ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Государственный переворот 26 июня 1953 года (ч. 4-2)

ПРЕЕМНИКИ И НАСЛЕДНИКИ СТАЛИНА



Вечером 5 марта 1953 года было собрано совместное заседание пленума ЦК КПСС, Совета Министров СССР и Президиума Верховного Совета СССР Заседание планировалось начать в 20:00, но начало перенесли на 20:40 — шли интенсивные закулисные перешептывания, что-то кем-то решалось в самые последние минуты.

Наконец заседание открылось. И продолжалось ровно 10 минут.

Писатель Константин Симонов был членом Центрального Комитета КПСС. Вот его рассказ об этом событии:

У меня было ощущение, что появившиеся оттуда, из задней комнаты, в президиуме люди, старые члены Политбюро, вышли с каким-то затаенным, не выраженным внешне, но чувствовавшимся в них ощущением облегчения. Это как-то проявлялось в их лицах… Было такое ощущение, что вот там, в президиуме, люди освободились от чего-то давившего их… (Глазами человека моего поколения. Знамя. 1988. № 3. С. 107)

Был утверждён новый состав Президиума Центрального Комитета КПСС — в него вошли 11 членов (Сталин, Маленков, Берия, Молотов, Ворошилов, Булганин, Хрущёв, Каганович, Микоян, Сабуров, Первухин) и 4 кандидата (Багиров, Мельников, Пономаренко, Шверник).

Смысл происходящего был таким: идею Сталина о расширении состава высшего руководства Коммунистической партии отвергли. В высшем руководстве будет не 25 членов Президиума ЦК, как предложил Сталин в октябре 1952 года, а только 11 — как было раньше.


Если бы Сталин был жив и стал бы «Аятоллой СССР», то психологическое давление необходимости строительства социализма на партократов сохранилось, состав ЦК и партии был бы расширен, что резко сократило партократам возможности «сохранить свой статус кво», а с их старением, они бы заменялись новыми кадрами и уходили с политической арены.

И поскольку многие из них не владели концептуальной властностью, а больше уповали на «великого вождя Сталина», то шансов у них войти в Совет Старейшин СССР, стать духовными лидерами советского народа не было. Руководящая роль партии неизбежно бы сократилась, а сама партия, как то и было задумано при создании Конституции 1936 года, стала бы самым большим профсоюзом со своей идеологией.

Если бы были решены указанные в «Экономических проблемах строительства социализма в СССР» задачи выработки новой экономической теории взамен политэкономии марксизма, то идеология партии стала бы только одной из многих. А управление страной осуществлялось в соответствии с некой методологией ведения хозяйства, что деидеологизировало бы жизнь Советского Союза, выведя на первое место при решении практических задач не следование догматам «вождей», а самостоятельную выработку методов их решения.

Скорее всего целеполагание и выработку общей концепции достижения целей осуществляли бы Советы (Советы трудящихся, Советы депутатов, Совет Старейшин и другие, в том числе и партии разного толка), а управление достижением поставленных задач государством осуществляло бы советское правительство.

И Берия, как отмечают некоторые источники, после смерти Сталина пытался продолжить политику отодвигания партии от рычагов власти, в частности одним из таких ярких сигналов для партократов была речь Берия на похоронах И.В. Сталина.

От революции и до развала СССР в официальных речах исполнительную власть страны называли только так — «Коммунистическая партия и Советское Правительство»! И не иначе. То есть говорили: «Коммунистическая партия и Советское правительство ведут советский народ к коммунизму», или: «Коммунистическая партия и Правительство СССР обеспечили победу в войне», и т.д.

В речах Маленкова и Молотова во всех случаях, где по смыслу нельзя обойтись без правительства, оно упоминается только вместе с партией: «Коммунистическая партия Советского Союза, Советское Правительство считают, что самой…»,«Коммунистическая партия, Советское Правительство стоят на том, что…»,

«Мы должны ещё теснее сплотиться вокруг Центрального Комитета нашей партии, вокруг Советского Правительства». И, разумеется, ни тот, ни другой даже на похоронах Сталина не упомянули о Конституции, которая тогда практически официально называлась по имени своего автора — Сталина.

Фрагменты речи Л.П. Берия.

Полная речь Берия — http://stalin.narod.ru/beria.htm. В ней в общих местах он тоже говорит о партии и правительстве, но когда доходит до знакового места, до сути речи, до того, как будем жить без Сталина, где идёт речь о внутренней и внешней политике, то Берия резко меняет акценты:

Рабочие, колхозное крестьянство, интеллигенция нашей страны могут работать спокойно и уверенно, зная, что Советское Правительство будет заботливо и неустанно охранять их права, записанные в Сталинской Конституции

[…]

И впредь внешней политикой Советского Правительства будет ленинско-сталинская политика сохранения и упрочнения мира…

Простой народ вряд ли понял, о чем это Берия говорит, но ведь для партноменклатуры это был удар током — Берия вознамерился вести страну дальше без партии, т.е. без них, он обещает народу беречь его права, которые дает народу не партия, а какая-то там Конституция! А ведь, судя по действиям Сталина на Пленуме ЦК в октябре 1952, именно этого он и хотел.

Когда читаешь протокол заседания пленума ЦК от 2—7 июля 1953 года, где бывшие соратники клеймили Берия, то поражаешься мелочности их обвинений, убогости аргументации обвинителей. Нет ни одного факта, тянущего на заговор. Никаких фактов о будто бы имевшемся заговоре Берия не найдено. Причину, по которой удалось «замять» и заручиться поддержкой остальных партократов убийцам Берия, простодушно выразил Каганович:

Партия для нас выше всего. Никому не позволено, когда этот подлец говорит: ЦК — кадры и пропаганда. Не политическое руководство, не руководство всей жизнью, как мы, большевики, понимаем.

Не мог обойти эту тему и Хрущёв:

Помните, тогда Ракоши сказал: я хотел бы знать, что решается в Совете Министров и что в ЦК, какое разграничение должно быть… Берия тогда пренебрежительно сказал: что ЦК? пусть Совмин решает, ЦК пусть занимается кадрами и пропагандой.

Хрущев и Каганович, как видите, причину злобы партноменклатуры к Берия, а с ним и причину облегчения после смерти Сталина, скрыть не смогли: восстанавливая действие Конституции, Берия автоматически оставлял за ЦК КПСС подбор депутатов в Советы и пропаганду коммунистических идей. Иными словами — Берия хотел лишить партноменклатуру абсолютной надконституционной власти. И за это «преступление» его убийство было одобрено и не расследовалось (http://www.sovnarkom.ru/BOOKS/MUHIN/STALIN_1/muhin_st_06.htm).

КОГДА И КТО ОДОБРИЛ УБИЙСТВО БЕРИЯ?

Поздно вечером 25 июня Берия и Маленков долго и мирно беседовали. Берия отвёз Маленкова к квартире последнего на улице Грановского. По воспоминаниям водителя, они вышли из машины и мирно беседовали ещё минут 10. Потом Маленков поднялся к себе домой, а Берия уехал. Трудно поверить, что так могли бы разговаривать люди, один из которых готовит другому удар в спину. Поэтому, зная характер Маленкова (мягкий конформист), нет основания думать, что Маленков накануне вечером подозревал о том, что случится 26 июня.

О чём могли беседовать Маленков и Берия накануне 26 июня? Известно, что Берия 25 июня 1953 года написал записку на имя товарища Маленкова Г.М. в Президиум ЦК КПСС о ходе следствия по делу М.Д. Рюмина (http://istmat.info/node/26486).

В ней он на основании допросов Рюмина М.Д. (заместителя министра государственной безопасности — начальника по следственной части по особо важным делам МГБ СССР) указывает на фальсификацию Рюминым следственных материалов по так называемым делам «Шпионского центра в «Еврейском антифашистском комитете», якобы возглавлявшегося Лозовским, Михоэлсом, Фефером и др., и «Ленинградскому делу», по которому, как известно, были арестованы и осуждены руководящие партийные и советские работники г. Ленинграда Кузнецов, Попков, Капустин и др.

Также указывает на умышленное умерщвление Рюминым Этингера в марте 1951 года, проходившего по делу о неправильном лечении А.С. Щербакова. После чего Управление кадров МГБ СССР потребовало от Рюмина объяснения по существу скрытых им при поступлении в органы МГБ компрометирующих его материалов.

Почувствовав, что под ним заколебалась почва, Рюмин пишет письмо И.В. Сталину, в котором «разоблачил» Абакумова (министра МГБ) и повесил на него все свои прегрешения. Возможно Сталин совершил ошибку, поставив Рюмина начальником следственного отдела по особо важным делам, поскольку это развязало руки другому лицу.

Далее цитируем:

После ареста АБАКУМОВА и руководящих работников следственной части по особо важным делам МГБ СССР РЮМИН, поощренный оказанным ему доверием, развернул в следственной части практику фальсификации следственных материалов по ряду дел.

Поставив перед собой цель доказать правильность своего заявления по делу ЭТИНГЕРА, РЮМИН создал известное дело о так называемых «врачах-вредителях», по которому был арестован ряд крупных деятелей советской медицины.

Встав на преступный путь обмана партии и продвинувшись при помощи вновь назначенного министром госбезопасности СССР ИГНАТЬЕВА на пост заместителя министра и начальника следственной части по особо важным делам МГБ СССР, РЮМИН с ведома и одобрения ИГНАТЬЕВА ввёл широкую практику применения мер физического воздействия к необоснованно арестованным гражданам и фальсификации на них следственных материалов.

РЮМИН признал себя также виновным в том, что он и ИГНАТЬЕВ знали, что б[ывший] министр госбезопасности Грузии РУХАДЗЕ сфабриковал дело о так называемой «мегрело-националистической группе», по которому был арестован ряд ответственных партийных и советских работников Грузии.

Как показал РЮМИН, он и ИГНАТЬЕВ принимали меры к тому, чтобы добиться подтверждения сфальсифицированных РУХАДЗЕ материалов путем вымогательства от ряда арестованных по этому делу лиц заведомо вымышленных показаний.

Несмотря на то, что РЮМИН принимал непосредственное участие в фальсификации следствия по делу о так называемом «Шпионском центре в «Еврейском антифашистском комитете», он в августе 1951 года подготовил, а ИГНАТЬЕВ представил И. В. СТАЛИНУ письмо, в котором сообщалось, что материалами следствия по делу «Еврейского антифашистского комитета» преступная деятельность арестованных по этому делу лиц доказана.

РЮМИН при содействии ИГНАТЬЕВА закончил это явно провокационное дело и направил его на рассмотрение Военной Коллегии Верховного Суда СССР. Проверка материалов дела о т. н. «Шпионском центре в «Еврейском антифашистском комитете» нами поручена специальной комиссии МВД СССР, заключение которой будет представлено дополнительно (приговор в отношении руководящих деятелей Еврейского антифашистского комитета был отменен решением Верховного Суда СССР только 22 ноября 1955 года — примечание ИАЦ)

Следствие по делу РЮМИНА продолжается.

Л Берия

Что, как не эту записку могли обсуждать между собой Берия и Маленков, который с Игнатьевым был никак не связан? И спокойный характер беседы говорит о том, что Маленков был согласен с предлагаемыми Берия мерами. Именно их они видимо и обсуждали. Берия хотел созвать срочное заседание Президиума ЦК, на котором собирался затребовать санкцию на арест Семёна Игнатьева. Cерго Берия вспоминал:

В тот день (26 июня — ИАЦ), по предложению отца, было назначено расширенное заседание Президиума ЦК, на котором планировалось обсудить деятельность министра государственной безопасности СССР С. Игнатьева и его заместителя М. Рюмина с целью установления их личной вины в фабрикации ряда дел: мингрельского, ленинградского и т. п. ….

И утром об этом, возможно от Маленкова, узнал ещё кто-то, кто был связан с Игнатьевым и для кого его арест был смерти подобен, поскольку вскрывал некоторые другие факты.

КОГО ПОТЯНУЛ БЫ ЗА СОБОЙ ИГНАТЬЕВ?


Для этого нужно вернуться в начало марта 1953 года. 28 февраля Сталин собрал Берия, Маленкова, Булганина и Хрущёва на ближней даче. Вопрос стоял о замене Игнатьева на посту министра Госбезопасности.

Уж очень он насолил всем своим антисемитизмом в деле врачей, который дискредитировал СССР, давая повод зарубежным «друзьям» сравнивать Советский Союз и Нацистский Рейх, чем и поныне пользуются всевозможные либералы. Уж очень резво он решал все эти вопросы с евреями. Да и странные дела стали твориться в последнее время вокруг Сталина. То Власика уберут, Поскребышева, то странно умирает 17 февраля молодой ещё комендант Кремля. То вдруг Новик с аппендицитом в больницу ложится.

Для борьбы с игнатьевщиной было решено объединить МГБ и МВД и поставить на общее министерство Берия. Почему Сталин пригласил на ближнюю дачу этих четверых? Маленков был по сути генсеком, Берия — премьер-министром и будущим министром Госбезопасности. Хрущёв курировал Игнатьева, а Булганин — армию и помогал Берия.

Видимо, разговор состоялся серьёзный и тут разные версии расходятся. То ли у Сталина подскочило давление и утром случился инсульт, то ли его отравили. Но лечащего врача Смирнова почему-то не было.

Когда в 10 часов он не вышел из комнаты, охрана позвонила Игнатьеву. Тот — Хрущёву и они приехали к Смирнову. И тут у Хрущёва либо родился экспромт, либо заговорщики выполняли уже намеченный план (в версию о планировавшемся заранее покушении укладывается вся эта игнатьевщина с охраной Сталина). Угрозами они убедили Смирнова, что Сталин просто спит. Тот это объяснил охране. Но уже 2 марта охрана, почувствовав неладное, вызвала других врачей и остальных лидеров государства. Тогда же приехал и Берия, который что-то заподозрил, но не будучи министром госбезопасности, не мог ничего предпринять.

После своего назначения министром объединенного блока силовиков Берия начал расследование обстоятельств смерти Сталина и арестовал Смирнова. Одновременно он прекратил дела, которые состряпал Игнатьев.

Затем он начал сбор информации о членах ЦК. Когда 25 июня он вернувшись из Германии потребовал у Маленкова созыва Президиума ЦК для выдачи санкции на арест Игнатьева. Хрущёв поняв, что его ждёт как куратора и сообщника Игнатьева в деле умерщвления Сталина, решил действовать.

Он позвонил Строкачу, Москаленко и Батицкому (по другой версии Сергею Круглову, а исполнителем был Андрей Веденин http://wap.eg.ru/index.php?view=xhtml&cases=online&aid=3058315) и дал указание расстрелять особняк Берии. Убедить членов Президиума, что нужно всё свалить на мёртвого Берия — не составило особого труда, поскольку они уже психологически были готовы к этому.

Хрущёв попросил Маленкова срочно созвать Президиум. Маленков набросал проект решения. Но когда приехал Москаленко, Батицкий и Жуков, то мнения разделились. Тогда-то поддержавший Хрущёва Булганин вызвал танки. Прикрылись они авторитетом Жукова, которому пригрозили опубликованием материалов комиссии Покровского, которые высвечивали нелицеприятную роль Жукова в трагедии 22 июня 1941 года (об этом http://inance.ru/2015/06/predatelstvo/).

Далее было решено использовать двойника, который должен был играть роль Берия на липовом процессе о его государственном заговоре.

Как пишет Е. Прудникова в книге «Берия. Преступления, которых не было» (http://lib.aldebaran.ru/author/prudnikova_elena/prudnikova_elena_beriya_prestupleniya_kotoryh_ne_bylo/), если бы заговор в силовых структурах на самом деле существовал, то члены Президиума не пошли бы в театр 27 июня 1953 года, а сидели в надёжном месте под охраной! Но они пошли слушать оперу «Декабристы», а значит, ничего не боялись. Не боялись же потому, что никакой опасности не было — соперник был убит.

Хрущёв действовал быстро, решительно, на основе экспромта. Очень опасен был начальник управления контрразведки СА и ВМФ в МВД Гоглидзе, с которым у Берия были связи каждый день. Он мог организовать утечку на Запад. Поэтому его немедленно арестовали в Берлине. Далее арестовали ещё 5 соратников Берия, которые отказались клеветать на Берия и лить на него грязь. Отказался порочить имя шефа и Масленников, который застрелился. Судоплатов, чтобы не делать недостойное дело, притворился сумасшедшим.

Никаких признаний от 6 соратников Берии не было получено, поскольку просто не в чем было упрекнуть Берию, кроме полного идиотизма обвинения в шпионаже в пользу Англии. Думаю, что давление на соратников Берия было посильнее, чем в годы ежовщины. Либо они были железными, либо следователи просто не знали, какое можно дело состряпать. Кроме того, видимо, многие в органах госбезопасности были на стороне Берия. Скорее всего вели следствие, а точнее фабриковали подделки, дерьмовые следователи, хорошие — стряпать дело отказались.

1 марта 1953 года Хрущёв и Игнатьев скорее всего уговoрили Маленкова не беспокоить Сталина и не принимать меры к его лечению. Даже, если инсульт Сталина был вызван естественными причинами, то для того, чтобы добиться его смерти, было достаточно долго не оказывать ему медицинскую помощь.

Маленков был убеждён (или обманут) Хрущёвым и согласился на неоказание медпомощи Сталину. Затем был вынужден скрыть убийство Берия, совершенное, скорее всего, генералами Москаленко и Батицким. После убийства Берия Хрущёв стал нужен Маленкову, и это Маленков понимал, поскольку тогда видимо понял всю степень своей «повязанности» с преступниками.

Таким образом, создаётся впечатление, что Маленков дважды уступил Хрущёву, скрывая беззаконие последнего, а затем оказался заложником своей уступчивости и моральных компромиссов, что и привело к его падению в начале 1955 года (http://igpr.ru/articles/kak_ubivali_berija).

ЕСЛИ БЫ…

Если бы Берия не был убит 26 июня 1953, то он бы получил санкцию на арест Игнатьева, тот выдал бы Хрущёва по делу о смерти Сталина. Оказалось бы, что в партии имел место заговор, причём в самых верхах. Это очень сильно подорвало бы авторитет партии и могло иметь несколько вариантов последствий:


  • в самом негативном варианте — начались бы новые репрессии в борьбе всех против всех под лозунгами «чистки партии от врагов народа», возможно из этой борьбы и вышел бы победителем Берия, но оказался бы связанным новой круговой порукой массовых репрессий. На фоне этого Запад не терял бы время даром, а видимо старался бы раздуть конфликт до масштабов гражданской войны, а в момент снижения обороноспособности СССР до приемлемого уровня — атаковал бы, какой сценарий не выгоден никому, ни местным партократам, ни хозяевам Запада, уже получившего в свои руки атомное оружие;

  • если бы партия смогла выйти из алгоритмики «элитаризации» и организовала, задуманные ещё Сталиным и изложенные в Конституции 1936 года свободные выборы, то партия после таких громких дел стала бы только одной из политических сил. И тогда бы с течением времени могла сложиться, описанная нами в самом начале, схема управления с участием самых разных Советов;

  • другим неизбежным следствием потери партией авторитета было бы забвение марксизма, поскольку интерес к наследию Сталина вырос бы в разы, а тогда не прошло бы незамеченным его развенчание в «Экономических проблемах строительства социализма в СССР». Следствием могла бы стать деидеологизация политики, а значит — переход на уровень методологического её обеспечения.

Конечно, это не сняло бы вопроса разрешения кризиса капитализма, а скорее даже обострило его. Но если бы СССР смог выйти из прокрустова ложа марксизма, то скорее всего сохранился до сих пор и был бы лидером общепланетарного духовного развития. Следует упомянуть и Китай, для которого также встал бы выбор — сохранять марсизм, как идеологию или перейти вместе с СССР к методологии, что изменило бы уже тогда всю геополитическую картину мира, поскольку не было бы разрыва в отношениях между Восточной и Русской цивилизацией, а был бы Союз.

Какой из рассмотренных нами вариантов лучший? На наш взгляд — жизнь Сталина и Берия, последующее снижение роли партии, переход от марксизма к методологии решения проблем, сохранение СССР или его эволюционного преображение. Но история свершилась как свершилась, поскольку:

Всё что не делается, делается наилучшим возможным образом, при той нравственности и этике, которая свойственна людям.

Будь иная нравственность и этика у партийных руководителей того времени, мы имели бы другую историю, которая, как говорят, сослагательного наклонения не имеет, но всё же полезно помнить высказывание Козьмы Пруткова:

Почаще оглядывайся на зады, чтобы избежать в будущем знатных ошибок!


МАТЕРИАЛЫ:

Как убивали Берия http://igpr.ru/articles/kak_ubivali_berija
Прудникова Е. «Берия. Преступления, которых не было» — http://lib.aldebaran.ru/author/prudnikova_elena/prudnikova_elena_beriya_prestupleniya_kotoryh_ne_bylo/
«Преступления» товарища Сталина http://maxpark.com/user/3086372507/content/544209
Мухин Ю. «Убийство Сталина и Берия» http://www.sovnarkom.ru/BOOKS/MUHIN/STALIN_1/muhin_st_.htm
Хрущёв убрал Берия, чтобы скрыть отравление Сталина http://wap.eg.ru/index.php?view=xhtml&cases=online&aid=3058315
Тайна преемника Сталина: страну должен был возглавить Вознесенский — http://www.aif.ru/society/history/15351
Хрущёв: Убийца Сталина и СССР — http://argumenti.ru/society/n389/255751
Виктор Суворов «Против всех» — http://loveread.ws/read_book.php?id=23809&p=13

Записка Л.П.Берии в Президиум ЦК КПСС о ходе следствия по делу М.Д.Рюмина. 25июня 1953 г. — http://istmat.info/node/26486.
Речь товарища Л.П. Берия на похоронах Сталина — http://stalin.narod.ru/beria.htm
Речь Сталина на Пленуме ЦК КПСС 16 октября 1952 года — http://grachev62.narod.ru/stalin/t18/t18_262.htm




Молодёжная аналитическая группа


***

Источник.

Tags: Берия, КПСС, МАГ, СССР, Сталин, Хрущев, большевик, история, партия, предательство, проект, советский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments