ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

"О текущем моменте" № 3 (131), июнь 2017 года

„О текущем моменте” № 3 (131), июнь 2017 года. О положении в стране, о потенциале страны и о перспективах его реализации

1. О «Прямой линии В.В. Путина» 15.06.2017 г. вкратце

15 июня 2017 г. состоялась очередная, пятнадцатая по счёту, «Прямая линия В.В.Путина»[1]. Оценки вопросов, ответов В.В. Путина на вопросы и оценки лично В.В. Путина как человека и как главы государства, которые можно узнать из СМИ, из общения с людьми и из интернета, — разные.

Как сообщалось, организаторам «Прямой линии» поступило почти 2 миллиона вопросов, т.е. свою активность проявили примерно 2 % потенциальных избирателей. В.В.Путин за четыре часа без малого ответил на 74 вопроса. Остальные вопросы будут анализироваться аппаратом администрации главы государства.

СМИ большей частью не дают своих критичных оценок «Прямой линии», но приводят некоторые «неудобные» для власти вопросы, который остались без ответа. Некоторые СМИ делают это с ощутимым злорадством.

«Причины», по которым многие «неудобные» вопросы остались и останутся без ответа, огласил пресс-секретарь В.В. Путина Д.С. Песков:


«Владимир Путин знает о критических обращениях в свой адрес, которые были при подготовке к "Прямой линии" и во время неё. "Есть сотни таких выпадов, эскапад в отношении президента, но практически нет оппозиционных обращений", — заявил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков в программе "Вечер с Владимиром Соловьевым" в эфире телеканала "Россия 1". То есть конструктивных — тех, где называлась бы проблема и предлагалось её решение. Многие эмоциональные комментарии и вовсе не подразумевают ответа"»[2].

Если смотреть обсуждения в интернете, то положительных оценок «Прямой линии» и В.В. Путина как главы государства — весьма мало; мнений тех, кто возражает против негативных оценок «Прямой линии» и деятельности президента РФ, почти нет; и не удалось найти ничего на тему аргументированных и жизненно состоятельных возражений негативным оценкам.

Поэтому возникают вопросы:


  1. Что это было?

  2. Как к этому относиться?

  3. Какие последствия в политике государства и в жизни страны эта «Прямая линия» будет иметь?

Ответы на эти вопросы просты:


  1. Если вывести из рассмотрения указания президента о решении конкретных проблем конкретных граждан, чьи вопросы были оглашены в ходе «Прямой линии», а рассматривать «Прямую линию» в аспекте объяснения политики государства и политических намерений на будущее, то эта была беспредметная демагогия, адресованная исключительно отечественным и зарубежным либералам и прочим слабоумным, чтобы показать им приверженность режима «демократическим и либеральным ценностям»[3]. — Но в нашем понимании эта задача не была решена, поскольку изрядная доля носителей либерального менталитета уже давно ненавидит В.В. Путина лично и ненавидит возглавляемое им «гэбистское государство», обвиняя их в антилиберализме.

  2. Всем, кто не либерал и не является слабоумным, — об этой «Прямой линии» можно забыть, а некоторые либералы пусть радуются ответам президента на вопросы, общий смысл которых можно выразить в одной фразе: государство во главе с В.В. Путиным по-прежнему стоит и будет стоять на страже ценностей и политической практики либерализма, хотя неисполнительность чиновников и коррупция не позволяют этим ценностям реализоваться в жизни в их полноте и чистоте так, как хотелось бы либеральной интеллигенции.

  3. Жизнь общества в целом и деятельность Российской государственности[4] будут по-прежнему протекать под объемлющим ноосферным управлением[5] на основе сложившейся психодинамики общества, а политика государства по-прежнему будет проводиться в соответствии с принципом «кто знает тот поймёт, а кто не знает или не сумел понять, это его проблемы».

Далее «детали».

2. Что это было

Если говорить о жизни общества, то один из показателей качества его жизни — взаимоотношения подвластного населения и государственной власти. В идеале политика государства (глобальная, внешняя и внутренняя) должна быть понятна всем и не должна порождать у людей недовольства. На этот результат государство может работать двояко:


  • Во-первых, результаты политики непосредственно убеждают подавляющее большинство тех, кто готов честно трудиться и трудится, в том, что они живут хорошо и год от года живут лучше, и что дальнейшее улучшение качества их жизни будет иметь место и в обозримой перспективе благодаря политике государства.

  • Во-вторых, государственная власть объясняет положение дела в стране и в мире, свою текущую политику и политические намерения на перспективу убедительным образом[6]. Убедительность объяснений в своей основе имеет два фактора:

  • соответствие слов предлагаемых обществу властью объяснений непосредственному восприятию качества жизни людьми;

  • осмысление своего восприятия качества жизни людьми на основе менталитета, сформированного в прошлом их воспитанием и системой образования[7].

Если же объяснения не соответствуют непосредственному восприятию жизни людьми и осмыслению ими восприятия, то несовпадение мнений породит раскол общества, который может иметь тяжкие последствия.

Однако, характеристическое свойство всех толпо-«элитарных» культур — лживость «элитарно»-корпоративной государственной власти. Вследствие этого власть проводит политику убеждения подвластных в том, что низкое качество их жизни или его прогрессирующее падение либо ложно привиделось подвластным, а в действительности всё хорошо; либо реально имеет место быть, но обусловлено неподвластными правящей «элите» факторами — природными стихиями, законами Природы или неисповедимым божественным промыслом, внешней политикой иностранных государств в отношении собственного государства, но никак не действиями и бездействиями самой «элитарно»-корпоративной власти.

Образчик такого рода государственной «элитарно»-корпоративной пропаганды и явила «Прямая линия» 15.06.2017 г.: сказанное в ней в ответах на вопросы не соответствует восприятию качества жизни большей частью населения страны — тех, кто живёт на одну зарплату, на одну пенсию, либо в силу наличия явной и скрытой безработицы вообще не имеет гарантированных доходов, позволяющих их семьям жить, а не влачить существование; и кроме того, на ряд вопросов, действительно волнующих широкие слои населения, ответы давать в ходе «Прямой линии» и вовсе не предполагалось: см. кадр прямого эфира слева. Что на этот и многие другие вопросы может ответить государственная власть, если такого рода проблемы людей — прямое следствие проводимой ею на протяжении четверти века антинародной политики?

— С момента краха СССР прошло уже более четверти века, а для большинства простых граждан результаты политики только такие. Понятно, что могло бы быть ещё хуже, понятно, что все проблемы невозможно разрешить в одно мгновение, но всё же катастрофу лета 1941 г. и полёт в космос Гагарина разделяют 20 лет… — Но при другом управлении.

И прошедшие более четверти века со времени краха СССР дают основание требовать результат государственной политики в виде роста качества жизни всего населения, а не только олигархов, высших чиновников и депутатов. И если этого нет, то причины надо искать в политике государства и в государственной власти.

3. Характеристика постсоветской государственной власти России

11 августа 2015 г. на совместной пресс-конференции с министром иностранных дел Саудовской Аравии С.В.Лавров обронил слова «дебилы, б…»[8], ставшие «мемом». Эта фраза носит почти что мистически-универсальный характер и многое объясняет в жизни глобальной цивилизации как в прошлом, так и в настоящем. Характеризует она и суть государственности постсоветской России.

Исключения из этой характеристики на всех уровнях иерархии Российской государственной власти носят редкостный, почти единичный, характер и не определяют лица государственной власти, т.е. не определяют характера и качества государственного управления.

Однако, этот «мем» применительно к постсоветской государственности — не ругательство, не «эмоциональный комментарий»[9], а вполне адекватная характеристика интеллектуальной немощи большинства представителей государственной власти на всех уровнях её иерархии при исполнении ими должностных обязанностей[10].

Кто из её представителей персонально, будучи более или менее здравомыслящим вне государственной службы, «включает дурака» сразу же, как только дело доходит до исполнения должностных обязанностей, выявления и решения проблем общества, а кто действительно в силу разных причин — недоумок, но при этом исполняет должностные обязанности? — вопрос второстепенный, поскольку в качество жизни общества и те, и другие вносят одинаково дурной вклад.

Есть несколько вопросов, неспособность поставить которые и ответить на них являются неоспоримым выражением дебилизма государственной власти в целом и её представителей персонально:


  1. В одних координатных осях изобразите схематично графики функций «распределение случайной величины» и «плотность распределения вероятности». Поясните на словах или в виде математической формулы их взаимосвязь.

  2. Как соотнести статистку, представленную в табличной форме, с отображением той же статистики в виде графика плотности распределения?

  3. Каким набором статистик, на Ваш взгляд, характеризуется жизнь биосферно-социально-экономической системы в границах государства?

  4. Предложите классификацию объективных закономерностей, которым подчинена жизнь людей персонально, семей, социальных групп, культурно своеобразных обществ, человечества в целом, т.е. объедините объективные закономерности в группы по тому или иному характеристическому признаку, присущему закономерностям каждой группы.

  5. Изложите основные закономерности каждой из групп.

Если кто-то пребывает во власти мнения, что эти вопросы и ответы на них не актуальны для организации государственного управления, и представители государственной власти, не зная ответов на них, могут полноценно исполнять свои должностные обязанности, то он — не прошёл этот тест на интеллектуальную полноценность.

Дело в том, что множества описываются статистиками. Изменения, происходящие во множествах, описываются изменениями статистик, характеризующих множества. Соответственно, если рассматривать биосферно-социально-экономическую систему как объект управления (а управлением именно этим объектом должна заниматься государственность), то встают два вопроса:


  • О наборе характеристических статистик, которыми описывается биосферно-социально-экономическая система.

  • О критериях оценки в этом характеристическом наборе каждой из статистик в смысле «хорошо — плохо» и изменений каждой из них в смысле «лучше — хуже», при этом критерии должны проистекать из объективных закономерностей.

  • А управление выражается в разработке и проведении в жизнь мероприятий, которые влекут за собой необратимое улучшение всех статистик характеристического набора.

Поэтому, если характеристический набор статистик вам и государственной власти неизвестен, то это не значит, что его нет: просто он задан кем-то другим, и кто-то другой как-то управляет его изменениями по своему усмотрению и не обязательно к вашему благу.

И на фига нам такое государство? — его можно терпеть только потому, что какое ни на есть государственное управление предпочтительнее, нежели война всех против всех в отсутствие государственного управления.

Поэтому дебилизм постсоветской государственной власти неоспорим и выражается в том, что за два с лишним десятилетия существования постсоветской России вопрос о характеристическом наборе статистик и критериях их оценки не только не был решён, но даже не поставлен. Как следствие, нет ответа и на вопрос, как управлять изменением статистик ко благу общества.

Но дело обстоит ещё хуже, чем можно было бы подумать: если представленные выше в разделе 3 вопросы 1 — 5 задать носителям государственной власти, то они даже не поймут, про что это и какое имеет к ним отношение.

Это — одна из главных причин, почему государственное управление не в состоянии выявлять и разрешать проблемы жизни Российского общества как на федеральном уровне, так и в регионах, и почему деятельность постсоветской государственности России носит антинародный характер, сопровождающийся успокоительными отговорками типа «денег нет, но вы держитесь…», «Россия находится под воздействием мирового финансово-экономического кризиса и санкций иностранных государств» и т.п.

Поэтому сетования Д.С. Пескова на то, что нет «оппозиционных обращений, то есть конструктивных — тех, где называлась бы проблема и предлагалось её решение», дважды лживы:


  • Во-первых, дебилы и «включающие дурака», которым доверено работать с обращениями граждан во всех органах государственной власти, не в состоянии выявить во всём потоке обращений те, в которых бы указывалось на наличие проблем.

  • Во-вторых, дебилы и «включившие дурака» госслужащие и депутаты, стоят на позиции «государственная власть не может ошибаться», вследствие чего они отказываются признавать факты наличия проблем и не способны обсуждать пути и способы их решения, поскольку лично им это не только не нужно, но и вредно для продвижения по карьерной лестнице. Если их тычут носом в проблемы, то они обращают остатки своего интеллекта на решение задачи «убедить идейного противника в его некомпетентности», что далеко не всегда возможно в силу того, что идейный противник более компетентен[11].

Поэтому, к сожалению, «мем» С.В. Лаврова действительно характеристический по отношению к постсоветской государственности России…

4. Публичное выступление как сдача экзамена политиками

Постсоветская власть в своём прогрессирующем маразме насаждает везде и всюду системы аттестации работников на соответствие занимаемым должностям, основанные на разного рода формальных показателях, начиная от профиля образования и заканчивая прохождением всевозможных квалификационных тестов, суть которых — ответы на вопросы по перечню.

Эта система распространяется на всех подвластных, но не распространяется на депутатов и высших должностных лиц государственной власти в регионах и на федеральном уровне: эти априори считаются соответствующими занимаемым должностям, а те, кто думает иначе, — с точки зрения государственной власти — не понимают своего счастья жить под властью этих выдающихся персон и наследующих им младших родственников.

Однако публичные выступления политиков — это тоже своего рода тесты на их соответствие занимаемым должностям, которые они сдают обществу, но тесты не формализованные и не влекущие за собой юридических последствий, хотя влекущие «мистические последствия».

Поэтому поговорим немного о построении тестов. Тесты бывают разные. Есть тесты, в которых предлагается решить некоторый набор задач, а для получения наивысшей оценки тестируемый должен правильно решить все задачи. Есть тесты, в которых тестируемый сам в праве выбрать задачи, которые он будет решать, и при этом ему заранее сообщается, сколько баллов даётся за правильное решение каждой из задач и какой минимум баллов он должен набрать для прохождения теста.

Однако могут быть тесты, в которых тестируемый сам в праве выбрать задачи для решения, но количество баллов, которые он получит за решение выбранных им задач, он узнает только по завершении теста. При этом в тест могут быть включены задачи, за решение которых даётся ноль баллов (или даже начисляются штрафные — отрицательные — баллы), но могут быть включены такие задачи, что для прохождения теста достаточно решить только одну задачу из списка такого рода наиболее «весомых задач».

Публичные выступления политиков принадлежат к категории именно такого рода тестов: публичный политик сам ставит или выбирает вопросы, которые он будет освещать, а оценку его выступлению даст аудитория, к которой он обращается. «Прямые линии» — попадают в эту же категорию тестов, в которых оценка совокупности ответов на избранные вопросы, выставляется потом.

Однако есть и особенность — игнорирование некоторых вопросов тоже оценивается положительным либо отрицательным образом и влияет на итоговую оценку. Кроме того, публичные выступления, рассматриваемые в качестве тестов, представляют собой — обоюдосторонне направленные тесты, в которых окончательный итог подводит История (Промысел Божий), выставляя оценки и политикам, и обществам, к которым обращаются политики.


  • С одной стороны, вопросы, которые задают граждане главе государства, характеризуют ту часть общества, которая задаёт эти вопросы или солидарна во мнениях с их авторами. Но при этом полный перечень зарегистрированных вопросов ничего не говорит о той части общества, которая не задала вопросов потому, что ей нет дела до политики вообще, либо потому, что она не доверяет государственной власти, и это является основанием для того, чтобы жить при своём мнении и не задавать вопросов власти, поскольку с нею «и так всё ясно». И что думают уклонившиеся по этой причине от задавания вопросов люди, сколь они многочисленны, какой потенциал деятельности и бездеятельности они несут в себе, — вопрос особый.

  • С другой стороны, всё общество, по тем вопросам, которые избраны для ответа, а также и по тем вопросам, ответы на которые не были даны, оценивает главу государства и государственную власть в целом. И в силу того, что общество неоднородно в аспектах нравственности, этики, миропонимания вообще и понимания политики, в частности, — разные социальные группы могут по-разному оценить одно и то же выступление и ответ на каждый из вопросов.

Кроме того, до выступления политика — в обществе, в его социальных группах, уже успели сформироваться некие оценки и политика персонально, и государственной власти в целом. Поэтому один из вопросов: как изменятся оценки политика и государственной власти в целом в результате публичного выступления? — социальная группа, солидарная с государственной властью, станет шире в результате выступления, либо она станет у́же; либо власть утратит поддержку в одних социальных группах и усилит свои позиции в других социальных группах, а если это произойдёт, то в каких группах поддержка усилится, а в каких ослабеет?

Какие выводы о состоянии общества и тенденциях изменения в нём сделает аппарат главы государства на основании анализа почти двух миллионов вопросов, поступивших в штаб «Прямой линии», общество вряд ли когда узнает. А вот оценку главе государства и государственной власти в целом по избранным для ответа вопросам и ответам на них — общество, т.е. порядка 100 миллионов человек, — дало. И судя по всему, «Прямая линия 2017» эффективно сработала на дискредитацию постсоветской государственности.

Кроме того, что В.В. Путин уклонился от ответа на ряд «неудобных» вопросов типа «как жить на пенсию в 9000, если квартплата 7000?», «не до фига ли получают топ-менеджеры госкорпораций?» и т.п., он дал неправильные ответы на ряд вопросов, которые он принял для ответа.

В частности, всё, что было сказано о проблематике финансово-экономического характера, соответствует либерально-рыночным воззрениям, но не соответствует жизни, поскольку первопричина всех экономических неурядиц в стране — не распад хозяйственной системы СССР, не воздействие мирового финансово-экономического кризиса и санкций иностранных государств в отношении России, а тупая приверженность Российской государственности либерально-рыночной экономической модели.

Либерально-рыночная экономическая модель на практике способна единственно к одному: в преемственности поколений воспроизводить массовую нищету и бескультурье, экологические проблемы, на фоне чего сверхбогатое меньшинство бесится с жиру и сетует на лень, дикость и озлобленность простонародья.

Освещая проблематику экономики и финансов, В.В. Путин среди всего прочего сказал следующее:

«… одна из ключевых проблем — уровень ставки, доступность кредитов. Здесь руководитель Высшей школы экономики сидит, он Вам пообъясняет это даже, наверное, более профессионально, чем я, тем более что он очень хорошо знаком с Председателем Центрального банка[12].

В чём там дело? Конечно, уровень ставки всегда соответствует уровню развития экономики. Это одна из ключевых вещей, которая влияет на макроэкономическую стабильность в стране. Мы от инфляции должны были плясать, которая скакнула до 12,9 процента. Чтобы не разрушить экономику, Центральный банк вынужден был поднять эту ставку, но постепенно он её снижает, Вы это знаете.

Сейчас она 9,75, за ней снижаются и ставки коммерческих банков. Правда, Центральный банк обещал нам, что в этом году объёмы финансирования со стороны коммерческих банков будут увеличены где-то до 6 процентов.
(Выделено жирным нами при цитировании)

Что происходит сегодня? Сегодня средневзвешенная ставка для юридических лиц, для бизнеса – 11,5 процента. Я допускаю, что представителям малого бизнеса предоставляют кредит и под более высокую ставку. 11,5 — это усреднённая, средневзвешенная. Кстати говоря, я и по другим направлениям, может быть, и в ходе нашей сегодняшней дискуссии, разговора, сразу прошу извинения перед людьми, которые говорят:

«А что нам средневзвешенная, что нам средняя температура по больнице? Вот у меня кредит больше либо доходы меньше, а у меня не средняя».

Да, мы вынуждены от чего-то отталкиваться, эта усреднённая, средневзвешенная ставка, она о чём говорит? Для клиентов, которые считаются банком надёжными, стабильными, с хорошей экономикой, с проверяемой экономикой, с хорошей кредитной историей, кредиты выдаются и под меньшую ставку, а для тех, за кем большие риски, банки коммерческие, конечно, повышают ставку. Я сказал уже, для юрлиц это 11,5 процента, а для физлиц — 15,5 процента. Хотя количество ипотечных кредитов всё-таки растёт, но с применением всех элементов поддержки кредитования.

Я очень рассчитываю на то, что Центральный банк и дальше будет так аккуратно действовать, но будет действовать в направлении снижения ключевой ставки».

Выделенное нами жирным в приведённой цитате — вздор. Произнося его, В.В. Путин сослался на Высшую школу экономики и руководство Центробанка[13]. Но о происхождении инфляции и связанных с нею деградационных процессов в производстве и в потреблении есть и иное мнение.

«“Инфляция — совершенно аморальное средство, обворовывание собственного народа.”[14]

“…кто же тогда виноват? Что же, инфляция — явление природы или дело рук дураков?”[15]

Было бы невероятным заблуждением, если бы народ или государство поверили в возможность проведения инфляционной политики, в то же время веря в возможность предотвращения её последствий. Это было бы равносильно попытке поднять самого себя за волосы. Наоборот, следует сосредоточить все силы на том, чтобы избежать инфляции. Нужно заклеймить всякое потворство инфляционной политике перед лицом всей общественности и этим воспрепятствовать всякой такой попытке.

Инфляция не обрушивается на нас как проклятие или трагически роковое событие. Она всегда вызывается легкомысленной или даже преступной политикой (выделено жирным при цитировании нами)» — это выдержки из книги Людвига Эрхарда[16] «Благосостояние для всех».

Какие-либо возражения творцу «германского экономического чуда», менее чем за 20 лет выведшему ФРГ из послевоенной разрухи на уровень одной из наиболее развитых экономик мира, со стороны руководства Центробанка РФ и Правительства РФ, Федерального собрания, администрации Президента — неизвестны.

Постсоветская Россия живёт в условиях постоянной инфляции на уровне от 5 % и выше, а её государственная власть в силу характерной для неё «альтернативной одарённости» на протяжении уже более четверти века не в состоянии ввести экономику в режим инновационного развития, чтобы тем самым ощутимо поднять благосостояние всех граждан повсеместно и укрепить позиции и авторитет России на международной арене. Т.е. правота Высшей школы экономики, Центробанка, думских финансово-экономических подразделений и правительства РФ практикой не подтверждается, а практика — критерий истины.

Власть потворствует тому, чтобы инфляционная кража была средством обеспечения экономического благополучия меньшинства — тех, кто прокручивает деньги в спекулятивном секторе экономики и кому государство индексирует доходы темпами более высокими, чем темпы инфляции (это — депутаты, госчиновники некоторых категорий).

Для того, чтобы понять, в чём и почему Высшая школа экономики, Центробанк и все его прошлые руководители и Набиуллина не правы, а прав Эрхард, следует вникнуть в существо финансово-экономических процессов и подумать самостоятельно. Если продуктообмен и его финансовое сопровождение в производственно-потребительской системе общества рассматривать на основе балансовых моделей и правил Кирхгофа для процессов переноса в сетях[17], то неизбежен следующий вывод.

Инфляцию можно создавать по нескольким рецептам. (Продолжение следует.)

Внутренний Предиктор СССР
16 — 20 июня 2017 г.

[1] Видеозапись и стенограмма этой прямой линии опубликованы на сайте Президента РФ: http://www.kremlin.ru/events/president/news/54790.

[2] «Российская газета», 16.06.2017 г. «Песков: Путин в курсе критических выпадов на "Прямой линии"» (https://rg.ru/2017/06/16/peskov-putin-v-kurse-kriticheskih-vypadov-na-priamoj-linii.html).

[3] Адекватное понимание смысла слова «либерал» в этом контексте проистекает из фразы М.Е. Салтыкова-Щедрина: «Нет задачи более достойной истинного либерала, как с доверием ожидать дальнейших разъяснений».

В свою очередь, эта фраза в «Помпадурах и помпадуршах», в «Истории одного города» (город был назван — Навозный: наше пояснение) лежит в таком контексте: «Он был либерален, и она была либеральна. (…) оба верили, что кредит возродит земледелие и даст толчок нашей заснувшей промышленности. И в ожидании всего этого оба сладко вздыхали... (…) и удивлялись, что такая плодотворная вещь, как кредит, не только не оплодотворяет Навозного, но даже служит как бы к запустению.

Упивались передовыми статьями "С.-Петербургских ведомостей", в которых доказывалось, что нет ничего легче, как отрицать и глумиться над прогрессом, и что, напротив того, нет задачи более достойной истинного либерала, как с доверием ожидать дальнейших разъяснений. И пока в гостиной шли либеральные разговоры, папа Волшебнов хлопотал около закуски и, залучив под шумок чиновника особых поручений Веретьева, выкушивал с ним по "предварительной"».

Но произведения М.Е. Салтыкова-Щедрина надо читать не в выдержках, а полностью — многое в жизни станет понятнее.

[4] Государственность — субкультура управления делами общества на профессиональной основе. Государство — это государственность, плюс население, территория, акватория, воздушное пространство и недра, находящиеся под властью государственности.

[5] См. работы ВП СССР «Основы социологии» часть 1, «Ноосфера, человечество, личность, глобализация…» (из серии «О текущем моменте», № 2 (130), 2017 г.), «Правдив и свободен их вещий язык и с Волей Небесною дружен…» (из серии «О текущем моменте» № 6 (102), 2011 г.).

[6] Это как раз то, чего не происходит в «Прямых линиях». Вообще это не свойственно отечественной политической традиции после убийства И.В. Сталина.

[7] Последнее подразумевает, что если политики желают, чтобы общество понимало, принимало и поддерживало их политику, необходимо, чтобы сами политики и общество действовали в жизни на основе адекватного миропонимания, которое должна формировать система образования — невежественной толпой можно манипулировать, но если в этом «перестараться», то будет бунт бессмысленный и беспощадный…

[9] См. цитату из выступления Д.С. Пескова в разделе 1.

[10] Как можно узнать из интернета, «Дебильность (от латинского «debilis» — слабый, немощный) — легкая степень олигофрении. (…) Дебилы обладают достаточным запасом слов, а при легкой дебильности речь довольно хорошо развита. Они могут учиться в школе, но усвоение материала дается им с большим трудом, особенно трудным предметом для них является математика.

Нарушения познавательной деятельности выражаются в неспособности к выработке сложных понятий. Переход от конкретных, простых понятий к отвлеченным у них затруднен или невозможен. Дебилы неспособны самостоятельно сформулировать понятия, отделить главное от второстепенного.

Более высокий и сложный уровень обобщения — от познания окружающего с помощью органов чувств к абстрактному мышлению, — дебилам недоступен. У них преобладают малопродуктивное мышление конкретно-описательного типа и конкретные ассоциации. Им трудно охватить ситуацию целиком, они способны уловить лишь внешнюю сторону событий.

Абстрактное мышление у них развито плохо или отсутствует. Но некоторые дебилы компенсируют недостаток интеллекта механическим заучиванием, подражанием. В своей речи олигофрены в степени легкой дебильности могут использовать даже отвлеченные понятия и сложные выражения, но сами они не понимают их смысла, а просто дословно подражают где-то услышанным сложным терминам.

Эти понятия они используют шаблонно, часто не к месту. В процессе обучения и трудовой деятельности выявляется отсутствие инициативы и способности принимать самостоятельные решения, медлительность, инертность всех психических процессов. Не обладая пытливостью ума и не имея собственных суждений, дебилы легко перенимают чужое мнение и чужие взгляды, и могут с необыкновенной косностью придерживаться их и навязывать окружающим. Несмотря на свою несостоятельность, они любят поучать других людей.

Дебилы бездумно заучивают различные правила, инструкции и строго придерживаются их, не способные как-то перерабатывать, корректировать и видоизменять при перемене ситуации. Основная трудность для умственного отсталого человека состоит в изменении привычного стереотипа. При решении любых проблем он старается использовать известные ему приемы и шаблоны» (http://studopedia.ru/10_103309_debilnost.html).

[11] См. в 5-м томе работы ВП СССР «Основы социологии» раздел 19.3.1 «Итоги «развития» системы образования под властью библейского проекта» и в нём — впечатления от обсуждения в Комитете по образованию Ленобласти аналитической записки ВП СССР «О системе образования», опубликованной летом 2016 г. и посвящённой итогам реформы системы образования и необходимости возрождения разрушенной системы образования.

[12] Ректор Высшей школы экономики Кузьминов Ярослав Иванович — муж главы Центробанка Эльвиры Сахипзадовны Набиуллиной.

[13] Соответствует ли сказанное В.В. Путиным в этом ответе действительному пониманию им экономики и финансов? — вопрос открытый, поскольку С.Ю. Глазьев — советник В.В. Путина и излагал ему свои взгляды, а С.Ю. Глазьев — один из авторитетных публичных критиков политики Центробанка и его руководства.

[14] Выдержка из письма немца на имя министра экономики, которое цитирует Л.Эрхард.

[15] Это — вопрос из письма немца из Бад Эмса от 28 июля 1956 г. на имя министра экономики, которое цитирует Л. Эрхард. Широко известной по интернету фразы, приписываемой Л. Эрхарду: «Инфляция — не закон развития, а дело рук дураков, управляющих государством», — в переводах на русский книги Л. Эрхарда «Благосостояние для всех» нет.

[16] Л. Эрхард (1897 — 1977) — министр экономики ФРГ (1948 — 1963), а позднее — канцлер (1963 — 1966).

[17] Когда Э.С. Набиуллина училась в советской школе, правила Кирхгофа изучались в школьном курсе физики применительно к расчёту электрических сетей. В силу этого обстоятельства она обязана их знать и уметь пользоваться применительно не только к расчёту электрических сетей, но и сетей финансового обмена.

Tags: Путин, СССР, ЦБ, бизнес, власть, выборы, демократы, закон, конкуренция, концепция, кризис, либерализм, либералы, народ, наука, образование, общество, партия, политика, права человека, президент, ростовщичество, социология, ссудный процент, статистика, управление, цивилизация, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments