ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Зоя Космодемьянская: Товарищи! Боритесь, не бойтесь! С нами Сталин! Сталин придёт!..

Afficher l'image d'origineСвоим высоким идеалам,
Осталась до конца верна,
Жестокой смертью доказала,
Что есть у Родины броня!

Пред мужеством её и волей,
Склоняют «головы» года,
Девчоночка с тяжёлой долей,
Ты в нашем сердце навсегда!

Людмила Лидер

Зоя Анатольевна Космодемьянская (13 сентября 1923 — 29 ноября 1941), — красноармеец диверсионно-разведывательной группы штаба Западного фронта, заброшенная в 1941 году в немецкий тыл.

(Иногда Зою Космодемьянскую называют партизанкой, что не противоречит закрепившемуся в течение и после Великой Отечественной войны понятию в отношении всех, кто принимал участие в диверсионных акциях, в основном, в виде партизанских боевых действий, в тылу врага).

Зоя Космодемьянская — первая женщина, удостоенная звания Герой Советского Союза (посмертно) во время Великой Отечественной войны. Стала одним из символов героизма советского народа в Великой Отечественной войне.

Обстоятельства подвига Зои крайне интересны и важны для понимания духа Победы. Однако, в 90-ых для описания её подвига стали использовать только показания двух предателей, причём расстрелянных по суду, да женщин, которые остались на оккупированной территории, чтобы не трудиться на Победу в оборонной промышленности в эвакуации. Только описание одного деда, со слов которого и был впервые записан подвиг Зои корреспондентом «Правды», донесло до нас важные, ключевые слова и действия Зои во время её казни.

Подвиг этот отличается и тем, что труп Зои провисел больше месяца на виселице, и проходившие мимо части 197-ой пехотной дивизии вермахта, обратим внимание, армейской, а не СС-вской, надругались над ним, кололи её окаменевшее и замёрзшее тело штыками и ножами. Солдаты одной из таких проходящих частей раздели её и отрезали грудь.

А в 90-ые антисоветчики объявили её шизофреничкой, поджигавшей дома мирных жителей. С чего бы это столь аномальная ненависть гитлеровцев и предателей Родины?


Был смертный бой

У нас хорошая память:
Живые забыть не смеют
Погибших за наше дело —
У нас нет иных святых.

Н.Н. Добронравов



Свой подвиг Зоя совершила в самое тяжкое для Родины время в период Великой Отечественной войны. 30 сентября 1941 года немцы начали наступление на Москву. Оборона советских войск была прорвана, к тому же 7 октября противнику удалось в районе Вязьмы окружить пять наших армий. Казалось, ворота на Москву открыты и взятие её неминуемо.

Но фашисты в очередной раз просчитались. Верховным главным командованием было принято решение: столицу не сдавать и драться за город до последнего. Решение решением, но именно советский народ, Красная Армия, москвичи, для которых мысль о том, что в Москву — их Москву, где они росли, учились, любили, — войдёт враг, казалась невыносимой, героически выполняли его, хотя были и те, кто по своей психологии был предателем и кто с пожитками устремились из Москвы.

Вспомним, что собственно в эти дни 16 ноября, когда началось новое наступление немцев на Москву, бойцы 4-й роты во главе с политруком Василием Клочковым, осуществляя оборону в районе разъезда Дубосеково в 7 км к юго-востоку от Волоколамска, совершили подвиг, в ходе 4-часового боя уничтожив 18 вражеских танков. А фраза «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!», которую произнёс перед смертью политрук Клочков, стала действительно легендарной (подробнее см. http://inance.ru/2016/11/panfilovci/).


public_28panfilovcev
«Подвиг героев-панфиловцев — бессмертен»


Действительно борьба шла не на жизнь, а на смерть, а поэтому и появился 17 ноября суровый (жёсткий, жестокий) приказ Ставки Верховного главного командования № 0428. В нём ставилась задача лишить:

«Германскую армию возможности располагаться в селах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населённых пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и теплых убежищ и заставить мерзнуть под открытым небом».

С этой целью приказывалось:

«разрушать и сжигать дотла все населённые пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40 — 60 км в глубину от переднего края и на 20 — 30 км вправо и влево от дорог. Для уничтожения населённых пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабжённые бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами… При вынужденном отходе наших частей… уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населённые пункты, чтобы противник не мог их использовать».

Многие люди остались без крова, но надо ли сетовать по этому поводу? Нельзя не подчеркнуть и того, что когда идёт борьба не на жизнь, а на смерть, в действиях людей проявляются, как минимум, два взгляда: один — предательский (выжить любой ценой), другой — правдивый (готовность к самопожертвованию ради Победы). Именно столкновение этих двух взглядов и в 1941 году, и сегодня происходит вокруг подвига Зои.

Не нужно забывать, что гитлеровцы ставили задачу уничтожить русскую государственность и превратить всех оставшихся в живых русских в бесправных рабов арийской расы:

«Речь идёт не только о разгроме государства с центром в Москве. Важно, чтобы на русской территории население в своем большинстве состояло из людей примитивного полуевропейского типа».

Враг, как видим, диктовал предельно жёсткие правила игры. Русские должны были или победить — любой, самой страшной ценой, — или через какое-то время перестать существовать на этой земле как народ. Третьего было не дано. В этом состояла Правда.


Подвиг



Вот этот приказ и выполняла доброволец Зоя Анатольевна Космодемьянская, которая во второй половине октября по собственной инициативе вошла в когорту лучших комсомольцев для работы в тылу врага. Их вызывали в райкомы, где им вручали путёвки. Затем в здании ЦК ВЛКСМ с каждым беседовали секретарь МГК комсомола А.Н. Шелепин и руководители разведывательно-диверсионной войсковой части.

Разговор в кабинете Шелепина был кратким и жестким.

«Родине нужны бесстрашные патриоты, способные перенести самые тяжелые испытания, готовые на самопожертвование, — говорил Шелепин. — Хорошо, что все вы согласились пойти в немецкий тыл сражаться с врагом. Но может случиться, что 95% из вас погибнут. От фашистов не будет никакой пощады: они зверски расправляются с партизанами. Если кто-то из вас не готов к таким испытаниям, скажите прямо. Никто вас не осудит. Свое желание биться с врагом реализуете на фронте».

Однако «отказников» не оказалось. Но брали не всех. Поначалу отказали и Зое, выглядевшей слишком юной и хрупкой. Но она оказалась настойчивой, и её зачислили в отряд.


Партизаны у села в Кировском районе Республики Крым

18 ноября 1941 года командиры диверсионно-разведывательной группы штаба Западного фронт П.С. Проворов и Б.С. Крайнов получили задание: «сжечь 10 населённых пунктов (приказ т. Сталина от 17 ноября 1941 года): Анашкино, Грибцово, Петрищево, Усадково, Ильятино, Грачеве, Пупартизаншкино, Михайловское, Бугайлово, Коровине. Срок выполнения — 5 — 7 дней». Среди бойцов группы Проворова — Зоя Космодемьянская.

В районе деревни Головково партизаны наткнулись на немецкую засаду. Завязалась перестрелка. Группы оказались рассеянными. Часть бойцов погибла. После стычки у деревни Головково остатки диверсионных групп объединились в небольшой отряд под командованием Бориса Крайнова. В Петрищево, находившееся в 10 км от совхоза «Головково», они пошли втроём: Борис Крайнов, Зоя Космодемьянская и Василий Клубков.

Как выяснилось впоследствии, выполняя приказ, Зое и её товарищам удалось поджечь три дома, вместе с конюшнями, уничтожив при этом 20 лошадей оккупантов. Кроме того, впоследствии свидетели рассказали, хотя документально до настоящего времени этот факт подтвердить не удалось, ещё про один подвиг Зои Космодемьянской. Оказывается, девушке удалось вывести из строя узел связи, благодаря чему было нарушено взаимодействие некоторых немецких частей, занимающих позиции под Москвой.

Однако после этого она на следующую ночь вновь пошла в село. И пошла (одна!) именно для того, чтобы до конца выполнить данный диверсионной группе приказ:

«сжечь населённый пункт Петрищево».

Но немцы были настороже. После событий предыдущей ночи староста, два немецких офицера и переводчик собрали сход местных жителей, на котором велели им охранять дома. На этот раз Зое не удалось осуществить поджог, так как она была схвачена крестьянином С. Свиридовым и сдана им немцам. Фашисты, взбешенные постоянными диверсиями, стали истязать девушку, пытаясь узнать у неё, сколько ещё партизан действует в районе Петрищево. В её избиении принимали участие и две местные жительницы, дома которых она подожгла за день до того, как её схватили. (И это тоже было).

Таким образом, 28 ноября 1941 года Зоя оказалась в руках врагов. О дальнейшем рассказывают жители деревни Петрищево. Приводим записи их показаний, сделанные комиссией московского комсомола 3 февраля 1942 года, вскоре после того как Петрищево освободили от немцев. Процитируем их, ибо это и есть правда.



Сначала партизанку привели в дом Седовых. И вот что рассказала 11-летняя девочка Валя Седова:

«Её привели к нам три патруля, вели её рядовые. Они открыли дверь и ввели её. Один держал ее руки сзади… Все трое немцы. По-русски говорить не умеют. Они её прижали к печке (один из них взял за грудную клетку и прижал), а двое стали обыскивать. Во время обыска были и другие солдаты, которые жили в хате (15 — 20 человек). Обыскивали и раздевали, ей вопросов не задавали, а переговаривались между собой и ржали. Потом старший из них (погоны и 2 кубика) скомандовал: «Русь, марш», и она повернулась и пошла со связанными руками… С ней не разговаривали, вопросов ей не задавали. При обыске она стояла с опущенной головой, не улыбалась, не плакала, ничего не говорила».

Мать девочки, М.И. Седова добавила к рассказу дочери:

«Привели её вечером, часов в 7 или 7.30 минут. Немцы, которые жили дома у нас, закричали: «Партизан, партизан»… Держали её у нас минут 20. Слышно было, как её били по щекам — раз пять. Она при этом молчала»

Из дома Седовых пленную партизанку перевели в избу Ворониных, где размещался немецкий штаб. Рассказывает А.П. Воронина (67 лет):

«…Привели её после Седовых. Начальник стал спрашивать по-русски:

«Ты откуда?»«С кем ты была?»

«Нас двое было. Вторая попалась в Кубинке».

«Сколько ты домов сожгла?»

«Три».

«Где ты что ещё делала?»

Она сказала, что больше ничего не делала. Её стали после этого пороть. Пороли её 4 немца, 4 раза пороли ремнями… Её спрашивали и пороли, она молчит, её опять пороли. В последнюю порку она вздохнула:

«Ох, бросьте пороть, я больше ничего не знаю и больше ничего вам говорить не буду»… А те, кто порол, ржали во время порки. Всего ей дали больше 200 ремней. Пороли её голой, а вывели в нижней рубашке. Держала она себя мужественно, отвечала резко».

Избитую девушку перевели в избу Куликов. Рассказывает П.Я. Кулик (девичья фамилия Петрушина, 33 года):

«Откуда её вели, я не знаю. В эту ночь у меня на квартире было 20 — 25 немцев, часов в 10 я вышла на улицу. Её вели патрули — со связанными руками, в нижней рубашке, босиком и сверху нижней рубашки мужская нижняя рубашка. Её привели и посадили на скамейку, и она охнула. Губы у неё были чёрные-чёрные, испекшиеся и вздутое лицо на лбу. Посидев полчаса, они её потащили на улицу. Минут 20 таскали по улице босиком, потом опять привели. Так, босиком её выводили с 10 часов ночи до 2 часов ночи — по улице, по снегу босиком … Немец спросил у неё:

«Где Сталин?»

Она ответила:

«Сталин на посту».

И после этого отвернулась и сказала:

«Я больше с вами разговаривать не буду».

Этот эпизод вообще не укладывается ни в какую логику. Зачем немцу спрашивать Зою о том, где Сталин? Она что знает об этом? Этот эпизод показывает духовное родство Зои и Верховного главнокомандующего, поэтому, чуя это родство, немец и задаёт этот абсурдный вопрос. Но продолжим цитировать показания Кулик:

«..Утром 29 ноября вывели её из дому, при этом было человек 100 немцев только при нашем доме, а всего их было очень много: и пешие, и конные. Ей повесили табличку (на которой было написано по-русски и по-немецки «Поджигатель»). До самой виселицы вели её под руки. Шла ровно, с поднятой головой, молча, гордо. Довели до виселицы. Вокруг виселицы было много немцев и гражданских. Подвели к виселице… Она крикнула:

«Граждане! Вы не стойте, не смотрите, а надо помогать воевать! Эта моя смерть — это моё достижение».

После этого один офицер замахнулся, а другие закричали на неё. Затем она сказала:

«Товарищи, победа будет за нами. Немецкие солдаты, пока не поздно, сдавайтесь в плен».

Офицер злобно заорал: «Русь!»

«Советский Союз непобедим и не будет побежден»,

— все это она говорила в момент, когда её фотографировали… Потом подставили ящик. Она без всякой команды стала сама на ящик. Подошёл немец и стал надевать петлю. Она в это время крикнула:

«Сколько нас не вешайте, всех не перевешаете, нас 170 миллионов. Но за меня вам наши товарищи отомстят».

Это она сказала уже с петлёй на шее. Она хотела ещё что-то сказать, но в этот момент ящик убрали из-под ног, и она повисла. Она взялась за верёвку рукой, но немец ударил её по рукам. После этого все разошлись. Возле виселицы в течение 3 дней стояли часовые — 2 человека…».

Тело девушки находилось на виселице около месяца.

«В ночь под Новый год перепившиеся фашисты окружили виселицу, стащили с повешенной одежду и гнусно надругались над телом Зои (кололи ножами, отрезали грудь). Оно висело посреди деревни ещё день, исколотое и изрезанное кинжалами, а вечером 1 января переводчик распорядился спилить виселицу. Староста кликнул людей, и они выдолбили в мерзлой земле яму в стороне от деревни. Здесь, на отшибе, стояло здание начальной школы. Немцы разорили его, партами топили печи, содрали полы и из половиц строили в избах нары. Между этим печальным, растерзанным домом и опушкой леса, средь редких кустов была приготовлена могила… Юное тело зарыли… под плакучей берёзой, и вьюга завеяла могильный холмик».

А теперь сравните это описание с рассказом безвестного деда, на основе которого корреспондент газеты «Правда» П. Лидов решил написать статью, вышедшую 27 янвря 1942 года (кстати в этот же день спустя 2 года будет прорвано кольцо блокады Ленинграда) (http://0gnev.livejournal.com/325411.html или тут http://comstol.info/2012/01/biblioteka/3083):

«Под спущенной с перекладины петлей были поставлены один на другой два ящика из-под макарон. Татьяну приподняли, поставили на ящик и накинули на шею петлю. Один из офицеров стал наводить на виселицу об’ектив своего «кодака»: немцы — любители фотографировать казни и экзекуции. Комендант сделал солдатам, выполнявшим обязанность палачей, знак обождать.

Татьяна воспользовалась этим и, обращаясь к колхозницам и колхозникам, крикнула громким и чистым голосом:

«Эй, товарищи! Чего смотрите невесело? Будьте смелее, боритесь, бейте немцев, жгите, травите!»

Стоявший рядом немец замахнулся и хотел то ли ударить ее, то ли зажать ей рот, но она оттолкнула его руку и продолжала:

«Мне не страшно умирать, товарищи. Это — счастье умереть за свой народ…»

Фотограф снял виселицу издали и вблизи и теперь пристраивался, чтобы сфотографировать ее сбоку. Палачи беспокойно поглядывали на коменданта, и тот крикнул фотографу:

«Скорее же!»

Тогда Татьяна повернулась в сторону коменданта и, обращаясь к нему и к немецким солдатам, продолжала:

«Вы меня сейчас повесите, но я не одна. Нас двести миллионов, всех не перевешаете. Вам отомстят за меня. Солдаты! Пока не поздно, сдавайтесь в плен, всё равно победа будет за нами! Вам отомстят за меня…»

Русские люди, стоявшие на площади, плакали. Иные отвернулись и стояли спиной, чтобы не видеть того, что должно было сейчас произойти.

Палач подтянул верёвку, и петля сдавила танино горло. Но она обеими руками раздвинула петлю, приподнялась на носках и крикнула, напрягая все силы:

«Прощайте, товарищи! Боритесь, не бойтесь! С нами Сталин! Сталин придёт!…»


<

Мы в предыдущем описании выделили момент, где свидетельница наврала, но не смогла скрыть этого до конца, она только сказала о том, что Зоя ещё что-то хотела сказать, но якобы не успела. Эти слова призыва бороться были нацелены именно в этих, стоявших вокруг неё и многих других, кто мог эти слова услышать и последовать им, узнав о них, эти слова были нестерпимы для тех, кто предал свою страну и не стал бороться с врагом, а решил:

«Буду жить под немцами, авось, выживу и ничего страшного не произойдёт!»

Но страшное произошло в этот самый момент принятия такого решения — это и есть предательство Родины.



Именно поэтому, последние слова Зои, бившие, изобличавшие предателей перед самими собою, постарались «забыть», вымарать из описаний её подвига. Как, впрочем и упоминание Сталина, поскольку эта угроза «Сталин придёт!» тоже предателям жгуче ненавистна, так как обещает справедливое возмездие за предательство.

Но у предателей не хватило ума вымарать странный вопрос старшего офицера Зое (из статьи Лидова http://comstol.info/2012/01/biblioteka/3083):

«В десять часов утра пришли офицеры. Старший из них по-русски спросил Татьяну:

«Скажите, кто вы?»

Татьяна не ответила.

«Скажите, где находится Сталин?»

«Сталин находится на своем посту»,

— ответила Татьяна».

А вот потом из газет исчезли даже эти упоминания Сталина вообще (газета 2002 года):



Так предатели своей Родины пытаются оправдаться перед собою за свои трусость, страх и в конечном счёте — предательство, но справедливость такова, что всегда торжествует.

Молодёжная аналитическая группа


***

Окончание следует.


Источник.
Tags: МАГ, СССР, война, войска, народ, подвиг, советский, фашизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments