ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Об августе 1939 года

  78 лет назад, 23 августа 1939 года, заключён Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом (пакт Молотова-Риббентропа).

«Могут спросить: как могло случиться, что Советское Правительство пошло на заключение пакта о ненападении с такими вероломными людьми и извергами, как Гитлер и Риббентроп? Не была ли здесь допущена со стороны Советского Правительства ошибка?

Конечно, нет! Пакт о ненападении есть пакт о мире между двумя государствами. Именно такой пакт предложила нам Германия в 1939 году.

Могло ли Советское Правительство отказаться от такого предложения? Я думаю, что ни одно миролюбивое государство не может отказаться от мирного соглашения с соседней державой, если во главе этой державы стоят даже такие изверги и людоеды, как Гитлер и Риббентроп.

И это, конечно, при одном непременном условии — если мирное соглашение не задевает ни прямо, ни косвенно территориальной целостности, независимости и чести миролюбивого государства. Как известно, пакт о ненападении между Германией и СССР является именно таким пактом
» – И.В. Сталин.

«Позиция западных держав предопределила срыв московских переговоров и поставила Советский Союз перед альтернативой: оказаться в изоляции перед прямой угрозой нападения фашистской Германии или, исчерпав возможности заключения союза с Великобританией и Францией, подписать предложенный Германией договор о ненападении и тем самым отодвинуть угрозу войны. Обстановка сделала неизбежным второй выбор.

Заключённый 23 августа 1939 года советско-германский договор способствовал тому, что, вопреки расчётам западных политиков, мировая война началась со столкновения внутри капиталистического мира.
Большая Советская энциклопедия» – БСЭ.


«С момента прихода нацистов к власти в Германии Москва последовательно выступала против победившего в Берлине режима. Первое столкновение СССР с Германией произошло в Испании. Пакт „Молотова — Риббентропа“ — это было тяжелейшее, обусловленное Мюнхеном, позициями Франции и Великобритании временное отступление СССР от борьбы с нацистами.

Несмотря на пакт, СССР продолжал готовиться к неизбежной войне с нацизмом. В итоге именно наша страна ценой миллионов жизней, вместе с союзниками, США и Великобританией, сокрушила нацистскую Германию», — так охарактеризовал пакт «Молотова — Риббентропа» председатель правления Института современного развития Игорь Юргенс.

***

Гениальный ход Сталина

Немало спекуляций зарубежных и российских историков либерального направления связано с так называемым пактом Молотова — Риббентропа, то есть с советско-германским договором о ненападении, подписанным в Москве 23 августа 1939 года. Фальсификаторы пытаются представить дело так, будто этот договор «развязал руки» Гитлеру для вторжения в Польшу, сделав тем самым виновниками Второй мировой войны как фашистскую Германию, так и СССР.

Как же было на самом деле? В качестве ответа на этот вопрос приводим фрагмент из книги известного историка и публициста Ю.В. Емельянова «10 мифов о Сталине».

Захват Гитлером Чехии 15 марта 1939 года, а затем и аннексия Клайпеды (Мемеля) у Литвы 23 марта продемонстрировали всему миру, что Германия не ограничилась присоединением Австрии и Судет, населённых немцами, а готова расширять свои владения за счёт земель, где проживали другие народы. Эти события вызвали озабоченность в Варшаве, и 22 марта министр иностранных дел Польши Бек предложил Англии подписать секретное англо-польское соглашение о сотрудничестве. В ответ 31 марта премьер-министр Англии Н. Чемберлен заявил, что Англия и Франция «окажут польскому правительству любую поддержку, какая имеется в их распоряжении», если на Польшу будет совершено нападение.

В этой обстановке советское правительство 18 марта обратилось к правительству Великобритании с призывом созвать конференцию представителей шести стран (СССР, Франция, Англия, Польша, Румыния, Турция) для того, чтобы обсудить вопросы коллективной безопасности в Европе. Однако Запад не желал создания действенной системы коллективной безопасности с участием СССР. В своём личном письме Н. Чемберлен писал 26 марта: «Я должен признаться в своём глубоком недоверии по отношению к России. Я совершенно не верю в её способность обеспечить эффективное наступление, даже если бы она и хотела этого».

Давно стремясь развязать войну между Германией и СССР, Великобритания хотела воспользоваться международным кризисом вокруг Польши для того, чтобы втянуть СССР в неминуемый конфликт. В то же время она не желала такого участия СССР в будущей войне, которое бы привело нашу страну к победе. Английский историк А. Тейлор отмечал, что правители Великобритании «хотели, чтобы русскую помощь можно было включать и выключать поворотом крана, а они и, может быть, поляки имели бы возможность поворачивать его».

Обмен нотами со странами Запада, который происходил с весны 1939 года посредством дипломатических нот, затянулся не по вине СССР, не принеся никаких реальных результатов. Переговоры между военными делегациями СССР, Франции и Великобритании, которые начались в Москве лишь 12 августа 1939 года, также не подтверждали наличия у Запада желания достичь действенного соглашения.

Сами делегации долго добирались до Москвы медленно передвигавшимися пароходами. Полномочия делегациям для достижения соглашений прибыли в Москву лишь 21 августа. Инструкции же английской делегации гласили: «Британское правительство не желает принимать на себя какие-либо конкретные обязательства, которые могли бы связать нам руки при тех или иных обстоятельствах».

В Германии не было никаких иллюзий относительно позиции Запада. Характеризуя истинные цели Великобритании на московских переговорах, хорошо информированный посол Германии в Лондоне Дирксен писал в Берлин, что задача английской делегации сводится к тому, чтобы «установить боевую ценность советских сил, а не подписывать соглашение об операциях… Все атташе вермахта согласны, что в военных кругах Великобритании проявляют скептицизм по поводу предстоящих переговоров с Советскими Вооружёнными Силами».

Со своей стороны, правительство Польши отказалось от военной помощи СССР. 18 августа 1939 года послы Англии и Франции посетили министра иностранных дел Польши Юзефа Бека, призывая его согласиться на пропуск советских войск через польскую территорию. Ответом на это обращение было надменное заявление Ю. Бека 20 августа: «Я не допускаю, что может быть какое-либо использование нашей территории иностранными войсками. У нас нет военного соглашения с СССР. Мы не хотим его».

Поскольку в то время Германия и СССР не имели общей границы, такое заявление исключало реальную помощь Советского Союза Польше в случае нападения на неё Германии, и «третий рейх» мог беспрепятственно готовить нападение на эту страну, понимая, что вермахт не встретит на польской территории советских войск. Подготовка к нападению на Польшу началась в Германии 3 апреля 1939 года и активно велась всё лето. 7 августа советская разведка сообщала, что «развёртывание немецких войск против Польши и концентрация необходимых средств будут закончены между 15 и 20 августа. Начиная с 25 августа следует считаться с началом военной акции против Польши».

В то же время германская дипломатия стремилась избежать возможного вовлечения других стран в этот конфликт. Поэтому, с одной стороны, в течение лета Германия провела целую серию тайных переговоров с представителями Запада с целью добиться «нового Мюнхена».

С германской стороны в них участвовал Герман Вольтат, советник Германа Геринга, второго человека в рейхе. С 7 августа в переговорах принял участие сам Геринг. Составлялись планы прибытия в конце августа Геринга в Лондон и подписания там соглашения между Германией и Великобританией. Было очевидно, что Запад стремился «выйти из игры», направив германскую агрессию на восток против СССР. Эти переговоры убедили Берлин в том, что Запад не готов к войне против Германии.

Сведения об этих переговорах поступали и советскому руководству, лишь усиливая его недоверчивость к своим партнёрам по московским переговорам. 7 августа советская военная разведка доносила о том, что «после визита Вольтата в Лондон Гитлер убеждён в том, что в случае конфликта Англия останется нейтральной». В связи с этим переговоры с Западом представлялись советскому руководству ловушкой, в которую может попасть наша страна в случае, если она, связанная обязательствами о вооружённом отпоре германской армии, вторгнувшейся в Польшу, останется один на один с сильным агрессором.

С целью предотвратить советско-германский конфликт начиная с лета 1939 года активизировались переговоры по развитию экономических отношений между СССР и Германией. С конца июля эти переговоры переросли в обмен мнениями об улучшении внешнеполитических отношений. С начала августа уровень этих переговоров повышается, темп контактов ускоряется, а германская сторона вносит предложение о подписании договора о ненападении.

При этом Берлин внёс предложение о подписании одновременно с договором протокола о сферах государственных интересов двух стран. Переговорный процесс был активизирован непосредственным обращением Гитлера к Сталину, в котором он просил принять министра иностранных дел Германии Иоахима фон Риббентропа для подписания договора о ненападении «во вторник, 22 августа, самое позднее в среду, 23 августа». Это обращение было передано послом Германии в СССР Шуленбургом Молотову 21 августа в 3 часа дня.

Одновременно Гитлер не прекращал своих попыток договориться с Западом. 21 августа английский посол в Берлине сэр Невиль Гендерсон докладывал: «Приняты все приготовления для того, чтобы Геринг под покровом тайны прибыл 23-го. Замысел состоит в том, чтобы он совершил посадку на каком-либо пустынном аэродроме и на автомашине отправился в Чекерс». Перед СССР возникла реальная возможность «нового Мюнхена».

Если бы Сталин отказался принять Риббентропа 23 августа, в этот же день начались бы переговоры Геринга в Лондоне, которые могли увенчаться сделкой за спиной СССР. В этом случае Германия могла бы напасть на Польшу, в считанные дни оккупировать её, а затем страны Прибалтики и оказаться на западных рубежах СССР. Между тем СССР не был готов к войне, а расстояние от западных границ СССР до Москвы и особенно Ленинграда было относительно небольшим.

В то же время проекты договора с Германией и соглашения о разделе сфер влияния между СССР и Германией позволяли нашей стране получить известный выигрыш во времени и остановить немцев на достаточно большом расстоянии от Москвы, Ленинграда и Киева. Исходя из этого, Сталин 21 августа дал согласие Гитлеру на прибытие в Москву Риббентропа 23 августа.

В ночь с 23 на 24 августа 1939 года после переговоров, длившихся без перерыва несколько часов, советско-германский договор о ненападении был подписан.




Ю.В. Емельянов


***


Источник.

Tags: Великобритания Англия, Германия, Гитлер, Европа, Запад, Польша, СССР, Сталин, Франция, война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments