиктованы общей ситуацией в мировой экономике, её спадом, что было вызвано падением производства, спровоцированное недостатком платежеспособного спроса основной массы пролетариев на выпускаемую продукцию, попросту перепроизводством.

Поэтому, у капиталистов возникла необходимость в «перестройке» экономики с целью дальнейшего роста прибыли, а брокерское «маржевое требование», всего-навсего, один из необходимых шагов для достижения этого, и для монополистов ничего не значит, что при этом нищете и буквальному уничтожению подвергается значительная часть населения планеты.

Либерализм, фашизм, нацизм

В своём труде, вышедшем в 1944 году «Дорога к рабству», небезызвестный «учёный-экономист», представитель «австрийской экономической школы», один из основоположников «философии» либертариантства Фридрих фон Хайек пишет:

«Мы до сих пор не хотим видеть, что расцвет фашизма и нацизма был не реакцией на социалистические тенденции предшествовавшего периода, а неизбежным продолжением и развитием этих тенденций.

Многие не желают признавать этого факта даже после того, как сходство худших проявлений режимов в коммунистической России и фашистской Германии выявилось со всей отчетливостью.

В результате многие, отвергая нацизм как идеологию и искренне не приемля любые его проявления, руководствуются при этом в своей деятельности идеалами, воплощение которых открывает прямую дорогу к ненавистной им тирании.»

Вот, за что мне «нравятся» либералы (либертарианцы туда же), так это за их умение выстраивать свои мысли так, что без знания диаматики понять истинный смысл сказанного ими достаточно проблематично.

Хайек здесь утверждает, будто фашизм и нацизм явились естественным продолжением «социалистических тенденций предшествовавшего периода»; более того, коммунистическая Россия, по его мнению, развиваясь по пути строительства социализма и коммунизма, также показывает «сходство худших проявлений» с режимом фашистской Германии.

Будучи аристократом по крови, Хайек был сторонником частной собственности на средства производства и либеральных рыночных отношений, однако, по его мнению, настоящие рыночные отношения, и в этой книге он неоднократно это показывает, возможны лишь при «чистом капитализме», или тогда, когда государственное вмешательство в экономику сведено к нулю.

Вмешательство же государства в рыночную экономику происходит, по мнению Хайека, ввиду желания определённых лиц избавиться от несправедливых отношений в обществе, используя социалистическую идеологию и методы управления экономикой, но ввиду того, что, по его мнению, социалистическая идеология утопична, это «открывает дорогу к ненавистной им
тирании»
.

Таким образом, Хайек видит развитие общественных отношений только двумя способами - либо путём «чистого» невинного капитализма, либо путём социализма, но неизбежно приводящего к тирании; а под социализмом Фридрих фон Хайек понимает всякое усиление регулирования «чистого рынка» со стороны государства.

А так как, по мнению Хайека, социализм утопичен, а любые попытки его использования в экономике есть открытая дорога к тирании, то иных свободных отношений, кроме как отношений частной собственности на средства производства, по логике Хайека, существовать не может.

Иными словами, эксплуатация человека человеком, для либерала, является естественным способом производства, как они выражаются, «благ» (очевидно, для себя и за счёт других), а любое сопротивление эксплуатируемых рабов своему рабскому положению, приводит к тирании.

То есть, по мнению «учёного-экономиста», профессора Фридриха фон Хайека, попытка избавления от тирании неизбежно приводит к... тирании.

К несчастью для фон Хайека, это действительно так, только эта тирания - тирания большинства над меньшинством и лишь для того, чтобы в конечном итоге избавиться от тирании навсегда; тогда как эксплуатация человека человеком - есть тирания меньшинства эксплуататоров над большинством эксплуатируемых, а памфлеты «учёных», подобных Хайеку, прикрывая эту эксплуатацию, позволяют капиталистам усиливать её непрерывно, и по возрастающей.

В своей книге Хайек сетует на то, что «принцип свободы, реализованный в Англии», в течение двух столетий «пробивал себе судьбу на Восток», но, как выразился Хайек, «около 1870 г. экспансии английских идей на Восток был положен предел».

«В течение следующих шестидесяти лет центром, где рождались идеи, распространявшиеся на Восток и на Запад, стала Германия. И был ли это Гегель или Маркс, Лист или Шмоллер, Зомбарт или Маннгейм, был ли это социализм, принимавший радикальные формы, или просто «организация» и «планирование», - немецкая мысль всюду оказывалась ко двору и все с готовностью начали воспроизводить у себя немецкие общественные установления.

Интенсивное влияние, которое оказывали все это время в мире немецкие мыслители, подкреплялось не только колоссальным прогрессом Германии в области материального производства, но, и даже в большей степени, огромным авторитетом немецкой философской и научной школы, завоеванным на протяжении последнего столетия, когда Германия вновь стала полноправным и, пожалуй, ведущим членом европейской цивилизации. Однако именно такая репутация стала вскоре способствовать распространению идей, разрушающих основы этой цивилизации.

Сами немцы - по крайней мере те, кто в этом распространении участвовал, - прекрасно отдавали себе отчет в том, что происходит. Еще задолго до нацизма общеевропейские традиции стали именоваться в Германии «западными», что означало, прежде всего «к западу от Рейна». «Западными» были либерализм и демократия, капитализм и индивидуализм, свобода торговли и любые формы интернационализма, т. е. миролюбия.

Но несмотря на плохо скрываемое презрение все большего числа немцев к «пустым» западным идеалам, а может быть, и благодаря этому, народы Запада продолжали импорт германских идей. Больше того, они искренне поверили, что их прежние убеждения были всего лишь оправданием эгоистических интересов, что принцип свободы торговли был выдуман для укрепления позиций Британской империи и что американские и английские политические идеалы безнадежно устарели и сегодня их можно только стыдиться.»

По мнению Хайека, усиление экономической мощи Германии того периода, а также, развитие германской философской школы поспособствовали распространению этих идей за пределы Германии, что привело к разрушению «основ европейской цивилизации», выработанных на «принципе свободы, реализованном в Англии».

Самое интересное, что основной причиной, пошатнувшей либеральные «ценности» к концу ХIХ века, Хайек видит «плохо скрываемое презрение всё большего числа немцев к «пустым» западным идеалам, а может быть, и благодаря этому, народы Запада продолжали импорт германских идей.»

То есть, по мнению Хайека, распространению среди народов Востока (Германия, Россия) и Запада (Англия, США) идей социализма, коммунизма, справедливых общественных отношений без эксплуатации человека человеком, поспособствовало не ухудшение экономического положения пролетариата там - то есть объективность,- а «плохо скрываемое презрение всё большего числа немцев» к действительно пустым буржуазным «европейским ценностям», наподобие «либерализма и демократии, капитализма и индивидуализма, свободы торговли и любых форм интернационализма, т. е. миролюбия», иными словами - субъективный фактор.

Тем не менее, если бы Хайек действительно был учёным, а не холуем, обслуживающим интересы капиталистов, то он бы знал, что у любого субъективного фактора есть объективное обоснование, - следом, задал себе вопрос: А что же вызвало такое презрение немцев к этим самым «европейским ценностям»?!

Приводя в качестве примера германской мысли таких философов, как Гегель и Маркс, называя социализм Маркса «радикальным», Хайек в один ряд с ними ставит и таких «мыслителей», как Шмоллер и Зомбарт, проповедовавших идею «государственного социализма» и, в отличие от Маркса, не упразднявших частную собственность на средства производства.

Но именно такое «не упразднение» показывает, что на самом деле, подобные «мыслители», произвольно интерпретируя социализм, на деле, социалистами не являются, потому как, «государственный социализм», это, прежде всего, планомерное и окончательное уничтожение мелкобуржуазных отношений в обществе, а не примирение с ними.

Несмотря на все попытки холуя фон Хайека отождествить труды Карла Маркса и невежд в общественных науках, как одно целое, почти за 100 (!!!) лет до написания им своей «Дороги к рабству», в 1848 году К. Маркс и Ф. Энгельс выпустили в свет «Манифест коммунистической партии», где очень чётко обозначили, что является истинным социализмом, и какие бывают формы его извращений.

Они выделяли три вида социализма:

«1. Критически-утопический социализм Оуэна, Фурье, Сен-Симона.

...Изобретатели этих систем, правда, видят противоположность классов, так же как и действие разрушительных элементов внутри самого господствующего общества. Но они не видят на стороне пролетариата никакой исторической самодеятельности, никакого свойственного ему политического движения.

Так как развитие классового антагонизма идет рука об руку с развитием промышленности, то они точно так же не могут ещё найти материальных условий освобождения пролетариата и ищут такой социальной науки, таких социальных законов, которые создали бы эти условия.

Место общественной деятельности должна занять их личная изобретательская деятельность, место исторических условий освобождения - фантастические условия, место постепенно подвигающейся вперед организации пролетариата в класс - организация общества по придуманному ими рецепту. Дальнейшая история всего мира сводится для них к пропаганде и практическому осуществлению их общественных планов.

Правда, они сознают, что в этих своих планах защищают главным образом интересы рабочего класса как наиболее страдающего класса. Только в качестве этого наиболее страдающего класса и существует для них пролетариат.

Однако неразвитая форма классовой борьбы, а также их собственное положение в жизни приводят к тому, что они считают себя стоящими высоко над этим классовым антагонизмом. Они хотят улучшить положение всех членов общества, даже находящихся в самых лучших условиях. Поэтому они постоянно апеллируют ко всему обществу без различия и даже преимущественно - к господствующему классу. По их мнению, достаточно только понять их систему, чтобы признать её самым лучшим планом самого лучшего из возможных обществ.

Они отвергают поэтому всякое политическое, и в особенности всякое революционное, действие; они хотят достигнуть своей цели мирным путем и пытаются посредством мелких и, конечно, не удающихся опытов, силой примера проложить дорогу новому общественному евангелию.»

2. Реакционный социализм:

а) феодальный и поповский социализм.

«...Они (аристократы) гораздо больше упрекают буржуазию в том, что она порождает революционный пролетариат, чем в том, что она порождает пролетариат вообще. Поэтому в политической практике они принимают участие во всех насильственных мероприятиях против рабочего класса, а в обыденной жизни, вопреки всей своей напыщенной фразеологии, не упускают случая подобрать золотые яблоки и променять верность, любовь, честь на барыш от торговли овечьей шерстью, свекловицей и водкой.

...Подобно тому, как поп всегда шел рука об руку с феодалом, поповский социализм идет рука об руку с феодальным.

Нет ничего легче, как придать христианскому аскетизму социалистический оттенок. Разве христианство не ратовало тоже против частной собственности, против брака, против государства? Разве оно не проповедовало вместо этого благотворительность и нищенство, безбрачие и умерщвление плоти, монастырскую жизнь и церковь? Христианский социализм - это лишь святая вода, которою поп кропит озлобление аристократа.»

б) мелкобуржуазный социализм.

«Феодальная аристократия - не единственный ниспровергнутый буржуазией класс, условия жизни которого в современном буржуазном обществе ухудшались и отмирали. ...В таких странах, как Франция, где крестьянство составляет гораздо более половины всего населения, естественно было появление писателей, которые, становясь на сторону пролетариата против буржуазии, в своей критике буржуазного строя прикладывали к нему мелкобуржуазную и мелкокрестьянскую мерку и защищали дело рабочих с мелкобуржуазной точки зрения. Так возник мелкобуржуазный социализм. Сисмонди стоит во главе этого рода литературы не только во Франции, но и в Англии.

Этот социализм прекрасно умел подметить противоречия в современных производственных отношениях. Он разоблачил лицемерную апологетику экономистов. Он неопровержимо доказал разрушительное действие машинного производства и разделения труда, концентрацию капиталов и землевладения, перепроизводство, кризисы, неизбежную гибель мелких буржуа и крестьян, нищету пролетариата, анархию производства, вопиющее неравенство в распределении богатства, истребительную промышленную войну наций между собой, разложение старых нравов, старых семейных отношений и старых национальностей.

Но по своему положительному содержанию этот социализм стремится или восстановить старые средства производства и обмена, а вместе с ними старые отношения собственности и старое общество, или - вновь насильственно втиснуть современные средства производства и обмена в рамки старых отношений собственности, отношений, которые были уже ими взорваны и необходимо должны были быть взорваны. В обоих случаях он одновременно и реакционен и утопичен.

Цеховая организация промышленности и патриархальное сельское хозяйство - вот его последнее слово.

В дальнейшем своем развитии направление это вылилось в трусливое брюзжание.»

в) немецкий, или «истинный» социализм.

« …Французская социалистическо-коммунистическая литература была таким образом совершенно выхолощена. И так как в руках немца она перестала выражать борьбу одного класса против другого, то немец был убежден, что он поднялся выше «французской односторонности», что он отстаивает, вместо истинных потребностей, потребность в истине, а вместо интересов пролетариата - интересы человеческой сущности, интересы человека вообще, человека, который не принадлежит ни к какому классу и вообще существует не в действительности, а в туманных небесах философской фантазии.

Немецким абсолютным правительствам, с их свитой попов, школьных наставников, заскорузлых юнкеров и бюрократов, он служил кстати подвернувшимся пугалом против угрожающе наступавшей буржуазии.

Он был подслащенным дополнением к горечи плетей и ружейных пуль, которыми эти правительства усмиряли восстания немецких рабочих.

Если «истинный» социализм становился таким образом оружием в руках правительств против немецкой буржуазии, то он и непосредственно служил выражением реакционных интересов, интересов немецкого мещанства.

Он провозгласил немецкую нацию образцовой нацией, а немецкого мещанина - образцом человека. Каждой его низости он придавал сокровенный, возвышенный социалистический смысл, превращавший её в нечто ей совершенно противоположное. Последовательный до конца, он открыто выступал против «грубо-разрушительного» направления коммунизма и возвестил, что сам он в своем величественном беспристрастии стоит выше всякой классовой борьбы. За весьма немногими исключениями все, что циркулирует в Германии в качестве якобы социалистических и коммунистических сочинений, принадлежит к этой грязной, расслабляющей литературе.»

3. Консервативный, или буржуазный, социализм

«…Известная часть буржуазии желает излечить общественные недуги для того, чтобы упрочить существование буржуазного общества.

Сюда относятся экономисты, филантропы, поборники гуманности, радетели о благе трудящихся классов, организаторы благотворительности, члены обществ покровительства животным, основатели обществ трезвости, мелкотравчатые реформаторы самых разнообразных видов. Этот буржуазный социализм разрабатывался даже в целые системы.

В качестве примера приведем «Философию нищеты» Прудона.

Буржуа-социалисты хотят сохранить условия существования современного общества, но без борьбы и опасностей, которые неизбежно из них вытекают. Они хотят сохранить современное общество, однако, без тех элементов, которые его революционизируют и разлагают. Они хотели бы иметь буржуазию без пролетариата. Тот мир, в котором господствует буржуазия, конечно, кажется ей самым лучшим из миров. Буржуазный социализм разрабатывает это утешительное представление в более или менее цельную систему. Приглашая пролетариат осуществить его систему и войти в новый Иерусалим, он в сущности требует только, чтобы пролетариат оставался в теперешнем обществе, но отбросил свое представление о нем, как о чем-то ненавистном.

Другая, менее систематическая, но более практическая форма этого социализма стремилась к тому, чтобы внушить рабочему классу отрицательное отношение ко всякому революционному движению, доказывая, что ему может быть полезно не то или другое политическое преобразование, а лишь изменение материальных условий жизни, экономических отношений.

Однако под изменением материальных условий жизни этот социализм понимает отнюдь не уничтожение буржуазных производственных отношений, осуществимое только революционным путем, а административные улучшения, осуществляемые на почве этих производственных отношений, следовательно, ничего не изменяющие в отношениях между капиталом и наемным трудом, в лучшем же случае - лишь сокращающие для буржуазии издержки её господства и упрощающие её государственное хозяйство.

Самое подходящее для себя выражение буржуазный социализм находит только тогда, когда превращается в простой ораторский оборот речи.

Свободная торговля! в интересах рабочего класса; покровительственные пошлины! в интересах рабочего класса; одиночные тюрьмы! в интересах рабочего класса - вот последнее, единственно сказанное всерьез, слово буржуазного социализма.

Социализм буржуазии заключается как раз в утверждении, что буржуа являются буржуа, - в интересах рабочего класса.»

Классики ничего не сказали о социализме рабочего класса, но он подразумевается Марксом и Энгельсом, как неотъемлемый элемент при строительстве коммунистического общества, и его понимание доступно при изучении диалектического материализма и марксизма.

Из всего вышесказанного отчётливо видно, что социализм может быть лишь двух видов - истинный, т.е. первая низшая фаза коммунизма, подразумевающий революционную борьбу угнетённого класса эксплуатируемых против эксплуататоров, неизбежно приводящий к коммунистическим отношениям в обществе; и неистинный, с его многообразием реакционного «социализма», прикрывающего эксплуатацию и частную собственность на средства производства высокопарной болтовнёй об улучшении социальных условий жизни наёмных рабов, не меняя в корне их положения, именно, как осчастливленных рабов.

Многообразие же такого «социализма» заключено, как в меркантильных интересах отдельных слоёв общества (меньшинства эксплуататоров), стоящих перед лицом потери своего привилегированного положения; так и в утопическом его понимании ввиду невежественности некоторых «писателей» в общественных науках...

Игорь СОВЕТСКИЙ


***

Окончание статьи здесь.

Tags: Германия, Россия, США, капитализм, коммунизм, концепция, корпоратократия, либерализм, либералы, марксизм, национализм, общество, рабство, свобода, социализм, социология, управление, фашизм, философия, человек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments