мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Гестапо. Террор без границ
мера1
ss69100

Рождение гестапо


СБУ превратилась в гестапо...Несмотря на то что основным создателем и руководителем гестапо считается Генрих Гиммлер, организация Тайной государственной полиции началась с другого нацистского вождя — Германа Геринга.

После того как на январских выборах 1933 года национал-социалисты набрали достаточно мест в парламенте и
Гитлер вошел в рейхстаг, возглавив коалиционное правительство, Геринг стал губернатором Пруссии, самой большой немецкой «земли».

Он очень быстро подчинил себе прусскую полицию, ряды которой были расширены за счет фанатичных сторонников Гитлера.

Вскоре Геринг уже смог развязать кампанию травли оппозиционных партий.

После вторых выборов в марте 1933 года полиция Геринга арестовала нескольких парламентариев, а остальных долгое время просто не выпускали из здания рейхстага. Под этим сильным давлением рейхстаг был вынужден расписаться в собственном бессилии.

Полный и окончательный переход власти к нацистам закончился крахом немецкой демократии. Теперь силу имели лишь указы Гитлера. Однако тогда еще Гитлеру требовалось согласие президента о принятии новых законов.


Но Гинденбург был уже стар, болен и практически недееспособен. В течение месяца все оппозиционные партии были признаны незаконными, введена строжайшая цензура и распущены профсоюзы. После установления нового порядка в Германии на свет появилось гестапо.

В старой прусской полиции был небольшой политический отдел, отвечавший за работу с агитаторами и террористами. Геринг расширил его и перебазировал в новую штаб-квартиру на Принц-Альберхтштрассе, 8, в здание бывшего художественного училища.

Там в апреле 1933 года Геринг организовал штаб нового полицейского спецподразделения. Одним из его рядовых сотрудников было предложено название «Тайная государственная полиция», или сокращенно «гестапо».

Несмотря на полученную сразу же недобрую славу, только что появившееся на свет гестапо уже потрясали кризисы. За власть сражались две противостоящие фракции из СС и СА, причем жестоко и беспринципно. Штурмовики, коричневорубашечники СА были неофициальной армией нацистской партии.

Руководил ими, как уже было выше сказано, Эрнст Рём, ближайший соратник Гитлера на протяжении многих лет. Бойцы штурмовых отрядов обеспечивали Гитлеру надежный оплот.

В составе СА было уже три миллиона человек, и, несмотря на их энергичную поддержку в прошлом, Гитлер начал смотреть на штурмовиков как на реальную силу, способную противостоять его неограниченной власти.

Напротив, немногочисленная организация СС (охранные отряды) были более дисциплинированны. Ими командовал Генрих Гиммлер, которого Гитлер ценил за его абсолютную преданность.

Гиммлер обладал невзрачной внешностью типичного чиновника-бюрократа, но амбиций ему было не занимать. Он строил грандиозные планы на будущее для своих отрядов СС, решив подчинить себе гестапо. Это не устраивало ни Рема, ни Геринга.

Однако Гиммлер, используя подкуп, шантаж и даже убийства, упорно добивался своих целей. Рудольф Гиль, типичный оппортунист, которого Геринг назначил шефом гестапо, узнав о притязаниях Гиммлера, сбежал за границу, опасаясь за свою жизнь.

Тем временем запуганные граждане Германии столкнулись с проявлением безграничного террора. В первую очередь его жертвами оказались евреи-интеллигенты. Легальные бандиты в лице штурмовиков выбирали жертвы без разбора, отправляли их в камеры, устроенные в старых подвалах, где подвергали изощренным пыткам.

Гитлер с гневом наблюдал за сложившейся ситуацией. Он так же, как и раньше, рассчитывал на поддержку масс, но она могла пойти на убыль. Поскольку Геринг оказался неспособен унять штурмовиков, Гитлер в апреле 1934 года назначил Гиммлера инспектором гестапо, хотя полнота власти по-прежнему принадлежала Герингу.

Генрих Гиммлер с 1929 года возглавлял нацистскую партию НСДАП, которая была формально подчинена сначала штурмовикам (СА) и их руководителю Эрнсту Рему.

По эмблеме с изображением черепа и, позднее, черной форменной одежде узнавали это подразделение, которое было основано в 1925 году прежде всего с целью обеспечения личной охраной Гитлера. Впоследствии оно стало чем-то вроде внутрипартийной полиции и сильно укрепилось под руководством Гиммлера.

Идея Гиммлера состояла в том, чтобы из двух ведомств образовать такой полицейский аппарат, который стал бы основным инструментом охранных отрядов (СС) и службы безопасности (СД) для распространения террора по всей стране.

Как рейхсфюрер СС, он стремился к тому, чтобы сделать СС национал-социалистской опорой руководства, элитным подразделением нацистского движения, к которому должны были принадлежать только «люди безупречной расы», имеющие чисто «арийское» происхождение. Таким образом, по представлению Гиммлера возникла бы «новая элита».

Из первоначально небольшой, подчиненной отраслевой организации СС стала с 1933 года важнейшей опорой национал-социалистского движения.

Сначала она делилась на общую СС, службу безопасности (СД) и «политические охранные отряды», но постепенно сфера ее деятельности стала расширяться. Наряду с личной охраной рейхсканцлера Гитлера «союзы черепа» взяли на себя руководство концентрационными лагерями.

Геринг передает контроль над прусской полицией Гиммлеру. Апрель 1934 г.

В дальнейшем это так называемое «подразделение непосредственной готовности», созданное в 1933 — 1934 годах, из политической организации стало превращаться в милитаристскую и во Второй мировой войне уже как элитная единица принимало участие в немецких походах, подчинивших Европу.

Общая политическая организация СС и «союзы черепа» стали резервным воинским потенциалом. В СС первоначально состояло всего лишь нескольких сотен членов, но уже к 1933 году эта организация расширилась до 200 000 человек[1].

В тесно переплетенный конгломерат СС и полиции, которая начинала пользоваться все более растущим влиянием, вошла и СД, что предоставляло рейхсфюреру СС все больше власти.

Основанная в 1931 году Генрихом Гиммлером и Рейхардом Гейдрихом СД исполняла роль информационной службы НСДАП, следившей за политической обстановкой в стране, в том числе и в самих национал-социалистских организациях.

Сначала она была аналогом военной организации «Служба I с», но вскоре масштабы ее разрослись, и она превратилась в разветвленную службу информации в национал-социалистском движении.

После, в 1933 году, часть ее обязанностей перешла к гестапо. СД позднее вместе с гестапо, уголовной полицией и СС образовало определенный конгломерат, и служащие, принадлежавшие преимущественно к СД, оказались, таким образом, подчинены Гиммлеру.

Заданием службы безопасности был анализ настроений среди немецкого населения, сведения о которых поступали из центра СД в Берлине на базе региональных сообщений.

Анализ предназначался ограниченному кругу руководства национал-социалистского государства. СД работало вместе с гестапо. Работа Гиммлера облегчалась наличием твердых, проверенных и опытных сотрудников, а также его собственной системой из нескольких десятков тысяч осведомителей.

Рейхсфюрер СС Гиммлер и его ближайший сотрудник Рейнхард Гейдрих, руководитель охранной службы, сначала не занимали особенно высокого положения в имперской элите.

Однако уже в начале марта 1933 года началась унификация «земель», которые ранее не управлялись национал-социалистами, и лишь имперский министр внутренних дел Фрик выступал там как инспектор.

Но уже 9 марта 1933 года в Баварию был назначен имперский комиссар. А исполнять обязанности начальника полиции Мюнхена стал Гейдрих. Рейнхарда постоянно преследовали слухи о его частично еврейском происхождении, о котором Гиммлер, очевидно, знал и использовал это как средство управления своим молодым и честолюбивым подчиненным.

К тому времени проблема СА становилась очевидной. Коричневорубашечники помогли Гитлеру прийти к власти и теперь с нетерпением ожидали награды. Они собирались участвовать в социальной революции, а Гитлер отдавал огромные концессии промышленникам.

Радикально настроенный Рём требовал объединения армии и СА, а себя предлагал в качестве министра вооруженных сил. Но Гитлер исходил из того, что его планы перевооружения и военных захватов в значительной степени зависели от промышленников и генералитета.

Теперь Рём и его соратники превращались в серьезных конкурентов. И Гитлер решил уничтожить руководство СА одним ударом. Его всячески поддерживали Гиммлер и Геринг. Они уже активно готовились к серьезной чистке. Гестапо и полиция составили списки своих конкурентов, подлежавших уничтожению.

В предыдущей главе уже говорилось о «ночи длинных ножей» (30 июня 1934 года), в результате которой сотни человек были арестованы, а руководители казнены. Масштабы и жестокость чистки потрясли общество, но принесли чувство облегчения фюреру. Непоколебимая верность, с которой эсэсовцы уничтожали своих соратников по СА, наполнила Гитлера величайшим чувством благодарности.

Явная неудача, которая постигла Геринга на Лейпцигском процессе, где он подвергся сокрушительному разоблачению Георгия Димитрова, связанного с так называемым поджогом рейхстага, и выступления мировой общественности, которые нанесли нацистам серьезный удар по их престижу, заставила Гитлера изменить свои намерения в отношении Геринга.

И хотя Гитлер в своем письме сердечно поблагодарил его «за выдающиеся услуги, которые он оказал национал-социалистской революции и германскому народу», фюрер в 1935 году назначил Геринга министром авиации (Министерство авиации было создано на базе бывшего комиссариата по аэронавтике).

Однако Геринг так гордился гестапо, считая его творчеством своих рук, что он не собирался отдавать его в чьи-то руки. Декрет от 30 ноября 1933 года вывел гестапо из подчинения прусского Министерства внутренних дел и передал его в ведение министра внутренних дел рейха Вильгельма Фрика.

Как министр Пруссии Фрик подчинялся министру-президенту Герингу, но как министр внутренних дел, в ведомстве которого находились «земельные» власти, мог давать Герингу свои указания. В такой неразберихе всякая ответственность и контроль теряли свою силу. Текущую работу по руководству гестапо при Геринге осуществлял Дильс, но в апреле 1934 года он подал в отставку.

Итак, Геринг утратил свое положение в руководстве гестапо, и оно полностью влилось в ряды гиммлеровского СС. В 1936 году мечта Гиммлера сбылась. Он стал во главе всех полицейских сил Германии как тайных, так и официальных.

Гестапо было защищено от любого противодействия. Недовольным некуда было обращаться.

Начальником оперативного отдела, который формально подчинялся Гейдриху, стал Генрих Мюллер. Его назначил сам Гитлер. Мюллер, который в конце Веймарской республики служил в политическом отделении полиции, был задействован прежде всего благодаря имевшемуся у него ценному архиву обо всех деятелях КПГ.

Баварский специалист по политической слежке оставался на своем посту до самого конца гестапо. Мюллер в свое время посетил Советский Союз и остался доволен Сталиным, прежде всего его сетью информаторов. При Мюллере набор в гестапо расширился. Список агентов насчитывал десятки тысяч.

Не осталось ни одной улицы, квартала и рабочего места, где бы ни присутствовали глаза и уши гестапо. Обычно агентам платили, но нельзя не принимать во внимание и такой фактор, как желание видеть свое превосходство над окружающими.

Появилось целая схема доносов гестапо: в основе ее стояли проблемы вечной вражды и карьерного роста. Даже подростки привлекались к «великому делу служения режиму». Молодежное нацистское движение быстро распространилось, получив огромную популярность. Оно воспитывало фанатическую преданность, выходящую за рамки семьи. Теперь родители не были уверенными в том, что их дети не шпионят за ними.

Непрерывное расширение аппарата поддерживало в активном состоянии разнузданный террор, связанный с крутым подъемом и расширением власти триумвирата: Гиммлера, Гейдриха и Мюллера.

Полиция и гестапо

Полиция в Веймарской Германии сильно влияла на жизнь страны. Дело в том, что согласно статьям Версальского договора Германии было фактически запрещено создавать свою армию, за исключением нескольких охранных соединений.

Однако к полиции это не имело никакого отношения. Поэтому не только в стране в целом, но и почти во всех немецких «землях» существовали свои полицейские соединения. Их основными задачами были охрана правительственных и государственных учреждений, соблюдение порядка в стране (в том числе разгон демонстраций и маршей как нацистов, так коммунистов и социал-демократов), борьба с уголовными преступлениями, обслуживание тюрем, препровождение заключенных в суды.

Таким образом, задачи полиции в основном совпадали с теми, которые были приняты во всех цивилизованных странах. Во всяком случае, официально полиция не занималась преследованиями оппозиционеров или каких-либо иных групп по политическим соображениям.

Однако с появлением штурмовых отрядов Рема, которые своими выступлениями и еврейскими погромами наводили страх на местное население, и ростом влияния коммунистических и социал-демократических организаций, вступавших зачастую в прямую конфронтацию со штурмовиками, полиция стала принимать жесткие меры против обеих группировок, применяя даже оружие. Достаточно вспомнить «пивной путч» Гитлера, который подавила полиция, отдав его участников под суд.

С тех пор роль полиции в Германии значительно усилилась. И это прекрасно понимали как Гитлер, так и его ближайшие сподвижники Геринг, Гиммлер и Гейдрих. По сути дела, как главная нацистская партия НСДАП, так и ее выкормыши СС, СА и гестапо создавались на основе полицейской сети Германии, широко раскинувшейся по всей стране.

Одним из первых, кто попытался придать полиции несвойственные ей ранее функции, был рейхсканцлер фон Папен, занявший пост имперского комиссара Пруссии. Он значительно снизил социал-демократическое влияние в управлении полиции.

Задним числом в январе 1933 года фон Папен ввел должность в правительстве имперского комиссара Пруссии. Это дало возможность Герингу стать исполняющим обязанности министра внутренних дел Пруссии и шефом всех полицейских сил этой «земли».

Чтобы удалить оставшихся приверженцев социал-демократов из прусского управления, особенно из полиции, Геринг назначил 7 февраля 1933 года командира отделения СС Курта Далюге, члена НСДАП с 1922 года, комиссаром по особо важным делам.

В национал-социалистском движении Далюге занимал уже многочисленные посты. Он был, например, руководителем СС Берлина. В 1930 году Далюге отвечал за так называемые полицейские наряды, разъезжавшие на грузовиках и организовывавшие внезапные нападения на коммунистов и других политических противников. Во внутрипартийных конфликтах он всегда оставался на стороне Гитлера.

Геринг использовал свое властное положение в Пруссии. 17 февраля 1933 года он направил полицию на борьбу против политических противников, бесцеремонно применив огнестрельное оружие. Несколькими днями позже, 22 февраля 1933 года, он привлек в качестве «вспомогательной полиции» части боевых соединений НСДАП (СА и СС), а также по-военному выстроенный «Стальной шлем».

Дозорная служба и караул могли проводиться только регулярными соединениями полиции, численность которых достигала 100 человек. Эти силы предполагалось легализовать и приступить к террору против КПГ и Социал-демократической партии Германии. Вскоре все государство было охвачено сетью преследований и пыток, которыми занимались главным образом региональные силы СА или СС.

Геринга всегда интересовала деятельность полиции. Однако ему приходилось терпеть в этом вопросе противодействие фон Папена, который, будучи рейхскомиссаром Пруссии, контролировал Геринга во всем, что касалось полиции. Поэтому первое, что сделал Геринг, когда стал председателем рейхстага и министром внутренних дел Пруссии, это вывел полицию из подчинения рейхскомиссара и поставил ее под свой контроль. И все же оставался еще министр внутренних дел рейха Фрик, перед которым Геринг как прусский министр вынужден был отчитываться.

Однако Геринг, одержимый идеей могущества, которую ему могла дать лишь хорошо организованная полиция, начал упорно заводить знакомства в берлинских полицейских кругах. Там он познакомился с Рудольфом Дильсом, который к тому времени возглавлял появившееся в Пруссии политическое подразделение I а. Дильс, будучи студентом Гамбургского университета, зарекомендовал себя как беспринципный молодой человек, завсегдатай кабаков и пивных, весельчак и любитель женщин.

Чтобы восстановить свою пошатнувшуюся репутацию, он поступил в полицию. А там раскрылись такие его качества, как наблюдательность и незаурядная проницательность, — именно то, что и нужно было для службы в полиции.

Он быстро продвинулся по служебной лестнице и хотя участвовал в подавлении «пивного путча», сразу же понял, что ситуация меняется, и перешел на сторону нацистов. Познакомившись с Герингом, Дильс внушил ему, каким мощным оружием может стать политическая полиция, обладавшая огромными источниками информации.

Геринг оценил Дильса. Ему особенно понравилась возможность получать компромат на своих ближайших соратников, особенно всего того, что касалось СД и лично Рема. К тому же Дильс, имевший тесные связи на бирже, дал возможность Герингу проводить там спекулятивные махинации.

Так Дильс стал ближайшим соратником Геринга, помогавшим ему активизировать деятельность полиции. Сомнительное прошлое Дильса не поколебало Геринга, и Дильс был поставлен во главе новой службы.

Геринг призывал своих подчиненных полицейских быть беспощадными и в случае необходимости без промедления применять оружие. «Каждая пуля, — писал он в своей инструкции, — вылетающая из пистолета полицейского, — моя пуля. Если вы называете это убийством — знайте, что это не вы, а я убийца, я приказал вам сделать это, я настаиваю на этом. И всю ответственность беру на себя».

Заключенные прогуливаются во внутреннем дворе тюрьмы

Неудивительно, что после такой инструкции префекты полиции городов и «земель» отдавали своим людям приказы стрелять без предупреждения по демонстрантам, распространителям листовок и другой коммунистической литературы.

Избавиться от Папена Герингу было необходимо. И он убедил Гитлера, чтобы тот назначил штатгальтером самого себя, а затем передал полномочия Герингу. Этот план осуществился, и Геринг сразу же опубликовал декрет, в котором говорилось о создании Тайной государственной полиции. Дильс был назначен заместителем руководителя полиции.

С 1 октября 1936 года все служебные инстанции политических полиций в «землях» вошли в гестапо и стали называться «стапо-отделы» и «стапо-учреждения». Шефы «стапо-отделов» выполняли функции посредничества между гестапо и местными служащими. Исходя из этого, они контролировали все командные посты и давали соответствующие рекомендации в Берлин. Кроме того, они отвечали за арестантов концлагерей и определяли время пребывания людей под стражей.

Следующим, кто заинтересовался полицией, был Гиммлер. После того как Геринг стал министром авиации, Гитлер указом от июня 1936 года назначил Гиммлера шефом немецкой полиции и поручил начать ее реорганизацию. Курт Далюге быстро перешел на его сторону и стал Гиммлеру верным и преданным подручным, как его характеризовали в 1933 году в полицейском управлении.

Теперь, будучи генералом полиции, ему подчинялись жандармерия и полиция «земель». Гейдриха назначили шефом охранной полиции, в которую входили так называемые «зипо-отделы» — политическая полиция, подчиненная гестапо, — и полиция уголовная. Таким образом, Тайная государственная полиция перешла к дальнейшему этапу своей полицейской деятельности в пределах национал-социалистского режима.

Реорганизация полиции, которой вплотную занялся Дильс, привела к тому, что большинство старых кадров были уволены и заменены нацистами и бывшими штурмовиками. Дело в том, что сотрудники, работавшие при Веймарской республике, достаточно опытные и образованные полицейские, закончившие юридические учебные заведения, далеко не все были членами национал-социалистской партии. В свое время им это было категорически запрещено.

Теперь принимали в созданное гестапо полицейское управление в качестве руководителей отделов и подразделений главным образом членов НСДАП. Те служащие, которые до 1933 года состояли в политических полициях «земель», получили свое образование преимущественно в пределах своих территорий. Однако у них преобладал националистический образ мышления, и многие из них были оставлены на своих должностях.

Специальная подготовка полицейских в имперском масштабе в 1933 году проходила в Институте полиции в Берлин-Шарлоттенбурге, который позже переименовали в Школу руководителей полиции безопасности. Там проводились учебные семинары для руководящих служащих гестапо и уголовной полиции.

С назначением Гиммлера шефом прусского гестапо в апреле 1934 года для руководителей его отделов стало обязательным получение специального образования. Кроме того, вспомогательный персонал также обязали повышать свою квалификацию. Старое поколение сменилось молодежью. «Новое поколение национал-социалистов, — утверждал Гиммлер, — стало более мыслящим; оно эффективно работало на собственную карьеру, превращаясь в академического подготовленного полицейского чиновника».

Напротив, простое чиновничество и служащие отодвигались на задний план. Правда, большинство из них из управления Веймарской республики перешло в 1933 году в новые подразделения.

Среди этих сотрудников было мало дипломированных полицейских, так как они набирались в свое время преимущественно из выпускников немецких народных школ. В основном они не принадлежали к НСДАП или подведомственным ей организациям и рассчитывали лишь на удавшуюся карьеру.

Поэтому простые служащие (они в большинстве своем были уже пожилыми людьми, в то время как в руководящий состав входили молодые люди) добровольно пришли в гестапо. Многие из них после прихода к власти национал-социалистов без всяких сожалений, не задумываясь о последствиях, участвовали в истязаниях, а также занимались так называемой «специальной лечебной профилактикой», пытая и убивая арестантов.

Пожалуй, в гестапо, так же как и в «стапо-отделах», было больше именно таких служащих. Только немногие его сотрудники имели ранее отношение к управлению полиции, так как они не принадлежали к партии национал-социалистов. Поэтому им приходилось подтверждать свою квалификацию.

Однако именно члены НСДАП далеко не всегда давали эффективные результаты в своей практической работе, что привело к политизации деятельности полиции. Число национал-социалистов в ней постоянно увеличивалось, но это никак не отражалось на повышении качества работы, а профессиональных криминалистов становилось все меньше и меньше.

Аппараты полиции, созданные ранее в отдельных «землях» Веймарской республики, были объединены в политическую полицию. В Пруссии ее координировало политическое подразделение I а берлинского полицай-президиума, руководимое Рудольфом Дильсом.

После пожара рейхстага в феврале 1933 года в нарушение всех конституционных прав начались массовые несанкционированные аресты. Пожар рейхстага открыл возможность арестов «политически неблагонадежных» граждан на длительный период. Детали не оговаривались, и все фактически сводилось к произволу.

Судебное право было исключено. Сначала продление сроков заключения было предусмотрено только судейским решением, однако с возникновением гестапо судебные органы стали лишаться своих прерогатив, а политическая полиция, попирая прусские законы, все больше и больше их ограничивала.

Принятие полицией самостоятельных решений стало очевидным, когда в борьбе с большевизмом в начале марта 1933 года политическая полиция по постановлению Прусского министерства, нарушив все законы, совершила вторжение 8 марта 1933 года в дом «Хорста Весселя», как был позже переименован Центр КПГ.

Гитлер принимает парад полицейских

Вне компетенции берлинского полицай-президиума был создан особый полицейский орган власти.

Согласно циркуляру в обязанность этому учреждению вменялся статус «Центрального государственного учреждения по сбору информации политической полицией во всех государственных сферах Пруссии» и исследование «всех государственно-опасных политических устремлений в государственной области». Одновременно гестапо отвечало и за полицейский порядок на территории города Берлина.

«Законом о Тайной государственной полиции» от 30 ноября 1933 года Геринг как премьер-министр Пруссии выделил гестапо из полицейского управления Министерства внутренних дел.

Отныне оно уже не подчинялось прежней полицейской структуре, а рассматривалось как самостоятельное учреждение. Вместе с тем гестапо могло контролировать политическую полицию в Пруссии, хотя Геринг, после внутренней борьбы за власть, передал прусское Министерство внутренних дел имперскому министру внутренних дел Фрику.

После 1933 года наряду с Пруссией также и в Баварии в течение нескольких лет занимались созданием имперской унифицированной политической полиции.

Она была тесно связана с именами Генриха Гиммлера и Рейнхарда Гейдриха.

Из двух ведомств они образовали такой полицейский аппарат, который стал основным инструментом охранных отрядов (СС) и службы безопасности (СД) для распространения террора по всей стране.



[1] См. Tuchel Jonannes/ Schattenfroh Reinold. Zentrale des Terrors: Prinz-Albrecht-Strasse 8. Das Hauptquartier der Gestapo. Berlin 1987.


***


Из книги Ю. Бема „Гестапо. Террор без границ”.


?

Log in

No account? Create an account