ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Черносотенный депутат Госдумы о событиях после Февральской революции

Nikolai Markov.jpegПредлагаем поистине великолепный отрывок из книги о Н.Е. Маркове „Думские речи. Войны темных сил”.

Николай Евгеньевич Марков - депутат III и IV Государственной думы, человек резко правых взглядов, черносотенец. К его портрету вездесущая Википедия, конечно, добавила свой мазок: „радикальный антисемит”.

Текст ниже охватывает очень сложную эпоху: годы 1916-1917 до Октябрьской революции. Мы особо подчёркиваем это обстоятельство.

Особо, потому что составители сборника о Маркове буквально в десятке парагафов, основываясь исключительно на высказываниях депутата, сумели великолепно обрисовать состояние российской властной прослойки того времени.

Похоже, что именно тогда уже начал сильно развиваться процесс перерождения элиты в „элиту” подобную нынешней.

К сожалению, даже относительно высокий уровень понимания Марковым происходивших в стране сложных социальных процессов не позволил ему до конца разобраться в происходящем. В отличие от многих других дворян, которые перешли на сторону большевиков и продолжали трудиться во благо России. России, которая находилась в сложнейшей ситуации и, как мы увидим ниже, отнюдь не по вине коммунистов.

Кстати, обратите внимание на одну весьма показательную фразу:
„Уже летом 1917 г. Н. Е. Марков создает в Петрограде подпольную организацию «Великая единая Россия», которая ставила перед собой цель спасти Царскую Семью”. Т.е. до прихода большевиков к власти. Что означает справедливость гипотезы о том, что именно иудей Керенский вместе со своей либеральной кликой планировал убийство царя.

Что, на наш взгляд, помешало Маркову до конца понять суть происходившего, что помешало ему увидеть в разворачивающейся послереволюционной драме ростки нового, гораздо более справедливого общества? Ненависть. Ненависть, которая всегда затмевает разум.


И уже в конце 17-го года Марков планировал восстановить монархию с помощью... немцев. Т.е. тогдашнего противника России. И отчётливо осознавая, что немцы тогда были врагом страны. Видимо, здесь и началась нравственная деградация дворянина.

Вовремя поняв губительность политики либералов, засилья иудеев, захвата ими финансов, газет, еврейского диктата в промышленной деятельности, - Марков, ослеплённый ненавистью, пошёл на сделку с внешним врагом России ради борьбы с врагом внутренним.

И закончил своё падение вполне закономерно: сотрудничеством с гитлеровцами.

***

Годы Первой мировой войны характеризуются появлением на политической авансцене так называемого Прогрессивного блока, состоявшего из думских депутатов, представителей различных политических партий, требовавших либеральных реформ в стране.

В частности, Прогрессивный блок выступал за формирование так называемого «ответственного министерства», то есть Правительства, ответственного перед Государственной Думой, а не перед Царем. Н.Е. Марков сразу же выступил решительно против этого блока и дал ему едкое прозвище «желтый блок», подразумевая то обстоятельство, что ни «красные» (то есть левые), ни «черные» (то есть правые) в эту организацию не вошли.

Вошли же в блок, по словам Маркова, «все промежуточные цвета между черным и красным», в результате смешения которых в итоге получился «желтый блок». Считая недопустимыми любые проявления демократии, в том числе и со стороны Прогрессивного блока, Марков даже призывал власти к диктатуре на время войны для успешного ее окончания.


Известно, что Н.Е. Марков и другие правые депутаты Государственной Думы резко критиковали с думской трибуны различные инициативы «желтого блока». Так, они кроме всего прочего подвергли критике предложение одного из видных членов Прогрессивного блока депутата-кадета А.И. Шингарева, который, сделав доклад в военно-морской комиссии, доказывал необходимость реформы в пользу евреев.

В случае ее проведения известный банкир Я. Шифф обещал выпустить заем для Русского Правительства. Лидер кадетской партии П.Н. Милюков поддержал это предложение. Н.Е. Марков отозвался на инициативу либералов следующими словами:

«Вопрос ясен: его величество еврейское, его величество Яков Шифф приказывает союзникам заставить Россию провести внутри своего государства желательную его величеству реформу… Нам приказывают. Хорошо, если эти реформы вам нравятся… но ведь могут приказать и то, что вам не нравится…

Вы ведь не говорите, что Яков Шифф прав, а вы говорите, что иначе нам не дадут денег. Значит, вам приказывают, иначе вас заставят!.. Вот постановка, которая должна нам показаться мало приемлемой, – не только для сторонников Самодержавия, но даже для приверженцев конституционной монархии, даже для республиканцев!»49

После этого заявления в Думе возникли бурные прения.

Наступление либеральных и революционных сил на основы монархии осуществлялись различными способами. Так , авангардом антиправительственных сил в годы Первой мировой войны помимо Прогрессивного блока становятся и военно-промышленные комитеты (ВПК), состоявшие в основном из либеральных деятелей и постоянно вмешивавшиеся в политическую жизнь.

В качестве противовеса военно-промышленным комитетам Правительство создало законом от 17 августа 1915 г. ряд особых совещаний , которые подчинялись непосредственно царю. Это совещания по обороне, по топливу, по продовольствию, по перевозкам и др.

В целом думские правые поддержали Правительство по этому вопросу и неодобрительно отзывались о деятельности ВПК.

А сам Н.Е. Марков, выступая в 1915 г. в Думе, заявил:
«Еще в мае месяце раз-дался голос патриота из Москвы Рябушинского, в мае месяце, г< оспода>, а сегодня уже 1 августа, а ведь до сих пор, несмотря на весь патриотизм этих людей, они еще ровно ничего не сде-лали для государственной обороны <…> все еще идет орга-низация, идут подготовления , идут только сборы. <…>

Легко произносить патриотические речи и очень трудно дать шрапнель, еще труднее дать ружье
».

Следует отметить также, что газета «Курская быль», которую издавал Н. Е. Марков, писала по поводу деятельности организаций, подобных ВПК:

«Работа общества нужна, без содействия общественных сил на местах Правительство не может продуктивно работать, но одно дело – привлекать эти общественные силы к живому сотрудничеству с собою, и совершенно другое дело – самоупразднение правительственной власти и передоверие своих обязанностей и полномочий в руки первых встречных “спасателей” России».

Н.Е. Марков и другие думские правые резко выступали против различных проявлений космополитизма, русофобии, очернения русской истории и подвигов русской армии в годы Первой мировой войны.

В частности, они протестовали против показа ужасов войны в кинематографе, в котором в то время задавали тон антирусские силы. Так, редактировавшаяся Н. Е. Марковым газета «Курская быль» в 1915 г. писала:

«Покажите нашему народу красоту и величие подвигов наших воинов <…> покажите чудеса техники <…> покажите работу наших санитаров на поле боя и жизнь наших воинов на позициях; дайте ряд снимков, сделанных во время посещения городов нашим Державным Вождем и членами Его семьи; покажите великую самоотверженную работу наших Августейших Сестер милосердия…».

Таким образом, правые предлагали использовать кинематограф для пробуждения в народе верноподданнических и патриотических чувств.

Помимо думской деятельности Н.Е. Марков принял непосредственное участие в подготовке и осуществлении в ноябре 1915 г. двух совещаний монархистов – Петроградского и Нижегородского.

21–23 ноября 1915 г. в Петрограде прошло совещание, на котором задавали тон лидеры «обновленческого» СРН и близкие к нему организации. Проект резолюции этого совещания предложил непосредственно сам Н.Е. Марков.

В резолюции подробно разбиралась представленная Правительству «Декларация Прогрессивного блока» и отмечалась опасность и вредность интересам России всех ее положений. Особую тревогу монархистов вызвал тот факт, что некоторые сановники «столкнулись с деятелями Прогрессив-ного блока».

Резолюция содержала предложение к Правительству ужесточить контроль за деятельностью Земского и Городского союзов и военно-промышленных комитетов, которые рассматривались монархистами как главные очаги антимонархического заговора.

Н.Е. Марков также принял участие в работе совещания монархистов, которое прошло в Нижнем Новгороде с 26 по 29 ноября 1915 г. и на котором преобладали сторонники А.И. Дубровина. Тем не менее именно на этом совещании фактически произошло окончательное примирение Дубровина и Маркова. Последний выступал сразу вслед за Дубровиным и в своей речи фактически развивал идеи основателя СРН.

Так, Н.Е. Марков просил не забывать, что Россия ведет борьбу не только с Германией и Австрией, но и с «Иудо-Германией». Он обратил внимание на то, что на сце-ну вышел новый враг монархистов – Прогрессивный блок.

Прогрессисты «хотят завладеть казенным сундуком и грабить Россию, превратив народ в своих данников».

Политик призвал монархистов на борьбу с «немецким и еврейским засильем», предложил выселить всех немцев-колонистов, приехавших в Россию в течение последних 50 лет, а их земли раздать раненым воинам-крестьянам.


По итогам совещаний, проведенных в 1915 г., было решено признать желательным проведение Всероссийского съезда представителей монархического движения 1 ноября 1916 г. в Петрограде, подробную «разработку» о Съезде отложить до заседания 20 августа.

Переговоры по проведению этого съезда вел непосредственно Н.Е. Марков, который, однако, был вынужден сократить его программу, так как Правительство не соглашалось на утверждение пункта об отношении к общественным организациям и грозилось вообще запретить проведение съезда. В итоге Правительство, во многом – вследствие бюрократических препон, так и не разрешило проведение съезда.

Позже, в январе-феврале 1917 г., речь уже шла о том, чтобы провести съезд в конце февраля. В нем должны были принять участие до 1000 человек – членов губернских, уездных, сельских отделов черносотенных организаций.

Готовясь в начале 1917 г. к проведению объединенного съезда монархистов, Н.Е. Марков разослал по местным от-делам СРН циркуляр, в котором изложил тактику правых по отношению к левым членам Думы и Госсовета, части членов объединенного дворянства, критиковавших Правительство. Однако В.М. Пуришкевич, который буквально с каждым днем продолжал «леветь», подверг этот циркуляр, опубликованный 9 февраля в «Новом Времени», резкой критике, выступив также против созыва монархического съезда, который, по его мнению, «может посеять тревогу и смуту в умах русского народа».

В итоге вне зависимости от позиции В.М. Пуришкевича съезд так и не состоялся: в конце февраля 1917 г. в Петрограде уже происходила революция. Тогда же, в начале 1917 г., монархисты развернули широкую подготовку к пересмотру Основных законов в пользу Самодержавия, причем одним из инициаторов такого пересмотра был Н.Е. Марков. Но и эта инициатива уже слишком запоздала.

Важное место среди думских выступлений Н.Е. Маркова явилась его речь 22 ноября 1916 г. Поводом к ее произнесению послужило, в первую очередь, выступление 19 ноября 1916 г. одного из виднейших лидеров правых В.М. Пуришкевича, который подверг резкой критике деятельность Правительства и фактически солидаризировался с либеральным думским большинством.

Речь Пуришкевича вызвала смяте-ние, тревогу и недоумение в стане монархистов. Отметим, что после того, как позиция лидера Русского народного союза имени Михаила Архангела ( РНСМА) была подвергнута критике на заседании фракции правых, Пуришкевич заявил о своем выходе из фракции и покинул фракционное заседание.

Н.Е. Марков, выступая с думской кафедры 22 ноября 1916 г., назвал В.М. Пуришкевича « новоявленным прогрессистом» и защищал Правительство от нападок Прогрессивного блока. Выступление Маркова закончилось скандалом: неоднократно прерываемый окриками и замечаниями со стороны леволиберального думского большинства, лидер СРН, уже сходя с кафедры, приблизился к председателю Думы М.В. Родзянко и трижды назвал его «мерзавцем».

Объясняя причину своего демарша, Марков заявил: «Я сделал это сознательно, с этой кафедры осмелились оскорблять высоких лиц безнаказанно, и я в лице вашего председателя (М.В. Родзянко. – Д. С.), пристрастного и непорядочного, оскорбил вас».

Затем Н.Е. Марков с единомышленниками покинул зал заседаний Государственной Думы.

В итоге лидер СРН был наказан следующим образом: его удалили из Думы на 15 заседаний, что являлось высшей мерой взыскания для депутатов. За эту меру голосовали все члены Думы, кроме единомышленников Маркова из фракции правых, покинувших зал заседаний во главе с Г.Г. Замысловским.

Выступление Н.Е. Маркова с думской кафедры, в которой он обрушился на В.М. Пуришкевича , принесло лидеру СРН еще большую популярность в стане правых. Со всех концов страны ему шли приветствия и телеграммы, его кабинет был заставлен цветами, и даже А.Н. Хвостов поспешил выразить ему сочувствие.

Между тем объективности ради следует отметить, что именно это же выступление правого политика способствовало скорому расколу думской фракции правых. Всего из фракции правых (в то время она составляла 53 человека) вышли 34 (или 35) человека.

В результате из этой фракции, ранее некоторое время возглавляемой Н.Е. Марковым (изначально в Совет старейшин IV Государственной Думы, кроме самого Н.Е. Маркова, входил также А.Н. Хвостов70), вышла большая ее часть, оформившаяся в конце ноября – начале декабря 1916 г. в группу независимых правых, которые в отличие от сторонников Маркова допускали свободную критику действий Правительства.

Новую фракцию возглавил князь Б.А. Голицын, товарищем председателя стал А.А. Радкевич, секретарем – священник С.А. Попов.

После раскола фракции Н.Е. Марков фактически прекратил всякую политическую деятельность. Как утверждает А.А. Иванов, «около 20 правых депутатов, как оставшихся во фракции, так и образовавших группу независимых правых, вообще перестали посещать заседания Государственной Думы».

Исследователь также отмечает, что «единственно возможной тактикой правых стало молчаливое сидение на думских скамьях, имеющее целью показать Правительству, до чего может дойти не сдерживаемая правыми оппозиция, и таким образом заставить власть распустить крамольную Думу».


В годы революции и Гражданской войны

После свержения Самодержавия в феврале 1917 г. монархисты оказались теми партиями, которые подверглись политическому преследованию в первую очередь. 5 марта 1917 г. исполком Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов запретил издание печатного органа дубровинского СРН – газеты «Русское Знамя». Прекратился выпуск и других черносотенных газет, в том числе и «Земщины», газеты Н.Е. Маркова.

В связи с этим бывший лидер фракции правых в марте 1917 г. с сарказмом заметил, что черносотенная пресса оказалась загнанной свободой печати в подполье:

«Ныне, как нам известно, полная свобода печати, и потому редакция и типография “Земщины” конфискованы, редактор и издательница “Русского Знамени” сидят в тюрьме, а остальным правым изданиям, во имя равноправия, воспрещено выходить в свет».

[Обратите внимание, здесь и ниже речь идёт о поступках и событиях ДО Октябрьской революции. - Прим. ss69100.]

Сам Н.Е. Марков в первые дни Февральского переворота боялся ареста и бежал из Петрограда. Однако между 27 мая и 9 июня 1917 г., несмотря на измененную внешность (Марков коротко остригся и отпустил бороду, которая, как писали очевидцы, его сильно состарила), он был арестован в Финляндии и доставлен в Петроград для дачи показаний Чрезвычайной следственной комиссии (ЧСК) Временного правительства, которая допрашивала его как свидетеля «преступлений» старого режима.

На допросах Н.Е. Марков вел себя спокойно, высказывался весьма смело и даже подчас вел себя вызывающе. Анализируя стенограмму допроса, опубликованную в многотомнике «Падение царского режима», мы можем прийти к выводу, что он не отрекся от своих взглядов и убеждений. В итоге ЧСК, так и не найдя в действиях Маркова состава преступления, вынуждена была освободить его.

Позже в своей известной книге «Войны темных сил» он так оценивал происходившее в стране в 1917 г.: «Да, Россия рухнула на пороге уже готовой победы, рухнула потому, что была заживо, изнутри пожрана червями... Эти черви были

сознательные и бессознательные агенты темной силы иудо-масонства, которое более всего опасалось победы России и для которого ее поражение являлось величайшим достижением.

Эту гнусную и отвратительную роль червей, разъевших белое тело родной Матери-России
, сыграли деятели “прогрессивного блока”».

Также Н.Е. Марков полагал, что русское Самодержавие привели к падению не только «темные силы», ибо «за дело взялись не бомбометатели из еврейского Бунда, не изуверы социальных вымыслов, не поносители чести Русской Армии Якубзоны, а самые заправские российские помещики, богатейшие купцы, чиновники, адвокаты, инженеры , священники, князья, графы, камергеры и всех Российских орденов кавалеры».

«Монархия пала не потому, что слишком сильны были ее враги, – писал Марков в эмиграции, – а потому, что слишком слабы были ее защитники».

Уже летом 1917 г. Н.Е. Марков создает в Петрограде подпольную организацию «Великая единая Россия», которая ставила перед собой цель спасти Царскую Семью (в эту организацию также входили видные правые деятели Г.Г. Замысловский, Н.Д. Тальберг, некоторые правые депутаты Государственной Думы, гвардейские офицеры).

Кроме того, политик вошел в состав руководства конспиративной «Объединенной офицерской организации», главой которой являлся генерал Е.К. Арсеньев.

Наряду с Великим Князем Павлом Александровичем и бывшим Председателем Совета министров А.Ф. Треповым с весны 1918 г. Марков входил в состав «Комитета петроградской антибольшевистской организации», которая являлась филиалом московского «Правого центра», и действовал под конспиратив-ным псевдонимом «Tante Ivette».

Планировалось привлечь германские войска и немецких военнопленных к планируемому государственному перевороту с целью последующего восстановления в России монархии. Лично Марков вел переговоры с доверенным лицом немецкого генерала Пауля фон Гинденбурга, однако из-за непомерных требований германской стороны достигнуть соглашения не удалось.



***

Спасибо коллеге roj_medvedej, подбросившего ссылку на книгу.



Tags: Германия, Дума, Россия, большевик, депутат, история, иудей, правительство, революция, царизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments