ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

ВРД: Академик Алексей Николаевич Крылов

Alexey Krylov 1910s.JPGВ 1941 году после начала войны из Ленинграда в Казань специальным поездом выезжала группа академиков, среди которых был отец отечественного кораблестроения Алексей Николаевич Крылов.

Поезд не пришёл и академиков попросили приехать на следующий день, но когда диспетчер узнал, что среди уезжающих находится Крылов, то поезд был подан, а на вопрос начальства, кто такой Крылов, диспетчер ответил: «Как какой Крылов? Известный русский баснописец!»

КТО ТАКОЙ КРЫЛОВ?

На этот вопрос отвечает книга «Самые знаменитые люди России», где, в частности, говорится: «Крылов Алексей Николаевич (1863-1945) — кораблестроитель, механик и математик, академик Академии Наук СССР (1925). Родился в Симбирской губернии.

После окончания Морской академии (1890) почти 50 лет преподавал в Морской академии и других вузах, где читал лекции по новому тогда курсу теории корабля. С 1900 года руководил опытным бассейном для испытания моделей судов, активно участвовал в проектировании и постройке первых русских линкоров типа "Севастополь". С 1927 года, продолжая преподавать, участвовал в решении основных технических вопросов военного и гражданского судостроения.

Работы Крылова по теории кораблестроения принесли ему мировую известность. Он заложил фундамент новой области науки, лежащей в основе современного кораблестроения. Большую ценность имеют также его работы по математике и механике.

Им построена первая в России машина для интегрирования дифференциальных уравнений (1904), предложен метод решения так называемого векового уравнения (1931), создан ряд корабельных и артиллерийских приборов. . . »

Эта краткая характеристика даёт лишь отдалённое представление о многообразной научной, организационной, инженерной, педагогической деятельности академика Крылова, описанной его учеником профессором И. Хановичем в книге «Академик Алексей Николаевич Крылов», из которой и взяты некоторые биографические сведения об академике.

И. Ханович так определяет следующие основные направления деятельности академика А.Н. Крылова:

- создание современной теории корабля;

- написание основополагающих трудов по строительной механике корабля;

- труды в области компасного дела;

- вклад в математику и механику;

- труды по истории науки;

- астрономические работы;

- педагогическая деятельность и педагогические взгляды.

Родился будущий академик 15 августа 1863 года в семье артиллерийского офицера, вышедшего в отвтавку в 1852 году, но «с началом Крымской войны отец был вновь призван на военную службу и определён во вторую лёгкую батарею 13-й артиллерийской бригады, на вакансию, оставшуюся свободной после Л.Н. Толстого, переведённого в другую бригаду. . . (А.Н. Крылов «Мои воспоминания»).

Семья будущего академика была связана родственными и дружественными узами с физиологом Сеченовым и будущими академиками Ляпуновыми.

С 1872 по 1874 год семья Крыловых жила в Марселе во Франции (отец должен был сменить климат, чтобы излечиться от лихорадки), где Алексей отлично усвоил французский язык. После переезда семьи в Ригу, он в немецкой школе овладевает и немецким языком. Отец его справедливо считал, что иностранным языкам можно научиться «только в детстве. . . и на всю жизнь».

В 1878 году Алексей Крылов блестяще сдал экзамены и поступил в Морской корпус, где усиленно занимался математикой, в основном, по руководствам на французском языке. В последние годы учёбы в Морском корпусе он глубоко изучает теорию магнитных компасов, что позволило мичману Крылову после блестящего окончания Морского корпуса поступить в 1874 году в компасную часть Главного гидрографического управления. Здесь начинается его научная деятельность в области компасного дела, завершившаяся впоследствии трудами, получившими высшую научную награду.

В 1888 году А.Н. Крылов поступает на кораблестроительное отделение Морской академии и публикует первую научную работу «Расчёт башни броненосца "Император Николай I"», положив начало развитию строительной механики корабля.

В 1890 году Крылов успешно заканчивает Морскую академию, получает премию и его имя заносится на мраморную доску, а со следующего года начинает читать два курса в Морском училище - начертательную геометрию и систему кораблестроительных вычислений, которая существует и в настоящее время.

ОТЕЦ НАУЧНОГО КОРАБЛЕСТРОЕНИЯ

В 1896 году Крылов начинает преподавать в Морской академии и выступает с докладом в Английском обществе корабельных инженеров «с докладом о созданной им теории килевой качки корабля на волнении; через два года он доводит своё творение до непревзойдённого уровня, обобщая основные идеи на случай произвольного положения корабля по отношению к волне. Эти работы уже к концу прошлого века доставляют капитану русского флота А.Н. Крылову мировую известность и ставят его имя в ряд выдающихся исследователей в области динамических проблем теории корабля (И. Ханович).

Это выступление А.Н. Крылова было тем более знаменательным, что оно состоялось на родине Вильяма Фруда, построившего элементарную теорию боковой качки корабля на волнении, после чего теория Фруда стала частным и притом простейшим случаем теории А.Н. Крылова.

Председатель Английского общества корабельных инженеров в своём заключительном слове по докладу А.Н. Крылова, в частности, сказал: ". . . я прошу вас весьма сердечно поблагодарить капитана Крылова за драгоценный вклад, который он внёс в труды нашего Общества в этом году».

За эти работы А.Н. Крылов был удостоен золотой медали Британского королевского общества и включён в его состав, хотя до этого момента общество не знало иностранных членов.

Работы Крылова ещё в начале двадцатого столетия принесли ему мировую славу, а когда для Лейпцигской энциклопедии математических наук» потребовался в 1907 году общий очерк теории корабля, он был заказан русскому профессору А.Н. Крылову.

Но Крылов не ограничился созданием общей теории качки корабля, им была создана теория успокоительных цистерн, подтверждённая экспериментально; была разработана теория вынужденных колебаний корабля, снабжённого гироскопическим стабилизатором.

А ещё в 1903 году Крылов представил первые таблицы непотопляемости корабля, составленные им для броненосца «Петропавловск», и разработанные им принципы непотопляемости стали классическими:

- непотопляемость обеспечивается запасом плавучести корабля;

- подразделение корабля на отсеки должно быть таким, чтобы остойчивость сохранялась вплоть до полного использования запаса плавучести;

- восстановление боеспособности повреждённого корабля необходимо осуществлять путём затопления неповреждённых отделений, подобранных с помощью заранее составленных таблиц непотопляемости.

К чему приводит нарушение правил по непотопляемости судна, А. И. Крылов указал в своей статье «Гибель "Титаника"», который затонул 15 апреля 1912 года после столкновения а айсбергом. Академик Крылов, заключая статью, писал: «Таким образом, вся вина целиком свалена на капитана, доблестно погибшего на своём посту, о самих же конструктивных недостатках, повлекших за собою его гибель при сравнительно небольшом повреждении, в постановлении суда не упомянуто ни единым словом». Дело в том, что при проектировании и постройке «Титаника» не были соблюдены элементарные требования непотопляемости: поперечные водонепроницаемые переборки не были доведены до верхней палубы, не обеспечена водонепроницаемость палубных люков и т. п.

По проектам Крылова был изготовлен ряд оригинальных приборов, получивших широкое распространение на флоте: приборы для натурных испытаний кораблей, оптические приборы — прицелы, дальномеры, замыкатели для мин заграждения и т. п.

Но главным направлением деятельности А.Н. Крылова в этот период остаётся развитие учения о непотопляемости судов и создание соответствующего раздела теории корабля.

В январе 1908 года Крылов становится главным инспектором кораблестроения, а с сентября месяца назначается председателем Морского технического комитета, которому принадлежала «разработка типов судов, подлежащих постройке, общее проектирование, утверждение окончательных проектов, исполняемых заводами, и наблюдение за постройкой судов».

В 1911 году А.Н. Крылов становится генералом для особых поручений при морском министре, и ему приходится заниматься пенсиями и пособиями в Морском ведомстве, руководством Путиловскими заводами, военно-метеорологическими делами, подъёмом затонувших кораблей и многими другими проблемами и вопросами.

В декабре 1914 года А.Н. Крылов избирается в члены-корреспонденты Российской Академии Наук, по представлению академиков Б.Б. Голицына, А.М. Ляпунова, В.А. Стеклова, М.А. Рыкачёва. В качестве члена-корреспондента Академии А.Н. Крылов принимал участие в работах различных академических комиссий.

Отметим, что к этому моменту А.Н. Крылов не был доктором наук, а был профессором и генералом, но в ноябре 1915 года группа профессоров Московского университета во главе с Н.Е. Жуковским предложила Совету университета возвести А.Н. Крылова в степень доктора без защиты.

На основании этой записки 13 февраля 1916 года Совет «возвёл в степень доктора прикладной математики заслуженного профессора Николаевской Морской академии Алексея Николаевича Крылова, приобрёвшего учёными трудами почётную известность, без испытания и представления диссертации».

Уже в апреле 1916 года по предложению В.А. Стеклова Алексей Николаевич Крылов был избран действительным членом Академии Наук по физико-математическому отделению, избран 29 голосами при 31 присутствующем академике (всего тогда было 38 членов Академии Наук). К этому времени А.Н. Крылов был уже членом целого ряда зарубежных научных обществ и академий.

Ещё в январе 1915 года он направляется Морским министерством в Комиссию по изучению естественных производительных сил России (КЕПС). Эта комиссия была создана Академией Наук по инициативе академика В. И. Вернадского: после начала Первой Мировой войны кредиты на радиевые работы Вернадского в России стали сокращаться, прервались научные зарубежные связи; тогда у него и возникла идея создания в России Комиссии по изучению естественных производительных сил (КЕПС), которая и была организована в 1915 году, а её Совет (из 56 человек) возглавил Вернадский.

«Организатор почувствовал сам, что прикоснулся к главному нерву государственной и научной жизни, к сплетению жгучих интересов. Вокруг всё ухудшалось, а комиссия на удивление расширялась. Уже в 1916 году она организует 14 экспедиций в различные районы страны» (Г. Аксёнов «Вернадский»).

А. И. Крылов писал: «При Академии была образована Комиссия по изучению естественных производительных сил, которая и начала сперва с самыми скромными средствами своё дело изучения производительных сил и показала её (России) истинные средства и неисчерпаемые запасы».

Первые три года работы комиссия получала от правительства очень скромные средства, а потому дело не обходилось без курьёзов: «Докладывая в 1916 году о необходимости организации экспедиции в Туркестан для изыскания нового месторождения вольфрама, Александр Евгеньевич Ферсман обращался к КЕПСу с просьбой "исходатайствовать" для её снаряжения. . . 500 руб. В ответ на это Алексей Николаевич вынул из своего бумажника требуемую сумму и, вручив её докладчику, сказал: "Никакого ходатайства не надо — оно смехотворно. Только не думайте, что это благотворительность" » (И. Ханович). И далее Крылов пояснил, что являясь акционером предприятия, делающего шрапнель, он получит прибыль от внедрения вольфрама в размере 10000 рублей. Этим он подчеркнул плачевность финансового положения КЕПС.

«О роли академика Крылова в советский период работы комиссии можно судить хотя бы по тому, что он исполнял обязанности товарища председателя и члена совета КЕПСа, возглавлял организационный отдел вновь созданного Института экспериментальных исследований и непосредственно участвовал в работе отдела оптической техники, впоследствии реорганизованного в Государственный оптический институт» (И. Ханович).

Впоследствии организационный отдел Института экспериментальных исследований был преобразован в Петроградскую научную комиссию, имеющую шесть секций: физико-механическую с подсекцией судостроения, электротехническую, металлургическую, химико-технологическую, геолого-петрографическую и строительных материалов. Председателем этой комиссии был избран академик А.Н. Крылов — полный генерал флота (до революции генеральскими званиями были: генерал-майор, генерал-лейтенант, полный генерал - В. Б. ).

В 1926 году умер вице-президент Академии Наук, один из крупнейших математиков, основатель школы математической физики В.А. Стеклов, и А.Н. Крылову группой академиков было направлено письмо с просьбой баллотироваться на этот пост. Крылов ответил отказом, говоря о своём «непреодолимом отвращении», которое он питает «ко всякого рода административной деятельности».

В этом ответном письме А.Н. Крылова были высказаны также замечания по адресу некоторых лиц, которые не понимали его занятий техническими проблемами в этот период времени. Крылов писал: «Резкой грани между наукой и техникой поставить нельзя, и если 39 лет я занимаюсь наукой о корабле, то не имеет смысла отрывать меня от вверенной мне постройки судов, в проекты которых я внёс много своего. . . »

Академик А.Н. Крылов так оценивал роль науки: «Надо помнить, что затраты на истинно научное творчество окупаются затем в жизни государства не седмирицею, не сторицею, а числами, для которых в древнем языке не было названий».

Но академик, к счастью, не смог увидеть «достижений» демократических правителей современной России, преднамеренно и систематически уничтожающих тот научный потенциал, который был накоплен научными школами государства, и превращающих в недалёком прошлом мощную индустриальную державу в сырьевой придаток, в дополнение к сырью снабжающий «цивилизованные» страны недорогими высококлассными специалистами.

Как будто бы сегодня сказаны А.Н. Крыловым слова: «Флот есть органическое целое, и отсутствие в нём какого-либо типа судов или их относительная малочисленность не искупается преувеличенным развитием числа судов другого типа — их излишнее число не доставит преобладания над противником, а представит лишь напрасную трату средств, которые при более правильном соотношении были бы использованы выгоднее».

А.Н. КРЫЛОВ И Д.И. МЕНДЕЛЕЕВ

Интересный факт - к воспитанию будущего академика «приложил руку» великий русский учёный Дмитрий Иванович Менделеев. Дело в том, что старший сын Д.И. Менделеева Володя учился в Морском корпусе, а на праздники приезжал к отцу вместе со своим другом - А.Н. Крыловым, будущим великим русским и советским кораблестроителем, который здесь прошёл менделеевскую школу постановки эксперимента.

Кроме того, в соответствии с идеями Д.И. Менделеева в Петербурге был построен Морской Опытовый бассейн, в котором испытуемая модель судна крепилась на державке и устанавливалась на подвижной тележке, двигающейся по специальным направляющим. Этим бассейном в течение 8 лет руководил А.Н. Крылов, превратив его в основу будущего Центрального научно-исследовательского института, в настоящее время носящего имя А.Н. Крылова.

А.Н. Крылов в одном частном письме (1928 год) так вспоминал о гениальном русском учёном Д.И. Менделееве: «Без малого 40 лет тому назад Дмитрий Иванович Менделеев был назначен управляющим Главной палатой мер и весов. До его назначения это было скромное учреждение, хранившее устарелые образцы мер, не имевшее почти никакого научного оборудования. Дмитрий Иванович решил поставить это прежде захудалое заведение на должную научную высоту. . .

Дмитрий Иванович, твёрдо убеждённый в том, что экономическое благосостояние России невозможно без развития всех отраслей промышленности, не раз развивал свой взгляд на значение для промышленности "массового производства", - приёмы же такого производства, чем оно шире и чем изделие сложнее, требует тем большей точности в изготовлении отдельных частей - отсюда необходимость точных калибров, точной резьбы винтов и т. д. Всё же это связано с методами точного измерения.

Тогда зарождалась электротехника, и электроизмерительные приборы получали торговое и промышленное значение. Для них необходима была такая же выверка, такой же надзор, такое установление точных эталонов, как и для всяких иных торговых мер.

Дмитрий Иванович разъяснял иногда и разницу работы исследовательской и научной лаборатории и работы метрологической. В лаборатории главная забота - открыть, подметить новый факт, новое явление, установить сперва лишь так сказать нагрубо его законы. Задача же метрологии - довести до высшей степени точности и совершенства необходимые методы измерений и измерить неизменные физические постоянные, входящие в упомянутые законы. . . » («Собрание трудов академика А.Н. Крылова», т. 1, ч. 1, Издательство Академии Наук СССР, М. -Л. , 1951).

В 1901 году А.Н. Крылов получил предложение адмирала С.О. Макарова принять участие в полярном плавании ледокола «Ермак», после чего Крылов обратился к Менделееву и получил от последнего точные приборы, необходимые Крылову для «магнитных наблюдений» во время плавания.

Чтобы воспользоваться этой возможностью проведения натурных испытаний, А.Н. Крылову пришлось подать специальный рапорт в Морской технический комитет, «чтобы участие в экспедиции "Ермака"» рассматривалось не как отпуск, а как служебная командировка, направленная на решение задач кораблестроения.

КАПИТАН А.Н. КРЫЛОВ И АДМИРАЛ С.О. МАКАРОВ

В своих «Воспоминаниях» А.Н. Крылов писал: «31 марта (12 апреля) 1904 г. броненосец «Петропавловск» под флагом командующего флотом вице-адмирала Макарова подорвался на мине заграждения, произошла детонация или мин, или пороховых погребов, и броненосец потонул, опрокинувшись при этом. Адмирал Макаров погиб. Распространился слух, что эта гибель была мною предсказана, но что не были приняты указанные мною меры к её предотвращению. Этот слух, как обыкновенно бывает, не имел под собою оснований — повреждения броненоща от детонации пороха были так велики, что никакими мерами спасти его было невозможно».

Н.В. Скритский («Самые знаменитые кораблестроители России», М. , «Вече», 2002) отмечает: «После гибели Макарова Крылов выступал с лекциями о его деятельности, писал статьи, отмечая заслуги моряка перед отечеством, обвинил в печати Морское ведомство в том, что оно не использовало предложенных средств для увеличения живучести кораблей.

В частности, на основе идей Макарова Крылов ещё в 1902 году предложил ряд мероприятий для выравнивания крена судна, получившего пробоину. Задолго до русско-японской войны Крылов подготовил таблицы непотопляемости, позволяющие определить, какие отсеки необходимо заполнять, чтобы уменьшить крен в случае данного повреждения. Однако ни таблицы, ни другие предложения Макарова и Крылова о необходимых изменениях в конструкции кораблей не были приняты своевременно, хотя Крылов и представил свои таблицы как председателю Морского технического комитета, так и командованию флота в Порт-Артуре ещё в 1903 году».

Океанограф и полярный исследователь, вице-адмирал (с 1896 года) Степан Осипович Макаров выступал (вместе с Д.И. Менделеевым и А. И. Воейковым) за осуществление мечты М.И. Ломоносова об использовании Россией Северного морского пути. С этой целью им был представлен проект, по которому был построен первый в мире ледокол «Ермак» и на нём совершён первый ледовый поход к Шпицбергену и Новой Земле.

С деятельностью Степана Осиповича Макарова будущий академик А.Н. Крылов был знаком до мельчайших подробностей, и вся работа последнего в области непотопляемости корабля проистекала на основе, заложенной Макаровым, о чём сам Крылов говорил неоднократно. Один из своих докладов по теории непотопляемости судов А.Н. Крылов заключил словами: «Всё, что я вам здесь изложил, принадлежит не мне, а целиком взято из ряда статей "Морского сборника", охватывающих 30 лет. . . Его превосходительство Степан Осипович — вот кто истинный основатель учения о непотопляемости судов».

В архиве академика А.Н. Крылова сохранилось 26 его писем С.О. Макарову и 22 письма Макарова Крылову.

1 января 1900 года А.Н. Крылов был назначен заведующим опытовым бассейном, в этот же день вице-адмирал С.О. Макаров был назначен главным командиром Кронштадтского порта и военным губернатором г. Кронштадта. По случаю назначения Крылова заведующим Бассейном адмирал Макаров в письме на его имя отмечал: «Вы в это живое дело внесёте правильное основание, и работы Бассейна потеряют их теперешний случайный характер. . . Желаю вам полного успеха во всём, прошу верить моему глубокому уважению».

Уже через две недели после этих назначений Макаров посетил Бассейн и предложил провести в нём испытания модели ледокола «Ермак» для получения зависимости между углом дифферента модели и приложенной вертикальной силой.

В этом бассейне Крылов и Макаров провели множество экспериментов с моделями различных кораблей.

В 1901 году Крылов «по предложению адмирала С.О. Макарова» участвовал в рейсе «Ермака», научным итогом которого стала книга «Ермак во льдах». Готовя к печати эту книгу, С.О. Макаров обращался по каждому возникающему у него в связи с этим трудом вопросу к научному авторитету А.Н. Крылова. Книга эта была подарена Д.И. Менделееву.

КРЫЛОВ И СЛУЖБА СПАСЕНИЯ

Академику А.Н. Крылову принадлежит также заслуга создания теории судоподъёма, то есть нового раздела теории корабля, объектом которой являются затонувшие суда. Толчком к созданию теории судоподъёма явилась гибель в Севастопольской бухте линейного корабля «Императрица Мария» в октябре 1916 года, позднее А.Н. Крыловым была сформулирована общая теория судоподъёма, которая легла в основу деятельности ЭПРОН (экспедиции подводных работ особого назначения).

Эта организация была создана при ОГПУ уже в советское время в 1923 году для подъёма затонувших судов и выполнения аварийно-спасательных работ, но эта служба вела свою историю от Кронштадтской водолазной школы, основанной в 1882 году.

А.Н. Крылов получил приглашение возглавить эту спасательную службу, но в ответном письме, сославшись на своё частое отсутствие в связи с зарубежными командировками, он согласился быть постоянным консультантом этой службы.

За исключительные заслуги в подъёме затонувших кораблей и судов на Чёрном и Азовском морях ЭПРОН в 1929 году был награждён орденом Трудового Красного Знамени.

В начале Великой Отечественной войны ЭПРОН был передан ВМФ, затем преобразован в аварийно-спасательную службу ВМФ. Она за годы войны оказала помощь 745 судам, сняла с мели 840, подняла 1920 кораблей, судов и катеров общим водоизмещением свыше 1 миллиона тонн (см. Малую Советскую Энциклопедию и Военный Энциклопедический Словарь).

Эта деятельность была возобновлена в наше время, когда для консервации ядерного реактора затонувшей на большой глубине подводной лодки «Комсомолец» была создана специальная глубоководная служба, которая после выполнения работ была подчинена Министерству по чрезвычайным ситуациям, а последствия этого решения ныне видны. Необходимость же существования подобных служб на всех флотах России особенно ярко проявилась в дни трагедии подводной лодки «Курск», члены экипажа которой остались без помощи.

***
Из книги В.И. Бояринцева "Русские и нерусские учёные: мифы и реальность".
Tags: ВРД, Менделеев, изобретение, математика, наука, русский, советский, технологии, физика, химия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments