ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

New Farben Order. История синтеза нового мирового порядка-4

Обратите внимание на позицию и роль Варбургов в делах Германии. Неудивительно, что именно они создали т.н. Канцлер-Акт, порабощающий Германию, а в 70-е годы - десятки центров по переподготовке немецкой элиты... на территории США!
*

К моменту возникновения Третьего Рейха и внедрения расовых доктрин в 1933 г. будет вынужден эмигрировать представитель семейства Альфред Мертон, а Ричард будет Удерживать свой пост до конца, пока в период между 1935 и 1938 г. оставшиеся 8 из 11 членов правления не будут вынуждены в силу происхождения оставить свои посты.

В 1939 г. Рихард станет англичанином, но примечательно, что два реальных англичанина Оливер Литтелтон (Oliver Lyttelton) и Уолтер Гарднер (Walter Gardner) продолжат заседать в правлении «Metallgesellschaft AG» (MG) [74] даже после того, как Вторая мировая война разделит Англию и Третий Рейх как противников.

Когда в 1916 г. по программе Ратенау создавался прообраз будущего «IG», председателем стал Карл Дуйсберг, а одним из его помощников — Герман Шмиц [12].

Приятельские отношения с руководством «IG» сложились, когда Шмиц помог Бошу пролоббировать в правительстве строительство завода в Лойне, после того как от первой бомбардировки пострадали заводы в Опау и Людвигсхафене.

Их общение продолжилось во время Версальской конференции [1], где Шмиц познакомился с будущим главным финансистом Третьего Рейха Ялмаром Шахтом, заразившим «его идеей мирового финансового сообщества, не подвластного ни империям, ни войнам» [37].

Сам Шахт эту заразную идею, возможно, подхватил от своих родственников в США: два его брата и три дяди были банкирами [89].

Чтобы оправдать высокое доверие, будущий кавалер двух Железных крестов Герман Шмиц совместно с Бошем, Краухом и Дуйсбергом [46] сразу принял на себя управление огромным сегментом экономики, включающим «BASF», «Ammoniakwerke Merseburg GmbH», «AG fur Stickstoffdunger», «Deutsche Celluloid Fabrik AG», «Dynamit AG», «Rheinische Stahlwerke AG» [95].

Схема, которой руководствовался Шмиц, выстраивая финансовые отношения в концерне, сохранилась в одном из внутренних документов «IG Farben»:

«После Первой мировой войны мы все больше приходили к решению “раздавать’’ наши иностранные компании… так, чтобы участие “IG" в этих фирмах не фигурировало. Со временем такая система станет более совершенной… особое значение имеет то…. что главы агентских фирм должны быть достаточно квалифицированы и для отвода внимания являться гражданами стран, где они проживают…

Маскировка в прошлом не только давала большую выгоду в коммерческом и налоговом отношении, выражавшуюся во многих миллионах, но в результате минувшей войны маскировка дала нам также возможность в значительной мере сохранить нашу организацию, наши капиталовложения и возможность предъявления многочисленных претензий»
[37].

Для реализации этой схемы и появился швейцарский филиал. Коллегой Шмица по металлургическому концерну был Эдуард Грёйтерт (Eduard Greutert), частному банку «Greutert & Cie» которого принадлежала «IG Chemie» — швейцарское подразделение «IG Farben» [37], основанное в 1928 г. с условием иметь возможность быть в любой момент поглощённым «IG Farben».

В правление обоих компаний входил Шмиц, швейцарская компания имела право выплачивать дивиденды «IG Farben», но формально их связи подверглись маскировке, при которой согласно внутренним директивам осуществлялось «создание компаний в качестве фирм, учреждённых по закону соответствующей страны, и распределение акций этих фирм таким путём, чтобы не было видно участие в них "IG”» [12].

Грёйтерт и Шмиц организовали финансовую структуру из 12 корпораций и 65 счетов, каждый из которых был открыт на новое имя и передавался по бесконечному кругу между сотрудниками «Greutert & Cie» и «IG Farben». «IG Chemie» также фигурировала под названиями «Internationale Gesellschaft fur Chemische Untemehmungen AG» и «Interhandel» [37].

Как описывает ситуацию исследователь Дж. Маррс:

«Имена различных компаний и корпораций могли меняться и перемениваться, создавая путаницу с определением собственника. К примеру, “IG Chemie” становилась “Societe Internationale pour Participations Industrielles et Commerciales SA ”. В то же время в Швейцарии эта же организация была известна как International Industrie und Handelsbeteiligungen AG, или Interhandel» [288].

«"IG Chemie" контролировалась через привилегированные акции, представляющие лишь небольшую часть капитала, но консолидирующую право голоса. Привилегированные акции были размещены в сети компаний, представляющих собой лишь почтовые адреса, контролируемые доверенными людьми из “IG Farben” и швейцарским сооснователем Эдуардом Грёйтертом.

Между “IG Farben” и швейцарскими холдингами была трёхуровневая взаимосвязь: договор о сотрудничестве 1929 года, доверенные представители владельцев, контролирующих привилегированные акции, и взаимные бизнес-интересы» [91].

Mario Konig «Interhandel»

После смерти Грёйтерта контроль над «IG Chemie» перешёл к банку «Sturzenegger & Cie». При этом пять членов совета директоров «IG Chemie» являлись сотрудниками банка «Н. & Cie Sturzenegger» [37].

Ещё «IG Farben» контролировал и «Deutsche Laenderbank», 60 % которого принадлежала «IG Chemie», а возглавлял его всё тот же Герман Шмиц.

Первой схемой, реализованной Шмицем, стала регистрация связанных с головным офисом швейцарской и французской компаний с целью ухода от налогов под прикрытие швейцарской компании «Societe Suisse», под крыло которой были спрятаны и американские активы концерна.

Интересы «Societe Suisse», как и «IG Chemie», представлял юрист Джон Фостер Даллес, родственник государственного секретаря США Роберта Лансинга [37; 95; 288].

Также Шмиц в течение семи лет до войны входил в руководство «Chase Manhattan Bank», а с 1929 г. обладал правом голоса в совете директоров «National City Bank of New York» [288].

Примечательно, что формально управлявшаяся родственником Шмица фирма «IG Chemie» на 91,5 % принадлежала именно этим двум американским банкам [88]. Однако, имея американское руководство, юридически они принадлежали швейцарской нейтральной стороне. Вырученные от продажи американским владельцам средства по очередной хитрой модели Шмица были возвращены в «IG Farben» в виде займов [12].

Банки эти традиционно относят к группе банков Рокфеллера, у руля которых с момента основания в начале 30-х годов находился младший брат матери Дэвида Рокфеллера Уинтроп Олдрич, о котором тот упомянул в мемуарах «На протяжении 20 лет его нахождения у руля “Чейз” процветал. Уинтроп, однако, не имел подготовки банкира и редко занимался вопросами повседневной операционной деятельности банка» [93].

Видимо, банковское дело в «Chase Bank» процветало вопреки знаниям и руководящим способностям дяди знаменитого семейства. «National City Bank» официально был возглавлен троюродным братом Дэвида Рокфеллера Джеймсом Рокфеллером только в начале 50-х годов [94].

«Вопросами повседневной операционной деятельности» в банке, видимо, занимался другой человек по фамилии Чарльз Митчелл (С. Mitchell), который являлся одновременно директором «Federal Reserve Bank of New York», «Warburg’s National City Bank» и американского подразделения немецкого химического монстра «American IG» [288]. В целом это был дублёр Шмица с американской стороны.

При этом компании «American IG» и «Standard Oil» финансировали проекты друг друга [280]. Об этом альянсе Чарльз Хайэм писал: «Американский концерн [“American IG”] и немецкий химический гигант — опора нацистской экономики “И. Г. Фарбениндустри ” — поделили между собой мир, как рождественский пирог, на рынки сбыта своей продукции» [88].

«В период с 1927 г., всего через два года после создания картеля, и началом войны в 1939 г. размеры “И.Г. Фарбен "увеличились более чем вдвое. Финансисты с Уолл-стрита, которые давали займы Герману Шмитцу на создание картеля, на самом деле создали монстра… и этот монстр не проявлял готовности к сотрудничеству и уступкам, как они того желали».

Дж. Фаррелл «Нацистский интернационал»

Американская линия «IG» — это по сути пуповина нового спрута, питающаяся от ФРС с Полом Варбургом во главе. Согласно американскому исследователю Энтони Саттону:

«Три дома с Уолл-Стрит — Dillon, Read; Harris, Forbes; и National City Bank — устроили три четверти всех репарационных кредитов, используемых для создания немецкой картельной системы, включавшей преобладание “IG Farben” и “Vereinigte Stahlwerke”, которые вместе производили 95 % взрывчатых веществ для нацистов во время Второй мировой войны» [288].

Благодаря кредитам даже в разгар кризиса в 1933 г. «IG Farben» смог вложить 142 млн. марок в расширение производства [39]. По поводу этих займов Людвиг фон Мизес напишет:

«Этот бум для Германии был “синтетическим он строился на постоянном притоке иностранного капитала. Стоило этому потоку остановиться и, более того, повернуть вспять, кумулятивный эффект действия бегства капиталов, репараций и выплат по кредитам бросал Германию за грань выживания» [138].

Результатом было придание немецким предприятиям стратегического значения: нефтепереработка и производство синтетического горючего, а также прочие химические отрасли, воплощённые в «IG Farben», автомобилестроительной, авиационной, электротехнической и радиоприборостроительной промышленности, значительная часть машиностроения перешла под контроль международных финансовых групп [14].

Э. Саттон описал план и систему американских бондов как «инструмент оккупации Германии американским капиталом и передачи в залог Соединенным Штатам гигантских реальных активов Германии».

Так как «немецкие фирмы с американским участием исключались из плана при помощи такого инструмента, как временное иностранное владение», нехитрые махинации позволяли точечно управлять процессом обложения данью (например, AEG был «продан франко-бельгийскому холдингу и перестал соответствовать условиям плана Юнга») [3].

Необходимо отметить, что необходимость контроля над сырьевыми монополиями американцы уяснили себе ещё во время работы комиссии Попечителей иностранной собственности [375].

«По официальным данным министерства торговли США, с октября 1924 года до конца 1929 года германская промышленность получила через банки США свыше одного миллиарда долларов — внушительная сумма в те времена. Львиная доля этих денег досталась крупнейшим монополистическим объединениям — таким, как сложившийся в 1925 году концерн в области химической индустрии “И.Г. Фарбениндустри”».

Ч. Хайэм «Торговля с врагом»

В стальном тресте «Vereinigte Stahlwerke» в 1938 г. трудилось 200 тыс. человек, производивших около 40 % выплавки чугуна и 30 % выплавки стали, также их руками добывалось 15 % добычи каменного угля [332].

О тесной связи с «IG Farben» будет писать советский разведчик Эрнст Генри:

«В настоящее время германский химический трест и германский угольный и стальной трест, Тиссен и Дуйсберг, руководитель “И.Г. Фарбениндустри ” теснейшим образом связаны между собой. Это — единое целое.

Правая рука Дуйсберга, финансовый директор “И.Г. Фарбениндустри ”, Шмиц входит в состав директората тиссеновского Стального треста, а химический трест владеет многими миллионами акций Стального треста
», однако он же отмечает:

«“И.Г. Фарбениндустри” с его миллиардами капитала, его армией в 130 тыс. рабочих… его разными видами участия в предприятиях других отраслей промышленности, его влиянием на банки, его сетью филиалов во всем мире уже сейчас опережает германский Стальной трест.

Он уже сейчас, несомненно, гораздо сильней и влиятельней, чем британский химический трест Империал кемикл индастриз,
а в техническом отношении сильнее, чем гигантские предприятия американского химтреста Дюпон де Немур»[218].

Стоит также привести еще одну важную цитату Дж. Фаррелла:

«Другими словами, во время Второй мировой войны производство синтетического бензина и взрывчатых веществ (двух основных элементов современной войны) в Германии было сосредоточено в руках двух немецких синдикатов, созданных на займы, полученные от Уолл-стрита согласно плану Дауэса… гигантский стальной картель “Ферайнигте Штальверке” получил гарантированный заем в размере 70 миллионов 225 тысяч долларов от “Диллон, Рид энд компани” с Уолл-стрита, а американское подразделение “И.Г. Фарбен” под названием “Америкэн И.Г. кемикл ” было посредником в получении займа в сумме 30 миллионов долларов “Нэшнл сити компани ”.

С точки зрения немецкого бизнеса это означало, что к середине 1920-х гг. два из этих трёх гигантских картелей — “И.Г. Фарбен” и “Ферайнигте Штальверке" — могли практически контролировать промышленность, связанную с военным потенциалом Германии».

Дж. Фаррелл «Нацистский интернационал»

План «Дауэса» был настолько «хорош», что самому Чарльзу Дауэсу в 1925 г. выписали премию… Нобелевскую [376].

Германию накачивали как европейского полицейского и одновременно как инструмент агрессии, о выгодоприобретателях которой заговорил ещё Ричард Сэсули, разбирая в 1945 г. оставшиеся во Франкфурте документы «IG Farben»:

«В США во время обеих мировых войн возникали крупные состояния неизвестно откуда. Некоторые ранее созданные состояния чрезвычайно увеличились».

В 1931 г. президент США, немец по происхождению Герберт Гувер встретился с финансовым директором «IG» Шмицем в Белом доме [37]. Отсюда же и появление во власти представителей новой немецкой элиты с американскими корнями.

Это не только глава Рейхсбанка Ялмар Шахт, но и глава МИД Иоахим фон Риббентроп, который до Первой мировой работал журналистом в США [266]. Связи эти в первую очередь обеспечивались американскими деньгами.

Шмиц в лучших традициях «IG Farben» камуфлировал финансовую активность своего предприятия. Если в 1928 г. валовая прибыль «IG» составляла 257,14 млн. марок, а чистая — 122,8 млн., то в 1932 г. валовая прибыль выросла до 476,05 млн., а чистая упала до 49,5 млн. марок [28], то есть большая часть прибыли пошла в гашение кредитных обязательств в обход репарационных платежей.

К концу 1933 г. концерн «IG» уже расплатился с частью кредитов, увеличил численность сотрудников на 15 % и заработал прибыль в 65 млн. марок, что превысило прошлогоднюю выручку на 32 % [1].

Несмотря на это, общая тенденция сохранилась: доход концерна в 1935 г. составил 113,2 млн. рейхсмарок, при чистой прибыли 51,4 млн. До начала 1939 г. он последовательно возрастал, достигнув отметки в 227,3 млн., а чистая прибыль практически не выросла, поднявшись до 56,1 млн.

Как отмечает А. Галкин,«львиная доля доходов концернов с самого начала маскировалась под видом амортизационных отчислений», которые по статистическим данным выросли с 61,8 млн. в 1935 г. до 171,2 млн. рейхсмарок в 1939 г.

Это ещё не всё. В 1935 г. от налогового обложения были освобождены определённые виды инвестиций [220].

В январе 1937 г. германское законодательство претерпело одно существенное изменение: держателям акций было запрещено проверять балансы, что дало возможность управляющему совету директоров скрывать детали сделок с инвесторами, так как «национальные интересы требовали держать это в секрете» [1].

Даже в 1940 г., когда трагедия Второй мировой уже разворачивалась вовсю, 300 американских компаний продолжали сотрудничать с Германией.

Этот процесс не был остановлен даже после того, как Германия объявила войну США. Если в 1941 г. 171 американская корпорация инвестировала в немецкую промышленность более 420 млн. долларов, то в 1942 г. уже «IG Farbenindustrie» будет кредитовать «General Motors» на 170 млн. рейхсмарок [72; 288].

Итак, в целом выгодоприобретателем «военного потенциала Германии» стал Уолл-стрит, но для полноты картины необходимо расшифровать схему участия различных представителей финансовых кругов в рамках картеля.


5. «Сообщество интересов» Варбургов, Рокфеллеров и Шрёдеров

«“И.Г. Фарбен ” была частью более широкой международной кооперации между нацистской Германией и западными державами, особенно Соединенными Штатами».

Дж. Фаррелл «Нацистский интернационал»

Итак, по составу участников, задействованных в управлении Банка международных расчётов (Bank of International Settlements), можно предположить, какие силы установили контроль над Германией, распространяющийся на «IG Farben», которому позволялось и даже поощрялось столь активное поглощение военно-стратегических активов по всему миру.

Позади картеля, который формально оставался немецким, стоял Уолл-стрит, который и обеспечивал тому политическую протекцию и финансовое обеспечение экспансии.

В связи с этим важно, что работоспособный Шмиц, помимо всего прочего, ещё в разное время занимал должность главы Рейхсбанка и Банка международных расчётов [95].

Последний был создан в рамках «плана Юнга», разработанного директором американского филиала компании Вальтера Ратенау «AEG» и компании «General Electric» Оуэном Юнгом (Owen Young) для обслуживания немецких репараций [37]. Текст договора, кстати, был составлен в юридической конторе «Sullivan & Cromwell» [324], представленной братьями Даллесами.

В состав комитета, разработавшего план, входили Дж. П. Морган, Герберт Гувер, Дж. Ф. Даллес, Аверелл Гарриман и куратор Шмица — Ялмар Шахт, который продолжал встречи в Базеле с американскими партнёрами и во время, и после окончания Второй мировой.

Примечательно, что одним из первых председателей Банка международных расчётов стал отставной банкир из Федеральной резервной системы Гейтс МакГарра (Gates W. McGarrah) из рокфеллеровского «Chase National Bank»; на этом посту его сменил Томас Маккиттрик (Thomas McKittrick), будущий президент этого банка.

Помимо председателя правления концерна «IG Farben» Шмица в состав правления самого Банка международных расчётов входили: будущий президент Рейхсбанка Вальтер Функ (Walther Funk), его заместитель Эмиль Пуль (Emil Puhl), имевший «солидные связи в США», в частности, как раз в «Chase National Bank», будущий генерал СС Эрнст Кальтенбруннер (Ernst Kaltenbrunner), глава кёльнского банка «J.H. Stein» Курт фон Шредер (Schroder), член Финансового комитета Лиги Наций, контролёр казначейства и директор Банка Англии сэр Отто Нимейер (Otto Niemeyer) и управляющий Банка Англии сэр Монтегю Норман (Montagu Norman) [37; 221].

Именно эти люди занимались репарациями Германии после войны.

Необходимо отметить тесное сотрудничество между главой Банка Англии Норманом и главным управляющим Федерального резервного банка Нью-Йорка Бенджамином Стронгом, который посредством начавшейся в 1916 г. частной переписки с представителями центральных банков европейских стран предложил создать совещание глав этих банков.

С 1920 г. Норман регулярно посещал Нью-Йорк, а Стронг начал наносить визиты в Европу, всегда маскируемые как «отпуск», «посещение наших друзей» или «протокольный визит вежливости». При этом в Банке Англии, Франции и германском Рейхсбанке Стронгу предоставили рабочее место и секретаря.

Французский экономист, представлявший Банк Франции на ряде важных конференций глав центральных банков, Шарль Рист отмечал:

«Идея сотрудничества между центральными банками разных стран, целью которого была выработка общей денежной политики, родилась сразу по окончании войны. До войны такое сотрудничество было спорадическим и осуществлялось лишь в исключительных случаях» [339].

Банк международных расчётов и по сей день выполняет функцию координатора центральных банков различных стран. Для описываемых событий важно, что ветви правления банка условно пересекались с внутренними центрами силы внутри правления «IG Farben». Это показывает, что финансовые и промышленные сферы послевоенной Германии контролировались одними и теми же персонами.

Необходимо также обратить внимание на предшествовавший «плану Юнга» «план Дауэса», названный по имени генерала, занимавшегося во время Первой мировой военными поставками в Европу [330].

План предусматривал управление центральным банком Германии Генеральным советом, состоящим из «признанных экспертов мира финансов» из Великобритании, Франции, Италии, США, Бельгии, Голландии и Швейцарии [329]. По этому плану между 1924 и 1929 г. международные банки ссудили Германии 10–15 млрд. долларов [37]; из них 4 млрд. принадлежали банку «Dillon, Read & Со.» [324].

Официально расследовавший деятельность «IG» Ричард Сэсули так описывает новое здание головного офиса разрастающегося «IG Farben», расположенное на Кельбергерштрассе:

«Главное правление "ИГ" во Франкфурте находилось в новом здании, достаточно большом, чтобы разместить целое министерство. "ИГ Фарбениндустри" был почти самостоятельной державой».

В словах о «самостоятельной державе» важной оговоркой является «почти», о чем говорит тот факт, что новый офис «IG Farben» был отстроен на деньги банковской группы «Dillon, Read & Со.», принадлежащей Варбургам.

Финансовым обслуживанием «IG Farben» занимался «Deutsche Bank», почётным председателем которого был также Варбург [37; 61], и, наконец, в правление «IG» вошли Пол и Макс Варбурги [18; 288]; последний занял своё кресло в руководстве в 1929 г. [55].

Также к руководству «IG Farben» присоединился X. Мец (Н. Metz), директор «Warburg Bank of Manhattan», позднее влившегося в «Chase Manhattan Bank» [288]. Итак, можно с определённой долей вероятности утверждать, что Варбурги являлись основными держателями контрольного пакета нового «IG Farben», также как и прочей промышленности, слитой в концерны и монополии.

Американский конгрессмен Луи Макфедден возмущался:

«После Первой мировой войны Германию захватили немецкие международные банкиры. Они довели её до бедственного состояния, они владеют ей, кормят, поят и доят её. Они скупили её промышленность, владеют закладными на землю, контролируют производство и все коммунальные службы» [90].

Участие в этой истории банкирского семейства Варбургов, приехавшего в Германию из Италии в средние века, столь велико, что требует отдельного внимания.


Чтобы понять, что эта фамилия окажет на историю XX века самое значительное влияние, повторю: Пол Варбург стал первым главой ФРС США [37] и кредитовал Германию в Первую мировую, возглавляя «Kuhn, Loeb & Со.» [77].


В это же время партнёр гамбургского банка «М.М. Warburg & Со.» Феликс Варбург в канун Первой мировой, в 1910 г., организовал кредит для модернизации военно-промышленного комплекса Великобритании [283]. Согласно письменным показаниям немецкого торгового представителя в США Карла Хайнена, Германия во время Первой мировой кредитовалась у Макса Варбурга в Гамбурге, в немецком филиале фирмы «Kuhn, Loeb & Со.» [77].

На проходившей под председательством Дж. Моргана Версальской конференции [78] Пол Варбург присутствовал со стороны США, а со стороны Германии на ней заседал Макс Варбург [26], который помимо банковской деятельности во время мировой войны трудился в МИД Германии.

От имени помощника госсекретаря по иностранным делам А. Циммермана он регулярно наведывался по дипломатической линии в Швецию, убеждая вступить в войну против России министра иностранных дел Кнута Валленберга, представителя другого банкирского семейства, который до назначения на государственную должность возглавлял Стокгольмский частный банк (Enskilda Bank).

Маркус Валленберг (Marcus Wallenberg) станет наставником председателя правления Банка международных расчётов Томаса Маккиттрика (Thomas McKittrick) [37].

В той секретной «миссии Варбурга» в Швеции принимал участие и Макс Баденский [79]. Он сначала отказался подписывать мирный договор на приемлемых для Германии условиях, на которых настаивали кайзер и начальник штаба Людендорф, а потом объявил об отречении кайзера и назначил Маттиаса Эрцбергера для подписания Компьеньского перемирия [37].

Условия этого перемирия привели к столь разгромным для Германии последствиям, побудившим немецких химиков идти на любые уступки ради выживания и в конечном итоге к переходу в руки Варбургов всего концерна «IG Farben».

Таким образом, если это была комбинация Варбургов по получению контроля над передовой немецкой химической промышленностью, то проведена она была блестяще. Видимо, другого способа сломать Германию не было.

Недаром сотрудник политической разведки Великобритании писатель-фантаст Герберт Уэллс особо отметил в своей аналитической «Памятной записке»: «Переворот в Германии является для союзников одной из главных целей войны»[100].

Теперь трудно сказать с полной уверенностью, чьим продуктом стал «IG Farben». Соединиться химиков заставила необходимость контролировать рынки, а банкиров, — видимо, желание контролировать химиков, чтобы те не поделили рынки без их участия. Тем более рынки, имеющие отношение к военному производству.

В любом случае новое «IG» обязано своим рождением признанию технологического гения немецких химиков со стороны американских банкиров и конкретно Варбургов, потому что именно это семейство отметилось на поприще науки ничуть не меньше, чем в финансовой сфере.

Интерес к знаниям в семействе показателен: старший сын главы банка Морица Варбурга, Аби, продал брату первородство и наследование банкирского дома в обмен на обещание снабжать его книгами до конца жизни, собрание которых стало названным его именем институтом в Лондоне, имеющим 300 тыс. томов различного содержания [316].

Нобелевским лауреатом по медицине станет биохимик Отто Варбург [17], связанный родственными узами с английской веткой банковского семейства [288]. При Институте кайзера Вильгельма Фонд Рокфеллера (Rockefeller Foundation) отстроил для Отто Институт клеточной физиологии, в котором тот работал настолько увлечённо, что даже не знал, что Германия вышла из Лиги Наций.

Его самого и его институт не трогали пришедшие к власти нацисты согласно указанию Гитлера. Фюрер опасался ракового заболевания после операции на связках в 1935 г., а Отто Варбург в 1930 г. получил Нобелевскую премию за открытие «эффекта Варбурга», как раз описывающего процесс, как нормальные клетки, испытывая недостаток кислорода для производства клеточной энергии, приходят в зависимость от ферментации сахара, и, разрастаясь без кислорода, становятся злокачественными.

Геринг составил для Варбурга необходимую родословную, чтобы учёный продолжил работу. Отто также показал канцерогенность пищевых добавок и сигаретного дыма. Результаты исследований привели его к тому, что он питался приготовленным своими руками хлебом и овощами с собственного огорода, что, видимо, подстегнуло интерес к проблеме у Гиммлера [313; 382].

Отто Варбург, так же, как и открывший расщепление тяжёлых ядер «отец ядерной химии» Отто Ган, был учеником директора Химического института Берлинского университета Эмиля Фишера, исследовавшего основы белковой жизни — протеины и создавшего первое простейшее искусственное соединение аминокислот [314] и первое снотворное — веронал [312].

Карьера Фишера сложилась под влиянием Адольфа фон Байера [17], протежировавшего изобретателя аспирина Феликса Гоффманна для работ в швейцарской «Farbenfabriken vorm. Friedr. Bayer & Со.» и давшего в своей лаборатории возможность раскрыть свой исследовательский талант первооткрывателю новокаина Альфреду Айнхорну (Alfred Einhom).

Последний вместе со своим сначала учеником, а впоследствии руководителем, будущим Нобелевским лауреатом Рихардом Мартином Вильштеттером трудился для компании «Hoechst» [10; 13].

Позднее Вильштеттер присоединился к работе в Институте кайзера Вильгельма, где начал изучать энзимы — катализаторы биохимических реакций в организме человека [15], а его коллегой по институту стал Фишер. Так что немецкие учёные тесно сотрудничали между собой, даже когда их химические фабрики ещё не были объединены в концерн.

Отец Отто Варбурга, кстати, был президентом Немецкого физического общества, и доказал правильность теории излучения Планка и фотохимического закона эквивалентности Эйнштейна [315].

В немецком доме банковского семейства частными гостями были не только физики-теоретики Планк и Эйнштейн, но и Фишер с Нернстом [19], которые позже вместе с Вильштеттером войдут в состав «бюро Хабера» [20], которое пыталось для оплаты репараций после войны извлекать золото из воды. А вот Варбургам золото из воды извлекать нужды не было, потому что Пол Варбург возглавлял ФРС США.

Также Варбурги контролировали «Deutsche Bank» [325], который являлся расчётным банком «IG Farben» [12]. В руководство обоих предприятий входили Шмиц [96] и сотрудник «Hoechst» Оскар Шлиттер [161]. Банк работал как центр распространения долговых обязательств, о чём в ходе Нюрнбергского процесса рассказывал Шмиц:

«Банковские переводы осуществлял “Deutsche Bank ”, в основном собирающий деньги с клиентов, направлявшиеся синдикатом банков, когда шла капитализация и становилась необходима эмиссия долговых обязательств. В принципе я старался никогда не прибегать к банковским кредитам» [72].

Из архивов «Deutsche Bank» было изъято письмо начальника отдела внешнего шпионажа Абвера полковника Ганса Пикенброка на имя главы банка с 1938 г. Германа Абса, датированное 15 марта 1943 г.:

«Моим долгом является поблагодарить Вас за Ваше любезное и весьма ценное сотрудничество с нашим управлением». 22 марта Абс отвечал: «Благодарю Вас за Ваше дружеское письмо от 15 марта. Примите мои поздравления по случаю Вашего нового назначения.

Я охотно и в любой момент готов оказывать свои услуги также и Вашему преемнику, подполковнику Хансену, которому я прошу Вас рекомендовать меня. Примите мои сердечные поздравления. Хайль Гитлер! Преданный Вам Герман Абс»
[95].

Герман Абс (Hermann Josef Abs), как и Шмиц, входил в правление «Deutsche Bank», на который возлагалось финансовое обслуживание «IG Farben» [37].

При этом он появился на политической арене до возникновения абвера или прихода Гитлера и намного пережил «тысячелетний» рейх — «классический пример непотопляемости высокопоставленного банкира», согласно Дж. Маррсу.

Всё время, оставаясь видной политической фигурой, он продолжал работать членом правления более 40 банков и промышленных компаний, в том числе «Daimler-Benz», «Siemens» и «Continental Oil Со.», принадлежащей «IG» через «BASF». Кроме того Абс входил в Комитет немецкой экономики по России (RuSlandausschuB der Deutschen Wirtschaft) в период оккупации.

Весь его трудовой путь проходил в полном взаимодействии с главой «Абвер-1» Пикенброком, хотя карьерному трамплину он обязан скорее браку с Инес Шницлер (Inez Schnitzler) [165; 166; 288]. Абс через руководство банком «Morgan Guaranty Trust of New York» был связан с лордом Хартли Шоукроссом (Hartly Shawcross), лидером одного из финансовых центров в лондонском Сити и будущим прокурором Нюрнбергского трибунала со стороны Англии [288].

Семья Шницлеров была неразрывно связана с банковским делом как минимум с середины XIX века, когда Карл Шницлер (Karl Schnitzler) женился на дочери основателя банка «J.H. Stein» Иоганна Штейна (Johann Stein), став его партнёром. Сын от этого брака Эдуард Шницлер продолжил банковскую династию, обучаясь в голландском «Bunge & Со.» и английском «Suse & Sibeth», а его брат вошёл в состав прусского правительства [167; 168].

В состав руководства «IG Farben» входили Пауль и Рихард фон Шницлеры как члены Наблюдательного совета [80], а также сын Пауля Георг в качестве заместителя главы правления, начальника отдела продаж красильных составов [171]; также он являлся директором филиала «IG» — «Gewerkschaft Auguste-Victoria».

Ещё он входил в совет директоров «Vorstand» вместе с Густавом Штайном (Gustav Stein) из давшего старт династии банка «J.H. Stein» [80], в котором и начинал карьеру, уже в 1912 г. перейдя в «Hoechst» [171]. В свободное от работы время Георг проживал в своих различных домах, коллекционируя дорогие вина и предметы искусства [1].

Рихард Шницлер был женат на Оттилии фон Шварценштайн, чей предок создал парфюмерную промышленность, придумав «одеколон», а их дочь вышла замуж за барона Курта фон Шрёдера (Kurt von Schroder) [169; 170], представителя гамбургской династии банкиров из Гамбурга [172].

История компании «J. Henry Schroder & Со.» началась в 1804 г. с её основания Йоханном Генрихом Шрёдером [327]. Курт фон Шрёдер приходился внуком самому кайзеру Вильгельму, перед Первой мировой войной эмигрировал в США, где далеко продвинулся в финансовой сфере, став не только владельцем крупнейшего частного банка «J.H. Stein», но и совладельцем крупнейшей юридической конторы на Уолл-стрит «Sullivan & Cromwell», где состояли братья Даллесы [37].

В 1905 г. Бруно фон Шрёдер и его банк вошли в «тот узкий круг лондонских финансовых домов, пользовавшихся признанным (пусть и неофициальным) влиянием… в правлении Английского банка» [39].

Согласно Ю. Маллинзу, лишь 17 банков лондонского Сити утверждены Банком Англии в качестве торговых операторов и представители этих же банков преобладают в руководстве Банка Англии.

«Schroder Bank» занимает в этом рейтинге вторую позицию, при том что «N.M. Rothschild» — лишь девятую.



Д.Ю. Перетолчин
***


Источник и ссылки.

Tags: Великобритания Англия, Германия, Гитлер, Запад, Перетолчин, Ротшильд, США, Франция, Швейцария, глобализация, история, корпоратократия, технологии, фашизм, финансовый
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments