ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Category:

И снова Лившицы-Липсицы учат гоев иудейскому варианту „экономики”, где прибыль всегда течёт к иудеям

...Ну, вот мы и подобрались к «Хозрасчётово». У самого входа нас ожидает монументальная пропаганда: рабочий и… колхозник держат, подобно атлантам, земной шар, на котором написано: «кто не работает, тот не ест».

Следует заметить, однако, что под данным девизом едва ли не подпишется какой-либо буржуй, ведь именно голод гонит пролетариат на биржу труда, как сам честно признает Липсиц. Социалистический же принцип: от каждого по способностям, каждому по труду.

Всё что главным героям нужно в городе, так это канистра бензина. Но они же в царстве дефицита! Люди стоят в очередях за молоком, какой уж там бензин! Хотя у Липсица очереди не из голодных, замученных бюрократами граждан, а из грузовиков. Эти грузовики символизируют экономическую жизнь страны, которая течет еле-еле. Почему так? Потому что мешают бюрократы.

А кому же они мешают? А вот кому:

«- А откуда же тогда появились проломы в этой стене? Или она обрушилась просто от времени? - спросил Томас, озабоченно вслушиваясь в натужный стук мотора нашего автоветерана.

- Нет, время тут ни при чем. Эти проломы - следы отчаянных попыток самых отважных из деловых людей [так автор политкорректно называет капиталистов - Р. О.] этого района взять Центры Бюрократического Управления штурмом и добиться руководства экономикой на основе экономических интересов людей, на основе хозрасчета, а не с помощью команд».12

Вот оно в чем дело: бюрократы мешают капиталистам «прихватизировать» общественную собственность и наживаться. И весьма симпатично то, что наш либерал видит господство хозрасчета важнейшим условием для превращения общественной собственности в частную. Он объясняет, что общественная собственность неэффективна, в качестве аргумента пошли стишки:

Если всё народное,
Значит всё ничье,
Что домой утащено -
Только то твое!

Здесь автор впадает уже в откровенную обывательщину. Во-первых, данное утверждение ничего не доказывает, во-вторых, оно элементарно не логично: антонимом «ничье» является «чье-то»; если на вопрос: «чья собственность?» мы получаем ответ: народная, то она уже не может быть ничейной, иначе нам придется признать, что народ - это никто.

Этим софизмом Липсиц пытается оправдать банальное ВОРОВСТВО, но не только его, а еще и право капиталистов эксплуатировать пролетариат. «Логика» проста: общественная собственность - это ничья собственность, а раз так, то у нее должен появиться хозяин, для того и нужен хозяйственный расчет. Но, как объясняется в книге юным читателям, злые КАСовцы не хотят, чтобы это произошло, потому что, если не будет общественной собственности то они, чиновники, будут ненужными и их власть падет, поэтому они на словах клянутся в верности хозрасчету, а сами борются с ними.

Это уже просто анекдот! Это кто у нас боролся с хозрасчетом-то? Никитка Хрущев с Косыгиным или Андропов с Горбачевым?!

В реальной жизни, сразу после смерти товарища Сталина хозрасчет стал безжалостно насаждаться.

Если при Сталине главным ориентиром экономики было снижение себестоимости путем роста производительности труда, а хозрасчет происходил по натуральным показателям, то уже при Косыгине главным ориентиром был хозрасчет и хозрасчет по денежным показателям, иными словами, главным ориентиром была прибыль.

Но если для социалистического предприятия целью является не удовлетворение потребностей населения, а гонка за прибылью, то чем такое предприятие отличается от буржуазного? Ведь в чем измеряется капиталистическое богатство? В количестве денег: чем больше капиталист скопил денег - тем лучше. Коммунистическое же богатство измеряется в количестве скопленных продуктов: когда есть большой запас продуктов труда, тогда меньше диспропорций в экономике. Как объяснял товарищ Сталин, что:

«…Третья задача планирования - это не допускать диспропорций. Но так как хозяйство громадное, то прорывы всё-таки могут иметь место. Поэтому нужно иметь большие резервы…».13

До этого Сталин подчеркивал:

«Если бы мы развивали отрасли в зависимости от их прибыльности, мы бы имели развитое мукомолье, производство игрушек (они дорого стоят и прибыли много дают), текстиль, но не имели бы тяжелой промышленности».

А пойти по этому пути, говорил Сталин, значит «закрыть» социализм. Вот социализм и «закрыли». Советская экономика, пущенная на хозрасчетный самотек, закономерно зашла в тупик и возник вопрос: или дальнейшее углубление хозрасчета и, следовательно, реставрация капитализма или отказ от денежного хозрасчета. Вожаки КПСС выбрали первое.

И это, в общем-то, не удивительно, ведь в СССР были уже посеяны Хрущевым зерна «потребительского общества»: целью было объявлено не удовлетворение объективных потребностей людей, а банальное обжорство, стремление пережрать самую зажравшуюся державу - США. Для таких же целей годен лишь капитализм и не простой, а империалистический.

Беда Липсица в том, что он ничего не смыслит ни в плановой экономике, ни в рыночной. От его либеральных рассуждений веет нафталином, столетней давности. Он убежден, что вмешательство государства и чиновников в экономику бесполезно и даже вредно, игнорирует очевидное господство монополий в экономической жизни.

Между тем, именно государство, как аппарат боле или менее компетентных людей, спасает капиталистов в моменты острейших кризисов, раздавая экономическим структурам деньги, так что уже и буржуазные экономисты вынуждены признать, что бизнес не может справляться самостоятельно.

Эти же экономисты говорят, что стирается разница между частным и государственным капиталом: частный капитал вкладывает в государство, а государство в частный капитал; происходит всё более тесное взаимодействие государства и монополий.

Капитализм давно вырос из либеральных догм, как из детских штанишек, монополиям тяжело нормально функционировать при анархии производства, они начинают испытывать потребность в плане, том самом плане, который ниспровергает наш глупый экономист. Капитализм дошел до собственного отрицания, то есть до социализма. И тут, как говорил Ленин:

«Социализм - это государственно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией».14

Но сам он никогда, ни при каких кризисах не перерастет в социализм, для этого необходима социалистическая революция.

Справедливости ради надо сказать, что Липсиц, в отличие от большинства либералов, прямолинеен со своими читателями. Он не идеализирует рыночную экономику, он указывает на множество ее недостатков и пороков, которые невозможно исправить, как-то: кризисы, безработица, вред экологии, милитаризм; что рыночное бытие влечет за собой уродование психики, как например: эгоизм, жажда наживы.

Автор книги всё это констатирует, но через пару абзацев заявляет, что это нормально и естественно, взять то же воровство общественной собственности, которую он фарисейски осуждает и тут же заявляет, что это естественно, что такова природа человека. Фактически, Липсиц нашел выход: он занял позицию, соответствующую слегка измененному афоризму Черчилля, что, мол, рыночная экономика - это самая дрянная форма, но, пока, ничего лучшего не придумали.

Я нахожу такую позицию особенно мерзкой. Ладно, когда у человека либерализм головного мозга, и он не замечает, не желает замечать, гнусностей капитала, такой человек подобен психически больному. Но этот видит и прекрасно понимает всю людоедскую сущность капитализма, но… выступает за увековечивание права одних людей поедать других.

Чему должны учить детей сказки? Добру, созиданию, любви, героизму. А чему учат детей сказки, подобные сказке Липсица? Эгоизму, обжорству, жажде наживы, воровству… Что может вырасти из детей, воспитанных на подобных сказках? Спекулянты, воры, жулики, бандиты - одним словом, деловые люди. И надо подчеркнуть, что существенной разницы между либеральными сказками для детей и взрослых нет. Меняется лишь форма изложения, а содержание остается таким же.

Самое смешное, а вернее - самое грустное то, что Липсиц пишет:

«Людей уверили в том, что без ежедневного внимания КАС «Хозрасчётово» постигли бы самые страшные из экономических бедствий - безработица, голод и отсутствие уверенности в завтрашнем дне…».15

А ведь с крушением «КАС» всё так и случилось! Правда, «КАС» в лице Горбачева и К° сама себя вполне сознательно ликвидировала, чтобы ее вожаки смогли сами стать деловыми людьми.

Ну, а последний гроздь в гроб липсицких сказок о царстве бюрократов вбивает тот факт, что по данным за 1980-й год во всем СССР насчитывалось 700 000 чиновников, а в РФ к 2011 году уже насчитывалось 1 900 000 чиновников. Как говорится, за что боролись…

Вот и сказочке конец, кто всё понял - молодец!

Март 2016


Роман ОГИЕНКО


***

Источник.

Tags: СССР, гой, иудей, капитал, капитализм, либерализм, общество, прибыль, рынок, свобода, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments