ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Category:

О возможности социалистической революции в современных условиях (??!)

В этом блоге мы отстаиваем тезис о невозможности в современных условиях проведения новой социалистической революции. Хотя бы потому, что необходимым условием выигрыша для народа от такой перемены - наличие хорошо организованной и идейно сплочённой партии. Сегодня на политическом горизонте таковая, к сожалению, не наблюдается.

Нарушение этого, подчеркнём, необходимого условия уже зачёркивает саму возможность успеха для страны и народа любых революционных действий в нынешних условиях, которые, как показал опыт той же Украины, могут быть реализованы. Только у соседа выиграли отнюдь не страна и не народ.

Помимо этого есть и иные объективные причины, вынуждающие отстаивать озвученный выше тезис.

Однако есть аналитики, считающие по-иному. Давайте ознакомимся с предлагаемой статьёй и посмотрим, а нет ли в рассуждениях автора принципиальной ошибки, не  позволяющей осуществиться его плану.

***

О возможности социалистической революции в современных условиях

5014095040_0Необходимость написания настоящей статьи была вызвана тем, что в среде рабочего класса и даже коммунистов нередко можно услышать сомнения в том, что в условиях современного нам капитализма социалистическая революция вряд ли возможна, хотя необходимость ее и желательность товарищами не отрицается.

Вот свидетельство одного нашего товарища из Украины:

«…сегодня за массой вооружённых людей и постоянными боевыми действиями многие рабочие (и это точно, т.к. это не моё мнение, а мнение многих рабочих) не видят никакой возможности революции. Политэкономическую часть наших слов принимают, одобряют, всякое же политическое изменение здесь и сейчас видится людьми пока что как измена и ослабление, подрыв обороны Украины\ДНРа изнутри.»

Итак, рабочие политэкономическую суть необходимости смены капитализма социализмом понимают, но полагают, что в данное время какие-либо политические изменения невозможны: для рабочих ДНР\Украины невозможны потому что идет война, для рабочих России (нам не раз приходилось такое слышать) — потому что существующий политический режим в стране и мировой капитал слишком сильны.

1.

Напомним нашим товарищам, почему необходима революция, кратко изложив научное, марксистско-ленинское понимание данного вопроса.

Революция — есть кардинальные перемены, принципиальное, коренное изменение чего-либо. Если речь идет об обществе, значит имеется в виду социальная революция, которая полностью изменяет устройство общества.

Такое кардинальное общественное изменение происходит только тогда, когда накопившиеся в обществе противоречия обостряют до предела и разрешить их эволюционным путем, т.е. мелкими изменениями, становится невозможно. Во время революции политическая власть переходит из рук одного общественного класса в руки другого общественного класса, кровно заинтересованного в таких принципиальных изменениях.

Именно это нам и требуется сегодня, поскольку накопившиеся в нашем обществе противоречия и, в первую очередь, главное из них — противоречие между трудом и капиталом, крайней нищетой и колоссальным богатством — частичными реформами, не затрагивающими основы существующего экономического строя в стране, не разрешить.

Экономика страны будет продолжать деградировать, а трудовой народ — все более нищать до тех пор, пока в стране будут существовать устаревшие и давно изжившие себя отношения частной собственности на средства производства — пока все, что производится миллионами рабочих, будет доставаться капиталистам, хозяевам предприятий — фабрик, заводов, электростанций и т.п.

Поскольку господство класса буржуазии основано именно на частной собственности, ожидать от буржуазного правительства реформ, которые бы уничтожили частную собственность, невозможно — такие реформы уничтожат саму буржуазию. Их может произвести только другой общественный класс — тот, которого буржуазия угнетает и эксплуатирует — рабочий класс.

Но чтобы он мог это осуществить, ему необходима политическая власть в своих руках, с помощью которой он и проведет назревшие в обществе кардинальные изменения. Взятие политической власти другим общественным классом в свои руки и проведение необходимых этому классу кардинальных общественных реформ, изменяющих отношения собственности на средства производства, и есть социальная революция.

В нашем случае — революция социалистическая, поскольку она изменит общественный строй в стране с капитализма на социализм (социализм — первая стадия коммунизма). Основой общественных отношений при социализме является общественная (общенародная) собственность на средства производства.

То есть коротко говоря, вылезти из того болота, куда мы угодили в Перестройку, вырваться из нищеты и бесправия без социалистической революции мы не сможем.

Теперь о возможности социалистической революции в современных политических и экономических условиях.

2.

Для более ясного понимания поставим сначала такой вопрос: «Каковы условия победы рабочего класса? Что нужно, чтобы он смог победить?»

Совершенно очевидно, что для победы над буржуазией требуется, чтобы была в наличии революционная ситуация, то есть созрели все объективные условия для совершения социалистической революции. Как известно, такими объективными условиями являются два условия:


  1. кризис «верхов» — они уже не могут сохранять свое господство в прежнем виде, управлять по-старому,

  2. обострение нужды и бедствий угнетенных классов выше обычного, в результате чего повышается их активность.

В.И. Ленин в «Детской болезни левизны в коммунизме» писал: «Лишь тогда, когда «низы» не хотят старого и когда «верхи» не могут по-старому, лишь тогда революция может победить. Иначе эта истина выражается словами: революция невозможна без общенационального (и эксплуатируемых и эксплуататоров затрагивающего) кризиса».

Получается, что для социальной революции нужен общенациональный кризис, то есть экономический кризис + политический кризис. Запомним это.

Но объективных условий, как известно, мало. Для того чтобы революция произошла, и тем более, чтобы она победила, нужно еще и третье условие — субъективное: наличие сознательного и организованного революционного рабочего класса — организованного в свою пролетарскую партию, вооруженную марксистско-ленинской революционной теорией (коммунистическую партию, поскольку она выступает за коммунизм).

Немного разъясним по поводу коммунистической партии, ибо этот момент тоже часто понимается рабочими и самими коммунистами не до конца. Политическая партия есть высшая форма организации класса, возможная только на определенном уровне сознательности класса.

Составляют партию (входят в нее) не все члены класса, а только самые сознательные и активные его представители — достаточно узкий слой рабочих, причем не простых рабочих, а рабочих лидеров, которые ведут за собой менее сознательные слои рабочего класса. (Партия рабочего класса может принять в свои ряды выходцев из других слоев и классов общества, но только при условии, что эти люди осознанно отказались от идеологии собственного класса и твердо встали на классовые позиции рабочего класса, восприняв и усвоив его мировоззрение и его идеологию — марксизм-ленинизм.)

Получается, что партия это даже не только голова, а как бы центральная нервная система рабочего класса, способная заставить его функционировать как единое целое. Вот поэтому выражение «рабочий класс, организованный в свою партию», верно отражает существо дела.

Здесь и далее под марксизмом-ленинизмом мы будем понимать только и исключительно «большевизм», а не все, что попало. Как известно, сегодня под марксистов-ленинцев не красится только ленивый. То, что это не случайно и есть фактически отражение страха буржуазии перед надвигающейся пролетарской революцией, классики разъясняли тысячу раз.

Это напяливание на себя чужого сюртука («ревизионизм») есть своего рода способ борьбы буржуазии против рабочего класса — мимикрия для проникновения в революционное рабочее движение и разрушения его изнутри (наглядный пример — хрущевско-брежневский ревизионизм, создавший необходимые условия для уничтожения КПСС и советского социализма).

3.

Теперь посмотрим, что есть у нас в наличии. О втором объективном условии можно не говорить — очевидно, что оно имеется: экономический кризис у нас налицо, и достаточно мощный, если не самый мощный во всей истории капитализма (о чем заявляют даже буржуазные экономисты). Вопрос с первым объективным условием, с политическим кризисом — есть ли он у нас?

Мы считаем, что он имеется сейчас во многих странах мира, в частности, на Украине и в ДНР, а ситуация в России к политическому кризису приближается.

Буржуазная власть действительно уже не может управлять по старому — чтобы удержать руль в своих руках, она все больше и больше вынуждена отказываться от буржуазной демократии и переходить к реакции, ужесточая репрессии против рабочего класса. То, что мы называем «фашизацией» общества и есть следствие кризиса в политике — именно так крупный монополистический капитал видит возможность выхода из него.


Как сообщают товарищи из Новороссии, самостоятельность «народной власти» ДНР/ЛНР — это самостоятельность собаки в радиусе поводка. Внутри этого радиуса основной объём традиционных буржуазных свобод был отменён с самого начала существования этих «республик».


К примеру, в ДНР это было сделано ещё в мае 2014 года Постановлением «Совета министров ДНР» № 6-5 «О введении на территории Донецкой Народной Республики военного положения», которое в случаях, выгодных местной буржуазии, действует до сих пор.

Похожие процессы идут и на Украине, но несколько по иному: форма буржуазного демократизма внешне сохранена, хотя, разумеется, он абсолютно формален. Однако политическая нестабильность налицо и здесь.

Причем существует она в этой республике уже не первый год, и может быть даже не первое десятилетие — целый ряд «майданов» тому доказательство. (Есть немало оснований полагать, что многие бывшие советские республики так и не смогли выйти из общенационального кризиса, который разразился на всей территории СССР во время Перестройки. Этот кризис существует в них перманентно, то обостряясь, то несколько утихая. Вероятность именно такого положения республик очень велика, но для однозначного вывода всё же необходимо проанализировать положение каждой республики конкретно.)

Не случайно Украине пришлось недавно пережить серьезное политическое потрясение, известное как «евромайдан», в ходе которого сменилась политическая власть в стране (не господствующий класс, разумеется!). Сейчас ситуация после изрядного бардака, прокатившегося в 2014 г. по всей республике, «устаканилась», но не слишком: на украинском политическом олимпе не очень неспокойно — иначе бы никто об отставке премьера Яценюка не заговаривал, а парламентские коалиции бы не рассыпались.

Конечно, крупнейший капитал, меняя те или иные фигуры во власти, подбирает таким способом более подходящих исполнителей своей воли на обозримую пару лет. Но это и свидетельство серьезных противоречий в среде самого финансового капитала, который, не будучи способен договориться между собой, сам расшатывает свое государство. Конкуренция, борьба за рынки, а значит, за политическую власть не прибавляют стабильности капиталистическому обществу.



Тогда «белоленточный протест», основной движущей силой которого являлись служащие и интеллигенция, власти удалось остудить репрессиями, устроив показательные суды над зачинщиками и резко ужесточив российское законодательство в отношении политических и гражданских свобод российских граждан. «Либералы», стремившиеся прокатиться на чужом горбу, притихли.


Однако противоречия между властью и народом, господствующим классом крупной буржуазии и трудящимися массами разрешены не были. В итоге процесс пошел вовнутрь, захватив уже рабочий класс, который сегодня в России явно стал ведущей протестной силой.

Это тоже очевидный факт, доказываемый данными буржуазных аналитиков (число забастовок в 2015 году по сравнению с 2014 годом увеличилось почти в 2 раза, возросла и их доля в трудовых протестах[1] — подробную аналитику по протестам в 2015 году мы дадим в ближайшее время).

И хотя эта революционная сила пока слабо организована и не достаточно сознательна, глобальных политических задач перед собой не ставит и руководствуется пока только ближайшими экономическими интересами, которые находится у нее перед носом, очевидно, что опыт классовой борьбы у масс растет, и требования экономического характера скоро сменятся требованиями политическими.

Развитию ситуации именно в этом направлении способствует тяжелейшее экономическое положение в стране — экономический кризис, западные санкции, падение цен на нефть, девальвация национальной валюты (рубля) и пр., ставшее прямым следствием проводимой в предыдущие годы политики действующего правительства.

Идем далее. Ухудшающееся положение в экономике и полное отсутствие перспектив выхода из экономического кризиса в рамках существующей общественной системы. Правительство ничего трудовому народу России, кроме продолжения прежней политики, предложить не может, а это народ не устраивает категорически.

Причем именно народ, поскольку политикой правительства недовольны очень широкие слои населения, в том числе мелкая и средняя буржуазия, буржуазная интеллигенция и пр. Нет адекватных антикризисных программ и у политических партий, в том числе у парламентской КПРФ — там одна только пустая демагогия.

Наблюдается постоянное ужесточение законодательства в отношении прав и свобод российских граждан. Трудящимся предлагаются только «кнуты», и видно, что власть даже не задумывается о том, что в чём-то нужно и уступать, дать народу хоть какой-то «пряник».

И это не случайно. Российский капитал объективно не может уступить ни в чем, потому что каждая его уступка трудовому народу – это недопустимая слабина конкретных олигархов, которых тут же на этой уступке поймают их конкуренты и мгновенно разорвут в клочки.

Российское буржуазное государство всё увереннее и быстрее идёт по пути своих исторических предшественников — последней русской монархии образца 1916 года, с той лишь разницей, что тогда перевод всех промышленных рабочих на казарменное положение, военно-полевые суды для гражданских лиц и прочие «кнуты» царю предлагал infant terrible Хвостов, а Горемыкин и Родзянко настаивали на некоторой демократизации общества.

Сегодня же во власти и за её спиной остались только хвостовы, которые, понимая свою обречённость и ощущая давление на себя и внутри страны, и из за рубежа, воевать с трудовым народом России предпочитают бескомпромиссно, до конца, забыв, чем это в итоге заканчивается для них.

Непрерывные перестановки в правительстве, силовых структурах и администрации президента. Все более обостряющиеся отношения федеральной власти с регионами: целый ряд отставок и показательных возбуждений уголовных дел против региональных чиновников, урезание регионам финансирования, рейдерский захват региональной собственности, увеличение обязательств, которые регионы в принципе исполнить не смогут без помощи федеральной власти, и т.п.

Бесконечное реформирование государственных институтов, создание кучи новых и уничтожение старых, проводимое под видом «оптимизации госаппарата и сокращения расходов на него». Только на деле численность государственных служащих в России увеличивается, а госрасходы растут.

По данным Высшей школы экономики, эти расходы уже составляют дикую сумму — почти половину российского бюджета. (См., например, здесь . Таблица 3.1 (общегосударственные вопросы, силовой блок, межбюджетные трасферты и обслуживание долга) = 6,7% + 33% + 4,2% + 4,1% = 48% (проект на 2016 г.)).

Острая нехватка денежных средств (дефицит бюджета) и невозможность внешних заимствований (западные банки отказались предоставить российскому правительству кредиты) привели к тому, что урезаются расходы на содержание мелкого и среднего чиновничества и даже военнослужащих — полиции, ОМОНа, спецназа и пр. — основной опоры государственной власти. Источником пополнения государственной казны для российского правительства является только лишь все большее ограбление народных масс.

Причем осуществляется это ограбление чисто паразитическим, а не производственным путем, и потому затрагивает уже не только рабочий класс и трудящиеся массы, а все слои российского населения, вызывая у людей справедливое негодование и закономерный протест.

Вот примеры такого рода: введение платных парковок и платных автодорог, увеличение налогов на недвижимость, рост тарифов госмонополий (энергетика, ЖКХ и пр.), введение обязательных страховок и платежей, увеличение их тарифов.

Монополиям, в том числе западным, создаются просто-таки сказочные условия для обогащения. Низкий курс рубля как результат сознательного действия российского правительства. Высочайшие процентные ставки по кредитам как прямое следствие высокой ставки рефинансирования Центробанка РФ. Активное распространение микрокредитования (займы «до зарплаты»), в котором проценты достигают даже не трехзначных, а четырехзначных величин!

Следом — мгновенная монополизация этого рынка — сокращение числа компаний, предоставляющих микрокредиты. Финансовый капитал стремится урвать и эти крохи, собирая их с самых бедных слоев российского населения. Продолжающаяся тотальная приватизация, распродажа последнего оставшегося государственного достояния теперь затрагивает и стратегические отрасли российской экономики, ранее неприкосновенные.

Всевозможные дотации и преференции — своего рода «материальная помощь» буржуазного государства России «своим» на фоне крайнего урезания расходов на социальные нужды всего остального общества (социальное обеспечение, здравоохранение, образование и пр.).

Сознательно проводимая политика монополизации внутреннего рынка: лишение Центробанком РФ лицензий сотен российских банков; передел рынка высшего образования, страховой сферы, рынка транспортных услуг и т.п. Колоссальные военные расходы — на производство и разработку новых видов вооружения, ведение военных действий на Донбассе и в Сирии, которые позволяют наживать капиталистам огромные барыши.

Целенаправленное вытеснение и разорение мелких и средних торговцев с применением «административного ресурса», неприкрытое рейдерство, в котором власть частенько выступает основной ударной силой. Например, недавний снос в Москве сотен капитальных торговых павильонов, официально узаконенных, имеющих все разрешения и согласования (!), поход краснодарских фермеров на Москву из-за рейдерского захвата их земель и произведенной продукции[2] и др.

Это происходит везде, по всей стране, с промышленными предприятиями, торговыми центрами, магазинами, помещениями, землей и т.п. На телеканале РБК буржуазные эксперты сообщали, что подобных случаев в России сотни тысяч, при этом ни единого уголовного дела против рейдеров возбуждено не было. Фактически рейдерство стало частью государственной политики правительства Путина-Медведева, направленно против интересов мелкой и средней буржуазии.

А ведь это очень серьезный вопрос, который способен расшатать последние опоры российского буржуазного государства. Ведь здесь ставится под сомнение главный оплот капитализма и вообще классового общества — право частной собственности и ее неприкосновенность. Если она более не священна или священна не для всех, то нет никакого смысла простому человеку к ней стремиться.

Парадокс деградации: «святое» право частной собственности получает легитимность в зависимости от имущественного ценза так же, как и реальное избирательное право, существующее только для очень и очень богатых.

До поры до времени трогать нельзя только те капиталы, размер которых превышает, например, миллиард в долларовом исчислении. Всё, что меньше, можно и нужно поглощать и ассимилировать. Вполне закономерный итог монополистического капитализма — сюда он и должен был прийти — к разрушению самих своих основ и основ классового общества вообще.

Дискредитация частной собственности в такой форме — это явный признак распада и умирания капитализма. Человеческое общество, достигнув в своем развитии пика империализма, готовится к переходу на новую стадию своего развития, принципиально иную, которая отрицает частную собственность, и основы этого отрицания закладываются уже здесь и сейчас. Так умирающий капитализм подготавливает идущему ему на смену коммунизму все условия и формы для его будущего успешного развития.

Положение рабочего класса. Высокая инфляция, остановка производств, непрерывные «оптимизации», громадный рост безработицы, снижение заработных плат и массовая их невыплата, ухудшение условий труда, громадное увеличение эксплуатации и пр.

Сокращение социальных гарантий трудящегося населения по всем позициям, главное и ближайшее из которых — реформа пенсионной системы — увеличение пенсионного возраста. Мера, которой до сей поры российское правительство старалось избегать, понимая, что это приведет к резкому росту социальной напряженности. К концу 2016 года его поднимут до 63-67 лет, то есть фактически отменят в России пенсии, ибо россияне до таких лет сегодня в массе своей просто не доживают.

Это резкое обнищание трудящихся масс, разорение множества мелких собственников, пролетаризация служащих и интеллигенции, и одновременно — сказочное обогащение единиц (олигархов) не может не увеличивать в громадных размерах в стране социальное расслоение. А это закономерно отражается на сознании и поведении рабочего класса.

Настроения в России стали теперь совершенно иные, чем прежде. И противопоставить им действующей власти нечего. Идеологи российской буржуазии оказались неспособны найти «национальную идею», которой бы можно было скрепить российское общество, сделать его управляемым, и тем самым продлить господство класса буржуазии.

На Украине такой фокус во многом удался — украинская буржуазия сумела в большей или меньшей степени консолидировать трудящееся население республики под удобными ей лозунгами (например, «Великая и независимая Украина»). А вот в России, хотя российская власть очень и очень старалась, этого не получилось. Оказалось, что российский народ, как волк, «все в лес смотрит», все социализм вспоминает, требуя от действующей власти тех благ и социальных гарантий, которое может обеспечить только бесклассовое коммунистическое общество.

Российское население массово пересматривает отношение к Сталину и его эпохе (это ключевая тема, и буржуазия это отлично понимает!). Впервые со времени Перестройки большинство россиян высказывается в адрес Сталина положительно, а не отрицательно (см. последние соцопросы Левады-центра[3]).

От недавнего всплеска буржуазного патриотизма («Крымнаш») у российских граждан не осталось и следа (хотя и раньше его отнюдь не все разделяли). Несмотря на непрерывный пиар, рейтинг президента России Путина падает прогрессирующими темпами.

Восприятие российскими трудящимися войны России в Сирии в целом негативное, большинство задает себе закономерные вопросы «а что мы там делаем?». Недовольство политикой российского правительства в Крыму, на Донбассе и особенно внутри России высказывается народом все чаще и все откровеннее.

К заявленной правительством приватизации стратегических предприятий население России относится резко отрицательно. Спасение своей страны люди видят в национализации предприятий и целых отраслей российской экономики (ЖКХ, сырьевых, энергетики, машиностроении, и т.п.), логично и закономерно в трудную минуту ожидая помощи от государства, которое они кормят. В ходе трудовых конфликтов на предприятиях протестующие рабочие все чаще выдвигают такие меры в своих требованиях.

Но если о национализации говорят в основном рабочие — конечно, не малая доля российского населения, но все-таки не подавляющая — то за «новую индустриализацию», за развитие в стране промышленности и сельского хозяйства, выступает действительно подавляющее большинство российских граждан, причем вне зависимости от их формальных политических предпочтений.

Действительно, очень сложно найти в России тех, кто был бы против строительства в стране новых заводов и фабрик, подъема сельского хозяйства, развития науки и техники. Люди понимают, что только это может на деле обеспечить экономическую и продовольственную безопасность страны. По сути, сами не осознавая того, все они выступают за социализм, поскольку только в его условиях все это возможно и осуществимо. Остается только им это объяснить. Как это сделать — это уже другой вопрос, который будет рассмотрен в отдельном материале.

Получается, что все больше и больше российские трудящиеся осознают, что их желания и интересы полностью противоположны политике, проводимой российским правительством. А это значит, что до требования замены правительства (а далее и власти буржуазии!) остается только шаг. И шаг этот должен сделать рабочий класс как главная революционная сила современного общества.

Все это говорит о том, что трон под действующим российским правительством явно закачался. И если мы не можем пока говорить в полной мере о развитом политическом кризисе в России (как неотъемлемой части кризиса общенационального), то сказать, что Россия находится на грани такого кризиса, входит в него, можно вполне.

И скорее всего, остановить этот процесс нарастания кризисных явлений в политике действующей власти не удастся. Текущий год — год парламентских выборов, и этот факт явно станет определенным стимулом для попытки разрешения противоречий, накопившихся в российской политике, как внутри господствующего класса буржуазии, так и между «господами» и трудовым народом.

Причем «посыпаться» российская власть может очень быстро — она действительно напоминает колосса на глиняных ногах (помнится, так говорили о Российской империи, и сейчас положение РФ аналогичное). С виду кажется, что государство в России мощное, власть Путина крепка и сильна, но на деле внутри — одна гниль и прах.

Дело в том, что, как и прежде, у власти буржуазии в России нет социальной базы. (Как обстоят с этим дела на Украине, надо выяснять на основе анализа статистических данных.). Со времен Перестройки она так и не появилась!

А это значит, что горбачевские реформы потерпелиполное поражение. Объективные законы общественного развития, которые пыталась игнорировать мировая буржуазия, насильно втаскивая советский народ в капитализм, существуют и действуют, и процесс общественного развития идет по пути уничтожения классового общества, нисколько не считаясь с желаниями буржуазии, которая хотела бы увековечить капитализм. Маркс был прав — это сделать невозможно, как невозможно заставить жизнь идти вспять. И буржуазная контрреволюция в СССР это доказала.

Вот ее результаты по истечении 25 лет реставрированного капитализма. По данным за 2013 год работодателей в России (то есть собственно буржуазии, использующей наемный труд) было всего 916 тыс. человек[4]. От общей численности населения России это 1,3 % (с учетом членов их семей). Есть все основания предполагать, что сегодня эта цифра значительно меньше, учитывая процессы монополизации, передела рынка и разорения мелких и средних работодателей за два последующих года.

Примыкают к буржуазии руководители высшего звена, депутаты и т.п. — их в России в 2013 году насчитывалось 5,258 млн. чел. (3,7%). Всего же «радетели за капитализм», чьи материальные интересы прямо связаны с существованием в стране частной собственности на средства производства и эксплуатацией, составляют порядка 5 % от населения России.

Есть еще, правда, мелкая буржуазия, живущая собственным трудом (мелкий товаропроизводитель), но численность ее невелика — порядка 1,7 млн. человек (2,4%). Для сравнения — в 1913 году буржуазия всех видов (в том числе самый массовый класс — кулачество) составляла 15,9 % населения, мелкие производители, живущие собственным трудом (среднее крестьянство, ремесленники и пр.) — 65,1%[5].

Цифры, как видим, несопоставимы: 7,4% и 81%. Причем, двойственный характер мелких товаропроизводителей, живущих собственным трудом (так называемых «трудящихся»), известен: они, если изрядно запутаны и слишком доверяют крупной буржуазии, могут встать на ее сторону. Но при правильной политике пролетариата становятся его верными союзниками, ибо страдают от гнета капитала ничуть не меньше.

К тому же в сегодняшних условиях у мелких товаропроизводителей совершенно иные интересы, чем тогда, 100 лет назад. Нынешняя мелкая буржуазия стала таковой вовсе не по своей воле — ее представителей к этому вынудили обстоятельства, главное из которых — невозможность найти хорошую работу. За свою собственность они в массе своей не держатся, ибо понимают полнейшую бесперспективность своего существования. А значит их фактически можно вычеркнуть из числа сторонников капитализма.

То есть защищать действующую власть, выражающую интересы капиталистических монополий, сегодня в России некому — коренные материальные интересы подавляющего большинства населения страны совпадают с интересами рабочего класса, а не капиталистов! Это значит поддержка у пролетариата, поднимись он на революцию, будет колоссальная — вслед за ним встанет все российское общество (в самом прямом смысле слова!).



Мы убеждены, что корень сдерживания российских трудящихся — это буржуазная идеология, массированная и искусная буржуазная пропаганда. Пока буржуазная ложь и дурман еще сковывают активность рабочего класса, не дают ему разобраться в происходящем, посмотреть на себя со стороны, увидеть и понять свою силу. Но процесс выработки иммунитета к буржуазной пропаганде у пролетариата идет, и идет немалыми темпами. Последние цифры социологов об отношения россиян к Сталину показательны, особенно показательна их динамика.


Видно, что это не случайное значение, а вполне устойчивая тенденция, тренд, о чем говорят даже буржуазные аналитики. Под Сталиным, разумеется, не следует понимать только личность. Сталин — это прежде всего СССР его периода, то есть собственно социализм, диктатура пролетариата. (Поэтому вопросам, связанным со Сталиным и его эпохой, коммунистам стоит уделять особое внимание. Не случайно именно туда постоянно бьют буржуазные пропагандисты.)

Как итог: объективные условия для социалистической революции у нас имеются (Украина, ДНР) или скоро будут в наличии (Россия), причем самые что ни есть замечательные, учитывая дополнительные факторы, практически обеспечивающие рабочему классу победу.

Теперь можно точно сказать, что общество, жившее при социализме, переделать невозможно. Ниже государственно-монополистического капитализма Россия упасть не смогла, широкий класс мелкой буржуазии — социальная опора капитализма так и не образовался.

Возможности для этого были вроде бы все обеспечены и этот процесс частного обособления производства «перестроечники» усиленно стимулировали — сами люди не захотели! А не захотели они потому, что те производительные силы, которыми располагало советское общество, не позволяли хозяйствовать по-иному, как через крупное организованное производство, причем организованное в значительной степени в размерах всей страны.

Другие хозяйственные уклады, например, частнокапиталистический и мелкотоварный тоже, конечно, у нас существуют, но доля их в национальном продукте ничтожна.

Отсюда и сознание народа, которое наглядно отразили представленные выше цифры. Не захотел бывший советский трудовой народ, имевший опыт жизни при социализме, становиться частными собственниками средств производства. Единственная мечта сейчас у российских трудящихся, что в городе, что на селе — это хорошая работа, а вовсе не свечной заводик или торговая лавка.

И это принципиально отличает наших граждан от трудящихся капиталистических стран, не знавших реалий социализма. Сознание у нас уже совершенно другое, не капиталистическое, не частнособственническое.

И хотя оно не является еще коммунистическим — в нем еще немало мелкобуржуазных иллюзий, тем не менее, ближе нас к коммунизму в мире никто не стоит, и теперь при восстановлении социализма в стране многих прежних проблем у нас уже не будет (по крайней мере, не будет значительного их числа). А это тоже один из факторов будущей победы над капитализмом, причем победы окончательной и бесповоротной.

Но до этого нам еще идти и идти. Ибо у нас нет одного очень важного фактора — субъективного условия социалистической революции. Нет пока у нас сплоченного и сознательного рабочего класса, руководимого своей коммунистической партией — партией большевиков, настоящих марксистов-ленинцев. Рабочий класс у нас есть, и огромный по численности, учитывая еще и сельский пролетариат.

Но его сознательность не достигла пока такого уровня, чтобы он смог осознать себя единым целым — отдельным общественным классом, коренные материальные интересы которого полностью противоречат интересам буржуазии, а значит и создать свою собственную политическую партию, отражающую эти его интересы, которая бы руководила его борьбой с капиталом.

И именно в этом состоит самая большая проблема современного рабочего движения, откуда прямо вытекает наша главная задача — помочь рабочему классу достичь такой степени сознательности, чтобы он мог создать такую партию.

Л. Сокольский



[1] http://trudprava.ru/expert/analytics/protestanalyt/1588
[2] http://www.svoboda.org/content/article/27632925.html
[3] http://www.levada.ru/2016/03/25/figura-stalina-v-obshhestvennom-mnenii-rossii/
[4] «Экономическая активность населения России.2014 г.», табл.2.14
[5] Большая советская энциклопедия, 1 издание, т.33, с.42

Tags: Россия, Украина, большевик, власть, капитал, капитализм, кризис, народ, оружие, партия, прибыль, революция, рынок, социализм, статистика, фашизм, экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments