ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Правительство России на фоне ликвидации агитпункта капитализма-2

Реальная энергоинвариантная экономика

Поддержание стандарта энергообеспеченности валюты подразумевает отсутствие резких колебаний пропорции «энергетические мощности, лежащие в основе производства на территории государства» / «количество национальной валюты в обороте, противостоящее всей товарной массе».

Такого рода рынки, как рынки ценных бумаг, золота, недвижимости, где возможен спекулятивный игорный интерес, играют роль амортизаторов по отношению к изменениям стандарта энергетической обеспеченности.

Но если обрушивается один из таких рынков (а это можно сделать и умышленно целенаправленно, как это было сделано 2008 году с рынком недвижимости), то по отношению к рынкам реально потребляемой продукции это эквивалентно резкому изменению стандарта энергообеспеченности.

Всякое же резкое изменение стандарта энергетической обеспеченности вызывает нарушение пропорций финансовых мощностей отраслей по отношению к их производственным мощностям в натуральном учёте продукции.

Во многоотраслевом хозяйстве такого рода нарушение финансово-натуральных пропорций вызывает распад хозяйственных связей вплоть до краха экономики, как статистически устойчивой системы обмена.


Соответственно реальности энергетического инварианта, после юридической отмены «золотого стандарта» спрос на нефть, как основной энергоноситель, резко возрос, а рынок золота стал по своим функциям аналогичен рынку ценных бумаг, с тою лишь особенностью, что в отличие от акций прогоревшей фирмы или купюр рухнувшего государства, цена на золото не падёт до нуля.

Мы рассчитали курсы основных валют по энергии, нефти и золоту и подробно описали энергетический стандарт в статье «Реально 1$ = 11 рублей или Курсы валют на основе Энергии, Золота и Нефти» (http://inance.ru/2016/01/kursi-valut/).



Курсы валют
«Реально 1$ = 11 рублей или Курсы валют на основе Энергии, Золота и Нефти» http://inance.ru/2016/01/kursi-valut/

Наивно полагать, что МВФ вместе с Федеральной Резервной Системой США (обе организации частные, имеющие надгосударственный трансрегиональный статус), если бы это не соответствовало долгосрочным интересам их реальных хозяев, допустили бы в Европе деятельность «Советского иностранного банка», подложившего «чёртова ребёнка» («евродоллар») сначала Западу, а потом и Востоку: они бы обрушили этот банк подобно тому, как при необходимости рушат рынки ценных бумаг или чью-то валюту.

По существу же, до тех пор пока рынок «евродоллара», благодаря деятельности системы «Советского иностранного банка» был устойчив, американский доллар мог играть роль инварианта в мировой системе цен.

Если же рынок «евродоллара» начинает трепетать, подобно интенсивно раздуваемому мыльному пузырю, то начинают колебаться и все другие спекулятивные рынки, а американский доллар утрачивает качества инварианта, на основе которого возможно долгосрочное планирование своей финансово-хозяйственной деятельности кем-либо из действующих на рынке субъектов. Если же пузырь лопнет, то в одно мгновенье исчезнет и искусственно созданный инвариант, рассыплются рынки валют и ценных бумаг, что неминуемо вызовет крах многих рынков реальных товаров.

В этой глобальной игре «на понижение» главной задачей надгосударственной системы управления было не допустить оформления де-юре на международном уровне энергоинварианта. Если бы это произошло, то встал бы вопрос о пересмотре правил функционирования глобальных финансовых институтов, поскольку обнажилась бы рабовладельческая сущность ныне существующих.

Американский экономист троцкистского толка Линдон Ларуш в своём выступлении на пресс-конференции в Госдуме РФ (6 июня 1995 года) разъяснил, что МВФ лишь формально считается агентством ООН. На самом деле — это банк центральных связей. А центральный банк — это чаще всего частный банк с особыми правами от правительства своей страны.

Центральный банк, — подчёркивает Ларуш, — фактически является акционерным обществом группы частных банкиров. Например, Федеральная резервная система США не является агентством правительства. Фактически это акционерное общество ведущих финансовых групп США, которые в соответствии с законом 1913 года о Федеральном резерве получили особые привилегии.

Иными словами, с установлением закона та порочно ростовщическая и финансово аферистская деятельность, которой ранее занимались участники Федерального резерва, перестала быть преступной.

По существу МВФ находится во владении финансовой мафии, которая представляет интересы группы семейных банков.

Тем самым, — считает Ларуш, — МВФ является агентством международной финансовой олигархии, подчинившей целый ряд правительств, которые позволяют этой монополии контролировать даже свои национальные валюты и создавать деньги из воздуха. («Экономическая газета», №41, 1997г.)

Сейчас, в 2016 году в политическом поле можно видеть пока только призывы к пересмотру правил функционирования мировой кредитно-финансовой системы без рассмотрения по существу её паразитической сути, но и такое время придёт

Пока же на 3 марта 2016 года официальный федеральный долг США оценивается в 19,350 триллионов долларов. На март 2013 года госдолг США на душу населения составлял около 53 тыс. долл./чел., в то время как ВВП на душу населения составлял 51749 долл. (2012 г.) Данные экономические показатели свидетельствуют о ненулевой вероятности дефолта.

По оценкам некоторых экспертов, необеспеченные обязательства органов власти США по программам государственного пенсионного обеспечения и Medicare (федеральная программа льготного медицинского страхования) приближаются к 60 триллионам долларов. Другие эксперты утверждают, что общие необеспеченные обязательства федерального правительства могут быть и свыше 100 триллионов долларов. Но не лучше дела и в других странах.

В мире нет долгов разве что у Гренландии и пингвинов Антарктиды, а совокупный официальный мировой долг превышает 70 триллионов долларов. Однако, кому должны страны эти триллионы, — не сообщается, хотя ясно, что должны страны глобальной ростовщической «элите», стоящей и над США.

Видимо, эта «элита» имелась ввиду в докладе ООН по «Программе развития», опубликованном 15.06.1996 года агентством «Рейтар», в котором сообщается, что 358 семей-кланов миллиардеров имеют доход превышающий в долларовом исчислении доход 45% населения Земли.

Об этом смотрите ролик «Кому должны все страны мира?»:

https://www.youtube.com/watch?v=NZsBWKezIsM

При отсутствии инварианта, можно наводить тень на плетень о доходах в долларовом исчислении. При официальном же переходе к энергоинварианту, как к абсолютной основе метрологии в экономике, приведённые соотношения доходов просто означали бы, что несколько сотен кланов через несколько десятков спекулятивных фондов, играющих на биржах, безраздельно контролируют всю экономику планеты; а по отношению к их совокупности всё остальное население является рабами, невольниками. Однако, это небеспроблемное существование рабовладельцев.

Как выразился ещё в конце 90-ых известный на Западе финансист Джеймс Гольдсмит, в Европе:

накопилась критическая масса для взрыва и социального переворота и политической нестабильности в глобальном масштабе.

По его мнению, даже

большевистская революция 1917 года окажется менее значительной, чем этот переворот.

По сути это — намёк о причинах, по которым марксизм (с его метрологически несостоятельной политэкономией, оперирующей не поддающимися объективному измерению химерическими категориями) вне критики и на Западе, и в России: хозяева банковской глобальной системы знают, что в результате их действий должен управляемо возникнуть глобальный «хаос», который потом должен заместиться не менее управляемым «новым мировым порядком», в котором для марксизма зарезервировано определённое место, поскольку он даёт правдоподобные объяснения, но не открывает видения истинного течения событий.

В русле этого создания «хаоса» лежит и наполнение Европы беженцами в рамках антикоранической стратегии, вписанной в проводимую стратегию становления «нового мирового порядка».

Однако после 2008 года в глобальной политике начала играть существенную роль Россия, без которой к 2016 году уже не обходится ни одно мало-мальски значимое глобальное политическое событие. Поэтому разворачивавшаяся в 90-ых достаточно успешно стратегия становления «нового мирового порядка» теперь требует постоянных корректировок: иранская ядерная проблема, украинский кризис, революции в Египте и Сирии и прочие процессы пошли по иным веткам сценариев.

Устроить глобальный «хаос» всё никак не удаётся…



http://cs316121.vk.me/v316121318/7ce2/ggSVz8pQFBs.jg

При переходе же к энергоинварианту (в том числе и с разоблачением марксизма), ещё до возникновения «хаоса», вся ростовщическая кредитно-финансовая система с её игрой на биржах, на курсах валют прекратила бы своё существование.

И при этом встал бы вопрос о привлечении целого класса ростовщиков-банкиров, биржевых спекулянтов типа Сороса к уголовной ответственности на процессе, подобном Нюрнбергскому, как минимум за нарушение библейской заповеди «не укради», а как максимум за соучастие в деле строительства глобального рабовладельческого расового государства.

То что цель, осуществить которую не смогли гитлеровцы, осуществляется иными средствами и иной расовой группе предназначена роль социальной «элиты», существа дела и состава преступления не меняет.

Этапы ликвидации

Желая возникновения «нового мирового порядка из хаоса», хозяева МВФ на первом этапе способствовали росту цен на нефть, убивая этим мероприятием двух зайцев сразу:


  • во-первых, обеспечивали невмешательство в глобальную политику продажных «элит» стран, обладателей больших запасов нефти;

  • а во-вторых, так называемым, благополучным странам, импортерам нефти, в первом энергетическом кризисе — показали возможные последствия для них юридического введения энергоинварианта, и как следствие — энергетического стандарта обеспечения всех без исключения национальных валют.

На втором этапе, подкупив верхушку слаборазвитых арабских стран богатых нефтью, разделив их по принципу «кнута и пряника» (Арабским эмиратам — пряник; Ливии — кнут) и захватив контроль над ОПЕК (что и позволило длительное время обеспечивать доллар заморской нефтью), они опустили цены, ввели разные квоты на добычу нефти (более послушным можно добывать и продавать больше, менее послушным — меньше; повод для введения санкций против непокорных всегда можно найти), а особенно строптивых, не желающих идти в ногу со всеми (как например Иран и Ирак) просто столкнули лбами, используя их религиозные противоречия, а в дальнейшем — и прямую оккупацию.

СССР во всей этой глобальной игре на понижение использовали дважды: как главное «пугало» для арабов и как главный источник наполнения рынка евродоллара.

Игра продолжалась по прежним правилам и после отмены «золотого стандарта», хотя в мировом хозяйстве объективно уже существовал энергетический инвариант, как основной продукт, на который можно было со второй половины ХХ столетия обменивать любой другой продукт. Доллар же, оторванный от нового инварианта, под давлением ссудного процента и биржевых спекуляций раздувался как мыльный пузырь.


Череда управляемых кризисов

Первый банковский кризис разразился в 1987 году. Потери мелких вкладчиков и держателей акций во всем мире составили тогда за три дня 1,5 триллиона прежних, докризисных долларов (доллар после каждого кризиса — не тот, что был до него.). «Мыльный пузырь» тогда не лопнул и продолжал раздуваться, но не в финансовом вакууме, а за счёт умышленного опускания рубля СССР и новых «независимых» валют стран СНГ (по таблице энергетического курса валют видно, что курсы всех резервных валюты, отмеченных красным, «задраны» по отношению к прочим минимум в 6 раз).

Существенную помощь ему в то время оказал поборник «социализма с человеческим лицом» марксист Горбачев, объявив в 1987 году безвозмездную передачу МВФ суперконцерна Советский Союз через установление курса доллара к рублю 1:7. Соотношение энергообеспеченности в основных отраслях производства в США и СССР составляло тогда 1:2, а «компьютерный курс» рубля вовсе не охватывал всех специализированных рынков.

Иными словами, если бы вместо перестройки была осуществлена антимарксистская инвестиционная внутренняя стратегия, то можно было бы поправить и «компьютерный курс рубля, выпустив многие уникальные совсекретные разработки из ВПК-шного «заповедника» на хозяйственную свободу.

Прошло десять лет. «Мыльный пузырь» вновь потребовал «мыльной пены», основу которой составляют, так называемые дериваты, то есть ценные бумаги, отражающие все текущие годовые обязательства. Их объём в 1998 году превышал стоимость всей произведенной в мире продукции за год и по оценкам Линдона Ларуша около 100 триллионов долларов. Дериватные, то есть ничем не обеспеченные доллары («пузыри») начали в огромных количествах выбрасываться на валютные рынки, чтобы спасти их от падения котировок, которые всегда лишь закономерное следствие биржевых спекуляций на рынке ценных бумаг.

Цель подобных спекуляций — «опустить», т.е. заставить многочисленных мелких держателей акций продать по дешёвке (иногда в несколько раз ниже номинала) свои акции, чтобы сбросить давление в «мыльном пузыре». Как это происходит в реальности в России, продемонстрировала в 1992 — 94 годах известная фирма «Чубайс и Ко» на примере 150 млн. держателей акций, под названием — «ваучеры».

В 1997 году в качестве жертвы («мелких держателей акций») международной финансовой мафией (МФМ) были избраны Россия и, так называемые «молодые тигры», которых правильнее назвать «бумажными», поскольку МВФ вырастил их на ничем не обеспеченной «зелёной бумаге» — евродолларах.

К этим «тиграм» обычно причисляют семь стран Юго-Восточной Азии: Гонконг, Тайвань, Южную Корею, Сингапур, Таиланд, Малайзию и Индонезию. Поводом же к началу атаки на валюты этих стран послужило присоединение к Китаю бывшей английской колонии Гонконга, что позволило КНР почти вдвое увеличить свои валютные резервы.

Но это все внешние признаки финансового давления на одного из «тигров», занимающего, правда, особое положение в Юго-Восточном регионе.

С помощью «чёртова ребёнка», выращенного при помощи марксистов бывшего СССР, Запад создавал «бумажных тигров», используя тот самый метод, который известен обыденному сознанию как метод «разделяй и властвуй». Когда подошло время, «бумажных тигров» тоже использовали по прямому назначению.

Вот как этот процесс выглядит в пересказе бывшего уже президента Малайзии Махатира Бин Мохамада во время его выступления в Гонконге 20 сентября 1997 года:

Небольшая группа богачей считает, что их богатство должно произрастать за счет обнищания других. Нам разъяснили, что мы не станем цивилизованными, если не сможем оценить значение международного финансового рынка. Большие страны рассказывают нам, что мы должны быть восприимчивы к бедности, потому что это необходимо международным финансам. Нас предупредили, что только богатые обладают настоящей властью.

Если бы мы подняли шум или как-то иначе начали их раздражать, то это им стало бы надоедать. А если это им надоест, то они могут полностью нас уничтожить, они могут выбросить нас в мусорный ящик. Мы должны помнить, что они всегда будут рядом, и мы практически ничего не сможем с этим сделать. Они сами решат, процветать нам или нет.

На фоне таких заявлений полной неожиданностью оказалась критика МВФ профессором Чикагского университета, ультрамонетаристом Милтоном Фридманом, у которого в качестве нелицензированного заочника чему-то учился Е.Т. Гайдар, если верить нашей прессе. Выступая в Гонконге перед началом годового собрания МВФ-ВБ, он подчеркнул, что:

ещё после крушения Бреттонвудской системы в 1971 году отпала необходимость в организациях типа МВФ. Её следовало ликвидировать в 1971 году, но раз этого не случилось, то это нужно сделать сейчас. Если бы перестало функционировать ваше частное предприятие, то оно обанкротилось бы и прекратило существование. Но этого не произойдет с правительственной организацией (http://www.larouchepub.com/russian/tvm/tvmeg9741.html).

Интересно, что с подобным же заявлением выступил и «суперспекулянт №1» Джордж Сорос, апеллируя при этом ещё и к необходимости обеспечить устойчивость развития западной цивилизации:

Кто же должен сохранять устойчивость на финансовых рынках?» — задается вопросом Сорос. И отвечает, совершив небольшой исторический экскурс. «После окончания второй мировой войны государство играло всевозрастающую роль в поддержании экономической устойчивости, гарантировало равенство возможностей и обеспечивало общественную безопасность, особенно в сильно индустриализованных странах Европы и Америки.

Но возможности государства заботиться о благосостоянии своих граждан сильно осложняются глобализацией капиталистической системы, которая позволяет капиталу избегать налогообложения более легко, чем труд. Капитал, считает Сорос, будет избегать государств, где труд сильно облагается налогом или сильно защищён, что ведёт к росту безработицы.

Это сравнительно новый феномен, и он ещё не полностью ощущается, поскольку до недавних пор государственная доля ВНП в индустриальных странах действительно возрастала.

С повышением степени глобализации государство уходит из экономики. По мнению Сороса, во многих случаях это оправдано, но если общественные услуги урезаны слишком резко, это может вызвать серьёзное общественное негодование и привести к всплеску протекционизма. Что повредило бы самой глобализации. […]

Выступление г-на Сороса было встречено аплодисментами.

Следует видеть механизмы организации «стрельб по бегущим мишеням» на разного рода спекулятивных рынках, не имеющих ничего общего — кроме денег — с рынками реальных продуктов и услуг, но оказывающих на них не только финансово-экономическое, но и общественно организационное государственно-политическое влияние.

«Эксперт», № 42, 1997 г. в статье Валерия Фадеева «Это вам не козла забивать. Россия стала частью мировой экономики. Теперь нас могут обобрать» поясняет, что заместило государственность, уходящую из сферы экономики, на что обратил внимание Дж.Сорос:

Двести миллиардов долларов — гигантскую сумму — мог выставить Китай в борьбе за сохранение стабильности гонконгских финансовых рынков. Девятьсот миллиардов долларов могли выставить против Гонконга спекулятивные фонды! «Пузырь» оказывается столь мощной силой, что в состоянии решающим образом влиять на базовые экономические процессы, на основе которых он, собственно, и раздулся. Значит тот, кто владеет «пузырём», владеет и реальной экономикой.

Последняя фраза, выделенная нами, была бы точной, в такой редакции:

Тот, кто управляет «пузырём», управляет и реальной экономикой.

А кроме того, они владеют и всеми, кто не управляет «пузырём».

Но так откровенно заявить В.Фадеев постеснялся, хотя далее пишет о «пузыре» именно, как об инструменте осуществления власти:

Таким образом, финансовый рынок — это не просто поле для зарабатывания денег. Несмотря на свой неустойчивый, почти виртуальный характер, он становится инструментом в борьбе за мировые ресурсы, рынки, за политическое влияние.

Такая стеснительность автора объясняется верноподданностью хозяевам, выражением которой он и завершил свою статью:

Ну а правила игры на финансовых рынках — это нечто незыблемое, это фундамент мира поэтому даже если вас обобрали до нитки, то утешьтесь тем, что вы нашли в себе мужество соблюсти правила игры. Будем теперь соблюдать эти правила и мы.

Нынешний этап ликвидации

Реально процессы пошли отличными от вожделенных доморощенными либералами путями. Россию не удалось раскачать ни в 2008, ни в 2011, ни в 2014 годах.

Сейчас медленно идёт процесс конструирования основы будущей кредитно-финансовой системы через создание таких многополярных институтов, вроде: BRICS, Азиатского банка инфраструктурного развития, ШОС, Евразийский союз и прочих. Однако, все эти усилия могут пойти прахом, если создаваемые финансовые институты и финансовые инструменты не перейдут на реально действующий открытый энергетический стандарт обеспеченности платёжных единиц.

Пока же теория перманентной революции, в результате которой из управляемо возникающего хаоса должен возникнуть новый мировой порядок, — в действии на очередном своём этапе. И предвидятся и последующие этапы. Как заметил Сорос:

у глобального капитализма есть и свои недостатки, «осознанные и настойчивые усилия по корректировке которых только и могут обеспечить стабильность всей системы»

Как считает Сорос, современный капитализм создал систему, которая характеризуется нестабильностью. Время от времени происходят финансовые кризисы, падения бирж, влекущие за собой экономическую депрессию. Сторонники свободного рынка противятся какому-нибудь правительственному вмешательству в этой сфере, поскольку считают, что эти негативные явления в экономической борьбе объясняются не внутренней нестабильностью системы, а не умелым её управлением.

Рыночные механизмы и нестабильность, порождаемая ими, продолжает Сорос, проникают во все сферы жизни общества. Реклама, техника маркетинга и даже упаковка товара используются для того, чтобы влиять на поведение человека и направлять его выбор. Сбитый с толку всеми этими манипуляциями человек начинает ориентироваться только на деньги как показатель успеха и критерий ценности: самый дорогой — значит, самый лучший. В таких условиях культ успеха вытеснил веру в принципы, а общество потеряло ориентиры.

В сфере социальной справедливости сторонники свободного рынка противятся перераспределению богатства, так как исповедуют принцип социального дарвинизма: выживает самый способный. Но этот принцип, пишет Сорос, легко опровергается ссылкой на то обстоятельство, что богатства передаются по наследству. А это, в свою очередь, опровергает бытующее среди рыночников утверждение о якобы равных возможностях, создаваемых рынком.

Отношения между государствами, по мнению идеологов свободного рынка, должны основываться на конкуренции, поскольку государства в своей политике преследуют не какие-то принципы, а только интересы. Но, преследуя свои интересы, государства заботятся только о своей покупательной способности, а не об общем благе. Идеи социального дарвинизма и отсутствие реализма, превалирующие на Западе, способствовали, по мнению Сороса, установлению в России криминального капитализма, а не демократического общества.

То есть всё это говорит о том, что «биржевую грыжу» лучше вырезать в плановом порядке, нежели ждать, когда её умышленно защемят и станет так скверно, что многие этого и не переживут, как то уже было при прошлом явлении Парвуса и К— «Сороса и К» эпохи мировой революции под знаменами Маркса и Троцкого.

Бытовое заключение

После прочтения всего может встать вопрос: Как же хранить личные и семейные сбережения так, чтобы они не потеряли своей покупательной способности? Ответ на него есть один единственный: Личные и семейные сбережения можно хранить, где угодно. Но при этом необходимо беречь и приумножать покупательную способность официальной денежной единицы государства. Для этого деньги должны пребывать во внутреннем обороте реального многоотраслевого суперконцерна, вышедшего на уровень самодостаточности производства и потребления всего им производимого: в прошлом к этому стремился в своей автомобильной империи Генри Форд, но осуществить это смог только Советский народ под руководством И.В. Сталина.

Единственный надежный способ хранить личные и семейные сбережения, приумножая их покупательную способность — осуществление политики планомерного снижения цен (компонент вектора ошибки управления, выраженного финансово) при соблюдении энергетического стандарта обеспеченности денежной единицы.

И это следует понять «новым русским» политикам и бизнесменам, а также либеральной интеллигенции, чтобы сохранить головы на плечах… не прямо сейчас, но в обозримой перспективе: ранее упоминавшийся Дж.Гольдсмит, высказавшийся о перспективах глобального социального потрясения, способного затмить 1917 год — подельник Дж. Сороса с которым они вместе качали рынок золота в начале 1990‑х годов.

Если наши правительственные чиновники не осознают своего обязывающего положения, то это положение их и убьёт (в первую очередь в информационном смысле, дабы нам не приплетали экстремизма).



ИАЦ

***



Источник.

Tags: Восток, Запад, ИАЦ, МВФ, Россия, СНГ, бизнес, власть, доллар, золото, капитал, капитализм, концепция, кризис, общество, правительство, прибыль, рубль, рынок, система, советский, управление, финансовый, человек, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments