ss69100 (ss69100) wrote,
ss69100
ss69100

Category:

Тадеуш Костюшко и польская шляхта: невыученные уроки истории-2

СПАСТИ ГЕНЕРАЛА КОСТЮШКО ИЛИ РОЛЬ РУССКИХ В ЕГО ЖИЗНИ

Биография Тадеуша Костюшко достаточно изучена историками разных стран, но всё же в ней остаётся несколько недописанных и поучительных страниц, о которых предпочитают молчать и белорусские, и польские историки.

Одна из них о том, как командир донского казачьего полка, майор и будущий генерал-майор русской армии Василий Тимофеевич Денисов в боевой обстановке в 1794 году познакомился с командующим войсками противника, личным другом Томаса Джефферсона и боевым товарищем первого президента США генерала Джорджа Вашингтона и вынес его с поля боя.

image7

Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов. Художник С. Карделли

Пути генералов Тадеуша Костюшко и Василия Денисова снова пересеклись весной 1814 года под Парижем, когда он встречал под Парижем отряд Платова, в котором служил В.Денисов.

В 1815 году по военным тропам, проложенным казачьей разведкой, под чужим именем и с русским дипломатическим паспортом в кармане Тадеуш Костюшко покинул Францию, а далее через Браунау и Вену отбыл в швейцарский город Золотурн.

Сегодня Костюшко является национальным героем Беларуси, Литвы, Польши и США. В истории России у него также есть своё почётное место военного теоретика и практика, дипломатического и политического собеседника. За храбрость его уважали не только американские повстанцы и польские солдаты, но и русские казаки — начиная с того памятного дня, когда они ему спасли жизнь и дали генералу Костюшко второе рождение.

image4

Взятие в плен Т. Костюшко

Как это было? В сражении на берегу Вислы в 60 верстах южнее Варшавы при Мацеёвице (в старой транскрипции — Мациовице) 29 сентября (10 октября по новому стилю) 1794 года майор Василий Денисов со своими казаками вынес получившего ранения Тадеуша Костюшко с поля боя, соорудив носилки из казачьих плащей, закреплённых вместо ручек на боевых пиках.

Перед этим командовавший спецотрядом из пяти донских полков двоюродный брат Василия подполковник Андриан Денисов промыл и перевязал отважному пану Тадеушу его колотые раны и синяки.

Командир сводного армейского корпуса генерал-майор Фёдор Денисов, родной дядя Андриана и Василия, предоставил Костюшко лучших врачей, а позже отправил его в Петербург.

image12

Генерал-лейтенант казачьих войск Андриан Карпович Денисов. Неизвестный художник

В своих воспоминаниях Андриан Денисов так описал первые мгновения своего разговора с Костюшко:

«Я его спросил, не хочет ли он чего, на что он отвечал спокойно, что ничего. Тогда я ему сказал, что его знаю и что великому человеку готов сделать всякую помощь. Он отвечал, что он также меня знает, что я — полковник Денисов, и сказал ещё несколько слов… Вынутый из кармана у него пистолет и доныне у меня находится».

Как известно, войны начинают политики, а заканчивают военные: когда с победой, а когда — с поражением. Костюшко тогда проиграл, но его мечту (Польша в прежних границах) осуществили другие, но не поляки.

Весьма символично, что Польша спустя столетия вернулась к своим древним, исконным границам, в которых она и сегодня существует (благодаря Российской империи, СССР и позиции Сталина). И ровно через 150 лет после того последнего боя одинокого рыцаря Речи Посполитой 1-я ударная дивизия имени Тадеуша Костюшко 1-й армии Войска Польского вместе с Красной Армией освобождала Варшаву, после чего двинулась на Берлин. Уроки военной истории учат тех, кто хочет учиться.

Честь, ум и доблесть требуются не только на поле боя, но и в борьбе за мир и справедливость. «Истинным сыном Свободы» назвал своего товарища по оружию генерал Вашингтон. Вероятно, так же рассудил донской генерал Денисов, отдавая своим казакам короткий приказ:

«Спасти генерала Костюшко!»

Почему генерал А.Денисов назвал Костюшко «великим человеком»? Наверно потому, что русским всегда свойственно уважать и ценить воинов-героев, каким является Тадеуш Костюшко, за мужество, достоинство, самоотверженность и отстаивание своих идей и принципов.

Только помнит ли об этом (о той же роли русских в спасении Т.Костюшко) Польша? И помнит ли Беларусь, что Россия всегда защищала её земли и народ от польско-католического ига и иноземного гнёта?

А КАКОВА ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ? И КТО БОЛЕЕ МАТЕРИ ИСТОРИИ ЦЕНЕН?

Всего в истории Беларуси было три великих освободительных похода, которые несли Белой Руси (историческое название ряда регионов на территории современной Беларуси и России — https://ru.wikipedia.org/wiki/Белая_Русь) избавление от иноземного гнёта (польско-литовского и прусского).

Первый поход

В середине XVII века — это знаменитый Государев поход 1654 года. Тогда белорусские города с восторгом встречали царя Алексея Михайловича.

image3

Когда русская армия вошла в Полоцк, выдающийся западнорусский поэт и просветитель Симеон Полоцкий вместе со своими учениками торжественно встречал государевы полки и написал знаменитые «Метры на пришествие во град отчистый Полоцк пресветлого благочестивого и христолюбивого государя Царя и Великого князя Алексия Михайловича всея Великия и Малыя и Белыя России самодержцы»:

«А днесь послал нам царя, который выбавил з недоли народ руский, потвары избавил. Царствуй же многа лета, правоверный царю, личы часто трыумфы з божиего дарю».

Тогда почти все западнорусские (белорусские) земли и Литва перешли под руку русского царя. Но война была тяжёлой и изнуряющей. К тому же в войну вступила Швеция и шведский король обещал польской шляхте помощь «против Москвы и казаков».

Речь Посполитая находилась на грани краха, но война со Швецией вынудила царя Алексея Михайловича заключить с поляками Виленское перемирие и обратить силы на борьбу со Швецией. Тогда Речи Посполитой удалось избежать ухода в небытие, а тяжелая война растянулась на долгие годы. Только в 1667 году был заключён Андрусовский мир, по которому к Царству Русскому отходила левобережная Украина. Но правобережная Малая Русь и Белая Русь вновь оказались под властью Речи Посполитой.

Второй поход

Освобождение Белой Руси от польско-католического ига пришло в конце XVIII века, и принёс его великий Александр Суворов. В 1794 году в Речи Посполитой началось польско-шляхетское восстание генерала Тадеуша Костюшко, целью которого было превращение Речи Посполитой в польское унитарное государство с полной полонизацией белорусских земель.

Над западнорусским (белорусским) народом нависла прямая угроза исчезновения, если помнить о политике ополячивания, проводимую польской шляхтой. И только решение российской императрицы Екатерины Великой и стремительные действия русских войск под началом А.В. Суворова по разгрому польских мятежников защитили современные белорусские земли от рокового хода событий.

В отношении же поверженного неприятеля и мирных обывателей А.В. Суворов проявлял великодушие и заботу. Вот как звучал приказ по русским войскам, находившимся в Польше, от 22 августа 1794 года:

«Строжайше указывается всем господам полковым и батальонным начальникам внушить и толковать нижним чинам и рядовым, чтоб нигде при переходе местечек, деревень ни малейшего разорения не делать. К продовольствию войск съестное будет брато по учреждению.

И если военных поляков и вооруженных обывателей наказывать, то напротив того прибывающих спокойно щадить и нимало не обидеть. При вступлении в каждое местечко или селение впереди с казаками всегда ставить заслоны перед мельницами и хлебными хранилищами, чтобы нигде ничего не трогали и не разрушали».

И вспомним, как устроил резню в Варшаве Тадеуш Костюшко над русскими!

Третий поход

Сентябрь 1939 года, в результате которого произошло присоединение Западной Белоруссии к СССР.

Эти походы сыграли решающую роль в сохранении белорусским народом своей самобытности и общерусской сущности. Благодаря им Белая Русь/Беларусь вообще существует как таковая. Но вот официальная белорусская историография рассматривает эти события с польско-шляхетской точки зрения и, надо полагать, по этой причине они представляются в учебниках по истории в отрицательном свете, а подлинные причины и цели упомянутых военных кампаний искажаются.

Это в меньшей степени относится к освободительному походу Красной Армии в сентябре 1939 года, но и он едва ли не скрывается не только от учащихся, но и от широкой общественности. В результате большинство выпускников белорусских школ ничего не знает о событиях сентября 1939 года и их значении для судеб белорусского народа, не говоря о столь далёких временах, как восстание 1794 года.

БЕЛАРУСИ НАВЯЗЫВАЮТ ФАЛЬШИВЫХ ГЕРОЕВ

image5

Подведём некоторые итоги и сделаем выводы, исходя из вышеизложенного.

Начнём с того, что сам предводитель — Анджей Тадеуш Бонавентура Костюшко, потомственный польский шляхтич, родился на территории нынешней Брестской области Беларуси. Номинально это была территория Великого княжества Литовского (ВКЛ), на основании Люблинской унии 1569 года вместе с Польшей сформировавшего Речь Посполитую.

На деле же РП была польским государством, ВКЛ никакой самостоятельной роли не играло (об этом читайте нашу статью «Могилёвское восстание 1618 года — протест против религиозной экспансии» http://inance.ru/2016/10/mogilevskoe-vosstanie/).

Это не мешает современным фанатам Костюшко измышлять пропагандистские мифы, один замысловатее другого. Самый распространённый — миф о белорусском происхождении Костюшко. Раз родился на территории Беларуси, значит — белорус.

Шаткость такого довода более чем очевидна.

Второй миф — о литвинском происхождении Костюшко и, следовательно, литвинском характере самого восстания. Утверждается, будто он отождествлял себя с литвином, уроженцем ВКЛ, и поднял восстание, дабы возродить былую славу княжества, сбросив иго российского царя. Такой вывод делается на основании обращения Костюшко к местным жителям:

«Литва! Земляки и соотечественники мои… кто же я есть, как не литвин, земляк ваш, вами избранный?» (1. Емельянчык, У. Паланез для касінераў: (З падзей паўстання 1794 г. пад кiраўнiцтвам Т. Касцюшкi на Беларусi) / У. Емельянчык. – Мн., 1994.)

Заметки на полях

Кстати, с подобным обращением «К гражданам бывшего Великого княжества Литовского» в апреле 1919 года выступил другой польский «начальник» — Ю. Пилсудский. Этот господин также, бывало, называл себя литвином, поскольку родился на Виленщине.

Для белорусов эта «литвинская ностальгия» очередного польского «начальника» окончилась закрытием национальных школ и газет, арестами лидеров освободительного движения и массированной полонизацией (http://beldumka.belta.by/isfiles/000167_570557.pdf).

Необоснованность утверждений о литвинском самосознании Костюшко бросается в глаза. Никогда польские мятежники о восстановлении ВКЛ в прежних границах не помышляли. Для них ВКЛ было неотъемлемой частью Польши, и предоставлять ему какие-то субъектные права никто не собирался. Слова Костюшко о его литвинском происхождении были всего лишь пропагандистской уловкой.

Часть белорусской националистической публики популяризирует идею преемственности постсоветской Беларуси от ВКЛ, считая белорусов русифицированными литвинами, а Костюшко — борцом за восстановление литвинской государственности.

Литвинизм пока уступает по численности и раскрученности стандартному белорусскому национализму, но у него есть то, чего нет у белорусского национализма — идеологический потенциал в попытках полностью оторвать историю Беларуси от истории остальной Руси.

Корень «рус» есть в словах «Белоруссия», «белорусы», и отсутствует в словах «Литва», «литвины». Сторонники литвинизма силятся обосновать принадлежность белорусов/литвинов к балтийским народам, «привязать» их этническую историю к истории прибалтов, особенно литовцев, опровергая принадлежность белорусов/литвинов к славянскому племени. Кратко тезис литвинизма звучит так: белорусы — не русские и даже не славяне, белорусы — это балты-литвины.

Фигура Костюшко — удобный идеологический инструментарий как для белорусских националистов, так и для фантазёров-литвинистов. Каждый из них находит в польском повстанце то, что хочет найти.

Но есть ещё третья, и главная, сторона — Польша. Для поляков Костюшко — национальный герой универсального характера. Варшава проталкивает в массы легенду о том, будто мятеж 1794 года был братским союзом поляков, белорусов и литовцев против царской тирании. И при этом Варшава — одновременно — против присвоения Костюшко белорусскими националистами.

21 октября в Швейцарии чуть не дошло до дипломатического конфликта.

Действия польского посла Я. Кумаха вызваны тем, что Варшаве важно придать антироссийским выступлениям Костюшко универсальный и всечеловеческий характер, не позволить сузиться его фигуре до национал-местечкового размера. Иначе антироссийский идеологический заряд, содержащийся в биографии Костюшко, не будет использован полностью.

Варшава настаивает: он — национальный герой сразу и поляков, и белорусов, и литовцев, ибо сама историческая миссия польского народа — быть светочем для соседних народов, вести их навстречу европейской цивилизации. Из этого персонажа истории пытаются сегодня слепить символ борьбы с Русским миром. Не зря же одно из белорусских националистических изданий, возмущаясь действиями посла Я. Кумаха в Швейцарии, написало:

«Польский мир» не лучше русского».

Костюшко для них — воплощение устремлений западных евразийских окраин навстречу Европе.

Культ Костюшко неизбежно сопровождается истеричными нападками на его победителя – гениального русского полководца Александра Васильевича Суворова. Это он разнёс отряды Костюшко в пух и прах.

Сам мятежник был ранен, взят в плен, но затем помилован. Финансируемые Польшей националистические СМИ в Белоруссии, возвеличивая Костюшко, распространяют небылицы о том, будто суворовская армия утопила Белоруссию в крови, деревни сжигала, расправлялась с женщинами и детьми (http://beldumka.belta.by/isfiles/000167_570557.pdf , газета «Труд 7» 1.03.2007 г. «Тёмная история», статья «Храм-памятник вешателю Суворову» газета «Секретные исследования» №3 2007 г. — http://george-rooke.livejournal.com/90310.html, «Храм на крывi» Е.Онищенко (газета «Народная воля» 18.01.2007 г., а также:https://news.tut.by/society/385256.html, http://www.liveinternet.ru/users/batik_los/post293562953).

Но есть и противоположные мнения (http://ipolk.ru/blog/ratnoedelo/23658.html, http://beldumka.belta.by/isfiles/000167_570557.pdf, http://www.belvpo.com/ru/6871.html).

В учебнике по истории Суворов не выступает в качестве «палача белорусского народа». То есть учебник не формирует из генералиссимуса образ врага белорусов. Но, если Речь Посполитая представляется в учебнике как «своё» государство, учебник всё равно намекает на то, как нужно относиться к Суворову (http://museum.mykobrin.by/articles/115-formirovanie-obraza-vraga-iz-istoricheskih-personazhey-na-primere-lichnosti-avsuvorova.html).

Отсюда следующий посыл: суворовские училища надо переименовать, негоже носить белорусским военным учебным заведениям имена палачей белорусского народа.

В 2007 году суворовские училища удалось отстоять, но нападки не прекращаются и сегодня. Не произойдёт ли в Беларуси так, как на Украине, где Киевское военное суворовское училище в 1998 году переименовали в лицей имени гетмана-русофоба Ивана Богуна?

К сожалению, предпосылки к этому есть. С 2015 года на официальной странице Министерства обороны РБ Тадеуш Костюшко значится в рубрике «Наши герои». Вместе с ним там можно увидеть Януша Радзивилла, Яна Сапегу и прочих польских магнатов. Характерно, что генералиссимуса Суворова там нет, хотя именно его полководческий талант спас белорусов от тотальной полонизации. Ведь не секрет, что польские мятежники о процветании белорусской культуры заботиться и не думали.

Мятеж 1794 года был попыткой восстановить Речь Посполитую в границах «от моря до моря». Это был экспансионистский порыв, а не борьба за свободу Беларуси. Костюшко был искренним патриотом, но вовсе не Беларуси, а Речи Посполитой и, по мнению небольшой группы — литвы.

Преследованию подвергалось православное духовенство за отказ поддержать Костюшко. Учреждённый карательный орган (Депутация общественной безопасности) безжалостно карал инакомыслящих. Мятеж Костюшко был кровавой акцией, где полякам и не польскому населению была уготована разная судьба.

Костюшко — фигура символичная и знаковая для белорусской истории. Даже само его рождение и становление как личности символизирует трагедию белорусской шляхты, ополяченной, утратившей связь со своими народными корнями, забывшей обычаи, язык и веру своих предков.

Т. Костюшко умер в Швейцарии, той самой стране, где в 2010 году отмечали юбилей Альпийского похода А.В. Суворова. В маленьком европейском государстве уважительно относятся к двум выдающимся историческим персонажам: и русскому, и поляку.

Их память одинаково почитается и должным образом увековечена. Так не пора ли и белорусам перестать сталкивать этих двух великих людей (противопоставляя их между собой: Костюшко — герой, а Суворов — палач), тревожа их вечный покой, а начать относиться к ним как к символам нашей непростой и противоречивой истории. Тем более что на поле сражения два военачальника никогда не встречались, а вот места в Беларуси, связанные с их именами (Кобрин и Меречевщина), находятся так близко…

И очень важно, чтобы современные белорусы это понимали.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

image19

Почему и зачем возникла такая шумиха вокруг имени Тадеуша Костюшко?

До сих пор в войны за наследие Великого Княжества Литовского и Речи Посполитой играли — с разной степенью интенсивности — соседи Беларуси: Польша, Литва, местами Украина. Теперь на этот путь вступает и Беларусь: в поисках своего исторического прошлого, поскольку все государства — молодые.

Романтический национализм — естественный этап в европейской истории. В XIX и начале XX века многие государства — от Великобритании до России — переживали подъём национальных чувств, увлечение историей и собственной культурой.

Поскольку мы имеем дело с романтизмом, то речь шла не столько о вкрадчивом научном поиске, призванном разглядеть многогранные и противоречивые тени прошлого, сколько об идеализированном восхищении «славной стариной» — будь то викинги, «Песнь о Нибелунгах» или Куликовская битва.

Что Беларусь, что Польша этот этап в свое время полноценно не застали — после разделов Речи Посполитой такого государства вовсе не было. Так что теперь они догоняют историю, местами невольно возвращаясь к практикам позапрошлого века.

Беларусь на официальном уровне также стремится по-новому осмыслить свою историю и нащупать свои корни значительно глубже 1917 года.

Пример тому — героизация Тадеуша Костюшко и страсти по нему.

Конфликт с установкой памятника Костюшко показал, что Польша вовсе не собирается делиться с белорусами своей историей, а, значит, по мере «национализации» белорусского исторического мифа (Костюшко — национальный герой Беларуси) отношения между Варшавой и Минском всё чаще будут обостряться из-за разного видения прошлого.

Нечто подобное происходит сегодня в польско-украинских отношениях: принципиально разная оценка поляками и украинцами действий Украинской повстанческой армии (УПА) серьёзно омрачила отношения между некогда ближайшими союзниками.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Уважаемые читатели! Мнение автора может не совпадать с вашим.


ИАЦ

***



Источник.

Tags: Белоруссия, ИАЦ, Польша, Россия, Чехия, войска, империя, история, ложь, миф, нация, русский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments