ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Categories:

Осудить? А судьи кто?

30 октября в Кремле под председательством Владимира Путина состоялось заседание Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека.

Прямо из Александровского зала Большого Кремлёвского дворца участники Совета отправились на проспект Сахарова для участия в торжественной церемонии открытия мемориала памяти жертв политических репрессий "Стена скорби", которую злые языки уже прозвали московским филиалом Стены Плача в Иерусалиме.

Ради этого представители "правозащитного сообщества" пожертвовали самим заседанием, сократив его продолжительность до минимума. Может, оно и к лучшему, но "цвет сливок" отечественной либеральной оппозиции высказаться успел. Людмила Алексеева, Станислав Кучер, Николай Сванидзе, Михаил Федотов, Лилия Шибанова — все они, так или иначе, высказывали своё кредо, вполне логично полагая, что Путин в преддверии президентских выборов 2018 года просто обязан наладить с ними "конструктивный диалог", на формат которого можно повлиять "здесь и сейчас".

И они пытались, как могли. Никита Белых, Кирилл Серебренников, Юрий Пивоваров, нападение на замредактора "Эха Москвы" Татьяну Фельгенгауэр — оказывается, это честнейшие люди, жертвы политических репрессий, вызывающих разобщение между властью и обществом (видимо, рукопожатным), "нас нужно убеждать, а не запугивать", нужно "ликвидировать атмосферу ненависти в стране" и так далее, и тому подобное.

Конечно, были на Совете и вполне конструктивные выступления: не только Максима Шевченко и Игоря Борисова, но и — к удивлению — Михаила Федотова и Александра Брода. Последний, кстати, вообще затронул почти табуированную тему защиты прав российских граждан за рубежами нашей страны.

А сбор иностранными резидентами через интернет не только видеотрансляций с наших избирательных участков, но и биопроб наших сограждан через государственные и частные медицинские учреждения — причем и в первом, и во втором случае счёт идёт уже на миллионы — действительно вызывает серьёзные вопросы.

Возможно, этими каналами утечки информации надо будет заняться так же, как в своё время занялись каналами "усыновления" российских детей американскими гражданами… Возможно.

Президент, надо отдать ему должное, все эти либеральные "страшилки" воспринимал спокойно: мол, у нас закон превыше всего, в каждом случае будем разбираться по закону, совершенствовать работу следствия, судов и других институтов власти, подумаем над тем, как обеспечить всем гражданам страны свободу слова и свободу критики…

Тем более, что Путин буквально сразу же, на церемонии открытия "Стены скорби", где присутствовали и патриарх Кирилл, и мэр Москвы Сергей Собянин, и Наина Ельцина, полностью выполнил "заказ" либеральной оппозиции, сказав буквально следующее:

«Для всех нас, для будущих поколений… очень важно знать и помнить об этом трагическом периоде нашей истории, когда жестоким преследованиям подвергались целые сословия, целые народы: рабочие и крестьяне, инженеры и военачальники, священники и государственные служащие, учёные и деятели культуры.

[Путин отчего-то забыл добавить к списку следующие категории репрессированных, которые тем не менее войдут в число упомянутых ниже миллионов: полицаи при фашистах; предатели родины; изменники, воевавшие в гитлеровских частях; шпионы; вредители; саботажники; активные антигосударственники всех окрасов; насильники; воры; убийцы; члены ОПГ и т.п.

Тут что-нибудь одно: или называем всех репрессированных и говорим слово "миллионы", или речь идёт лишь о политических болтунах, без нанесения ущерба стране, тогда за 30 лет и сотни тысяч расстрелянных не наберётся.

Убивать за убеждения, безусловно, омерзительно, только от политических болтунов потом большие беды случаются. (см., напр., Перестройку) - Прим. ss69100.]


Репрессии не щадили ни талант, ни заслуги перед Родиной, ни искреннюю преданность ей, каждому могли быть предъявлены надуманные и абсолютно абсурдные обвинения.

Миллионы людей объявлялись "врагами народа", были расстреляны или покалечены, прошли через муки тюрем, лагерей и ссылок.
[Насчёт расстрелянных или покалеченных миллионов - безпардонная ложь. - Прим. ss69100.]

Это страшное прошлое нельзя вычеркнуть из национальной памяти и, тем более, невозможно ничем оправдать, никакими высшими так называемыми благами народа. Политические репрессии стали трагедией для всего нашего народа, для всего общества, жестоким ударом по нашему народу, его корням, культуре, самосознанию. Последствия мы ощущаем до сих пор…

Сегодня в центре столицы мы открываем "Стену скорби". Грандиозный, пронзительный монумент — и по смыслу, и по своему воплощению. Он взывает к нашей совести, нашим чувствам, к глубокому, честному осмыслению периода репрессий, состраданию их жертвам…

И в заключение хотел бы попросить разрешения у Наталии Дмитриевны Солженицыной, хотел бы процитировать её слова: "Знать, помнить, осудить. И только потом — простить».

Полностью присоединяюсь к этим словам. Да, нам и нашим потомкам надо помнить о трагедии репрессий, о тех причинах, которые их породили. Но это не значит — призывать к сведению счетов. Нельзя снова подталкивать общество к опасной черте противостояния".

Наверное, рядом скоро появятся мемориалы жертвам "красного террора", "голодомора Украины" и "освободителям" из Третьего рейха, павшим на территории России во имя её освобождения от советского рабства.

Зато жертвам горбачевской "перестройки" и ельцинских "рыночных реформ", число которых измеряется даже не миллионами, а десятками миллионов человек, мемориалов пока "не положено" — "рожей не вышли". Не говоря уже про всё остальное.

Речь не о том, что одни жертвы "равноценнее", чем другие. Речь о том, что президент накануне выборов демонстрирует свою поддержку той "матрицы" отечественной истории, которая отрицает и диффамирует достижения её советского периода. "Знать, помнить, осудить. И только потом — простить"?

Здесь ключевое слово — осудить. Вот — пик, апофеоз, после которого, так уж и быть, признанного преступника можно и простить.

А судьи-то, извините, кто?


Кто они, эта "совесть земли русской"? Вот эти, извините, "приватизаторы" 90-х и вся их "диссидентско-рукопожатная" обслуга, у которых руки реально по локоть в крови? Хочет ли Путин стать соучастником этого "суда неправедных"? Или мы вскоре услышим и увидим от него нечто совсем иное?

В любом случае, сидеть между двух или даже трех стульев чаще всего приходится на штыках, а это— далеко не самая устойчивая властная позиция.



Алексей Гордеев

***
Tags: Путин, Сванидзе, власть, история, ложь, правозащитники
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments