мера1

ss69100


К чему стадам дары свободы...

Восстановление смыслов


Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Капитан Рамзей о симулякре войны в Европе Запада против Гитлера
мера1
ss69100

МНИМАЯ ВОЙНА БЫЛА ЗАКОНЧЕНА БОМБАРДИРОВКАМИ ГРАЖДАНСКИХ ОБЪЕКТОВ



Хотя с сентября 1939 г. Англия и Германия находились в состоянии войны, очень скоро стало очевидным, что Германии не вела никаких военных действий против Англии.

Те, кто знали факты существующей тогда ситуации, вряд ли были удивлены таким развитием событий. Гитлер неоднократно заявлял, что он не собирается атаковать Британскую империю.

Эта «мнимая» война продолжалась несколько месяцев, во время которых немецкая армия не пересекла линию Зигфрида. Видя, что их планы срываются, проеврейские поджигатели войны начали оказывать давление, чтобы начать бомбардировки Германии.

14 января, больше четырех месяцев со дня начала войны, в газете «Sunday Times» было напечатано на видном месте письмо от анонимного корреспондента, который «требовал ответа» почему Англия не использует свои ВВС, чтобы «усилить эффект блокады».

Там же был помещен комментарий от редакции, в котором говорилось — «такое расширение военных действий неизбежно перерастет в обмен ответными ударами, и мы вполне можем быть поставлены в ситуацию, где мы будем вынуждены отплатить за вражеский налет.

Но бомбардировка промышленных центров, с неизбежными потерями среди гражданского населения будет противоречить духу и букве обещаний, данных еще до начала войны».

В 1944 г. в Англии была напечатана книга «Bombing Vindicated» (Бомбардировки оправданы), которую написал второй секретарь Министерства Авиации Спэйт (Spaight). Та книга является попыткой оправдать массовые бомбардировки мирного населения Германии. В ней г-н Спэйт утверждает, что эта форма войны «спасла цивилизацию». В той книге также отражен тот факт, что бомбардировки начались сразу после прихода Черчилля к власти. Как известно, он стал премьер министром 11 мая 1940 г.

Учитывая тот факт, что бомбардировкам подвергались жилые кварталы немецких городов, в результате которых погибло несколько сотен тысяч мирных жителей, весьма примечательны слова совместной декларации, сделанной правительствами Англии и Франции 2 сентября 1939 г. «Только строго военные цели в самом узком смысле этого определения будут подвергаться бомбардировкам.» Слова этой декларации, кстати, приведены на стр. 64 той книги.

Та декларация, конечно, была сделана еще когда премьером был Чемберлен, и она, пожалуй, сильнее, чем что-либо иное характеризует разницу между позициями его и Черчилля.

Бездействие на «фронтах» той мнимой войны создавало все условия для начала мирных переговоров, чего мировое еврейство старалось любой ценой не допустить. Борьба им предстояла непростая, что они прекрасно понимали, ведь английские люди ничего не выигрывали от войны, они хотели мира, так же как и немцы.

Но еврейство, конечно, не желало мириться с ситуацией, где Германия, с ее независимой финансовой системой, установленной правительством Гитлера и проводящей политику, независимую от интересов еврейства, была бы оставлена в покое.

Эта борьба в английских правительственных кругах по вопросу о том, какую политику преследовать в той ситуации, является центральной темой того периода. Начало бомбардировок городов было ключом к эскалации войны, задержка авианалетов была основой для мирных переговоров. Еврейство прекрасно понимало это и проводило соответствующую политику.

15 февраля 1940 г. я задал следующий вопрос господину Чемберлену в Парламенте. «Не мог бы премьер министр заверить Палату Общин, что правительство Величества не поддастся давлению, которое на него оказывается и не отойдет от принципов, которые они выразили после бомбардировки мирных жителей в Испании.»

Вот как ответил на этот вопрос премьер министр Чемберлен. «Мне не известно ни о каком давлении, которое упомянул мой уважаемый коллега. Политика правительства Его Величества по этому вопросу была полностью мной освещена в ответе на вопрос почтенного члена Палаты Общин г-на Далтона.

Тогда я ответил, что вне зависимости от политического курса, который могут предпринять другие стороны, наше правительство никогда не начнет преднамеренные атаки на женщин и детей и других мирных жителей ради простого терроризма. Мне нечего добавить к тому ответу.»

И вопрос, и ответ были, естественно, анафемой для поджигателей войны, поэтому я был намерен провести этот вопрос еще дальше. 21 февраля я спросил премьер-министра, известно ли ему, что советская авиация проводит бомбардировку гражданского населения [в Финляндии] и выразило ли правительство Его Величества протест, подобный протестам, которые оно выразило во время гражданской войны в Испании, когда там имели место подобные инциденты.»

Г-н Бутлер дал ответ вместо премьер министра, сказав — «Да, советские ВВС ведут бомбардировки городов, которые должны быть строго осуждены. Правительство Его Величества, однако, не выразило протестов по этому поводу, т.к., к сожалению, нет причин полагать, что такая акция достигла бы желаемого результата.

Не может быть сомнения, что такая позиция кабинета Чемберлена представляла из себя полную противоположность желаниям и планам поджигателей войны. Его приверженность принципам гуманной политики стояла им поперек горла, предотвращала развитие их планов и несла значительный риск, что простые люди разберутся в ситуации и поймут, что Гитлер не хочет войны.

Т.к. он все еще не начинал бомбардировок и его армии не предпринимали никаких действий против тех, кто объявил Германии войну, были пущены в действие механизмы интриг и саботажа, направленные на свержение правительства Чемберлена. В конечном итоге его обвинили в провале норвежской операции, где Гитлер сумел высадить свой экспедиционный корпус, опередив Англию буквально на несколько дней. Это и явилось предлогом, чтобы убрать правительство Чемберлена. К власти затем пришел Черчилль, ставленник еврейства. [8]

Не следует забывать в этой связи, что до и во время норвежской операции Черчилль был командующим всеми военно-морскими, воздушными и армейскими операциями, так что если уж на кого и следовало возлагать вину за это второе Галлиполи, так это на него, т.к. он начал операцию несмотря на предупреждение ВМФ, что без контроля над определенными стратегическими пунктами в том регионе операция обречена на провал.

Но тем не менее он не был смещен со своего поста, более того, он стал премьер министром! Это был он, кто нарушил английскую позицию относительно бомбардировок мирного населения. Он был избранником поджигателей войны.

Бомбардировки гражданского населения начались в тот же вечер, когда архитектор норвежского фиаско стал премьер министром — 11 мая 1940 г.

ДУНКИРК И ПОСЛЕ

Лиддел Харт, известный стратег и военный историк, написал книгу о войне «The Other Side of the Нill», (Другая сторона холма), которая была напечатана в 1948 г. Глава 10, в которой описывается вторжение во Францию и Дункирк озаглавлена «Как Гитлер разбил Францию и спас Англию».

Но содержание той главы поразит всех одурманенных пропагандой даже больше, чем ее название, т.к. автор в ней показывает, что Гитлер не только спас Англию, но также и то, что это не было случайностью или какой-либо комбинацией событий вне его контроля. Это не было и ошибкой немецкого командования, это было сделано специально в соответствии с принципами, которые Гитлер сформулировал и стал придерживаться еще задолго до этого.

Харт описывает ситуацию, создавшуюся в Дункирке, куда бежал английский экспедиционный корпус с остатками французских формирований. 22 мая Гитлер отдал приказ танковому корпусу остановиться и не преследовать врага, что дало англичанам возможность эвакуировать свои войска,

Лиддел Харт приводит текст приказа Гитлера Клейсту — «Танковым дивизиям не подходить к Дункирку ближе чем дальность действия средней артиллерии. Разрешается делать лишь разведывательные и защитные передвижения.»

Этот приказ казался настолько невероятным, что Клейст решил его проигнорировать. «Затем поступил более строгий приказ, предписывающий мне отойти за канал. Мои танки стояли там три дня.»

Харт описывает разговор, который имел место 24 мая между Гитлером и маршалом Рунштедтом и двумя офицерами его штаба. «Он затем удивил нас, начав говорить с восхищением о Британской империи, о необходимости для нее существования и о цивилизации, которую Англия принесла миру.

Он сравнил Британскую империю с католической церковью, говоря, что она необходима для стабильности в мире. Он сказал, что все, что он хочет Англии, это признать позицию Германии на континенте.

Возвращение немецких колоний в Африке, потерянных после войны, будет желательным, но не обязательным, и он даже готов был предложить свои войска для защиты Британской империи. Он закончил, сказав, что его целью является заключить мир с Англией на основе, которую она сочтет возможным принять.»

Вот что говорит Лиддел Харт об этом. «Если бы английская армия была разбита и пленена под Дункирком, англичане могли бы чувствовать, что их честь запятнана, и что то пятно надо смыть. Разрешив им отойти; Гитлер надеялся избежать эскалации конфликта и сохранить, таким образом, основу для продолжения мирных переговоров.»

Каждый, кто прочитал Майн Кампф поймет почему Гитлер преследовал такую политику. В той книге явно прослеживаются две темы — первая, это детальный анализ и осуждение еврейской капиталистическо-революционной машины, и вторая — восхищение и желание преследовать дружественные отношения с Англией.

Очень жаль, что так мало людей читали ту книгу, и это настоящая трагедия, что они заглотили бесстыдные искажения и оголтелую пропаганду о ней, которые были произведены органами массовой информации, находящимися под контролем евреев.

Пусть люди попытаются достать ту книгу, а если они не смогут, то им стоит задуматься над тем, что если бы идеи, выраженные в ней, совпадали с тем, что говорит о ней еврейская пропаганда, то неужели не ясно, что она была бы напечатана миллионными тиражами! Но даже тем, кто не планирует читать ту книгу, стоит задуматься над следующими фактами:

Еврей Карл Маркс заявил, что коммунизм не сможет победить, пока Британская империя не будет разрушена. Гитлер же сказал, что Британская империя является существенным элементом стабильности мира и даже был готов предоставить немецкие войска для ее защиты.

С помощью безудержной пропаганды Англия была вовлечена в войну, где она была вынуждена воевать со страной, которая выражала самые добрые к ней намерения и даже готова была ее защищать.

Более того, мы оказались втянуты в войну на стороне тех, которые не скрывали, что наша гибель была важным элементом их идеологии. В результате этой войны наша империя была разрушена и мы потеряли нашу экономическую независимость, так что уже вполне можно сказать, что мы на полпути к нашей гибели,

ЧТО БУДЕТ?

Если факты о реальном отношении Гитлера к Англии поразили некоторых читателей, то их, возможно, еще больше поразит то, что президент Рузвельт, который кстати был евреем и коммунистом, заклятым врагом Британской империи, неоднократно заявлял, что он желает разрушения Британской империи.

Его сын, полковник Эллиот Рузвельт, говорит об этом совершенно недвусмысленно в своей книге «As He Saw It» (Как он это видел), которая недавно вышла в США. На стр. 19-28 полковник Рузвельт говорит нам, что в августе 1941 г. его отец, сказав, что он едет на отдых с рыбной ловлей, на самом деле поехал на встречу с Черчиллем, которая состоялась на военном корабле у берегов Ньюфаундленда.

Там также присутствовали лорд Бивербрук, Едвард Кадоган, лорд Червел (наст. имя Линдеман) и Аверрел Харриман.

На стр. 35 он приводит слова своего отца, который сказал — «После войны ...должна быть установлена наиболее возможная свобода торговли, без искусственно созданных барьеров. Черчилль тогда упомянул торговые соглашения, существовавшие в Британской империи, на что Рузвельт ответил, что он их и имеет в виду.

«Это из-за них люди Индии, Африки и Ближнего Востока настолько отсталые. Я не верю, что мы можем вести войну против фашистского рабства и в то же время не прилагать усилий для освобождения людей мира от колониального владычества. Мир не может основываться на деспотизме.» [9]

Разговор на эту тему достиг такой точки, что Черчилль воскликнул — «Господин президент, я считаю, что Вы хотите покончить с английской империей!»

Вполне естественная реакция Черчилля, учитывая, что Рузвельт говорил об «освобождении» Индии, Бирмы, Египта, Палестины, Индокитая, Индонезии, Африки.

На стр. 115 полковник Рузвельт приводит слова своего отца, который говорил ему — «Американцам не пришлось бы умирать ни тихоокеанском театре если бы не близорукая жадность французов, англичан и датчан.»

Но совсем не эти причины давались официально американским людям как причина, почему США ввязались в войну. В Англии же линия правительства, оправдывающая их курс на войну была «защита империи от Гитлера», хотя их империю следовало бы защищать от Рузвельта, а не от Гитлера.

На стр. 116 сын Рузвельта приводит еще одну выдержку из сказанного его отцом на тему Британской империи. «Когда мы выиграем войну, я позабочусь, чтобы США не были втянуты ни в какие планы, которые будут способствовать Англии в ее имперских амбициях.»

А несколько страниц ниже — «Я пытался довести нашу позицию до Уинстона и других, что они не должны считать, что мы в этой войне для того, чтобы помочь им сохранить свою архаическую идею империи».

«Тому, кто ест с дьяволом из одного котла, нужна длинная ложка» — гласит пословица. Черчилль, этот исполнитель еврейских планов, вдруг обнаружил, что он играет вторую скрипку, а первая доверена их другому агенту, который, кстати даже и не пытается маскировать свои намерения в отношении Британской империи.

Карл Маркс, их ранний «Моисей», осудил империю еще тогда, а в 1941 г. лишь оппоненты иудаизма и марксизма, такие как Гитлер, были готовы защищать чужую империю, которую они считали основой христианской цивилизации.

Но несмотря на то, что Черчилль иногда вспыхивал после замечаний Рузвельта об империи, это, тем не менее, не помешало ему быть его «преданным адъютантом», как он выразился в Палате Общин.

Как это возможно, чтобы премьер министр независимого государства Великобритании мог быть «преданным адъютантом» президента чужой страны, который поставил себе цель разрушить Британскую империю, г-н Черчилль не объяснил.

В другом случае г-н Черчилль сделал туманное замечание — «Заправлять ликвидацией Британской империи не является частью моих обязанностей.»

Разумеется нет! В его обязанности также не входило объявлять себя «преданным адъютантом» того, кто в открытую объявлял, что и его планы входит уничтожение империи.

Но он, тем не менее, этим занимался весьма усердно, еще когда он был министром обороны, он вел секретный обмен информацией с Рузвельтом за спиной Чемберлена, используя для этого шифровальный отдел Адмиралтейства.

РОЛЬ ПРЕЗИДЕНТА РУЗВЕЛЬТА

В моем заявлении членам Палаты Общин относительно моего ареста (см. дополнение I) я выразил причины, которыми я руководствовался, когда я принял решение ознакомиться с секретными документами американского посольства на квартире Тайлера Кента в последние недели пребывания у власти Чемберлена. [10]

Первые из тех причин были следующими:

1.     Как и многие другие члены обеих палат Парламента, я хорошо знал, что среди организаций и групп, как в Англии так и за границей, занятых подрывом отношений между Англией и Германией, организованное еврейство играло ведущую роль.

2.     Я знал, что США превратились в мировой центр еврейства. Неопровержимые факты, проливающие свет на это, появились в книге профессора Чарльза Биэрда (Beard) «President Roosevelt and the Coming of the War» (Президент Рузвельт и приход войны), которая была напечатана в 1948 г. (Yale University Press). Эта книга, написанная профессором с мировым именем, является приговором Рузвельту по трем обвинениям.

Первое это то, «что Рузвельт был избран потому, что люди поверили его предвыборным обещаниям не втягивать США ни в какую европейскую войну». Второе это то, что он предательски отошел от своих обещаний, более того, он нарушил международные законы о нейтралитете, а третье это то, что он своими действиями совершил эскалацию войны, переведя ее из холодной в настоящую, когда он послал Японии ультиматум, результатом которого могла быть только война.

Из множества его обещаний не ввязываться в войну, мы процитируем лишь два — «Я это уже говорил, но я повторю эти слова опять, и опять, и опять — ваши сыновья не будут посланы ни на какую войну за рубежом!» Он это сказал в Бостоне 30 октября 1940 г. А 29 декабря он сказал — «Вы поэтому можете пригвоздить любые разговоры о посылке армий в Европу как ложь.»

Профессор Биэрд дальше показывает, что в то время как Рузвельт делал эти речи, он попирал международные законы о нейтралитете, в интересах тех, кто вел борьбу с позиции мирового еврейства. Двумя главными типами неактивного вмешательства были посылки морских конвоев с боеприпасами и другими военными грузами в Англию, а также Ленд-Лиз.

Оставив в стороне наши чувства как англичане, которые мы, естественно, испытывали, получая помощь из американских арсеналов, а также их перевозку флотом США, эти два решения, принятые Рузвельтом, противоречили обещаниям, которые он дал американским людям; они также нарушали международные законы о нейтралитете.

Некоторые представители в Конгрессе выразили свою озабоченность этими действиями президента. У. Бурдик (U. Burdick) из Северной Дакоты сказал — «Вся эта наша помощь Англии может кое-что означать... Продавать ей товары это одно дело, но если мы также их и переправляем на наших кораблях, то это совсем другое, из-за этого может произойти война!»

Представитель Хью Патерсон (Hugh Patterson) из Джорджии сказал «Это является частью агрессивной войны!»

Представитель Шорт (Dewey Short) из Миссури сказал «Невозможно быть наполовину в войне, а наполовину вне войны. Это можно приодеть, замаскировать (он имел в виду Ленд-Лиз), побрызгать духами, но вонь этой ситуации все равно не скрыть.»

Представитель Филип Беннетт от Миссури, заявил — «Из всего происходящего неизбежно только одно заключение, это то, что президент готовится к активному военному вмешательству, если такое вмешательство будет нужным для того, чтобы победить Германию и ее союзников.

Но президент говорит, что наши ребята не будут посланы за границу. Это ложь, господин председатель. В то время когда я произношу эти слова, наши корабли оборудуются для перевозки войск. Жетоны для опознавания убитых и раненых штампуются компанией Баллантайн (W.C.Ballantyne) из Вашингтона.»

Профессор Биэрд приводит доказательства по своему третьему обвинению, приводя массу материала, он показывает, что Рузвельт вынудил Японию начать войну, послав ультиматум, в котором он требовал немедленного выполнения условий, которые никогда не могли бы быть приняты никакой страной.

«Меморандум, который сенатор Холл (Hull), по указанию Рузвельта передал японскому правительству 26 ноября 1941 г., представлял из себя максимальные условия американской политики на Тихоокеанском театре.»

Профессор Биэрд продолжает — «Не требовалось глубокого знания японской истории, институтов, психологии, чтобы гарантировать, что никакой японский кабинет, ни «либеральный», ни «реакционный», ни за что не принял бы те условия.»

И далее — «Японцы считали, что тот меморандум равносилен ультиматуму.»

Таким образом была развязана война, причем ситуация, созданная тем ультиматумом и последующей атакой Японии на Пэрл Харбор, позволила Рузвельту послать войска за океан без явного нарушения духа его многочисленных обещаний на эту тему.

С эскалацией войны реальное лицо политики Рузвельта становилось все более и более очевидным — его обман Англии и ее союзников был таким же неприкрытым как его обман американского народа.

Профессор Биэрд указывает на стр. 576 — «Высокие принципы свободы и Атлантической Хартии были отброшены в договорах, которые заключались в ходе войны и по ее окончанию. Обращение с людьми Эстонии, Литвы, Польши, Румынии, Югославии, Китая, Индокитая, Индонезии, Италии, Германии и многих других является доказательством тому!»

Чье-то сильное влияние явно заставило американского президента преследовать такую политику. Мы уже имели возможность убедиться, что Рузвельтом повелевало не желание сохранить Британскую, Французскую или Датскую империи, мы уже видели, что он не скрывал даже от Черчилля свои планы относительно этого, еще до входа США в войну.

Судьба народов Европы его также не волновала. Это общеизвестный факт, что американские и английские армии были остановлены, чтобы позволить Сталину взять под свой контроль пол-Европы, включая Берлин.

Опять цитируя профессора Биэрда — «Как последствие войны, которая, как нам объявили, была нужна, чтобы свергнуть деспотизм Гитлера, была установлена другая форма деспотизма.»

В заключение профессор Биэрд суммирует обвинения против Рузвельта, которых он сформулировал двенадцать, и говорит — «Если мы не проведем импичмент против того, что творил Рузвельт и если мы не примем меры для того, чтобы предотвратить повторение подобного в будущем, то это будет равносильно отмене Конституции, т.к. при существующих законах президенту и его приближенным ничего не стоит обойти ее, несмотря на то, что они давали присягу служить народу в соответствии с Конституцией.»

Если мы сравним книгу профессора Биэрда и книгу сына Рузвельта, то возникает вопрос — кому и чьим интересам служил президент Рузвельт? На этот вопрос я вижу только один ответ — он служил тем силам, которые хотели использовать индустриальную и промышленную мощь США для ведения войны против стран в Европе, которые сумели освободиться от еврейского финансового контроля, которые хотели разрушить Британскую империю, втянуть страны в массивные долги, которые невозможно выплатить и разрешить Сталину оккупировать пол-Европы.

Т.е. Рузвельт был слугой мирового еврейства.

Капитан А. РАМЗЕЙ

***



Источник.


  • 1
(Анонимно)
Тупо УНИЧТОЖЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ.
А теперь сравните сколько погибло "евреев" и сколько "гоев".
600 тыс и 60 миллионов.

(Анонимно)
А ведь война начиналась из-за евреев, против евреев, и за счёт евреев.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account