ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Нравственно-этическая обусловленность социолого-экономических теорий

2. Реальности производства и распределения природных благ и продукции в цивилизованном обществе

Аксиоматика экономической науки наших дней и на обозримую перспективу может быть выражена в следующих утверждениях.

ПЕРВОЕ. За какими-то единичными исключениями ни один продукт или услуга, которые мы потребляем, не могут быть произведены в одиночку ни кем.

Производство всякой вещи или услуги, начиная от задумки и кончая предоставлением её потребителю, требует коллективного труда, направленного на производство самой вещи или услуги непосредственно, а кроме того — и труда, направленного на её производство опосредованно (производство и настройка технологического оборудования, создание сопутствующих необходимых условий, например отопление помещений, воспроизводство, воспитание и обучение кадров и т.п.).

Иными словами, в основе благополучия общества в целом, его социальных групп и индивидов лежит коллективный труд множества людей, подчас в преемственности нескольких поколений. И в этой коллективной работе всякий единоличный труд представляет собой сочетание труда непосредственно производительного и труда управленческого по координации деятельности членов одного коллектива, а также и по координации деятельности многих коллективов.


Качество любого вида продукции обусловлено в этой системе:

профессионализмом участников;

добросовестностью исполнения каждым из них должностных обязанностей;

взаимной поддержкой друг друга за пределами свода должностных обязанностей каждого, включая помощь другим сотрудникам в профилактировании возможных ошибок в их деятельности.

ВТОРОЕ. Если идти от готового продукта по технологической цепочке этапов его производства навстречу потокам вовлечения в производство полуфабрикатов, комплектующих, технологического оборудования, добычи первичного сырья и энергоносителей, то технологический процесс предстаёт как разветвляющееся дерево (точнее — корневая система дерева), разные фрагменты которого находятся в ведении административно не подчиненных друг другу директоратов производств.

Директораты, будь они даже представлены одним человеком, управляют директивно-адресно в пределах своей «юрисдикции»:

фрагментами технологического процесса (кому и что делать);

производственным продуктообменом в пределах своего предприятия (что у кого взять и что кому передать после выполнения своей части работы).

Предпосылкой для торговли и её генератором во все времена и во всех регионах является невозможность по тем или иным причинам осуществить эффективное управление продуктообменом директивно-адресным способом[1] .

Именно вследствие этого и возникают торговля и рынки, связывающие воедино множества не подчинённых друг другу директивно-адресно предприятий.

ТРЕТЬЕ. Соответственно: обслуживающий сферу производства рынок промежуточных и «инвестиционных» продуктов2 с более или менее свободным ценообразованием представляет собой своего рода «клей», которым разные фрагменты технологического процесса, находящиеся под директивно-адресным управлением разных директоратов (в частной собственности различных физических и юридических лиц), «склеиваются» в целостный технологический процесс.

По мере того, как рынок утрачивает способность быть «клеем», — сложные технологические процессы, в которых участвует множество административно не зависимых друг от друга директоратов и административно подчинённых каждому из них коллективов, рассыпаются на невостребованные фрагменты, которые, — не будучи внутренне самодостаточными системами в аспекте производства и потребления3, — начинают деградировать вплоть до полного их исчезновения с течением времени.

ЧЕТВЁРТОЕ. Кроме рынка роль такого рода «клея», объединяющего множество частных производств (микроэкономик) в одну макроэкономическую целостность, выполняет культура в целом, и прежде всего, — языковая культура[4] [5], и в частности, — поддерживаемые обществом юридическая5 система и система стандартов .

ПЯТОЕ. Сбыт продуктов и услуг конечными потребителями (индивидам, домашним хозяйствам, непроизводственным общественным организациям, институтам государства и т.п.) обеспечивается не только потребностью в самих продуктах, необходимых для удовлетворения тех или иных функций потребителей, но и платежеспособностью потенциальных потребителей, а также ожидаемой ими динамикой их платёжеспособности.

ШЕСТОЕ. Финансовое обращение только сопутствует обмену промежуточными продуктами в процессе производства и потреблению продукции конечными потребителями и является по отношению к производству и распределению процессом управляющим.

Воздействие финансового обращения на производство и распределение, т.е. на способность и неспособность рынка быть «клеем» — результат политики субъектов, властных над финансами общества: государственности (эмиссия, налогово-дотационная политика), банковского сектора (эмиссия, ставки ссудного процента, объёмы кредитования и распределение кредитов по отраслям и регионам, по срокам погашения задолженности), страхового сектора (объём страховок и цены за риски) и т. п.

В условиях производства, основанного на коллективном труде и сочетании труда непосредственно производительного и труда управленческого по координации деятельности членов одного коллектива, в управленчески наиболее целесообразна окладно-премиальная система оплаты труда, в которой:

всем гарантирована оплата труда в объёме оклада при условии, что их работа в соответствии с должностными обязанностями добросовестна;

премии представляют собой доплату к основному окладу, а порядок их распределения должен стимулировать финансово подчинённый персонал на добросовестное исполнение распоряжений вышестоящих руководителей и проявление инициативы всех без исключения членов коллектива, направленной на повышения эффективности коллектива в целом (т.е. часть фонда должна быть в распоряжении руководителя коллектива или подразделения, а часть — в распоряжении коллектива подразделения);

при этом управленческий персонал отвечает за качество управления перед вышестоящим руководством, а подчинённый персонал отвечает за добросовестное исполнение распоряжений управленческого персонала.

Сдельщина в системе, основанной на коллективном труде, недопустима ни в каких формах, поскольку она разобщает коллектив и порождает в нём внутренние конфликты, что отрицательно сказывается на результатах работы всего коллектива. Это касается как производственных, так и научноисследовательских, проектно-конструкторских и педагогических коллективов.

СЕДЬМОЕ. Производство и потребление в обществе образуют собой целостную систему, в которой оба компонента взаимно соответствуют друг другу, хотя это реально сложившееся соответствие не всегда отвечает потребностям экономического обеспечения общественного развития.

Производственно-потребительская система складывается исторически и включает в себя технологические процессы в качестве скелета, который обрастает системой сопутствующих нравственно обусловленных взаимоотношений людей (идеологических и проистекающих из идеологии отношений — неформализованных традиционно-правовых и юридически кодифицированных, финансовых и прочих; политэкономия называет их «производственными отношениями»).

ВОСЬМОЕ. Благосостояние общества и его перспективы обеспечиваются СУБЪЕКТИВНО посредством этой — ОБЪЕКТИВНО существующей и изменяющейся — системы в целом (в основе которой лежат технологии и организация — структуры и организационные процедуры), а именно:

целеполаганием в отношении функционирования этой системы как целостности;

организацией и настройкой системы в целом и её элементов:

> на осуществление намеченных целей макро- и микро- уровней,

> на подавление процессов, ведущих к осуществлению отвергаемых целей,

> на адаптацию (в том числе и упреждающую события) к выявляющимся новым проблемам и целям;

соответствием работы каждого сотрудника (в этой системе все — сотрудники; нет в ней работников-индивидуалистов и самодостаточных собственников) целям и параметрам настройки этой единой многоотраслевой производственно-потребительской системы.

ДЕВЯТОЕ. Соответственно этому: Все политэкономические и экономические теории, которые вместо того, чтобы начинать рассмотрение экономической проблематики с выявления системной целостности многоотраслевого производства и потребления в современном обществе и постановки задачи об управлении саморегуляцией этой многоотраслевой производственно-потребительской системой, занимаются рассмотрением отдельных её компонент, избегая при этом вопроса об образовании этими компонентами иерархически высшей по отношению к каждому из них системной целостности и вопроса об организации управления саморегуляцией этой системной целостности, — в современных условиях представляют собой очковтирательство и шарлатанство либо инструкции для «туземной администрации» криптоколонии, работающей на нужды и экономику хозяев, контролирующих всю целостность.

Это очковтирательство и шарлатанство в исторически сложившейся культуре поставлено на профессионально-корпоративной, по сути мафиозной[6], основе и во многих случаях уже не являются искренним заблуждением экономистов и социологов, а является прямым выражением их готовности подвести «научно-теоретическую базу» под всякий социальный заказ тех, кто платит деньги, и готовности преподавать в школах и вузах под видом достоверного знания подрастающим поколениям всё, что закажут хозяева.

ДЕСЯТОЕ. Глобализация, альтернативная ныне господствующей, исключающая катастрофу культуры нынешней цивилизации, невозможна без определённого разрешения проблемы организации управления саморегуляцией внутригосударственных и глобальной производственно-потребительских систем в интересах экономического обеспечения общества в целом.

Таковы десять заповедей для оценки всей экономической публицистики и науки. Такова же и аксиоматика экономической науки, имеющей в наши дни право на существование и дальнейшее развитие (на основе [133]).

* * *

Вследствие изложенного в этом разделе на темы экономики вообще не имеет морального права высказываться человек, который не сформировал у себя в уме хотя бы самого общего представления о том:

что такое межотраслевые балансы продуктообмена и финансового обмена;

как они связаны друг с другом;

как внутриотраслевые процессы описываются аппаратом математической статистики и теории вероятностей;

как эти описания внутриотраслевых процессов связаны с системой бухгалтерского учёта;

что представляет собой инструментарий настройки рыночного механизма на саморегуляцию производства и распределения;

как этот инструментарий выражается в межотраслевых балансах;

как цели производства и распределения, свойственные обществу, выражаются в межотраслевых балансах;

как должна строиться система планирования, чтобы она порождала преемственную последовательность плановых балансов, отвечающих осуществлению нравственно здоровых целей производства и распределения продукции;

как должна меняться налогово-дотационная, кредитная и страховая политика в процессе осуществления преемственной последовательности плановых балансов так, чтобы реальные показатели производства и потребления были бы не хуже плановых заданий и тем самым осуществились бы избранные цели.

И главное — необходимо понимать: Как должно осуществлять целепо- лагание в отношении экономического обеспечения природно-общественнохозяйственного развития, чтобы общество устойчиво развивалось в преемственности поколений в гармонии с Природой?

3. Нравственно-этическая обусловленность социолого-экономических теорий

Социолого-экономические теории нравственно-этически обусловлены в том смысле, что каждая из них, будучи информационно-алгоритмической системой, ориентирована на достижение определённых целей, субъективно избранных её творцами, а также и спонсорами её культа в обществах — в соответствии с их реальными, а не декларативно-показным нравами.

Множество этих целей не велико, однако сами цели не только различны, но и взаимоисключающи. Соответственно такому нравственно обусловленному различию целей социолого-экономические теории могут быть ориентированы на решение одной из следующих задач (т.е. на достижение определённых целей определёнными средствами):

1. Как индивиду обогатиться в короткие сроки и поддерживать свой социальный статус? — В большинстве своём такого рода теории посвящены проблемам «малого бизнеса», т.е. микроуровню макроэкономических систем. Среди них могут быть как адекватные жизни при определённых макроэкономических обстоятельствах, так и заведомо вздорные.

2. Как обогащаться и удерживать свой социальный статус некоему корпоративному меньшинству так, чтобы остальное общество, работая на обеспечение экономического и иного социально статусного превосходства этого меньшинства, воспринимало бы происходящее как безальтернативно должное, как его превосходство, неоспоримо оправданное предпринимательским талантом и эффективностью? — В большинстве своём такого рода теории посвящены вопросам организации менеджмента в корпорациях (как производственных, так и финансовых и действующих в «спекулятивном» секторе экономики) и в освещении этой проблематики они большей частью адекватны при определённых макроэкономических обстоятельствах, управление которыми лежит вне компетенции авторов и потребителей этих теорий.

Что касается управления макроэкономическими обстоятельствами, то культовые теории, преподаваемые в вузах, носят заведомо дезинформирующий характер. Своей псевдонаучностью и правдоподобием они призваны маскировать реальное макроэкономическое управление, осуществляемое на принципах «ноу-хау» теми транснациональными группировками, которые не стремятся к публичности в своей деятельности и ответственности за неё перед остальным обществом, поскольку именно они осуществляют финансовое рабовладение. Об этом и писал Дж. К. Гэлбрейт в приведённом в разделе 1.2 отрывке из его книги «Экономические теории и цели общества» [39].

3. Как организовать в обществе производство и распределение так, чтобы в преемственности поколений ВСЕ были гарантированно сыты, одеты, имели жильё, достойное человека, чтобы дети получали добротное воспитание и адекватное образование, и чтобы общество жило в гармонии с Природой?

Большинство населения либо вообще не задумывается о действительной роли экономической науки в жизни общества, либо убеждено в том, что она занята поисками ответа именно на третий вопрос. В действительности исторически сложившаяся экономическая наука работает в области проблематики двух первых задач, и потому решение третьей задачи, актуальной для подавляющего большинства людей, лежит вне круга её интересов.

Единственная социолого-экономическая теория, которая публично заявляла, что она занята решением третьей задачи, — марксистская «политэкономия социализма», однако в действительности она имитировала свою занятость её решением, поскольку за всё время своего существования так и не пожелала разрешить проблему своей метрологической несостоятельности, на которую И.В. Сталин указал ещё в 1952 г. в работе «Экономические проблемы социализма в СССР»:

«... наше товарное производство коренным образом отличается от товарного производства при капитализме» [119, с. 18].

Это действительно было так, поскольку налогово-дотационный механизм и эмиссионная политика СССР в тот период были ориентированы на снижение цен по мере роста производства и исчерпания дефицита в продукции по отношению к потребностям общества. И после приведённой фразы И.В. Сталин продолжил:

«Более того, я думаю, что необходимо откинуть и некоторые другие понятия, взятые из «Капитала» Маркса, ... искусственно приклеиваемые к нашим социалистическим отношениям. Я имею в виду, между прочим, такие понятия, как «необходимый» и «прибавочный» труд, «необходимый» и «прибавочный» продукт, «необходимое» и «прибавочное» время. (...)

Я думаю, что наши экономисты должны покончить с этим несоответствием между старыми понятиями и новым положением вещей в нашей социалистической стране, заменив старые понятия новыми, соответствующими новому положению.

Мы могли терпеть это несоответствие до известного времени, но теперь пришло время, когда мы должны, наконец, ликвидировать это несоответствие
» [119, с. 18, 19].

Все перечисленные И.В. Сталиным в приведённом фрагменте «Экономических проблем социализма в СССР» понятия — метрологически несостоятельны: т.е. за ними не стоит никаких явлений, параметры которых можно было бы измерить (выявить, разграничить) в реальных процессах хозяйственной деятельности; эти понятия — иллюзорно существующие фикции, а не абстракции, которые можно наполнить жизненным содержанием в решении практических задач[7]. Но если из политэкономии марксизма изъять упомянутые И.В. Сталиным «понятия», то от неё ничего не останется со всеми вытекающими из этого факта последствиями для марксизма в целом.

Т.е. И.В. Сталин — первый политик и учёный-социолог, который обвинил марксизм в лженаучности публично и неопровержимо, хотя сделал он это в терминологии самого марксизма и не в прямой формулировке, а в форме намёка, поскольку, если в любой теории выявляется метрологическая несостоятельность, то она — лженаучна.

Т.е. И.В. Сталин вынес смертный приговор марксизму, хотя это мало кто понял вследствие того, что проблематика обеспечения метрологической состоятельности научных теорий традиционно лежит вне сферы интересов социальных философов, социологов, политологов и экономистов.

Поскольку теории, принадлежащие к каждому из трёх классов, ориентированы на достижение далеко не во всём совпадающих, а подчас и взаимоисключающих целей, то те положения, которые с точки зрения теорий одного класса — неоспоримая научная истина, с точки зрения теорий, принадлежащих другим классам, могут расцениваться как заведомый вздор и целенаправленная ложь.

Всё последующее изложение ориентировано на решение третьей из названных выше задач, и потому оно — с точки зрения теорий, ориентированных на решение первых двух задач, — в большей или меньшей степени вздорно, жизненно несостоятельно и «ненаучно».

Но с точки зрения необходимости решения третьей задачи нравственноэтически порочна приверженность целям двух первых задач, вне зависимости от того осознаётся это индивидом либо же нет (т.е. он преследует их в режиме зомби, запрограммированного культурой), вне зависимости от того на сколько успешно они решаются.

В основе излагаемого далее лежит методология достаточно общей теории управления (ДОТУ) [45] в приложении к постановке и решению третьей задачи.





[1] Вследствие фактической или юридической невозможности вторжения в чужие фактические права собственности или административные права либо вследствие разрушения директивно-адресного управления по причине затруднительности эффективного обмена информацией в процессе управления в очень больших административных структурах («жалует царь, да не жалует псарь»), а также в удалённых «филиалах», где местные директораты оказываются фактически более властны, нежели центральный («до Бога высоко, до царя далеко»).
[2] «Инвестиционные продукты» — термин для обозначения средств производства, капитальных сооружений и т.п., принятый в западной экономической науке.
[3] Т.е. предприятие не обладает способностью к обеспечению своих работников и членов их семей всеми необходимыми им в жизни продуктами и услугами в изоляции от внешних (по отношению к «юрисдикции» директората предприятия) обстоятельств и деятельности других предприятий.

Это отличает каждое из таких предприятий базисного уровня (микроуровня) от «натурального хозяйства», характеризующегося экономической самодостаточностью в аспекте обеспечения его участников всем им жизненно необходимым, которым жило подавляющее большинство сельского и некоторая часть городского населения до того, как капитализм, сложившийся на основе специализации частного, большей частью, массового производства, породил в обществе интенсивный торговый обмен, в котором просто не было необходимости в эпоху господства «натурального хозяйства».
[4] Как повествует Библия, строительство Вавилонской башни, что бы она из себя в проекте в действительности ни представляла, было остановлено утратой языковой общности участников проекта.
[5] Гайку с дюймовой резьбой не навернуть на болт с метрической резьбой и т.п.
[6] Работа И.В. Сталина «Марксизм и вопросы языкознания» (газета «Правда», 20 июня 1950 г.) — не о марксизме и не о языкознании, а о том, что в научном сообществе СССР сложились, по сути мафиозные, группировки, которые узурпировали право решать, что есть истина, и подавляют свободу дискуссий в научном сообществе, без чего развитие науки невозможно. М. Л. Хазин, отнеся приверженцев монетаризма к числу тоталитарных сект, подтвердил правоту И.В. Сталина о неуместности в научном сообществе по сути мафиозных группировок, узурпировавших право решать, что есть истина, и подавляющих свободу научных дискуссий, возводящих лженаучные доктрины в ранг достоверного научного знания.
[7] Наукообразные фикции от научных абстракций отличаются именно тем, что фикции невозможно наполнить реальным содержанием, а абстракции можно, решив задачу об обеспечении метрологической состоятельности моделей, построенных на основе тех или иных абстракций.


***

Это отрывок из книги „ЭКОНОМИКА ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ” коллектива трёх авторов: Величко М.В., Ефимова В.А., Зазнобина В.М.
Tags: Величко, Ефимов, Зазнобин, Сталин, марксизм, мафия, наука, нравственность, общество, потребление, развитие, рынок, система, теория, управление, человек, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments