ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Category:

Руссы-варяги – не викинги?!?

МНОГОВЕКОВОЙ СПОР

Интерес к тому «откуда есть пошла земля русская» уходит в дальнее Средневековье, отозвавшись бесконечым спором сторонников норманской и антинорманской (славянофильской) теорий.

Afficher l'image d'origine
Первые, норманисты, считают, что руссы во главе с Рюриком явились по призыву новгородцев править ими из Скандинавии-Нормандии, вероятнее всего – из Швеции или Дании.

Мол, славяне-новгородцы, пригласившие Рюрика, были народом отсталым, неспособным к самостоятельному государственному строительству. Значит, и само появление российского государства – это заслуга норманнов, а вовсе даже не коренных славян. А потому россияне, как бы, не очень самостоятельный народ, который вполне нуждается во внешнем управлении.

Эта теория возникла в начале восемнадцатого века стараниями немецких историков, подвизавшихся на российской службе Г. Байера и Ф. Миллера.

В ту пору Россия сражалась со Швецией за выходы к Балтийскому морю, и, естественно, встал вопрос о моральных правах русских на эти территории. Немцы первые осознали, сколь укрепляется право завоевателя, если тот осознаёт, что он не просто захватывает чужие земли, но и возвращает своё, исконно принадлежавшее его предкам.

Они, видимо, неплохо знали древние франкские источники, в которых с нескрываемой гордостью рассказывается, как немцы огнём и мечом завоёвывали южную и восточную Прибалтику, заселённую когда-то славянами. Русские этих материалов в ту пору не знали, к своим собственным летописям – и к тем относились без пиетета.



Тем не менее, когда в 1749 году Фридрих Герхард Миллер стал в своём докладе на тему "Происхождение народа и имени российского" утверждать, что именно шведы стояли у истоков русской государственности, многие русские учёные возмутились.

Академики, среди которых были Василий Тредиаковский и Михаил Ломоносов по поводу этого доклада, заявили, что мол, неблагодарный немец " во всей речи ни одного случая не показал к славе российского народа, но только упомянул о том больше, что к бесславию служить может».

У норманистов прямых доказательств нет, зато есть огромное желание поставить русских «на место» и огромная поддержка немецких учёных, которые, как уже упоминалось, придумали эту теорию и особенно подкрепили её при Гитлере, который пытался доказать, что «Deutschland uber alles» - Германия превыше всех, а русские – неполноценный народ.

А потому, мол, Россия, как государство второстепенное, зависимое, должно подчиниться немцам, как когда-то норманнам. Ныне европейцы даже принялись снимать документальные фильмы о том, что и города-то на Руси построили нам норманны, и культура – от них, и если бы не они – то россияне, пожалуй, до сих пор жили бы, наверное, в землянках.


У славянофилов аргументы более основательны. Все древние русские и европейские хроники однозначно свидетельствуют, что русь-варяги – это родственные новгородцам славяне, что жили они на южных берегах Балтики, а приглашённый новгородцами Рюрик был внуком их правителя Гостомысла от его дочери Умилы. Об этом упоминает Иоакимовская летопись, дошедшая до нас в переложении Татищева.

Чтобы установить истину и понять суть и причины возникновения этого спора об истоках Российской государственности без экскурса и древности и в старинные источники нам никак не обойтись. И в первую очередь мы должны посмотреть, кто такие руссы и какое отношение они имеют к славянам и варягам.

Из множества документов наиболее достоверными являются, естественно, русские летописные своды, в первую очередь «Повесть временных лет», составленная в Киеве в начале XII века игуменом Сильвестром, и переписанная в большое количество сводов.

О славянах, руссах и местах их проживания упоминают также и большинство значительных европейских средневековых источников, среди которых наиболее авторитетные - «Анналы королевства франков», запечатлевшие события VIII-IX веков, «Бертинские анналы» (VIII в.), «Хроника Адам Бременскиого», «Деяния гамбургских архиепископов», которая была завершена во второй половине XI века, «Славянская хроника» Гельмгольда из Босау (Германия, XII в.), «Хроники Ливонии» Генриха Латвийского (начало XIII в.) и др.

Многие из авторов этих трудов были отчасти свидетелями и участниками описанных ими событий. Немало кратких, но достаточно ценных сведений по истории славян содержат и другие европейские документы: анналы, грамоты, записки.

Итак, рассмотрим самые важные аргументы антинорманистов-славянофилов.

РУСЬ - ВАРЯГИ ИЗ «ПОВЕСТИ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ»

Обращаясь к этому основному и фактически единственному отечественному документу о происхождении руссов-варягов, мы должны в первую очередь уяснить для себя: верим мы ему или нет. А не поступать как сторонники норманской теории: тому, что подтверждает их домыслы, они верят, что не соответствует – отвергают.

Вся их теория основана на легенде из «Повести временных лет»* (далее ПВЛ) о призвании новгородцами на княжение Рюрика – этому факту они доверяют. А конкретным указанием летописца на происхождение Рюрика и руссов, на место их жительства – этим они пренебрегают.

/* Полное собрание русских летописей (далее ПСРЛ), Т. 1, Ленинград, 1926 г./

Этот свод – ПВЛ – переписанный на пергаменте в 1377 года для суздальско-нижегородского князя Дмитрия Константиновича, имеет конкретного исполнителя: монаха Лаврентия, который, заканчивая свой труд, назвал себя, запечатлев в вечности. Естественно, инок не сам сочинял этот документ – он переписывал его из более древних источников – и на это есть его прямое указание в тексте.

Ведь не только бумага, но и пергамент не вечны – текст с кожи стирается, основа ветшает, насекомые грызут, а нынешних средств по борьбе с вредителями и по сохранению документов – не существовало. Чтобы сберечь источник, его приходилось переписывать.

А учитывая давность времён призвания варягов от времени написания труда, мы можем отметить незаинтересованность Лаврентия и его предшественников в искажении каких-то фактов. К тому же точность данных ПВЛ, которые мы можем проверить, впечатляет. Потому, мне кажется, не доверять «Повести» у нас нет оснований. Как нет оснований отвергать существование в нашей стране династии Рюриковичей.

Русские летописцы утверждают, что варяги и русы – это один и тот же народ, или, по крайней мере, народы родственные, восходящие к одному корню. И, словно предчувствуя грядущие наши споры, неоднократно подчёркивают, что русь – это не шведы, не норманны или англы. И что славянский и русский народ - един:

«И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, - вот так и эти»*. <…> «А славянский народ и русский един, от варягов ведь прозвались русью, а прежде были славяне; хоть и полянами назывались, но речь была славянской».**

/* Повесть временных лет (далее ПВЛ). Лаврентьевская летопись. ПСРЛ, т. 1, стб. 19. В источнике документ написан на старорусском языке. А потому, для облегчения восприятия даю его в переводе ныне покойного авторитетнейшего учёного Д. С. Лихачёва.

** Лаврентьевская летопись, ПСРЛ, т. 1, стб. 28-29./

В более поздние годы летописцы, порой, перечисляют руссов и варягов раздельно. Это может говорить о том, что варяги-славяне постепенно разделялись на разные роды и племена. Примерно, как роды князей Шуйских, Стародубских, Ряполовских, Оболенских, Черниговских были независимыми друг от друга, порой враждовали, но все считали себя потомками Рюриковичей. Или из рода Оболенских со временем произошли Долгоруковы, Репнины, Щербатые, Лыковы и другие.

Немецкие средневековые хронисты единодушно подтверждают также принадлежность к славянскому народу и древних пруссов. И это не исключает тождественность руссов и пруссов либо их ближайшее родство, что, в свою очередь, даёт все основания поздним Рюриковичам вести своё происхождение от пруссов. Это запечатлено в некоторых летописях, в «Сказании о князьях Владимирских», в нескольких посланиях Ивана Грозного.

Тут надо иметь в виду, что древняя Пруссия к XII веку были жесточайшими истребительными войнами завоёвана немцами, а оставшиеся в живых пруссы - славяне ассимилированы. В конце концов, имя пруссов присвоили себе захватчики. Поэтому более поздние авторы называют жителей Пруссии немцами. Однако в рассматриваемое нами время пруссы являлись хозяевами на своей земле и ещё оставались славянами.

К пруссам относит род Рюрика и автор Пискарёвского летописца, который ссылается на более древний источник. Заметим, автор утверждает, что новгородцы пригласили Рюрика не править, а в качестве третейского судьи:

«Зри на подлинник о Рюрике. Лета 6369-го* некий воевода Новагорода Великого именем Гостомысл скончавает житие свое, и в та лета нача во граде быти межусобица и кровь проливатися.

И созывает наугородцов и рече им: “Совет даю вам, мужие: да пошлете в Прускую землю мудрыя мужи и призове от тамо сущих родов князя, дабы судил нас в правду”. И они, по словеси его, идоша в Прускую землю и приведоша Рюрика з двемя браты Тровур да Синеус, да племянника его Ольга
»**.

/* 861 год

** Пискарёвский летописец, ПСРЛ, т. 34, стр. 198./

Есть много других данных о том, что пруссы и руссы – это один и тот же, либо близкородственный славянский народ. Порой эти два народа упоминаются как разные, и это естественно, если учесть, что документы создавались уже после их разделения. Похожую версию иллюстрирует старинная чешская легенда о том, что когда-то в древности от племени славян ушли в разные стороны три брата – Лех, Чех и Рус, и создали свои народы.

ГДЕ ЖЕ ЖИЛИ НАШИ ПРЕДКИ – РУССЫ-ВАРЯГИ?

Чтобы найти ответ на этот вопрос сначала обратимся к русским летописцам, которые наверняка слышали о происхождении своих предков, пользовались более древними русскими (Зри на подлинник о Рюрике») и европейскими (в частности византийской «Хроникой Георгия Арматола») источниками.

Описывая происхождение и расселение народов, автор ПВЛ традиционно, в соответствии с Библией, определяет происхождение всех европейцев, включая славян, русских, пруссов и варягов как «потомство Иафета».

В то же время он подробно перечисляет десятки местных племён и народов, которые не мог знать никакой древний греческий или византийский историк, таких как «чудь и всякие народы: меря, мурома, весь, мордва, заволочская чудь, пермь, печера, ямь, угра, литва, зимигола, корсь, летгола, ливы». И это лишь подчёркивает, что летописец старался быть точным:

«В Иафетовой же части сидят русь, чудь и всякие народы <…>. Ляхи же и пруссы, чудь сидят близ моря Варяжского. По этому морю сидят варяги: отсюда к востоку - до пределов Симовых, сидят по тому же морю и к западу - до земли Английской и Волошской*».

/* Лаврентьевская летопись, ПСРЛ, т. 1, стб. 4. Пер. Д. С. Лихачёва./

Как видим, варяги «сидят близ моря Варяжского», там же, где обитают поляки, пруссы и чюдь (предки нынешних эстонцев), то есть по юго-восточному берегу Балтийского моря. И занимают столь обширное пространство, что западную его границу он доводит «до земли Английской».

Если учесть, что англами тогда называли датчан, то получается, что земли варягов занимали территории Южной Балтики до самой нынешней Дании. Тот факт, что славяне заселяли южный берег Балтики – до реки Эльбы (по-славянски – Лабы), которая была границей между саксами и славянами, подтверждают и все средневековые франкские и прочие европейские хроники, которые сообщают о балтийских славянах.

А на востоке, владения варягов простирались «до пределов Симовых», то есть практически до Волги, где обитали восточные народы. Этот факт подтверждают и мусульманские источники, в частности, проповедник ислама из Багдада Ахмед Ибн-Фадлан в своих «Записках о путешествии на Волгу», где он побывал в 922 году.

Рядом с древними болгарами он застал и описал руссов, которые, в отличие от болгар, живших в шатрах, уже строили на берегах Волги дома и путешествовали на кораблях. Очевидно, они контролировали водные пути «из варяг в греки» по реке Двине и на Восток по реке Волге.

Ещё более определённо автор ПВЛ указывает место обитания варягов в описании этого знаменитого «пути». Тут мы видим перечень сохранившихся до сих пор (почти тысячу лет!) названия озёр и морей, рек и их притоков, стран и народов. Летописец точен в своих описаниях, и это лишь подтверждает, что ему можно верить и в том, что относится к варягам. И самое главное – у него нет никакой причины тут что-то выдумывать, прибавлять от себя, приукрашивать:

«Когда же поляне жили отдельно по горам этим, тут был путь из Варяг в Греки и из Греков по Днепру, <…>. Днепр же вытекает из Оковского леса и течет на юг, а Двина из того же леса течет, и направляется на север, и впадает в море Варяжское.

Из того же леса течет Волга на восток и впадает семьюдесятью устьями в море Хвалисское.* Поэтому из Руси можно плыть по Волге в Болгары и в Хвалисы, и на восток пройти в удел Сима, а по Двине - в землю варягов, от варягов до Рима, от Рима же и до племени Хамова».**

/* «море Хвалисское» - ныне называется Каспийским.

** Лаврентьевская летопись, ПСРЛ, т. 1, ст. Пер. Д. С. Лихачёва./

В этом описании есть только один уже исчезнувший из употребления топоним – Оковский лес, в котором берут своё начало сразу три великих европейских реки – Волга, Днепр, Двина (ныне Западная Двина), и ещё небольшая, четвёртая – Ловать. Нетрудно отыскать на карте, что ныне это место называется Валдайской возвышенностью.

Тут мы сталкиваемся с природным чудом: в одном и том же месте берут исток сразу четыре судоходных реки, которые текут в четыре противоположные стороны света: Ловать – на север к Волхову, а через него к Новгороду, к реке Неве и к Балтийскому морю. В это же море, но уже на северо-запад, течёт Двина. Волга движется на восток – «в Хвалисы», то есть, в Каспийское море, Днепр – на юг к Чёрному морю.

В те далёкие времена, когда на Русской равнине не существовало никаких дорог, водные пути становились основным связующим звеном между многими народами. Волоком можно было перетащить корабли или струги с товарами с одного истока реки к другому и в итоге попасть в нужные части света.

Это явление и описал автор древней «Повести». Но главное в этом описании для нас то, на что не обращают внимания сторонники норманнской теории: « <…> а Двина из того же леса течет, и направляется на север, и впадает в море Варяжское». Следом автор уточняет : «а по Двине - в землю варягов, от варягов до Рима».

То есть Двина и её устье – это конечная точка балтийского побережья по пути к варягам и, стало быть, однозначно земля варягов. К тому же, если от устья Двины плыть сразу к Риму, то нет никакой нужды забираться на север Балтийского моря к норманнам. Неудивительно, что при раскопках в Швеции, в том числе и в древнем городе Бирке, где в те времена был шведский порт, византийские монеты – великая редкость.

Легко выяснить, что летописная река Двина теперь в России называется Западная Двина, отсюда через Белоруссию она уходит в Латвию и там переименовывается в Даугавпилс. А неподалёку от её устья стоит город Рига, основанный в 1201 году латинскими пилигримами и крестоносцами, в основном немцами. Этот город, как и сам народ латышский, возникают в начале 13 века - после жестокого разгрома и почти поголовного уничтожения крестоносцами местного населения.

Мои попытки выяснить, что же находилось в низовьях Двины до возникновения Риги, показали, что латинские проповедники христианства в конце XII – начале XIII века застали здесь кроме ливонских племён, не имевших в ту пору ни городов, ни крепостей, богатые русские города-государства во главе с королями.

Об этом подробно рассказывает очевидец и отчасти участник тех событий Генрих Латвийский в «Хрониках Ливонии». Автор с некоторой гордостью описывает, как собранные со всей Европы пилигримы и крестоносцы с редкой жестокостью уничтожают и грабят местные народы и племена, сжигают их сёла и города.

В частности, в «Хрониках Ливонии» не раз упоминается о короле (rex) «Вячко (Vesceka)» - Вячеславе из «русского замка Кукенойса», расположенного на правом берегу Двины «в трёх милях» от Риги. Пишет и о сражениях с воинами «короля Всеволода (rex Wissewaldum) из Герцикэ»,— русской военной крепости на Двине, центре одноименного княжества, также расположенного в нижнем течении реки Двины.

О том, что русские здесь – давние коренные жители рассказывает один из эпизодов «Хроники» - разгрома крестоносцами русского замка Герцикэ. Это произошло в начале XIII века, вскоре после основания крестоносцами Риги. Автор пишет об этом с гордостью за победы своих сторонников-латинян:

«<…> тевтоны ворвались за ними в ворота <…>. Тот день все войско оставалось в городе, собрало по всем его углам большую добычу, захватило одежду, серебро и пурпур, много скота; а из церквей колокола, иконы (yconias), прочее убранство, деньги и много добра и все это увезли с собой, благословляя Бога за то, что так внезапно

Он дал им победу над врагами и позволил без урона проникнуть в город. На следующий день, растащив все, приготовились к возвращению, а город подожгли. Увидев пожар с другой стороны Двины, король был в великой тоске и восклицал со стонами, рыдая: “О Герцикэ, милый город! О наследие отцов моих! О нежданная гибель моего народа! Горе мне! Зачем я родился, чтобы видеть пожар моего города и уничтожение моего народа
!»*

/* Генрих Латвийский. Хроника Ливонии. АН СССР. М.-Л. 1938, стр. 233-234./

Мы видим, что король Всеволод, увидевший, как погибает его родной город, восклицает, что это «наследие отцов моих», то есть место, где жили многие его предки, и, стало быть, нижнее течение и устье Западной Двины было древней родиной части русского народа.

СЛАВЯНЕ И РУССЫ В ЕВРОПЕЙСКИХ ИСТОЧНИКАХ

Впервые упоминание о наших предках – руссах, - встречается в латинской рукописи IX века - «Бертинских анналах», подлинник которой ныне хранится во Франции. Там рассказывается о жизни и деятельности франкских королей и императоров в период от 830 до 882 года.

В 839 году в город Ингельгейм на реке Рейне, ко двору франкского императора Людвига Благочестивого для заключения договора о мире прибыли послы из Константинополя (ныне Стамбул) от византийского императора Феофила. Вместе с посольскими людьми к франкам прибыли чужеземцы из народа "rhos", которых надо было переправить на их родину.

Нас не должно смущать написание русской нации в форме "rhos". Очевидно, что образцом для этого перевода стало послание византийского императора, написанное, как было принято в то время, на греческом языке, который с четвёртого века был в Византии государственным.

У греков в алфавите и в речи нет букв «у» и «ь». Они и заменили «у» единственной возможной для них буквой "ω" – омега (заметим, что не буквой «о»), отбросив совсем мягкий знак. Вот и получилось слово "ρως", которое франкский переводчик изобразил побуквенно. Последующие франкские и немецкие авторы, ближе знакомые с нашим народом, единодушно называли его «Русь» - «Rusci» или «Ruzzi» и даже «Rugi». А то, что некоторые историки называют древний русский народ «росами» - явное заблуждение.

Византийские послы прибыли ко двору Людовика в тревожное время. Его земли то и дело подвергались набегам грабителей и погромам со стороны скандинавов - «норманнов», среди которых были датчане и шведы. Понятно, что появление среди послов незваных гостей насторожило императора, ибо он опасался засылки шпионов противника.

Ведь они могли бы разведать о делах в его стране, которые из-за междоусобиц обстояли далеко неблестяще. Потому к гостям император отнёсся с большой подозрительностью. В результате проверки, как видно из текста, быстро выяснилось, что его гости – вовсе не «росы», с которыми франки в это время, очевидно, находился в мирных отношениях, а как раз те самые шведы «из народа свеонов», с которыми он воевал:

«Расследуя более тщательно причину их прибытия, император узнал, что они из народа свеонов*, и решил, что они являются скорее разведчиками в той стране и в нашей, чем просителями дружбы; он счел нужным задержать их у себя до тех пор, пока не сможет истинно узнать, пришли ли они честно туда или нет ».*

/* «свеоны» - шведы.

* Бертинские анналы. С сайта vostlit.info. Перевод - А. Волынец 2006 г. Или Латиноязычные источники по истории Древней Руси. Германия. Вып. I. Середина IX - первая половина XII в. М. Институт истории АН СССР. 1989. Стр. 10-11. (пер. М. Б. Свердлова)./

Как видим, этот документ не только чётко различает шведов и «россов», но и противопоставляет их, как противников и союзников. А путь к руссам мимо Рейна подсказывает, что они жили где-то в близком регионе, и это тоже косвенно указывает на южные берега Балтики.

Напомню, что «Повесть временных лет» подробно рассказывает, что варяги-славяне расселялись на огромном пространстве южного берега Прибалтики до самой «до земли Английской». Знаменитый саксонский автор первой половины IX века Эйнхард, автор популярного и ныне труда «Жизнь Карла Великого», созданного между 829 и 836 годами, подтверждает, что славяне в IX веке, до начала завоевательных походов Каролингов, занимали южное побережье Балтийского моря до реки Эльбы (Лабы), которая являлась границей между Саксонией и славянскими племенами:

«От западного океана на Восток протянулся некий залив, длина которого неизвестна, а ширина не превышает сто тысяч шагов, хотя во многих местах он и более узок. Вокруг него живет множество народов: даны, так же как и свеоны, которых мы называем норманнами, владеют северным побережьем и всеми его островами. На восточном берегу живут славяне, эсты и различные другие народы».*

/* Историки эпохи Каролингов. М. РОССПЭН. 1999, стр. 789./

Автор XI века Адам Бременский в книге «Деяния Гамбургских архиепископов», написанной в 1070-х годах, подтверждает факт проживания славян, в том числе и руссов, на южном побережье Балтики.

«За рекой Одером живут сперва поморяне (Pomerani), потом поляки, соседями которых с одной стороны являются пруссы (Pruzzi), с другой — чехи (Behemi), а на востоке — Русь (Ruzzi) <…>. Итак, берега этого моря с юга находятся во власти славян, а с севера — шведов (Suedi)»*.

/* Адам Бременский «Деяния Гамбургских архиепископов». В скобках приводятся названия народов так, как они даны в источнике. С сайта www.vostlit.info/

Авторитетным немецким источником по истории руссов и славян является «Славянская хроника» Гельмгольда из Босау, которая охватывает период от восьмого века и до 1171 года. Он был современником и участником событий последней части Хроники. Гельмгольд частично повторяет выводы Адама Бременского, но и добавляет многое из того, что видел и слышал сам. Вот что он говорит о народах Балтики, которых называет варварскими:

«Много славянских племен живет на берегу Балтийского моря. <…> Это же море называется Варварским, или Скифским, морем по варварским народам, страны которых омывает». Вокруг этого моря сидят многие народы. Ибо северное его побережье и все острова возле него держат даны и свеоны*, которых мы зовем нортманнами, южный берег населяют племена славян», из которых первыми от востока идут русы, затем полоны**, имеющие соседями с севера прусов, с юга — богемцев***». ****.

/* Даны и свеоны – датчане и шведы.

** Полоны - поляки

*** Богемцы - чехи

**** Гельмгольд из Босау. «Славянская хроника». Кн. 1, гл.1 Авторские кавычки обозначают, видимо, его заимствования из других источников. С сайта www.wostlit.info/

Варварами европейцы называли варягов – это название одной народности – поморян, людей живущих у моря. Эти слова имеют одно общее значение, в них – единый корень «вар», море. Стало быть, Балтийское или Варварское море у немецкого летописца – то же самое, что в русских летописях и других источниках – Варяжское море.

Гельгольмд, как и прочие средневековые авторы, прекрасно различают руссов и норманнов, подчёркивая, что это разные народы, что руссы – это славяне, и что они живут на южном побережье Балтийского моря.

Гельмгольд, как и древний русский летописец, снова и снова повторяет, что весь южный берег Балтики, включая побережье реки Одер, занимают славяне, уточняет их племена, места проживания.

«Там, где кончается Полония, мы приходим к обширнейшей стране тех славян, которые в древности вандалами, теперь же винитами, или винулами называются. Из них первыми являются поморяне, поселения которых простираются вплоть до Одры*. Одра же — это «самая богатая река в славянской стране», <…>.

Одра, направляется к северу, пересекает землю винулов, отделяя поморян от вильцев». «В устье Одры», где она впадает в Балтийское море, «некогда «находился знаменитейший город Юмнета **, <…>.

Это действительно был самый большой город из всех имевшихся в Европе городов, населенный славянами <…>. Впрочем, по нравам и гостеприимству - нельзя было найти ни одного народа, более достойного уважения и более радушного [чем они]
». ***

/* Ныне река Одер.

** Юмнета - славянский город Волин, находившийся в юго-восточной части одноименного острова в устье реки Одер.

** Гельмгольд из Босау «Славянские хроники», книга 1, гл.2. С сайта www.vostlit.info./

Тут мы сталкиваемся с тем фактом, что за два века славяне уже потеряли немалую часть своих территорий – от реки Эльбы до Одера.

Уже уничтожены и разрушены многие славянские города, но всё ещё сохраняется память о древнем городе Юмнете, носившем прежде славянское имя Волин, о котором немецкий автор сообщает, что это был «самый большой город из всех имевшихся в Европе городов».

Гельмгольд в своём труде не только подробно и обстоятельно перечисляет племена славян, заселяющих южную часть Балтийского моря, среди которых пруссы и руссы, но и их знаменитые города «Ретру», «Микилинбург», «Рацисбург» (возможно, что славянское название этого города было Ратибор, ныне — Ратцебург), «Альденбург» (славянский Старгард, ныне Ольденбург) и другие.

Проповедникам норманской теории, которые нам рассказывают о том, что большинство древнейших русских, славянских городов основали скандинавы, неплохо бы ознакомиться с этими старинными европейскими документами.

Почитать, что именно славяне в средние века создали множество городов, в том числе крупнейший в Европе город Волин - Юмнету, который славился своими торговыми связями, зданиями, богатствами, кораблями. Самый большой город в Европе! Так что не скандинавам учить славян строить города, в средние века нормандские викинги их в основном разрушали, а не строили.

К сожалению, наши учёные, сторонники норманнской теории, нередко сами стараются умалить роль наших предков в истории своей страны. Например, почти все русские летописи, рассказывающие о приглашении Рюрика на княжение, сообщают, что он был приглашён в уже существующий Новгород, что к тому времени на Руси уже имелось много городов.

И лишь единственная, Ипатьевская летопись, составленная в в XIV веке в западной Руси, принадлежавшей в ту пору Литве, повествует, что это Рюрик пришёл, и построил славянам их города. И почему-то именно эта версия настойчиво внедряется в наше сознание нашими же историками. А на сайте Санкт-Петербургского Пушкинского дома вывешена именно эта – норманская версия «Повести временных лет» с переводом. Других вариантов у них нет. В то время, когда существует перевод древнейшей ПВЛ авторитетнейшего академика Д. С. Лихачёва:

«И избрались трое братьев со своими родам, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, - на Белоозере, а третий, Трувор, - в Изборске»*.

/* Повесть временных лет. Лаврентьевская летопись. ПСРЛ, т. 1, стб. 20./

О том, что, что руссы обитали именно на южном, славянском побережье Балтики, а не на северном, указывают и другие европейские документы. Например, в булле и папы Климента III (1188—1191 гг.) бременскому архиепископу “Руссией” называлась территория Ливонии. Автор XIII века Рожер Бэкон в «Великом сочинении» пишет о Левковии (Литве), вокруг которой «с обеих сторон» Балтийского моря «расположена великая Руссия».

Русские продолжали жить на Балтике и позже – почти до XIV века. Так, в 1304 году папа Бенедикт IX обращается в письме к рюгенским князьям как к «возлюбленным сынам, знаменитым мужам, князьям русских». Русские проживали на территории не только нынешней Латвии, но и Эстонии.

Они вместе с эстами оборонялись от полчищ крестоносцев в начале XIII века, в 1343-1345 годах русские возглавили восстание в Эстонии (в Роталии и Вике) против господства тевтонского ордена. И даже в XIV веке, после многолетнего господства немцев и шведов в Эстонии в ряде документов упоминаются русские сёла, например, Руссен Дорп близ Вендена. Нельзя исключать, что и древний город Юрьев (нынешний Тарту), основанный в 1030 году князем Ярославом Мудрым, возводился именно на русской земле.

Заметим, что прекрасно осведомлённый о расположении славянских земель Гельмгольд, так же, как и русские летописцы, подтверждает соседство славянских племён с Данией: «имел соседями народы данов и саксов».

КУДА ДЕЛИСЬ ПРИБАЛТИЙСКИЕ СЛАВЯНЕ?

Куда же делись эти цветущие славянские города вместе с их населением? Если говорить без политесов, они, под лозунгом спасения и приобщения к христианским ценностям, были захвачены европейцами, в первую очередь франками, немцами. Сопротивлявшееся население либо бежало, либо было с беспримерной жестокостью уничтожено, его остатки – ассимилированы.

Сначала франки захватили и поработили саксов, которые были соседями славян – их земли разделяла река Эльба (Лаба). Об этом на многих страницах красноречиво рассказывают «Анналы королевства франков». В 758 году «король Пипин с войском вторгся в Саксонию»*.

Саксы сопротивлялись долго и мужественно, поднимали восстания, сражались, гибли. Но франки были настойчивы, их войска регулярно наведывались в саксонские владения, жгли, грабили, подчиняли, казнили. Саксонцев выселяли в другие земли, на их место привозили новые народы, которые уже не тосковали по своей независимости.

/* Анналы королевства франков. С сайта www.vostlit.info. Текст переведен по изданию: Annales regni Francorum inde ab a. 741 usque ad a. 829, qui dicuntur Annales Laurissenses maiores et Einhardi. MGH, SS. rer. Germ. Bd. 6. Hannover. 1895/

К концу VIII века настал черёд славян. В 789 году франкский король и римский император (с 800 г.) Карл Великий*, «приготовив огромное войско, <…> подошёл к Эльбе <…> и, вступив в землю вильцев, приказал опустошить всё огнём и мечом». В 806 году «он послал своего сына Карла с войском в землю славян, которые зовутся сорбами и которые живут на Эльбе»**.

Уже к 810 году Карл задумал проект захвата соседних славянских племён под видом их христианизации, для чего решил создать в Гамбурге архиепископство. Это план был осуществлён его сыном Людовиком в 831 году.

/* Король Карл Великий, король франков (768-800), король лангобардов (774-800), император 25.12.800-814.

** Анналы королевства франков. С сайта www.vostlit.info. /

Славян, как и саксонцев, выдавливали из Прибалтики долго и целеустремлённо, всё это зафиксировано в европейских источниках. Об этом, в частности, рассказывает в «Славянской хронике» германский автор XII века Гельмгольд из Босау:

«Когда вся славянская земля, как выше сказано, была покорена и разорена, тогда и город Альденбург* обратился в [христианскую] веру и стал самым большим по числу верующих».** <…> «И весь этот год вели они войну с успехом и частыми набегами опустошили земли славян, <…> обратив всю страну их в пустыню».***

/* Альденбург - славянский Старгард, ныне Ольденбург.

** Гельмгольд из Босау. «Славянская хроника». М. 1963, кн. 1 гл.10. С сайта www.wostlit.info

*** Там же, гл. 56./

О том, как немцы захватывали прибалтийские земли уже в начале XIII века, подробно и красочно рассказывает Генрих Латвийский в книге «Хроники Ливонии», написанной, как считают специалисты, до 1226 года.

Автор был не только свидетелем, но и участником тех событий, о которых повествует с нескрываемой гордостью: «Придя туда, мы разделили свое войско по всем дорогам, деревням и областям той земли и стали все сжигать и опустошать; мужского пола всех убивали, женщин и детей брали в плен, угоняли много скота и коней»*.

/* Генрих Латвийский. Хроника Ливонии. Славянские хроники. СПб. Глагол. 1996 г., стр. 269./

Гельмгольд из Босау в «Славянской хронике» не только описывает, как уничтожались славянские племена и захватывались их земли, но и как эти земли заселялись. Например, один из немецких завоевателей, граф голштинский Адольф, получивший в дар от короля за свои воинские подвиги опустошённую землю славян-вагров, расположенную на огромной территории от реки Одер до реки Эльбы, бросил клич своим воинам и ко всем участникам крестового похода:

«Будьте же первыми, переходите в землю обетованную, населяйте ее, станьте участниками благ ее, ибо вам должно принадлежать все лучшее, что имеется в ней, вам, которые отняли ее у неприятеля». На этот призыв поднялось бесчисленное множество разных народов, которые, взяв с собой семьи и имущество, пришли в вагрскую землю к графу Адольфу, чтобы владеть землей, которую он им обещал.<…>

И начала заселяться пустынная вагрская земля и увеличилось число жителей ее*. <…>

И ушли славяне, жившие в окрестных селениях, и пришли саксы и поселились здесь. Славяне же постепенно убывали в этой земле**
. <…>

И увеличились десятины в земле славянской, потому что стеклись сюда из своих земель тевтонцы, чтобы населить землю эту, просторную, богатую хлебом, удобную по обилию пастбищ, изобилующую рыбой и мясом и всеми благами»***
.

/* Гельмгольд из Босау. «Славянская хроника». М. 1963, кн. 1 гл.10, стр. 137-138. С сайта www.wostlit.info

** Там же, гл. 77.

*** Там же, гл. 87. /



Людмила Гордеева


Окончание следует.

***

Источник.
Tags: Русь, история, народ, русский, русы, славяне, теория
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments